333 гк рф пленум верховного суда

Пять дел, в которых применили постановление Пленума ВС № 7 о гражданской ответственности

24 марта 2016 года Пленум Верховного суда принял постановление, в котором разъяснил, как применяются меры гражданско-правовой ответственности, как привычные юристам, так и те, которое появились в Гражданском кодексе чуть меньше года назад (см. «Пленум ВС обсудил разъяснения по новым мерам гражданской ответственности«). По данным Caselook, чаще всего применяются те позиции постановления, которые посвящены наиболее распространенным санкциям. Но некоторые кредиторы используют и новые возможности, например, введенную Пленумом судебную неустойку за неисполнение обязательства в натуре. Как применяется постановление на практике, можно узнать из подборки пяти интересных дел окружных арбитражных судов.

«Вечный» вопрос чрезмерности неустойки по ст. 333 ГК

Постановление Пленума ВС № 7 нацеливает суды разумно подходить к вопросу снижения неустойки по правилам ст. 333 ГК, которая в случае явной несоразмерности может быть уменьшена, но только по заявлению стороны предпринимательского спора. Тем не менее часто суды делают это по своей инициативе. А сумму компенсации они могут снизить даже ниже законной неустойки, установленной п. 1 ст. 395 ГК (сейчас это ключевая ставка ЦБ, которая равна 10%). В этих и других случаях, когда нарушается закон, кассация может исправить первую или вторую инстанцию, гласит абз. 3 п. 72 постановления Пленума. Судя по данным Caselook, многие суды взяли это правило на вооружение.

Например, в деле № А75-1468/2015 Арбитражный суд Западно-Сибирского округа отменил решение, по которому общество «НГСК» получило всего 5 млн руб. неустойки от 437,1 запрошенных. Эту компенсацию генподрядчик хотел получить за задержки в строительстве трубопровода от субподрядчика «Югра Транс Строй Лес» («ЮТСЛ»). За срыв и начального, и конечного сроков выполнения работ договор предусматривал санкцию в размере 1% от общей цены работ в день – 263,3 млн руб. Поэтому неустойка, которую рассчитал «НГСК» за пять с лишним месяцев, более чем в 1,5 раза превысила цену договора. «ЮТСЛ» отрицал свою вину. Он, в частности, ссылался на испытание трубопроводов, которое проводил сам генподрядчик, и сильные паводки, длившиеся два с половиной месяца.

Суды по-разному ответили на вопрос, сколько на самом деле должен получить «НГСК». Арбитражный суд ХМАО-Югры остановился на сумме 21,8 млн, поскольку увидел обоюдную вину в просрочке: генподрядчик проводил испытания и сам предупредил, что нахождение людей на объекте в их период опасно. Кроме того, он не помог субподрядчику, когда тот просил убрать технику с подъездной дороги и т. п., отметила судья Евгения Инкина. 8-й арбитражный апелляционный суд решил еще урезать неустойку. Он счел, что ответственность сторон в договоре не сбалансирована, и применил другой пункт соглашения, который предусматривал штраф в 0,1% в день от стоимости невыполненных работ (а не общей цены договора), если они вовремя не закончены. Нельзя считать штраф от цены всех работ, ведь они в итоге были сданы непосредственному заказчику, а никакого ущерба генподрядчик не получил, решила апелляция. Она присудила генподрядчику 5 млн руб., учтя при этом и сильные паводки.

Но сам по себе факт установления очень большой неустойки в соглашении (1% от общей цены работ в день) еще не говорит о том, что она чрезмерна, указал АС Западно-Сибирского округа. Субподрядчик в свое время согласился с этим условием, изменить его не предлагал. О несоразмерности неустойки не говорит и то, что работы были сданы непосредственному заказчику, отметила коллегия под председательством Марины Лукьяненко. Участник спора, который просит снизить штраф, должен обосновать его чрезмерность, иначе суд взанимает его сторону, когда бездоказательно уменьшает неустойку, объяснила западносибирская кассация. Кроме того, отметила она, половодье не извиняет субподрядчика – это обычное ежегодное явление, о котором он не мог не знать. Поскольку неустойка оказалась ниже законной по п. 1 ст. 395 ГК, АС ЗСО отменил оба акта и отправил дело на новое рассмотрение.

Но 21 декабря 2016 года АС ХМАО-Югры присудил «НГСК» даже меньшую сумму, чем в первый раз, хоть и больше, чем апелляция – 19,7 млн руб. «Неустойка имеет компенсационную функцию, недопустимо превращать ее в способ обогащения кредитора», – изложила в своем решении судья Инкина. Она настояла, что все-таки должна соблюсти баланс интересов сторон, а договорная санкция очевидно несоразмерна – 1% в день, или 365% в год, что в 40 раз превышает ставку рефинансирования ЦБ. А между тем п. 2 постановления Пленума ВАС № 81 от 22 декабря 2011 г. позволяет судам сопоставлять штраф с двукратной ставкой Центробанка. Ее Инкина и взяла за основу расчета – получилось 16,5% годовых.

