Идеальные и материальные следы преступлений

Криминалистическое исследование следов (трасология)

Общие положения трасологии

Отрасль криминалистической техники, в которой изучаются многие материальные следы преступлений, называется трасологией. Название отрасли образовано из двух слов: французского «ля трас» – след и древнегреческого «логос» – слово, учение.

В криминалистике следы традиционно делят на две группы – идеальные и материальные.

Идеальные следы – это отображение события или его элементов в сознании человека, мысленный образ воспринятого.

Материальные следы образуются в результате отображения хода преступного деяния и его результатов на объектах материального мира.

Следы в широком смысле – это любое материальное изменение обстановки, возникшее при подготовке, совершении или сокрытии преступления. Их источник – не только механическое воздействие, но и физические, химические и биологические процессы, вплоть до оставления запаховых или радиоактивных следов. Для изучения многих из этих следов требуются специальные познания в химии, физике, биологии, различных отраслях техники.

Следы, исследуемые в криминалистической трасологии, являются следами в узком смысле. По своему характеру – это материальные следы, чье информационно-ценное внешнее строение образовалось в результате подготовки, совершения или сокрытия преступления. Часть следов в узком смысле, помимо трасологии, исследуется в других отраслях криминалистической техники: следы оружия на пулях и гильзах в судебной баллистике, оттиски печатей и штампов – в криминалистическом исследовании документов.

Процесс образования материальных следов называется механизмом следообразования.

Материальные следы в узком смысле принято делить на следы-отображения, следы-предметы и следы-вещества (рис. 11).

Следы-отображения – это следы, образовавшиеся в результате отображения внешнего строения одного объекта на другом объекте при подготовке, совершении или сокрытии преступления.

Следы-предметы – это материально оформленные объекты, возникновение, перемещение или изменение состояния которых связано с подготовкой, совершением или сокрытием преступления.

Следы-вещества – это небольшие количества жидких, пастообразных или порошкообразных веществ, чье размещение, форма и размеры отображают механизмы следообразования, связанные с подготовкой, совершением и сокрытием преступлений.

Следы-отображения имеют наибольшее значение в трасологии. С точки зрения механизма следообразования, предмет, который оставляет след – это следообразующий объект; предмет, на котором остается след – это следовоспринимающий объект.

Следы-отображения могут быть классифицированы по различным основаниям.

Классификация следов по следообразующему объекту. Эта классификация достаточно сложная и состоит из нескольких классификационных уровней. Первый уровень: следы человека, орудий и инструментов, транспортных средств, животных. Эти следообразующие объекты оставляют следы своими определенными частями. Так, человек может оставить следы рук, ног, зубов, губ, одежды; это – второй уровень классификации следов по следообразующему объекту. В свою очередь следами рук могут быть следы пальцев и следы ладоней, а следами ног – следы обуви, ног в носках (чулках) и босых ног. Это – третий классификационный уровень.

Следующая классификация следов-отображений – но характеру (степени) изменения следовоспринимающего

Рис. 11. Материальные следы

объекта. По этому основанию все следы делятся на две большие группы: объемные и поверхностные.

Объемные следы образуются в результате изменения следовоспринимающего объекта и имеют три параметра – ширину, длину и глубину. Объемные следы в свою очередь подразделяются на следующие группы:

следы деформации образуются при значительном изменении устойчивой и пластичной поверхности (след обуви в глинистом фунте);

следы формования имеют место при уплотнении слоя аморфного, сыпучего следовоспринимающего вещества, рассыпанного на более твердой поверхности (след обуви в горке цемента, на полу комнаты);

следы разрушения следовоспринимающего объекта в результате отделения его частей (следы пиления, сверления, тесания и проч.);

следы частичного переноса следовоспринимающего объекта характерны для действия полозьев саней, лыж, ножа бульдозера и проч.

Поверхностные следы имеют только два параметра, двухмерны. Такие следы в принципе могут иметь и определенную глубину, но она в настоящее время или практически не измеряема, или же не имеет существенного значения для решения трасологических вопросов. Поверхностные следы в трасологии принято делить на три фуипы:

следы наслоения образуются при отделении части поверхности следообразующего объекта (или вещества, его покрывающего) и наслаивания его на следовоспринимающий объект (потожировой след папиллярного узора на стекле);

следы отслоения образуются в тех случаях, когда часть следовоспринимающего объекта (или вещества, его покрывающего) отделяется и переходит на следовоспринимающий объект либо уничтожается (след скольжения монтировки по поверхности сейфа, покрытого масляной краской);

следы термического или фотохимического изменения следовоспринимающего объекта образуются при обгорании или обугливании поверхности объекта (при пожаре, выгорании на солнце бумаги, обоев, тканей).

Классификация следов по связи механического состояния объектов с возникающими следами предполагает их деление на две группы: на динамические и статические следы.

Динамические следы образуются в тех случаях, когда следообразующий объект движется параллельно следовоспринимающей поверхности (следы скольжения, разруба, пиления, сверления).

Статические следы возникают, когда движущийся объект оказывается в состоянии покоя, после чего остается неподвижным или изменяет направление движения (различные вмятины, следы ног при ходьбе и беге, следы качения цилиндрических предметов).

Классификацию по отношению зоны изменения следовоспринимающей поверхности к следообразующему объекту составляют локальные и периферические следы.

Локальные следы образуются непосредственно под контактной поверхностью следообразующего объекта (следы рук на стекле, следы ног в грунте и подавляющее большинство других следов-отображений).

Периферические следы возникают за счет изменения следовоспринимающей поверхности за пределами площади контакта с ним следообразующего объекта (следы обугливания пола вокруг канистры, выгорания на солнце обоев вокруг фотокарточки, смачивания дождем асфальта вокруг стоящей машины и проч.)

К следам, изучаемым в трасологии, возможно применить и деление на макро— и микроследы, хотя основание для такой классификации несколько условно – она практически проводится только но размерам следов. Те следы, которые не требуют применения более чем четырех- или семикратного увеличения (т.е. обычной лупы), могут быть отнесены к макроследам. Те же следы, которые требуют большего увеличения, а также применения специальных способов для работы с ними, относятся к микроследам.

На рис, 12 показаны этапы работы со следами.

Наиболее приемлемой системой трасологии является следующая.

1. Общие положения трасологии.

2. Исследование следов человека (антропоскопия).

3. Исследование следов орудий и инструментов (механоскопия).

4. Транспортная трасология.

5. Исследование следов-предметов.

6. Исследование следов-веществ.

7. Исследование следов животных.

