Интеллектуальная собственность в европейском праве

ПРАВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ОБЪЕДИНЕННОЙ ЕВРОПЫ

Аннотация. Статья посвящена основам правового регулирования интеллектуальной собственности в Европейском союзе. Автор анализирует соотношение в европейском праве интеллектуальной собственности таких понятий, как авторское право и смежные права, интеллектуальная собственность и промышленная собственность.
В статье рассматривается полисистемность института правовой охраны интеллектуальной собственности, получившая закрепление в международно-правовых документах универсального характера, исследуются основные задачи, стоящие перед законодательством в области охраны интеллектуальной собственности Европейского союза, и основные документы, заложившие основы политики ЕС в области авторских и смежных прав.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, Европейский еоюз, патентное право, авторские права, промышленная собственность.

С момента своего создания Европейский союз формирует механизмы претворения в жизнь принципов, направленных на создание единого рынка, свободы деятельности и учреждения и других экономических оплотов объединенной Европы. Формирование права ЕС направлено на унификацию правового регулирования в различных сферах, в том числе банковского, таможенного, торгового права, а также права интеллектуальной собственности.

Интеллектуальная собственность является ключевым понятием, обобщающим определенный перечень правовых институтов, к которым относятся институт коммерческой тайны, патентное право, авторское право и товарные знаки.
Законодательство о коммерческой тайне, а также патентное право регулируют порядок проведения различных исследований, а также способствуют развитию новых идей.
Авторское право в свою очередь регулирует вопросы создания литературных, художественных, музыкальных произведений и компьютерных программ.

Законодательство о товарных знаках призвано контролировать права производителя на созданный им продукт. Активизация производственных процессов, в том числе и в области стремительно развивающихся инновационных технологий, способствует постоянному развитию права интеллектуальной собственности и необходимости его непрерывного совершенствования.

Стремительное развитие инновационных процессов в различных сферах политической, социально-экономической, культурной и, конечно же, правовой жизни приводит к дефициту законодательной базы в сфере охраны интеллектуальной собственности, которая лежит в основе всех новейших разработок. Необходимо признать, что ни универсальные международные соглашения, ни исключительно национально-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности не достигают указанной цели [3, с. 7].

В сфере охраны интеллектуальной собственности на международном уровне существуют два основных института – Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) и Всемирная торговая организация (ВТО), а также целый ряд региональных организаций, крупнейшей из которых является ЕС.

ЕС представляет собой крупнейшее интеграционное объединение, в состав которого входят государства, отличающиеся развитой системой охраны института интеллектуальной собственности.

Среди приоритетных задач, которые стоят перед руководящими органами ЕС в области охраны интеллектуальной собственности, такие как усиление охраны интеллектуальной собственности; предупреждение использования прав на интеллектуальную собственность в недобросовестной конкуренции; гармонизация законодательства об интеллектуальной собственности; снижение уровня дублирования усилий национальных патентных служб и структур, занимающихся товарными знаками. Для достижения указанных целей в ЕС был разработан ряд специальных механизмов: издание обязательных директив; участие в работе основных международных организаций и в подготовке договоров; подготовка договоров присоединения для государств – членов ЕС (в некоторых случаях открытых и для других стран); создание собственных институтов, в частности Европейского патентного бюро и Европейского бюро по товарным знакам [5, с. 29].

Следует отметить, что в Договоре о функционировании ЕС не содержится таких понятий, как авторское право и смежные права, интеллектуальная собственность. Это связано с тем, что в странах романо-германской правовой семьи термин «интеллектуальная собственность» определяет только объекты литературной и художественной собственности, а к изобретениям, полезным моделям, промышленным образцам, селекционным достижениям и товарным знакам применяется понятие «промышленная собственность».

В Ниццком договоре 2001 г., а также в Лиссабонском договоре 2007 г. для определения имущественных прав на результаты интеллектуальной собственности, на которые распространяется правовая охрана, используется собирательное понятие «промышленная и коммерческая собственность». Не находящиеся в гражданском обороте личные неимущественные или, как их еще именуют, «моральные права» создателей интеллектуального продукта находятся вне сферы интересов права ЕС.
Институт правовой охраны интеллектуальной собственности отличается полисистемностью [1, с. 54]. Подтверждением этому является в первую очередь закрепление в международно-правовых документах универсального характера, таких как Всеобщая декларация прав человека 1948 г. и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., положений о необходимости правовой охраны произведений творчества. Кроме того, сегодня сложился целый комплекс международно-правовых соглашений универсального характера, касающихся авторского права и смежных прав, а также определена система национально-правового регулирования результатов творческой деятельности.

Заметное влияние на регулирование права интеллектуальной собственности, как в унифицированном законодательстве ЕС, так и во внутригосударственном правовом регулировании стран-участниц оказывают Всемирная конвенция об авторском праве 1952 г. и Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений 1886 года. Основным нормативным правовым актом в области регулирования смежных прав в унифицированном праве ЕС является Международная конвенция об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций 1961 года.
Безусловному усилению защиты прав интеллектуальной собственности в странах ЕС способствует тесная взаимосвязь унифицированного права ЕС и национального законодательства государств-членов, основанная на принципах Бернской конвенции 1886 года.