План «Б» и кто за него заплатит

П. 12 постановления Пленума ВС посвящен п. 1 ст. 393.1 Гражданского кодекса, согласно которому кредитор может требовать возмещения убытков, если вынужден заключить замещающую сделку взамен прекращенной. Его добросовестность презюмируется, уточняет Пленум ВС в своем постановлении.

Его использовал АС Северо-Западного округа, когда отменил постановление 13-го Арбитражного апелляционного суда, отказавшего «Инжиниринговой компании «АЭМ-Технологии» во взыскании 6,5 млн руб. убытка. Эту сумму истец хотел получить от компании «Мортранс» за срыв доставки парогенераторов для Белорусской АЭС. Их перевозчик должен был принять 28–30 октября 2014 года, но сообщил о сложной ледовой обстановке на речном маршруте и попросил перенести сроки на начало ноября. Отправитель ответил, что это вовсе не форс-мажор, а парогенераторы нужны к определенному сроку для запуска электростанции. Но «Мортранс» все не приступал к работе. Срочность вопроса не позволяла заказчику проводить новый конкурс. Он обратился ко второму после победителя участнику прежнего конкурса – «АЕТ Транс» – и заключил с ним договор на перевозку. Правда, пришлось потратиться – услуги новой компании стоили 13,4 млн руб. против 9,8 млн «АЭМ-Технологий». Когда проблему решили, заказчик решил через суд взыскать с проштрафившегося перевозчика разницу между этими ценами, а также издержки по перегрузке генераторов с водного на автомобильный транспорт (3 млн руб.).

Арбитражный суд республики Карелия удовлетворил иск, а вот 13-й Арбитражный апелляционный суд его отклонил. Вторая инстанция обратила внимание на экспертное заключение, принесенное ответчиком, которое оценило рыночную стоимость перевозки в 8,5 млн руб. Поскольку цена договора между истцом и ответчиком (9,8 млн) сопоставима с рыночной, то перевозчика нельзя заставить оплачивать разницу между этой и заметно более высокой ценой. «Это предпринимательский риск истца, который нельзя связать с действиями ответчика», – рассудила коллегия под председательством Яны Смирновой. Она не увидела причинно-следственной связи и с расходами по перегрузке генераторов.

С этим не согласился АС СЗО. Он учел объяснения истца, что необходимость запустить электростанцию в срок не позволила провести новый конкурс [чтобы выбрать перевозчика на более выгодных условиях]. Добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются, процитировала кассация постановление Пленума № 7. И поскольку расходы были подтверждены, АС СЗО отменил апелляционный акт и принял решение в пользу отправителя.

Неравное уравнение

В случае двусторонней реституции (когда стороны передают друг другу все полученное по недействительной сделке) возврат предполагается равноценным. И если не доказано иное, проценты за пользование денежными средствами не начисляются, гласит п. 55 постановления Пленума № 7. Это разъяснение арбитражные суды по-разному применили в деле конкурсного управляющего МУП «Уярский мясокомбинат» Леонида Букалова, который хотел взыскать чуть менее 1 млн руб. платы за пользование деньгами по ст. 395 ГК с администрации Уярского района (А33-10039/2016).

А началась история осенью 2012 года, когда глава мясокомбината решил вернуть району производственный комплекс. Предприятие, владевшее им на праве хозяйственного ведения, было уже не в состоянии его содержать. Администрация района приняла активы, а потом внесла их в уставной капитал нового ОАО «АПК «Уярский». А прежнее МУП «Уярский мясокомбинат» стали банкротить (А33-20451/2012).

В рамках дела о несостоятельности конкурсный управляющий Букалов успешно признал недействительной сделку по возврату производственного комплекса району, и муниципалов обязали заплатить его цену – 35 млн руб. Что же касается самих активов, то здесь суд пришел к выводу, что возвратить их невозможно, потому что они переданы в уставной капитал другой компании. Деньги администрация перечислила. Но управляющий посчитал, что она сделала это с четырехмесячной задержкой, за что и решил взыскать проценты – отдельным иском.

Арбитражный суд Красноярского края отклонил это требование «Уярского мясокомбината», ведь суд, признавший сделку недействительной, решил, что реституция равноценна. К тому же это само собой предполагается согласно п. 55 постановления Пленума № 7. Такой вывод поддержала апелляция. Но истец пожаловался в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа и указал, что исполнение судебного акта [по перечислению денег] нельзя приравнивать к двусторонней реституции, поэтому п. 55 здесь неприменим. Изъятие имущества у предприятия изначально было безвозмездным. Оно не получило выгоды и тогда, когда администрация создала новую фирму и внесла в нее полученные активы, указывал Букалов. Судьи кассации прислушались к его доводам и обратили внимание, что реституция была односторонней. Дело они отправили на пересмотр.

Когда в суде отвечает ответчик

П. 5 постановления № 7 напоминает судам, как распределять бремя доказывания. От правильного решения этого вопроса нередко зависит исход разбирательства, как показало дело № А75-7285/2015 о страховых выплатах после аварии грузовиков «Камаз» и «Ман», в результате которой последняя машина оказалась фактически уничтожена. «Военная страховая компания», заплатившая владельцу «Мана» 2,5 млн руб., решила взыскать эту сумму в порядке суброгации со «Спецкомпрессормаша» (это его водитель за рулем «Камаза» оказался виновником аварии).