Рис. 12. Этапы работы со следами. Методы обнаружения следов. Способы фиксации и изъятия следов

Последний раздел наименее разработан. Рассмотрим наиболее распространенные следы в соответствии с этой системой.

studme.org

Следы преступления

  • Понятие и предмет криминологии
  • Система криминалистики
  • Методы криминалистики
  • Криминалистическая идентификация
  • Понятие и виды криминалистической идентификации
  • Следственный эксперимент

Понятие и виды следов преступления

В криминалистической науке понятие следа, понимаемого в узком смысле слова как любое материально фиксированное отражение в материальной среде события преступления, занимает в системе криминалистических категорий особое положение, которое обусловлено его значением и для теории криминалистики, и для практики расследования преступлений.

Объектом криминалистического исследования являются не всякие следы, а только те из них, которые порождены преступлением и в силу этого являются результатом отпечатка процесса совершения преступления.

Таким образом, первым криминалистически значимым свойством следов является их генетическое единство, обусловленное единым источником происхождения — событием преступления.

Вторым, общим для всех следов свойством, является их информационное единство, т.е. способность любого следа в силу единства источника происхождения быть носителем информации о той или иной стороне события преступления, а всей совокупности следов — о преступлении в целом.

В криминалистике термин «след» употребляется в двух значениях: в чисто криминалистическом и процессуальном.

Процессуальное значение следа состоит в том, что информация, полученная с его помощью, используется для формирования доказательственной базы уголовного дела и находит свое отражение в процессуальных документах.

Криминалистическое понимание следа более широкое и включает в себя всю совокупность получаемой информации, используемой для розыскных действий, выдвижения поисковых версий, определения направления действий следователя. След в широком смысле слова — это не только остаточное явление в виде материально-фиксированных отображений одного объекта на другом, а равно и идеальные, мысленные образы, зафиксированные в памяти человека.

Для систематизации знаний о следах преступления, усвоения техники и тактики работы с ними криминалистической наукой разработаны различные классификации следов, имеющие теоретическое и практическое значение.

Так, следы преступления принято делить на идеальные и материальные, которые, будучи результатом единого процесса криминального события, являются источниками доказательственной информации о преступлении.

Идеальные следы преступления отображают событие в сознании человека, и знания об их свойствах заимствуются из наук психологии, социологии (следы «в широком смысле слова»).

Материальные следы преступления являются традиционным объектом криминалистического исследования и составляют содержание учения о следах (трасологии). В зависимости от характера образования материальные следы делятся на следы-отображения, следы-предметы и следы-вещества.

1. Следы-отображения представляют собой вызванные событием преступления отображения внешнего строения одного объекта — объекта, оставляющего след (следообразующего), на другом — объекте-носителе следа (следовоспринимающем). На последнем могут отобразиться форма, размер, частные признаки поверхности следообразующего объекта. Это свойство позволяет осуществить индивидуальную идентификацию предмета по оставленному им следу или же установить групповую принадлежность предмета. Следы-отображения зачастую образуют следовые системы: они могут быть одновременно объемными и окрашенными, плоскостными и невидимыми.

2. Следы-предметы (части предметов). Под ними понимаются материальные объекты, возникновение, изменение положения или состояния которых находятся в связи с событием преступления. Они отражают материальные изменения в обстановке места происшествия. К ним относятся орудия преступления, объекты преступного воздействия, части предметов, похищенные вещи и т.п.

3. Следы веществ и материалов. К ним относится определенное количество жидких, твердых, сыпучих материалов, отображающих особенности внутреннего строения следообразующего объекта (химический состав, физическая структура вещества, материала, объекта).

По объектам следообразования следы подразделяются на следующие:

  • Следы человека. К ним относятся следы рук (пальцев, ладоней, ногтей), ног (босых, обутых, носков), зубов (одонтология), губ, перчаток, крови, слюны, запаха (одорология), а также следы других частей тела и одежды.
  • Следы орудий и инструментов.
  • Следы транспортных, боевых и специальных средств.
  • Следы животных.

По механизму следообразования следы подразделяются на:

  • Механические следы. К ним относятся следы удара, резания, сверления, нажима, качения, трения, скольжения, разреза, разруба и распила.
  • Химические следы (например запаховые).
  • Термические следы (следы оплавления, окопчения).

В зависимости от условии формообразования следы подразделяются на:

  1. Статические и динамические (след торможения в виде качения или скольжения (юза) колеса автомобиля).
  2. Локальные и периферийные следы.
  3. Объемные (вдавленный след ноги в песке).
  4. Поверхностные следы:
  • наслоения (видимые, маловидимые, невидимые);
  • отслоения.

По степени видимости материальные следы преступления (предметы преступного посягательства и любые иные материальные образования, несущие признаки воздействия преступного деяния) делятся на:

  • Видимые (объемный след орудия взлома на преграде, след шины колеса автомобиля, пятно крови и т.п.).
  • Маловидимые (следы рук на твердых и гладких поверхностях, следы-наложения волокон ткани).
  • Невидимые или латентные (следы рук на бумаге, тканях).

www.grandars.ru

Основы криминалистики. Курс лекций (О. Я. Баев)

В авторском курсе лекций рассматриваются семь тем, составляющие, по мнению автора, основы науки и учебной дисциплины криминалистики: введение в криминалистику; учение о следах; криминалистическое распознавание (диагностика и идентификация); версии и планирование процессуального исследования преступлений; основы криминалистической техники, тактики и методики расследования преступлений. В третьем издании с исчерпывающей полнотой учтены изменения и новации, внесенные в уголовно-процессуальное законодательство. Содержание курса соответствует государственному образовательному стандарту высшего профессионального образования по специальности 021100 – юриспруденция и дисциплине ОПФ. Ф. 13 – криминалистика. Издание предназначено для студентов, аспирантов юридических вузов и факультетов, а также для работников органов уголовной юстиции.

Оглавление

  • От автора
  • Тема 1. ВВЕДЕНИЕ В КУРС КРИМИНАЛИСТИКИ
  • Тема 2. СЛЕДЫ В КРИМИНАЛИСТИКЕ
  • Тема 3. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ РАСПОЗНАВАНИЕ. (диагностика и идентификация)

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Основы криминалистики. Курс лекций (О. Я. Баев) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

СЛЕДЫ В КРИМИНАЛИСТИКЕ

Следы в криминалистике

ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ

1. Сущность, понятие и классификации следов в криминалистике.

2. Краткие сведения об отдельных видах материальных следов преступлений и возможностях их криминалистического исследования.

Крылов И.Ф. Криминалистическое учение о следах. – Л., 1976

Суворова Л.А. Идеальные следы в криминалистике. – М., 2006

Турчин Д.А. Теоретические основы учения о следах в криминалистике. – Владивосток, 1983

1. Сущность, понятие и классификации следов в криминалистике

Генетически свою родословную деятельность по расследованию преступлений ведет от охотников и следопытов. Это «тонкое жизненное наблюдение» подтверждается и историческими документами. Еще в древнеиндийских Законах Ману (II век до н. э. – II век н. э.) судьям давалась такая рекомендация: «Как охотник ищет след животного по каплям крови, так судье надо обнаружить след дхармы (преступления) посредством расследования». В «Русской Правде» (XIII в.) констатировалось: «Если кто-либо будет избит до крови или до синяков, то не искать этому человеку свидетелей; если же на нем не будет никаких следов (побоев), то пусть придут свидетели». И далее на протяжении веков в любом законе, в любой работе, касавшихся вопросов изобличения преступников, мы найдем указания на значимость для этого следов.