В суде юристы страховой компании предъявили заключение оценщика Кирилла Конобиевского, на основании которого «ВСК» и выплатила 2,5-миллионнную премию. Но Арбитражный суд ХМАО-Югры не принял его ко вниманию. Во-первых, в заключении эксперта и справке ГИБДД указаны различные повреждения. Во-вторых, цифры в отчете Конобиевского значительно завышены, как показывает заключение другого специалиста, которое предъявил ответчик. В-третьих, Конобиевский написал о том, что «Ман» фактически превратился в груду металлолома, непригодную к использованию, но вопреки этому, после аварии грузовик был зарегистрирован за новым владельцем. А сам истец в нарушение правил страхования не осмотрел машину после ДТП, отметил суд. Против «ВСК» сыграло и то, что она не добивалась судебной экспертизы. Поэтому суд решил отклонить ее требования. Апелляция подтвердила, что отчет оценщика не имеет доказательственной силы, а из документов в деле нельзя установить точный размер вреда.

А вот Арбитражный суд Западно-Сибирского округа с этим не согласился и решил, что нижестоящие инстанции неверно распределили бремя доказывания. Как гласит п. 5 постановления Пленума ВС № 7, кредитор должен доказать наличие убытков, а также – с разумной степенью достоверности – их размер и причинно-следственную связь с действиями или бездействием должника. Если такие действия или бездействие обычно имеют подобные последствия, то связь между ними презюмируется. Одновременно предполагается вина должника, а значит, именно он должен обосновать свою невиновность.

То есть суды отклонили требования «ВСК», хотя в деле нет доказательств, что «Камаз» не участвовал в ДТП и не причинил в нем повреждения «Ману», что страховая компания не понесла убытков. Именно это должен был доказывать ответчик, отметила кассационная коллегия под председательством Марины Севастьяновой. Да и в судебной экспертизе заинтересован был «Спецкомпрессормаш», поэтому просить о ней должен был он, а не истец. Кроме того, владелец «Мана» вполне мог продать после аварии свою машину – или в поврежденном, или в отремонтированном виде, отмечено в постановлении АС ЗСО. В целом, подчеркнули судьи, недоказанность точного размера убытков – это не проблема истца, его требования нельзя отклонить по этой причине. Точную цифру можно было определить, например, на основе другой экспертизы – ее приносил «Спецкомпрессормаш», не согласный с суммой иска. «Неправильное распределение бремени доказывания освободило ответчика от его процессуальных обязанностей», – резюмировала кассационная коллегия, отправляя дело на пересмотр.

Опередили события

Пункт 28 постановления Пленума вводит понятие судебной неустойки на случай неисполнения решения суда в натуре. Она должна дисциплинировать должника, но в деле № А44-6633/2014 чуть не привела к его банкротству (по крайней мере, по его собственному утверждению). Началось все осенью 2014 года, когда Арбитражный суд Новгородской области принял заявление ЗАО «Деловой партнер», которое хотело через суд обязать «Валдайнеруд» до 30 декабря 2016 года поставить уже оплаченную 91 тыс. куб. м песка с месторождений Валдайского района. В начале 2015 года истец получил судебный акт в свою пользу, а затем и исполнительные листы. Но приставы констатировали, что исполнить решение невозможно (причина в судебных актах не указана).

После этого «Деловой партнер» опять обратился в суд и попросил о судебной неустойке. 26 апреля 2016 года АС Новгородской области установил ее в размере 100 000 руб. за первый месяц неисполнения решения суда, 150 000 за второй, 200 000 за третий и так далее. Поставщик с этим не согласился и оспорил определение в 14-м Арбитражном апелляционном суде. Он жаловался, что не может отгрузить песок из-за отсутствия лицензии, а взыскание судебной неустойки может привести к его банкротству. Тем не менее апелляция сочла эти доводы голословными и поддержала определение нижегородского суда. «Решение вынесено год назад и не исполнено», – подчеркнул 14-й ААС.

Но по мнению «Валдайнеруда», сроки добровольного исполнения решения еще не вышли, потому что изначальное решение суда обязывало поставить песок до 30 декабря 2016 года. Получается, судебная неустойка начала «капать» преждевременно почти на полгода, обращал внимание ответчик. С такими аргументами он обратился в АС Северо-Западного округа. Это противоречит п. 33 7-го постановления Пленума, ведь срок исполнения обязательства еще не истек, согласилась кассационная коллегия 12 октября 2016 года. Мало того, нижестоящие суды упустили еще одно разъяснение ВС о том, что факт неисполнения решения суда подтверждает судебный пристав. Они ограничились лишь указанием на то, что акт вступил в законную силу и пока не исполнен, а этого недостаточно. Придя к таким выводам, АС СЗО предписал разобраться в вопросе еще раз.

pravo.ru

Применение ст. 333 ГК РФ в судебной практике на примере решений различных арбитражных судов

Новая редакция статьи 333 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ) о том, что уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды, возродила надежду у всех практикующих юристов на то, что снижение неустойки арбитражными судами перестанет быть общей практикой.

Верховный суд Российской Федерации в Постановлении №7 от 24.03.2016 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» разъяснил, что, если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме. Бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика. Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки (часть 1 статьи 56 ГПК РФ, часть 1 статьи 65 АПК РФ). Доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения, наличия задолженности перед другими кредиторами, наложения ареста на денежные средства или иное имущество ответчика, отсутствия бюджетного финансирования, неисполнения обязательств контрагентами, добровольного погашения долга полностью или в части на день рассмотрения спора сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки. Никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3, 4 статьи 1 ГК РФ).

Доказательствами обоснованности размера неустойки, по разъяснению Верховного суда Российской Федерации, могут служить, в частности, данные о среднем размере платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, либо платы по краткосрочным кредитам, выдаваемым физическим лицам, в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства, а также о показателях инфляции за соответствующий период.

Изучив последнюю арбитражную практику различных арбитражных судов за несколько дней, я пришла к выводу, что не все так однозначно.

Арбитражные суды активно применяют позицию Верховного суда Российской Федерации, изложенную в Постановлении №7 от 24.03.2016 года, но по разному трактуют понятие чрезмерности неустойки, ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства. Для одних судов неустойка в размере 0,1% является обычной для делового оборота, для других – чрезмерной по сравнению с учетными ставками банковских процентов ЦБ РФ.

Суды признают чрезмерной неустойки в следующих размерах:

— в размере 0,5% от суммы долга за каждый день просрочки (решение Арбитражного суда Волгоградской области от 16.08.2017 по делу А12-17873/17, от 16.08.2017 по делу А12-17873/2017, решение Арбитражного суда Ростовской области от 15.08.2017 по делу А53-9242/20170);

— в размере 0,3% от суммы долга за каждый день просрочки (Решение Арбитражного суда Москвы от 16.08.2017 по делу А40-62011/3027, решение Арбитражного суда Приморского края от 16.08.2017 года по делу А53-31603/2016).

Даже при неустойке в размере 0,5% в отсутствие обоснованного заявления ответчика о снижении неустойки у суда отсутствуют основания для применения статьи 333 ГК РФ (решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16.08.2017 года по делу А56-28663/2017).

Большинство судов признают неустойку в размере 0,1% от суммы долга за каждый день просрочки обычно применяемой в деловом обороте и отказывают в применении ст. 333 ГК РФ (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2017 года по делу А05-9414/2016, решение Арбитражного суда Волгоградской области от 16.08.2017 по делу А13-12348/2016), суды ссылаются на позицию Высшего арбитражного суда РФ, изложенную в Определении от 10.04.2012 года №ВАС-3875/2012).

Но существую решения, в которых неустойка в размере 0,1% от суммы долга за каждый день просрочки была снижена в два раза (решение Арбитражного суда Тверской области от 16.08.2017 года по делу А66-9192/2017, решение Арбитражного суда Ростовской области от 16.08.2017 года по делу А53-7375/2017).

Суды снижают неустойку только по заявлению ответчика по следующим основаниям:

— размер ответственности подрядчика превышает размер ответственности заказчика, тем самым нарушается баланс ответственности сторон (решение Арбитражного суда Волгоградской области от 16.08.2017 года по делу А12-17873/2017, от 16.08.2017 по делу А12-17873/2017)

— размер неустойки составляет более половины стоимости работ, работы уже выполнены в полном размере (решение арбитражного суда Свердловской области от 16.08.2017 года по делу А60-8657/2017)

— небольшой период просрочки (решение Арбитражного суда Тверской области от 16.08.2017 года по делу А66-9192/2017).

Многие суды, снижая размер неустойки по заявлению ответчика, не приводят в решении конкретные основания для снижения неустойки: решение Арбитражного суда Ростовской области от 16.08.2017 года по делу А53-7375/2017 года, решение Арбитражного суда города Москвы от 16.08.2017 года по делу А40-73256/2017).

Суды снижают неустойку до следующих пределов:

— с 0,5% до 0,1% (решение Арбитражного суда Ростовской области от 15.08.2017 по делу А53-9242/2017);

-с 0,1% — в два раза (решение Арбитражного суда Тверской области от 16.08.2017 года по делу А66-9192/2017, решение Арбитражного суда Ростовской области от 16.08.2017 по делу А53-7375/2017);

— до двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период такого нарушения, учитывая позицию Высшего арбитражного суда РФ, изложенную в Постановлении № 81 от 22.12.2011 года «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» ( решение Арбитражного суда Волгоградской области от 16.08.2017 года по делу А12-17873/2017, решение Арбитражного суда Приморского края от 16.08.2017 года по делу А51-31603/2016, решение арбитражного суда города Москвы от 16.08.2017 года по делу А40-73256/2017).