И это правильно и совершенно обоснованно.

Очевидно, что практическая криминалистика по сути своей есть следоведение. Да и сами понятия «следователь», «расследование», как и используемое мной более широкое понятие «исследование преступлений» – категории синонимически производные от термина «след» в самом общем виде. А наука криминалистика есть в первую очередь не что иное, как наука о закономерностях следообразования в результате преступной деятельности и его переработки (извлечения следов, их исследования и использования) в целях процессуального исследования преступлений.

Почему это так? Дело в том, что любое исследование любого преступления – всегда процесс ретроспективный. Исследуемое преступление уже имело место: несколько лет тому назад, год, час назад… Хочу отметить: на данное аксиоматичное положение не влияют и такие ситуации, когда исследование преступления начинается после завершения какой-либо одной стадии его совершения (до достижения намечаемого преступником результата), например покушения или подстрекательства к его совершению. (Практика показывает, что в таких ситуациях в ряде случаев расследуются уголовные дела о взяточничестве, когда лицо, у которого вымогается взятка, обращается с соответствующим заявлением в органы предварительного расследования; покушениях на убийство по найму, когда, скажем, исполнитель, приняв заказ на убийство, от его исполнения отказывается и сообщает о случившемся правоохранительным органам, и т. п.)

А любое событие, уже имевшее место, может быть познано, исследовано единственным образом – реконструкцией его в целом, его важнейших обстоятельств, в частности (в нашем случае в пределах, установленных для того предметом доказывания по уголовному делу, – ст. 73 УПК РФ), по тем изменениям, которое оно произвело вовне.

Эти изменения возникают объективно как результат взаимодействия объектов между собой. Суть в том, что любое, в том числе криминальное, событие – это взаимодействие между собой как минимум двух (а чаще всего значительно большего числа) объектов. Такие взаимодействия проявляются в виде следов – отображений и (или) следов – остаточных явлений (микрочастиц, запахов и т. д.) одного объекта на другом, с ним взаимодействующим, т. е. следообразующего объекта на объекте следовоспринимающем. Эта принципиальнейшая посылка для всех наук, изучающих прошлое, реконструирующих события, уже происшедшие, будь то история, археология, криминалистика. Закономерности и основные результаты ее проявлений сверхубедительно и давно обоснованы материалистической гносеологией в целом и теорией отражения в частности [45] .

Таким образом, следы – единственный материал, с которым работает любой субъект уголовно-процессуального исследования преступлений. «Следы, оставленные преступлением в среде, – верно заметил Р.Г. Домбровский, – это не только конечный результат деятельности правонарушителя, но и исходный пункт деятельности следственных органов» [46] .

В самом общем и широком смысле слова след в криминалистике – любое изменение, любое отражение, любая информация, причинно обусловленные любой стадией совершения преступлений, которые можно использовать для их процессуального исследования. Хочу отметить, что предлагаемое определение в целом соответствует тому, как понимал понятие следа более пятидесяти лет тому назад один из основоположников отечественной криминалистики Б.И. Шевченко. Он писал: «Для обозначения всех самых разнообразных материальных изменений, которые обязаны своим происхождением тем или иным действиям преступника, связанным с совершением преступления во всех его стадиях, пользуются в криминалистике обобщающим и охватывающим все эти изменения названием – следы преступления» [47] .

Лишь на одно наше разночтение в понимании следа хочу обратить внимание. На мой взгляд (и об этом подробнее будет говориться в другом месте нашей лекции), следом является не каждое из неисчерпаемого количества «всех самых разнообразных материальных изменений», связанных с преступлениями, а лишь те из них, которые на современном этапе развития криминалистики мы в этом качестве осознаем, осознаем как след, возникший в результате преступной деятельности либо с ней связанный причинно, и умеем его изымать, исследовать и использовать в целях познания, реконструкции преступных событий.

Здесь уместно сделать такое отступление:

Всегда – со времен Каина и Авеля – на местах преступлений оставались отпечатки пальцев рук;

с момента возникновения огнестрельного оружия на использованных боеприпасах (ядрах, пулях, гильзах) всегда оставались трасологические отображения особенностей внутреннего канала ствола;

всегда микрочастицы с одежды нападающего переходили на одежду пострадавшего (и наоборот) как следствие контактного взаимодействия между этими лицами (разумеется, если таковое имело место).

Но пока не были созданы и разработаны основы дактилоскопии, судебной баллистики, так называемой «экспертизы наложения» (исследования микрочастиц веществ и материалов) и не созданы соответствующие методики исследования этих видов информации, она не представляла интереса для следователей, была «вещью в себе», хотя, естественно, возникала и существовала объективно.

По мере того как криминалистика не только осознает значимость отдельных результатов такого отражения для расследования преступлений, но и создаст методики извлечения (обнаружения, фиксации), исследования и использования возникающей информации, эта ее часть осмысливается как следы преступления. Именно их и будет целенаправленно искать, а затем «перерабатывать» (изымать, исследовать и т. д.) следователь.

«Часть информации, – верно замечает Л.А. Суворова, – осознается следователем как след преступления лишь тогда, когда он воспринимает ее именно в этом качестве, а наука криминалистика имеет методики обнаружения, фиксации, извлечения и использования возникающей информации (части отражения) в уголовно-процессуальном доказывании» [48] .

Процесс осознания криминалистического значения все большей части объективно возникающей информации – перманентно-поступателен. Характерным примером этому служит появление понятия виртуальных следов преступления, основанного на том, что особенности компьютерных технологий, используемых зачастую на различных стадиях преступной деятельности, вне зависимости от желания пользователя влечет возникновение информации, которую можно использовать в криминалистических целях.

Виртуальные следы, пишет В.А. Мещеряков, одним из первых обративший внимание на эти особенности, есть следы, сохраняющиеся «в памяти технических устройств, в электромагнитном поле, на носителях машиночитаемой информации, занимающей промежуточное положение между материальными и идеальными» [49] .

Именно на этом основаны все чаще используемые при расследовании преступлений особенности мобильной сотовой связи – от установления факта связи двух абонентов между собой до определения с высокой точностью места нахождения конкретного мобильного телефона, участвующего в переговорах [50] .

Следы преступления как криминалистически значимые отображения преступной деятельности по самому общему основанию можно классифицировать на:

• материальные следы – «отпечатки» события на любых материальных объектах: предметах, документах, теле и организме потерпевшего, обстановке события и т. д.;

• идеальные следы – отпечатки события в сознании, памяти людей, совершивших преступление, и к нему прикосновенных (например, укрыватели преступления и т. п.), потерпевших от преступления, очевидцев, других свидетелей и т. д.; в связи с таким характером этих следов их еще именуют «интеллектуальными» или «памятными» следами.