Суды отказывают в применении ст. 333 ГК РФ, не смотря на заявление ответчика, по следующим основаниям:

— в материалах дела не представлено доказательств явной несоразмерности начисленной неустойки последствиям нарушения обязательств, доказательств того, что возможный размер убытков кредитора значительно ниже начисленной неустойки (решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.08.0271 года по делу А65-18055/2017, решение Арбитражного суда Московской области ль 16.08.2017 года по делу А41-33767/2017, решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Московской области от 16.08.2017 года по делу А56-37863/2017)

— условие о размере неустойки согласовано сторонами в договоре без разногласий, а в силу ст. 421 ГК РФ стороны свободны в заключении договора, доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств отсутствуют (Решение Арбитражного суда Московской области от 16.08.2017 года по делу А41-43868/2017, от 16.08.2017 по делу А41-33767/2017).

Таким образом, не смотря на то, что все арбитражные суды учитывают позицию Верховного суда Российской Федерации, изложенную в Постановлении от 24.03.2016 года №7, подходы судов к тому, какой размер неустойки считать чрезмерным, до каких пределов снижать неустойку, разнятся, необходимо изучать судебную практику своего региона.

Можно сделать некоторые выводы:

— если размер ответственности сторон договора не одинаков, суды, скорее всего, снизят неустойку;

— если неустойка установлена в размере 0,5% от суммы долга за каждый день просрочки, суды, скорее всего, снизят неустойку;

— ответчик должен занимать активную позицию в суде, для сторон, осуществляющих предпринимательскую деятельность, неустойка может быть снижена судом только по на основании обоснованного заявления ответчика;

— если ответчик просто заявляет о чрезмерности неустойки и не приводит доказательств ее чрезмерности, то суд откажет в удовлетворении требований ответчика, так как бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика.

zakon.ru

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 14.06.2016 № 80-КГ16-5

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 июня 2016 г. N 80-КГ16-5

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Горшкова В.В.,
судей Романовского С.В. и Гетман Е.С.,
рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Тюхматьевой Ю.В. к закрытому акционерному обществу «Строительная корпорация» о защите прав потребителя
по кассационной жалобе Тюхматьевой Ю.В. на решение Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 28 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 20 октября 2015 г.,
заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В.,

Тюхматьева Ю.В. обратилась в суд с иском к ЗАО «Строительная корпорация» о защите прав потребителя.
В обоснование заявленных требований указала, что 1 июня 2012 г. она заключила договор участия в долевом строительстве многоквартирного жилого дома с ЗАО «Строительная корпорация», согласно которому ответчик принял на себя обязательства по строительству многоэтажного жилого дома по адресу и передаче ей однокомнатной квартиры общей площадью кв. м, расположенной на 7 этаже строящегося многоквартирного дома.
Свои обязательства истица исполнила в полном объеме, перечислив ответчику денежные средства в размере рублей.
Однако ответчик нарушил срок передачи квартиры на 311 дней. Акт приема-передачи квартиры от 10 апреля 2014 г. был подписан до сдачи многоквартирного жилого дома в эксплуатацию. Кроме того, при оформлении технического паспорта истица обнаружила уменьшение общей площади квартиры до кв. м. В связи с этим просила признать акт приема-передачи квартиры от 10 апреля 2014 г. недействительным, взыскать с ответчика неустойку в соответствии с пунктом 2 статьи 6 Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» в размере 218 657 рублей, денежные средства за уменьшение общей площади квартиры в размере 48 720 рублей, компенсацию морального вреда, штраф, а также судебные издержки.
Решением Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 28 июля 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 20 октября 2015 г., исковые требования удовлетворены частично: акт приема-передачи от 10 апреля 2014 г. признан недействительным, в пользу Тюхматьевой Ю.В. взыскана неустойка в размере 20 000 рублей, компенсация морального вреда, штраф, а также судебные издержки.
В кассационной жалобе Тюхматьева Ю.В. просит отменить названные судебные акты.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 10 мая 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования в части взыскания неустойки, пришел к выводу о ее уменьшении до 20 000 рублей, указав на несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, применив положения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Данную позицию поддержал суд апелляционной инстанции.
С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.
В соответствии с частью 2 статьи 6 Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» в случае нарушения предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки. Если участником долевого строительства является гражданин, предусмотренная настоящей частью неустойка (пени) уплачивается застройщиком в двойном размере.
Согласно пункту 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент принятия судом решения, суд вправе уменьшить неустойку, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.
В абзаце втором пункта 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о
защите прав потребителей» разъяснено, что применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.
При оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3 и 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Бремя доказывания несоразмерности неустойки возлагается на ответчика.
Однако в нарушение указанных норм судом апелляционной инстанций не приведены мотивы, обосновывающие допустимость уменьшения размера взыскиваемой неустойки, ответчиком не представлены доказательства исключительности случая, при котором имеются обстоятельства, препятствующие оплате законной неустойки и позволяющие уменьшить ее размер.
Судом не было учтено, что длительность просрочки исполнения ответчиком обязательств составила 311 дней, никаких доказательств в обоснование необходимости применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации ответчик не представил, а доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения, наличия задолженности перед другими кредиторами, неисполнения обязательств контрагентами сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки.
Судом апелляционной инстанции при вынесении судебного акта нарушены процессуальные нормы права, а именно пункты 5 и 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым в апелляционном определении должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом апелляционной инстанции, выводы суда по результатам рассмотрения апелляционной жалобы, мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался.
В апелляционном определении отсутствуют указания как на обстоятельства дела, позволяющие уменьшить размер неустойки, так и на доказательства, свидетельствующие о ее несоразмерности последствиям нарушения обязательства, в связи с чем апелляционное определение в части взыскания неустойки и штрафа подлежит отмене, а дело в этой части — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 20 октября 2015 г. в части взыскания неустойки и штрафа отменить, направить дело в этой части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