Материальные следы преступления и криминалистические средства работы с ними изучаются таким разделом нашей науки, как криминалистическая техника; идеальные – криминалистической тактикой и методикой расследования (исследования) отдельных видов и категорий преступлений.

В то же время ряд криминалистов полагает, что специфически криминалистическим видом следов из названных выше является лишь первый из них – материальные следы. Вот что по этому поводу пишет Р.С. Белкин: «Механизм возникновения идеальных изменений и сами эти изменения, как мысленные образы в сознании людей – участников или посторонних наблюдателей события, являются объектом исследования криминалистики лишь отчасти, поскольку криминалистика черпает основные данные об этих процессах из психологии (общей и судебной), физиологии и других наук о человеке. В полном объеме криминалистическими объектами являются материальные изменения среды, и именно они составляют содержание понятия «следы преступления» [51] .

Вряд ли с этим можно безоговорочно согласиться. Действительно, наиболее общие закономерности возникновения и существования (сохранения, трансформации, исчезновения) идеальных следов открыты и изучаются не криминалистикой, а психологией и другими науками о человеке. Но результаты их проявлений трансформируются криминалистикой сугубо в своих специфических целях – расследования (а в нашем понимании предмета криминалистики – процессуального исследования) преступлений. И основанные на их познании средства являются, по моему убеждению, средствами криминалистическими. В противном случае все средства, направленные на извлечение, исследование, использование идеальных следов – а это по существу большая часть средств следственной (криминалистической) тактики и значительная часть средств криминалистической методики, также направленных на переработку таких следов, – подлежали бы исключению из предмета криминалистики. А то, что эти средства – суть средства криминалистические, никем под сомнения не ставится. Так же, как не ставится под сомнение факт существования криминалистически значимой информации, хотя общие информационные закономерности открыты и изучаются не криминалистикой, а теорией информации.

И тем не менее большая часть криминалистически значимых следов – следы материальные. Их сущность, классификации, наиболее общие средства, приемы и методики работы с ними изучаются основополагающей отраслью криминалистической техники – криминалистическим учением о следах. Это учение с 30-х годов прошлого века стали именовать криминалистической трасологией (от фр. trace – след и греч logos – слово, учение). Мне думается, что предметом трасологии является изучение закономерностей возникновения и существования материальных следов преступной деятельности, результатов их проявления и разработка основанных на познании этого средств, приемов и методик собирания, исследования и использования таких следов для расследования (исследования) преступлений. По Белкину же, трасология есть «отрасль криминалистической техники, разрабатывающая средства и приемы собирания и исследования следов-отображений для выяснения обстоятельств их возникновения, идентификации и установления групповой принадлежности образовавших их субъектов, в целях расследования и предотвращения преступлений и розыска преступников» [52] .

В этом контексте под следом в трасологии понимается «отображение морфологических особенностей внешнего строения объекта, имеющего устойчивые пространственные границы, образующиеся в результате взаимодействия, сопряженного с событием преступления» [53] .

Общая классификация следов в трасологии осуществляется по ряду оснований, и в первую очередь по виду следообразующих объектов: следы человека, животных, орудий и инструментов, транспортных средств, других предметов, в том числе таких для криминалистики относительно новых и специфических, как документы, существующие и функционирующие в компьютерной среде (так называемом виртуальном пространстве).

По мерности отображения объекта в следе следы-отображения подразделяют на объемные и поверхностные. Объемные следы отображают внешнее строение объекта, его образовавшего, во всех трех его измерениях – длины, ширины, глубины. Примерами таковых могут служить следы обуви человека на мягкой почве, в снегу и т. д., орудия взлома на деревянной двери и т. д. Поверхностный след представляет следообразующий объект, как видно из его наименования в двух измерениях – длины и ширины (не позволяя измерить его глубину). Поверхностные следы бывают следами наслоения (скажем, потожировой отпечаток пальца на полированной поверхности стола, на стекле или другой твердой поверхности, отпечаток обуви на полу и т. д.) и следами отслоения, когда часть следобразующего объекта отслаивается на следовоспринимающий объект (примером такого вида следа могут служить частицы краски с автомобиля, совершившего наезд на пешехода, которые остались на одежде последнего).

По основанию связи механического состояния объектов с возникающими следами различают следы статические и следы динамические. Е.Р. Россинская комментирует эту классификацию следующим образом. Статические следы возникают «в результате воздействия на следовоспринимающий объект в перпендикулярном направлении (следы нажима, удара, ходьбы, бега); разновидностью таких следов являются следы качения цилиндрических предметов, поскольку они представляют собой развертку следообразующей поверхности». Динамические следы образуются «в тех случаях, когда следообразующий объект движется параллельно или под любым углом (кроме прямого) к следовоспринимающей поверхности (следы скольжения, разруба, распила, сверления)» [54] .

Кстати (немного отвлечемся), относительно вопросов и ответов по трасологии.

Вводная: на месте происшествия обнаружены два яблока – одно надкушенное, другое – откушенное. Вопрос: на каком из них сохранилось большое количество индивидуальных признаков зубов человека, откусившего и надкусившего эти яблоки? Ответ: на надкушенном – этот след – статический, он более полно отображает морфологические индивидуальные особенности зубов; в откушенном яблоке – след зубов скользящий, динамический, вряд ли он сохранил таковые особенности. Отсюда вывод – статические следы для установления тождества, для идентификации (о которой речь пойдет в следующей лекции) более ценны, чем следы динамические.

Наконец, следы в трасологии подразделяют на локальные и периферические. Первые из них образуются непосредственно под контактной поверхностью следообразующего объекта (следы рук на стекле, следы ног в грунте и другие следы – отображения). Вторые возникают «за счет изменения следовоспринимающей поверхности за пределами площади контакта с ней следообразующего объекта (следы обугливания пола вокруг канистры, выгорания обоев на солнце вокруг фотокарточки, следы смачивания дождем асфальта вокруг стоящей машины» [55] .

Мы рассмотрели основные, наиболее традиционные классификации материальных трасологических следов. Они достаточно глубоко и интересно исследованы в работах ряда известных отечественных криминалистов [56] . Завершим рассмотрение данного вопроса приведением без комментария созданной Г.Л. Грановским схемы разветвленной системы классификации следов в трасологии в зависимости от выделенных им признаков следообразующих объектов.

Схема 1. Разветвленная система классификации следов в трасологии

2. Краткие сведения об отдельных видах материальных следов преступлений и возможностях их криминалистического исследования

«Одним из лучших указателей на известное лицо служат следы его пребывания на месте преступления, они бывают весьма разнообразны: следы ног, рук, пальцев, сапог, башмаков, лошадиных копыт, разных мелких вещей, принадлежащих известному лицу…» – писал во второй половине XIX столетия русский процессуалист А.А. Квачевский [57] .

Как видим, именно эти виды следообразующих объектов (естественно, с соответствующим приложением на современность) положил в основу приведенной выше классификации следов в трасологии Г.Л. Грановский. Он подразделил следы на:

а) гомеоскопические (следы рук, ног, зубов, ногтей человека);

б) механогомические (обуви, одежды, протезов человека);

в) механоскопические (орудий, механизмов);

г) следы животных (ног, подков, зубов).

Каждый из названных видов следов составляет предмет соответствующего структурного элемента трасологии (дактилоскопии, большей части баллистики, исследования орудия взлома и т. д.), создающих технико-криминалистические методы, средства, приемы и методики работы с ними в целях процессуального исследования преступлений.

Но материальные следы преступления – это не только следы трасологические, следы-отображения. К ним следует отнести и следы-предметы, и следы-вещества. «Следы-предметы – это материально оформленные объекты, возникновение, перемещение или изменение состояния которых связано с подготовкой, совершением или сокрытием преступления. Следы-вещества – это небольшие количества жидких, пастообразных или порошковых веществ, чье размещение, форма и размеры отображают механизмы следообразования, связанные с подготовкой, совершением и сокрытием преступлений» [58] . Эти следы изучаются не трасологией, а другими разделами криминалистической техники: криминалистическим почерковедением и автороведением, техническим исследованием документов, огнестрельного и холодного оружия, веществ и материалов и т. д., которые так же, как трасология относительно своих объектов, создают соответствующие средства и методы работы с такими следами. При этом достаточно значительная часть материальных следов преступления является предметом изучения ряда смежных с криминалистикой наук: судебной медицины, токсикологии, судебной биологии, химии и т. п.

Совершенно очевидна невозможность подробного освещения всех перечисленных видов следов в рамках даже не одной лекции, но и всего учебного курса криминалистики. А потому я ограничусь изложением основных сведений о материальных следах преступлений, с которыми наиболее часто приходится сталкиваться исследователю преступления в практическом следоведении, и о возможностях их криминалистического использования.

Криминалистические исследования материальных следов преступлений позволяют в самом широком смысле слова решать две распознавательные задачи – диагностическую и идентификационную. Очень интересным и достаточно дискуссионным проблемам криминалистического распознавания будет посвящена следующая лекция. Здесь же, чтобы была понятна сущность направленности работы с материальными следами преступлений, без каких-либо комментариев введу словарные определения криминалистической диагностики и идентификации по «Криминалистической энциклопедии» Р.С. Белкина: криминалистическая диагностика – диагностические экспертные исследования, установление природы или состояния материальных объектов (с. 59). Криминалистическая идентификация – процесс установления тождества объектов или личности по совокупности общих и частных признаков (с. 78).

Гомеоскопические следы. К ним в первую очередь относятся следы папиллярных узоров кожи человека, главным образом пальцев рук, а также следы зубов, биологические следы (крови, слюны, спермы, других выделений организма) человека.

Папиллярные узоры кожи человека обладают следующими криминалистически значимыми свойствами:

а) индивидуальностью (нельзя встретить двух людей с одинаковыми папиллярными узорами на подушечках пальцев рук);

б) устойчивостью (неизменностью в течение жизни человека);

в) восстановимостью (даже после удаления хирургическим путем частей кожи, на которых они содержатся).

Папиллярные узоры в зависимости от создаваемого ими рисунка подразделяются на дуговые (наиболее простые по форме, по частоте встречаемости их около 5 %), петлевые (их 65 %) и наиболее сложные по рисунку – завитковые (их 30 %). Типы узоров позволяют установить групповую принадлежность следа пальца. Для идентификации (установления индивидуально-конкретного тождества) используют частные признаки (детали) узора: начало и окончание линий, слияние и расхождение линий, перерывы линий, так называемые тонкие линии, мостики, глазки, островки, крючки, точки и др. [59]

Даже единичный отпечаток пальца, обнаруженный на месте происшествия, несет в себе весьма значимую информацию. Его исследования позволяют сказать, какой рукой и каким пальцем он оставлен, принадлежит ли он мужчине или женщине, какие особенности отличают поверхность пальца, образовавшего след (шрамы, бородавки и т. п.), сделать предположительный вывод о возрасте лица, его оставившего. Единичные отпечатки несут информацию о том, оставлены они одним лицом или несколькими, о количестве лиц, их оставивших. После появления конкретного подозреваемого исследование полученных у него отпечатков пальцев (дактилоскопической карты) и отпечатков пальцев, изъятых на месте происшествия, позволяет решить идентификационный вопрос – этим ли лицом оставлен данный след. Если на месте происшествия обнаружены отпечатки нескольких разных пальцев руки одного человека (не менее шести), этого достаточно для выведения дактилоскопической формулы и установления лица, их оставившего, по данным дактилоскопического учета (о сущности дактилоскопической формулы речь пойдет чуть позже).

При рассмотрении этого вида следов надо в первую очередь остановиться на правовой основе дактилоскопического учета в нашей стране, ибо даже в последних учебных и справочных изданиях (см., например: «Энциклопедия судебной экспертизы») данному вопросу уделяется недостаточное внимание.

Правовой базой дактилоскопической регистрации в настоящее время является Федеральный закон от 25 июля 1998 г. № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации». В соответствии с ним государственная дактилоскопическая регистрация проводится, и дактилоскопическая информация используется в целях идентификации личности человека и подразделяется на два вида: обязательную и добровольную.

Обязательной государственной дактилоскопической регистрации (естественно, этот вид имеет наибольшее криминалистическое значение) подлежит достаточно широкий круг лиц:

а) граждане Российской Федерации, призываемые на военную службу и ее проходящие;

б) граждане Российской Федерации, проходящие службу в органах внутренних дел, федеральной службы безопасности, внешней разведки, налоговой полиции и государственной налоговой службы, в органах по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, органах и подразделениях службы судебных приставов Минюста, таможенных органах, органах государственной охраны, правительственной связи и информации;

в) спасатели профессиональных аварийно-спасательных служб и формирований Российской Федерации;

г) члены экипажей воздушных судов государственной, гражданской и экспериментальной авиации Российской Федерации;

д) граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, не способные по состоянию здоровья или возрасту сообщить данные о своей личности, если установить указанные данные иным способом невозможно;

е) граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, подозреваемые в совершении преступления, обвиняемые в совершении преступления либо осужденные за совершение преступления, подвергнутые административному аресту, совершившие административное правонарушение, если установить их личность иным способом невозможно;

ж) иностранные граждане и лица без гражданства, подлежащие выдворению (депортации) за пределы территории Российской Федерации;

з) иностранные граждане и лица без гражданства, прибывшие в Российскую Федерацию в поисках убежища и подавшие ходатайства о предоставлении политического или иного убежища либо о признании их беженцами на территории Российской Федерации.