www.v2b.ru

Новый Пленум по ответственности за нарушение обязательств: чего ждали, что получили

Добрый день, коллеги!

Когда 15 марта Пленум Верховного Суда обсуждал проект нового постановления о применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств, юридическая общественность замерла в ожидании. Ещё бы: даже на таинственный смысл и загадочный порядок применения мертворождённой статьи 317.1. ГК РФ обещали пролить свет.

Забегая вперёд – не пролили. Ограничились констатацией факта, что

проценты, установленные статьей 317.1. ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами.

Весьма спорное утверждение, кстати.

Ну и вообще, после свершившихся масштабных изменений в ГК (особенно – с отдельными западными элементами) остро нужны были разъяснения.

И вот они, разъяснения, перед нами. Уже не проект. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

Общие положения об ответственности и о возмещении убытков (пункты с 1 по 10)

В данном разделе, после скучного, но необходимого повторения вещей общеизвестных, встречаем развитие мысли, сформулированной в п.5 статьи 393 ГК РФ. Помните – здравый смысл и хозяйственная логика, воплощённые в законе? Насчёт того, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен «с разумной степенью достоверности», а то и вовсе может определяться судом с учётом обстоятельств дела. Пленум шагает дальше и вводит новую презумпцию. Если нарушение – налицо, вина – установлена или предполагается, размер убытков можно прикинуть примерно – чего не хватает? Верно: причинной связи. Вот её и будем теперь презюмировать (с возможностью опровержения, разумеется):

При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.

Второе, на что обратил внимание – попытка конкретизировать, что же такое обстоятельства непреодолимой силы. Видимо, актуальность темы повысилась в последнее время. Очень понравилась вот эта фраза:

Если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий.

Что-то вроде: «кто угодно бы… растерялся. ». Интересно, как будет доказываться, что «любой»? Поголовным опросом?

Возмещение убытков при прекращении договора (статья 393.1. ГК РФ), пункты с 11 по 14

В этом разделе тоже два интересных момента. Что первое приходит вам в голову при чтении статьи 393.1.? Только честно? Мне лично – какой эффективный способ взыскать кучу денег, в общем-то, на пустом месте. Я, наверное, испорчен – везде вижу лазейки для жуликов. Представьте: Пленум их тоже увидел! И хотя «добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются», презумпция эта также опровержима. Причём должник может доказать не только умысел (недобросовестность) кредитора, но и неразумность (неосторожность), содействовавшую увеличению размера убытков. Например, «должник вправе представлять доказательства чрезмерного несоответствия цены замещающей сделки текущей цене, определяемой на момент ее заключения по правилам пункта 2 статьи 393.1. ГК РФ».

Второй интересный момент – в пункте 13 Постановления. Описана ситуация, когда первоначальный договор ещё не расторгнут, а замещающий – уже заключён. Скажем, нужно было что-то срочно купить. Или сделать. И некогда было ждать расторжения. Так ведь часто бывает.

Заключение замещающей сделки до прекращения первоначального обязательства не влияет на обязанность должника по осуществлению исполнения в натуре и на обязанность кредитора по принятию такого исполнения.

Но если первоначальный договор впоследствии прекращён из-за того самого нарушения, по причине которого срочно понадобилось совершение замещающей сделки – положения статьи 393.1. применимы, и убытки можно взыскать. Мне кажется, ценное разъяснение.

Возмещение потерь по правилам статьи 406.1. ГК РФ (пункты с 15 по 18)

Как я ранее упоминал, институт этот в нашем праве весьма спорный. И последствия его введения могут быть более негативными, чем позитивными. В этой связи, всякое ограничение применения статьи 406.1. ГК я лично воспринимаю как положительный факт. И наоборот.

Сторона, требующая выплаты соответствующего возмещения, должна доказать наличие причинной связи между наступлением соответствующего обстоятельства и ее потерями.

Если сторона, в пользу которой должно быть осуществлено возмещение потерь, недобросовестно содействовала наступлению обстоятельства, на случай которого установлено это возмещение, для целей применения статьи 406.1. ГК РФ такое обстоятельство считается ненаступившим (пункт 4 статьи 1, пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Уменьшается риск произвола и жульничества.