Наконец, в соответствии со статьей 9 этого акта обязательной государственной дактилоскопической регистрации подлежат все неопознанные трупы (это же положение закреплено в статье 178 УПК РФ).

Данный Федеральный закон регламентирует и такой представляющий для криминалистов повышенный интерес вопрос, как сроки хранения дактилоскопической информации. В частности, дактилоскопическая информация о лицах, указанных в пункте «е» (подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления, осужденных за их совершение и т. д.), сохраняется до достижения такими лицами возраста 80 лет или установления факта смерти этих лиц; дактилоскопическая информация о неопознанных трупах хранится до установления личности человека, но не более 10 лет.

В соответствии с этим же актом «дактилоскопическая информация о лицах, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления либо осужденных за совершение преступления, уничтожается не позднее 30 суток после прекращения уголовного дела или вынесения оправдательного приговора суда» (ст. 15).

Лично я надеюсь, что наша страна перейдет к системе всеобщей дактилоскопической регистрации (как то уже имеет место в США и ряде других стран). Ее наличие позволит решить одновременно несколько социальных и собственно криминалистических задач: во-первых, достаточно легко идентифицировать большинство неопознанных трупов; во-вторых, устанавливать личности людей, находящихся в состоянии, исключающем возможность для них сообщить сведения о себе (в бессознательном состоянии, состоянии амнезии, страдающих старческим слабоумием и т. д.); в-третьих, устанавливать лиц, чьи отпечатки пальцев обнаружены на объектах, связанных с криминальными расследуемыми событиями (при осмотрах мест происшествия, обысках и т. д.); в-четвертых, наконец, знание того, что их отпечатки пальцев содержатся в системе дактилоскопического учета, возможно, удержит отдельных лиц от совершения преступлений.

Столь громадный имеющийся и всевозрастающий объем дактилоскопической информации требует своей систематизации, без которой практически невозможно какое-либо рациональное ее использование. Заметим, что эта проблема стояла перед криминалистами уже в самом начале зарождения дактилоскопической регистрации.

Наиболее известным историческим примером необходимости научно обоснованной систематизации данных дактилоскопического учета является, видимо, казус с раскрытием кражи из Лувра «Джоконды» Леонардо да Винчи, совершенной в 1911 году. На стекле музейной витрины, в которой находилась «Джоконда», Альфонсом Бертильоном был обнаружен пригодный для идентификации отпечаток пальца. Как выяснилось впоследствии, в это время в его распоряжении уже имелась дактилоскопическая карта похитителя – мелкого воришки и психопата, неоднократно ранее арестовывавшегося французской полицией. Но отсутствие должной систематизации даже того сравнительно небольшого объема дактилоскопической информации, которой к тому времени располагал Бертильон, привело к тому, что он… просто не нашел в ней необходимую дактилокарту. И столь скандальное преступление (кого только в нем не подозревали – от великого поэта Гийома Аполлинера до германского императора Вильгельма II – последнего, разумеется, лишь в качестве заказчика кражи), которое можно было раскрыть в считаные часы, самое большее – дни, расследовалось более двух лет [60] .

В настоящее время в нашей стране дактилоскопическая информация систематизируется по десятипальцевой системе регистрации с учетом основной и дополнительной дактилоскопических формул, которым соответствует заполненная дактокарта на регистрируемое лицо. Обе эти формулы представляются в виде дробей. При выведении основной формулы в расчет принимают только завитковые узоры, имеющиеся на пальцах регистрируемого лица: в числитель дроби заносят данные о четных пальцах, в знаменатель – нечетных. При выведении дополнительной формулы каждому пальцу присваивается условное цифровое обозначение, установленное для данного узора. В числитель помещают сведения о пальцах правой руки, в знаменатель – левой (см.: Энциклопедия судебной экспертизы. – С. 102).

По сути, эти формулы выполняют роль наименований каталожных ящиков и их подразделов, с которыми мы все сталкиваемся, обращаясь в библиотеку. Скажем, вам в библиотеке нужно найти работы по дактилоскопии. Вы находите каталожный ящик с надписью «криминалистика», в нем ищите раздел «криминалистическая техника», а уже в нем – подраздел «дактилоскопия», в котором и систематизируются фамилии авторов, названия и выходные данные работ по этой теме. Таким же образом, получив от человека его дактилоскопическую карту или обнаружив отпечатки пальцев на месте происшествия и выведя по ним указанные дактоформулы, обращаются в соответствующий «каталожный» ящик и его подразделы, в которых сконцентрированы дактокарты, относящиеся к этим дактоформулам, и уже среди них, а не среди всего громаднейшего объема зарегистрированной дактилоскопической информации, решают идентификационные задачи.

Остается добавить, что:

а) для регистрации отпечатков пальцев, их систематизации и исследований в настоящее время активно используется компьютерная техника и компьютерные технологии;

б) наряду с дактилоскопическим учетом на региональном и местном уровне в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел ведется и активно используется картотечный учет следов пальцев рук, обнаруженных и изъятых с мест нераскрытых преступлений, так называемые «следотеки»;

в) в настоящее время имеются методики идентификации человека по папиллярным узорам не только пальцев рук, но и губ и даже… ушей [61] .

Другим наиболее распространенным видом криминалистически значимых гомеоскопических следов являются следы биологических выделений человека: спермы, слюны и т. д. И конечно же, следы крови, возникновением которых сопровождается практически любое насильственное преступление – от убийства, причинения вреда здоровью до хулиганства. Их обнаруживают на местах происшествий, на теле и одежде как потерпевшего, так и лица, совершившего посягательство, или на других объектах.

Не касаясь техники выявления и изъятия следов крови, все же обращу внимание на следующее обстоятельство: следы крови могут быть совершенно различного цвета. Ярко-красный и красный цвета, с которыми они обычно ассоциируются, имеет только свежая кровь на белом фоне. Подсохшая кровь уже будет казаться красновато-коричневой, далее она еще больше темнеет. «Цвет крови, – пишут по этому поводу авторы одного из пособий по судебной медицине, – может изменяться до коричневого, серо-зеленого, желтого и почти черного. Это зависит от срока, прошедшего после образования следа, внешних воздействий (прямого солнечного света, воздуха, температуры, влаги, гниения, химических веществ), цвета и качества предмета, на котором находится след, и т. п. Так, на свежей извести пятна крови приобретают оранжевый цвет, на свежем снегу становятся светло-розовыми; на тканях и предметах, окрашенных в темные тона или красные цвета, они плохо различимы» [62] .

Исследования следов крови позволяют решить ряд сугубо судебно-медицинских проблем: о наличии на объекте крови и ее вида (происхождение ее от человека, животного, птицы, рыбы), давности ее происхождения, установление ее групповой принадлежности, регионального происхождения, происхождения от живого человека или трупа и т. п. Кроме того, такая отрасль судебной медицины, как медицинская криминалистика, позволяет решать целый комплекс весьма важных вопросов, связанных с выяснением способа образования следов крови: «об источнике кровотечения или попадания крови; положении в пространстве тела или предмета, на который попала кровь, изменении этого положения и его последовательности; направлении движения капель крови и расстоянии, с которого она попала на тело или предмет; об очередности нанесения повреждений, сопровождавшихся наружным кровотечением, о перемещении и позе пострадавшего в момент стекания по нему крови; о мерах, предпринимавшихся для удаления крови» [63] .

Для иллюстрации данного положения приведем вывод медико-криминалистической экспертизы по делу об убийстве Поповым Ситникова: «При судебно-биологическом исследовании одежды подозреваемого Попова М.И. (куртки, рубашки, джинсов, туфель) была обнаружена кровь, идентичная по групповым признакам крови потерпевшего – Ситникова Г.В.; характер следов крови на одежде подозреваемого указывает на то, что он во время нанесения ударов Ситникову находился в непосредственной близости от потерпевшего в положении стоя на коленях (куртка его при этом была застегнута), и был обращен к потерпевшему передней поверхностью тела» (уголовное дело по обвинению Попова М.И. по статье 105, часть 1, УК РФ. Архив суда Советского р-на г. Воронежа. 2000. Уголовное дело № 99158056-след.).

В последние годы активно развивается такая отрасль медицинской криминалистики, как генотипоскопия (на криминалистическом «сленге» ее именуют «генной дактилоскопией», что еще раз подчеркивает именно криминалистическую направленность исследований следов крови, слюны и других выделений человеческого организма). Этот метод идентификации, разработанный в 1960-е годы английским ученым А. Джефферисом, основан на одинаковости отдельных зон молекулы ДНК конкретного человека. Вероятность совпадения таких участков у двух людей равна 1:40 млрд. Вот что пишут авторы «Энциклопедии судебной экспертизы» о сути этого метода: «Такой индивидуальный «отпечаток» имеется в любой клетке, его возможно использовать для идентификации личности по крови, сперме, слюне и т. п…Для исследования пригодны следы крови или спермы размером с пятирублевую монету, образованные непосредственным попаданием жидкости на предмет-носитель… Использование генотипоскопии позволяет с очень высокой степенью вероятности идентифицировать лицо по крови и сперме; установить, могут ли данные отец и мать быть родителями ребенка в случае кражи или подмены детей; определить, наступила ли беременность от подозреваемого в изнасиловании; при групповом изнасиловании установить каждого из участников события; определить, принадлежали ли части расчлененного трупа одному человеку» [64] .

Не имея возможности говорить здесь об этом более подробно, отмечу, что в целом такие же криминалистически значимые задачи решаются исследованиями и других носителей геноскопических следов человека: слюны, спермы, волос и т. д., в том числе и следов запаха (последнее рассмотрим подробнее при рассмотрении современных проблем криминалистической техники).

Из механогомических следов выделим в первую очередь следы обуви. Это обусловливается тем, что на месте происшествия обычно имеется и выявляется большое количество таких следов – это могут быть следы обуви потерпевшего, преступника, посторонних лиц, оставленные до события преступления или после него. Криминалистическое значение следов обуви трудно переоценить. Величина следа может дать представление о росте человека (в среднем он равен длине подошвы обуви, умноженной на семь), его поле и возрасте (по форме и размеру отразившихся в следе особенностей обуви), особенностях обуви (например, по наличию заплатки на подошвенной части обуви, характерно сбитом каблуке, наличию подковки и т. п.).

Изучение так называемой «дорожки следов» – совокупности следов, оставленных одной обувью, – позволяет установить направление и характер движения человека, ее оставившего (шел спокойным шагом, бежал, останавливался, нес ли груз и на каком плече и т. п.), индивидуальные особенности человека (например, наличие хромоты).

После изъятия обуви у подозреваемого (при его задержании, при обыске в его жилище) трасологическая экспертиза может решить и идентификационный вопрос: изъятой ли обувью оставлен след, обнаруженный на месте происшествия? При этом оптимальным для решения данного вопроса является исследование объемных статических следов обуви.

Последнее замечание об этом виде следов: по следам обуви можно идентифицировать не человека (как то возможно при исследовании отпечатков пальцев и других папиллярных узоров; правда, вспомним обозначенную выше проблему ИПУ), а лишь обувь, изъятую у определенного лица. Была ли эта обувь на ногах именно этого человека в момент совершения преступления или другого, необходимо еще устанавливать.

Из множества других механогомических следов я бы особо выделил следы одежды человека. В данном случае речь идет не о собственно трасологических следах, а о следах в виде микрочастиц, которые физически закономерно переходят с одежды одного человека на одежду другого или на их тело при контактном взаимодействии этих людей между собой.

Такие следы возникают, как правило, при изнасилованиях и других насильственных действиях сексуального характера, убийствах, разбойных нападениях и при совершении ряда других преступлений, предполагающих контактное взаимодействие нападающего и его жертвы. Если говорить об этих следах совсем коротко, то, во-первых, исследования таких следов будут иметь доказательственное значение лишь при одном непременном условии – одежда после криминального события не находилась в контакте с другими материалами, с которых на нее могли быть привнесены посторонние микрочастицы. Иными словами, эта одежда должна быть своевременно изъята и надлежащим образом упакована, что – подчеркну это особо, – нашло отражение в соответствующем процессуальном документе (протоколе осмотра места происшествия, выемки, обыска). Во-вторых, эти исследования, как правило, позволяют установить лишь групповую принадлежность микрочастиц одежды (не исключать их происхождения от определенной одежды); случаи установления тождества происхождения микрочастиц одежды, обнаруженных, например, на одежде потерпевшего от одежды подозреваемого, в настоящее время редки. Однако методики таких исследований постоянно совершенствуются, и недалеко то время, когда будут созданы научно обоснованные методики идентификации многих видов микроследов, в том числе и микрочастиц одежды. В-третьих, такие микрочастицы могут быть обнаружены не только на одежде, но и на других объектах, в частности в подногтевом содержимом потерпевшего или лица, совершившего преступление.

Научные основы, технико-криминалистические приемы и методики подобных исследований разрабатываются соответствующей отраслью криминалистической техники и реализуются путем проведения криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий (КЭМВИ). Тут же отмечу, что экспертизы этого класса решают многие другие весьма важные вопросы: о происхождении вещества (например, установление происхождения золотого песка), об определении предприятия, выпустившего определенную продукцию, об установлении факта участия определенной автомашины в дорожно-транспортном происшествии – по частицам лакокрасочного покрытия, смазочных материалов, стекла, волокон на ней и на других объектах и т. д. [65]

Из множества механоскопических следов необходимо выделить следы орудий и инструментов, используемых для совершения преступлений, а из них в первую очередь – следы орудий и инструментов взлома дверей, замков, окон, решеток и других преград. Авторы «Энциклопедии судебной экспертизы» пишут: «Орудие взлома – любой твердый предмет (лом, труба, топор и др.), используемый для преодоления преграды. В качестве орудия В. используются различные столярные, слесарные и иные инструменты, металлические предметы… Особую группу орудий В. составляют специально изготовляемые в преступных целях приспособления и инструменты (например, «гусиная лапа», «рак», «фомка»), а также используемая в подобных целях аппаратура, например для резки металла» [66] .