Также в плюс – неплохая презумпция (п.17 Постановления). Если из соглашения неясно – идёт ли в нём речь о возмещении потерь или об ответственности за неисполнение обязательства, презюмируется, что всё-таки об ответственности. И положения статьи 406.1. не подлежат применению. Неплохой метод борьбы с туманными фразами «общего назначения» в договоре, на которых глаз часто не останавливается, и которые потом толкуются в выгодную автору договора сторону.

Минус – для физических лиц, в том числе — индивидуальных предпринимателей. Если даже статус ИП утрачен, возмещать потери по ранее заключённым соглашениям на основании статьи 406.1. придётся. Если же ИП умер, проблемы – у наследников:

Права и обязанности по возмещению потерь, основанные на заключенном такими сторонами соглашении, переходят к лицу, не осуществляющему предпринимательскую деятельность, как при универсальном, так и при сингулярном правопреемстве, если иное не установлено законом или договором.

Ответственность за недобросовестное ведение переговоров (статья 434.1. ГК РФ), пункты с 19 по 21

Ещё одна статья, в своё время вызвавшая у меня удивление. Вот уж где без разъяснений – никак! И вот, наконец-то: не всякое прекращение переговоров – основание для ответственности. Сначала докажите недобросовестность контрагента. (Даже пара примеров приведена: скажем, вёл переговоры только для того, чтобы получить коммерческую информацию или помешать заключению договора с третьим лицом.) При этом добросовестность сторон презюмируется. Кроме двух случаев, указанных в подпунктах 1 и 2 пункта 3 статьи 434.1. (помните: либо сторона обманывала другую, либо прервала переговоры внезапно и без разумного объяснения, так что другая сторона никак не могла этого ожидать). Здесь презумпция обратная – докажи добросовестность.

Ответственность за неисполнение обязательства в натуре (пункты с 22 по 36)

В этом разделе много пунктов — по той причине, что пришлось разъяснять положения о так называемом «астренте». Так называемом – потому что нашли всё-таки русский термин (см. по этому поводу мою более раннюю статью): «судебная неустойка». Пленум определяет её как денежные средства, присуждаемые судом в пользу кредитора-взыскателя в случае неисполнения соответствующего судебного акта, в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре. Что интересно: «судебная неустойка» построена по модели штрафной, при этом на сумму такой неустойки не начисляются проценты по ст. 395 ГК РФ:

Сумма судебной неустойки не учитывается при определении размера убытков, причиненных неисполнением обязательства в натуре: такие убытки подлежат возмещению сверх суммы судебной неустойки (пункт 1 статьи 330 ГК РФ, статья 394 ГК РФ) Начисление предусмотренных статьей 395 ГК РФ процентов на сумму судебной неустойки не допускается.

Надо полагать, эти следствия вытекают из природы основного обязательства: когда речь идёт об исполнении в натуре или о негаторном иске, основной предмет обязательства и присуждённые деньги – субстанции несмешиваемые. Не стоит также смешивать гражданско-правовые отношения со смежными:

Поскольку по смыслу пункта 1 статьи 308.3. ГК РФ судебная неустойка может быть присуждена только на случай неисполнения гражданско-правовых обязанностей, она не может быть установлена по спорам административного характера, рассматриваемым в порядке административного судопроизводства и главы 24 АПК РФ, а также при разрешении трудовых, пенсионных и семейных споров между членами семьи, а также споров, связанных с социальной поддержкой.

Немаловажная оговорка, надо заметить – она защищает суды от девятого вала мелких дрязг типа «он не выносит мусор – пусть заплатит».

Судебная неустойка в трактовке Пленума приобретает обязательный для суда характер. Если в статье 308.3. ГК РФ мы читаем «Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу…», то в п.31. Постановления Пленума – «Суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре». Правда, обязанность у суда возникает только при наличии соответствующего заявления истца (взыскателя), и размер судебной неустойки определяется судом «на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения должником выгоды из незаконного или недобросовестного поведения». Единственный установленный критерий – стимулирующего характера:

В результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение.

Ответственность за неисполнение денежного обязательства (статья 395 ГК РФ), пункты с 37 по 59

Главной интригой в данном разделе были вовсе не разъяснения по применению положений статьи 395 ГК РФ. В отношении них ничего принципиально нового, кажется, не сказано. В основном, зафиксирован тот порядок, который определился с момента вступления в силу новой редакции статьи 395 ГК: и насчёт дифференциации ставок по федеральным округам, и про случаи, когда подходящая ставка процента отсутствует (в частности, если кредитор иностранный – применяется ставка для федерального округа, где находится суд, рассматривающий дело), и так далее. Но ждали-то вовсе не этого! Разъяснения по порядку применения статьи 317.1. ГК, однако, из постановления убраны. Осталось одно, уже упоминавшееся. О том, что проценты по статье 317.1. ГК и проценты по статье 395 ГК имеют разную правовую природу. Во втором случае это – ответственность, а в первом – плата за пользование денежными средствами. (Честно сказать – не очень-то убедительно. Найдите десять реальных отличий!) Ну и, следовательно, «начисление с начала просрочки процентов по статье 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по статье 317.1. ГК РФ». Получается, можно взыскивать параллельно. Мне лично не кажется, что это удачное решение. Остаётся, правда, надежда, что статью 317.1. из Гражданского кодекса если не уберут, то как-то отредактируют. По хорошему, надо бы: зачем в кодексе нужна статья, условие о неприменении которой уже сделалось непременным атрибутом любого договора?