От их применения остаются несколько видов следов: отображения (чаще всего объемные) – давления, образуемые нажимом, ударом и т. д.; скольжения – в виде царапин или полос (например, царапины на поверхности сейфа от ломика на внутренних деталях замка при проникновении в помещение путем подбора ключа и т. д.); резания – отражающих режущую кромку инструмента, а также в результате сверления и тому подобных действий.

По данным следам можно решить целый ряд весьма значимых диагностических и идентификационных задач. Е.Р. Россинская к первым из них относит: установление по следам механизма взлома и отдельных обстоятельств события (с какой стороны произведено разрушение преграды, в каком направлении воздействовало орудие, время взлома, знаком ли преступник с обстановкой, местом нахождения и характером или устройством преграды, запирающего устройства, возможность инсценировки взлома или проникновения, случайного разрушения, количество участников взлома), определение по следам некоторых признаков лица, совершившего взлом (рост, пол, возраст, физическая сила, профессиональные навыки, функциональные особенности).

К идентификационным задачам исследования следов и орудий взлома, по ее мнению, относятся: установление по следам групповой принадлежности орудий и инструментов (я же полагаю, и об этом будет подробнее сказано при рассмотрении соответствующей темы, что эта задача не идентификационная, а диагностическая); установление орудия и инструментов по их частям, например, на месте взлома обнаружен обломок лезвия ножа, использованного для вскрытия шкафа, а при обыске в доме подозреваемого обнаружен нож с обломанным лезвием [67] .

Вторым по распространенности в практическом следоведении видом механоскопических следов являются следы транспортных средств. Их подразделяют на:

а) следы частей и деталей транспортного средства (следы протекторов шин, бампера на препятствии и т. д.);

б) предметы, отделившиеся от транспортного средства в результате механического воздействия (осколки фарного стекла, щепки от бортов кузова грузовой машины;

в) вещества – частицы лакокрасочного покрытия, капли горюче-смазочных материалов, жидкости системы охлаждения и системы торможения.

Изучение этих следов на месте дорожно-транспортного происшествия позволит определить направление движения скрывшегося автомобиля (так, если машина двигалась по грязи или снегу, на дне следа образуются зубцы, пологие концы которых обращены в сторону движения, капли масла, тормозной жидкости, жидкости системы охлаждения имеют вытянутые рельефы в сторону движения и т. п.). По следам торможения можно высказаться о состоянии автомобиля и действиях водителя. Об этом Е.Р. Россинская пишет: «Криволинейные следы отпечатков протектора говорят о попытке водителя избежать происшествия маневрированием перед торможением. Наличие только следов скольжения является признаком внезапного обнаружения опасности или панических действий водителя. Этот же признак в следах большой протяженности может указывать на высокую скорость автомобиля, которую водитель пытался погасить резким торможением» [68] .

В целом же можно согласиться с мнением данного автора о том, что с помощью исследований рассматриваемого вида следов можно решить вопросы диагностические:

• каким видом транспорта, типом, моделью автомобиля (другого транспортного средства), какими его частями оставлены следы;

• какой моделью шины оставлены следы, каким колесом (правым, левым передним, задним) транспортного средства они оставлены;

• в каком направлении двигалось транспортное средство, оставившее следы;

• каково было взаимное расположение транспортных средств перед столкновением;

• под каким углом столкнулись транспортные средства;

• каково было взаимное расположение транспортного средства и пешехода в момент наезда;

• имеются ли на данном объекте (теле, одежде потерпевшего, ограждении дороги и т. д.) следы транспортного средства;

• образовались ли эти следы в результате столкновения, наезда, переезда;

• каков механизм образования имеющихся следов;

• оставлены ли следы данным транспортным средством;

• является ли обнаруженный предмет (фрагмент) частью данного транспортного средства и составляли ли они ранее единое целое;

• образованы ли следы, имеющиеся на транспортном средстве (преграде, одежде потерпевшего), частями, и какими именно, данного транспортного средства [69] .

Оглавление

  • От автора
  • Тема 1. ВВЕДЕНИЕ В КУРС КРИМИНАЛИСТИКИ
  • Тема 2. СЛЕДЫ В КРИМИНАЛИСТИКЕ
  • Тема 3. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ РАСПОЗНАВАНИЕ. (диагностика и идентификация)

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Основы криминалистики. Курс лекций (О. Я. Баев) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

kartaslov.ru

Популярное:

  • Жалоба на методиста Если не устраивает заведующая детским садом … Вопрос: Добрый день! Г. Калининград. Скажите, пожалуйста, если родителей полностью не устраивает заведующая детским садом, могут ли они требовать от начальника управления образования […]
  • Индивидуально трудовая собственность Индивидуально трудовая собственность 3.2. Типы и формы собственности Отношения собственности в ходе исторического развития образовались в различные формы. Формы собственности отличаются друг от друга по субъектам собственности, […]
  • Налог на капитальный ремонт кто не платит Что говорит закон об оплате за капитальный ремонт, есть ли льготы пенсионерам? Компенсация взносов - сколько должны платить пенсионеры? С начала 2016 года вступил в силу Федеральный Закон № 271 «О капитальном ремонте в […]
  • Два закона кирхгофа Два закона кирхгофа Иногда их называют правилами. Они широко используются в электротехнике вместе с другими методами расчётов и позволяют решать целый ряд задач. Основное преимущество этих правил в том, что они имеют довольно […]
  • Заявление в садик электронное Запись в детский сад: как пойти в садик через электронную запись? Запись в детский сад — процедура хлопотная и малоприятная. По крайней мере, так было до недавнего времени. Современные технологии призваны облегчить жизнь простым […]
  • За сколько работодатель должен предупреждать об увольнении Увольнение по собственному желанию Увольнение по собственному желанию (другими словами, по инициативе работника) - одно из самых распространенных оснований расторжения трудового договора. Инициатива прекращения трудовых […]
  • Ликвидация предприятий способы "Закрытие фирмы или головная боль?" 04.02.2009 – Баранов В.В. Зачем нужно закрытие предприятия «Всё – пришла пора закрыть фирму!» - такая проблема рано или поздно встаёт перед каждым российским предпринимателем. Причины тому […]
  • Закон о больничном по беременности Пособие по беременности и родам в 2018 году Пособие по беременности и родам (или, как его часто называют, «декретные») является одним из видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию. Разберемся, кому и в […]