Неустойка (пункты с 60 по 68)

Ничего неожиданного. Есть отличный абзац для студентов: с классификацией – что такое неустойка зачётная, штрафная, исключительная и альтернативная. Неплохие разъяснения про соотношение основного обязательства и неустойки (пункты 66 – 68), особенно ценные для арендодателей и потребителей. В общем, частности.

Уменьшение неустойки судом (статья 333 ГК РФ), пункты с 69 по 81

Вечно интересная тема. Но есть ли что-нибудь новенькое, что не сказано в своё время ещё ВАС РФ? Не поручусь за процессуальную часть (не силён), но в сфере материального права, пожалуй, нет. Интересны, правда, некоторые частности — пункты методического характера, посвящённые доказыванию обоснованности размера неустойки. И судам полезны, и сторонам. Вот, например:

74. Возражая против заявления об уменьшении размера неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков (пункт 1 статьи 330 ГК РФ), но вправе представлять доказательства того, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно, например, указать на изменение средних показателей по рынку (процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, валютных курсов и т.д.).

И общий вывод, не новый, но правильный:

При оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3, 4 статьи 1 ГК РФ).

Заключительные положения (пункты с 82 по 84)

Дьявол часто кроется в мелочах, а в нормативных актах – в переходных и заключительных положениях. Хотя Постановление Пленума формально и не носит нормативного характера, однако ведь все всё понимают… В общем, обязательно следует дочитать до конца. И обратить внимание, помимо перечня утрачивающих силу пунктов ранее принятых постановлений Пленума ВАС РФ и ВС РФ, на пункт 83:

Положения ГК РФ в измененной Законом № 42-ФЗ редакции, например, статья 317.1. ГК РФ, не применяются к правам и обязанностям, возникшим из договоров, заключенных до дня вступления его в силу (до 1 июня 2015 года). При рассмотрении споров из названных договоров следует руководствоваться ранее действовавшей редакцией ГК РФ с учетом сложившейся практики ее применения (пункт 2 статьи 4, абзац второй пункта 4 статьи 421, пункт 2 статьи 422 ГК РФ). Вместе с тем, при решении вопроса о начислении процентов за неисполнение денежного обязательства, возникшего на основании заключенного до 1 июня 2015 года договора, в отношении периодов просрочки, имевших место с 1 июня 2015 года, размер процентов определяется в соответствии с пунктом 1 статьи 395 ГК РФ в редакции Закона № 42-ФЗ.

regforum.ru

Популярное:

  • Адвокат гусев аВ Москва Адвокат гусев аВ Москва СЕГОДНЯ, 9 июня в Уссурийском гарнизонном военном суде продолжился уголовный процесс, в котором юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина представляет интересы матери погибшего военнослужащего Николая […]
  • Судебная практика по искам в уголовном деле Судебная практика о защите чести, достоинства и деловой репутации Опубликовал: Eduard в Судебная практика 24.10.2017 0 112 Просмотров Подборка судебных решений за 2016 год [1] Утверждения о фактах и оценочные суждения С уд, […]
  • Пример приказа отпуска за свой счет Неоплачиваемый отпуск Актуально на: 7 июня 2016 г. Помимо ежегодного основного оплачиваемого отпуска, а также ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска, положенного некоторым работникам, существует такое понятие, как […]
  • Пенсии с января 2013 года Индексацию пенсий некоторым работающим пенсионерам могут вернуть С такой законодательной инициативой 1 выступил депутат Госдумы Борис Резник. Планируется, что пенсия будет индексироваться тем пенсионерам, размер пенсии которых […]
  • Калькулятор единовременного пособия при рождении ребенка Калькулятор расчета соцстраховских пособий Сегодня 6 августа 2018 г., 01:59 В рамках социального страхования работникам выплачиваются различные пособия (например, больничное пособие, пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет и […]
  • Законы рф как источник экологического права Законы рф как источник экологического права III. ИСТОЧНИКИ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРАВА 1. Понятие, особенности, классификация и система источников экологического права2. Конституционные основы регулирования природопользования и […]
  • Автомобильные детские кресла правила Новый порядок перевозки детей в автомобилях с 10 июля 2017 года Изменение ПДД: Новые правила перевозки детей до 11 лет. В России, наконец, Правительством РФ внесены изменения в ПДД, которые касаются правил перевозки детей в […]
  • Пленум верховного суда российской федерации 29 сентября 2018 МОСКВА, 7 фев - РАПСИ, Олег Сивожелезов. Пленум Верховного суда (ВС) РФ утвердил внесение изменений в обобщение практики применения положений Гражданского кодекса (ГК) РФ об исковой давности и ответственности за нарушение […]