Основной задачей, которая стоит перед законодательством в области охраны интеллектуальной собственности в ЕС, является обеспечение бесперебойного функционирования внутреннего рынка ЕС. В Европейском союзе постоянно ведется работа по устранению имеющихся расхождений между национальными законодательствами государств- членов в области авторского и смежных прав, с целью ликвидации препятствий на пути свободного движения товаров и услуг, а также причин, искажающих конкуренцию на внутреннем рынке ЕС [6, с. 43].

Следует отметить, что унифицированное законодательство ЕС в области защиты прав интеллектуальной собственности постоянно развивается. В настоящее время в ЕС принят целый ряд директив, посвященных вопросам охраны авторских и смежных прав, которые имплементированы в национальное законодательство стран-участниц. Особую роль в правовом регулировании вопросов авторского права играет Суд ЕС, поскольку большинство принятых директив базируется на его решениях [6, с. 57].

Основным документом, заложившим основы политики ЕС в области авторских и смежных прав, является так называемая Зеленая книга по авторскому праву и смежным правам в информационном обществе, которая увидела свет в 1995 году.

Данный документ провозгласил такие задачи, как устранение юридических препятствий и расхождений в национальном законодательстве по авторскому праву, которые мешают функционированию единого рынка; повышение уровня конкурентоспособности ЕС благодаря высокому уровню авторско-право- вой охраны продуктов и услуг; недопущение присвоения возникшей внутри сообщества в результате творческих усилий и существенных инвестиций интеллектуальной собственности третьими лицами, находящимися за пределами ЕС; нивелирование сдерживающего воздействия авторского права на конкуренцию в таких областях, как охрана промышленных образцов и компьютерных программ.

Поступательное развитие права интеллектуальной собственности в ЕС в свете принимаемых директив направлено на решение вышеуказанных задач.

1. Абдуллин, А. И. Право интеллектуальной собственности в Европейском Союзе: генезис, унификация, перспективы развития : дис. … д-ра юрид. наук / Абдуллин Адель Ильсиярович. – М., 2006. – 407 с.
2. Гончаров, А. И. Регулирование нормативов банковской деятельности в ЕС / А. И. Гончаров, О. П. Казаченок // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. – 2015. – № 2 (27). – С. 159-163.
3. Иншакова, А. О. Задачи национального цивильного права в процессе наноиндустриализации страны / А. О. Иншакова // Современное право. – 2011. – № 8. – С. 9-14.
4. Иншакова, А. О. Реализация эффективной конкурентной политики ЕС в сфере инноваций посредством общего интеллектуального права / А. О. Иншакова, Д. В. Кожемякин // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2013. – № 2. – С. 19-23.
5. Мещерякова, О. М. Наднациональность в праве ЕС и проблема суверенитета : дис. … д-ра юрид. наук / Мещерякова Ольга Михайловна. – М., 2010. – 468 с.
6. Энтин, К. В. Право конкуренции и охрана интеллектуальной собственности в практике Суда ЕС и Европейской комиссии : дис. … канд. юрид. наук / Энтин Кирилл Владимирович. – М., 2011. – 176 с.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2015. № 3 (28)

narodirossii.ru

Раздел XX ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И ЗАЩИТА АВТОРСКИХ ПРАВ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И ЗАЩИТА АВТОРСКИХ ПРАВ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ

142. Как происходит гармонизация и унификация правового регулирования промышленной собственности в Европейском Союзе?

Первым опытом разработки в ЕС основополагающего правового акта в сфере промышленной собственности стала подписанная в 1973 г. в Мюнхене Конвенция о выдаче Европейского патента. Она учредила Европейскую патентную систему[144] и Европейское патентное ведомство. При этом не ставилась задача создать единый патент, дополнявший или даже замещавший национальные охранные свидетельства. Целью Европейской патентной системы является прежде всего упрощение формальностей, связанных с получением нескольких патентов. Посредством единой унифицированной процедуры заявитель может получить правовую охрану изобретения сразу в нескольких странах — участницах Мюнхенской конвенции. Российские изобретатели, желающие защитить свое изобретение на территории государств Европейского Союза, также могут использовать процедуру, установленную Мюнхенской конвенцией.

В ноябре 2000 г. в Мюнхене состоялась Международная конференция по европейской патентной реформе, на которой была изменена Конвенция о выдаче Европейского патента 1973 г. Нововведения касаются процедурных вопросов и направлены на повышение эффективности деятельности Европейского патентного ведомства.

Весной 2007 г. Европейская комиссия представила специальное Сообщение «Об улучшении патентной системы в Европе»[145], в котором предлагается создание специального патентного трибунала Европейского Союза.

Правовые рамки в отношении биотехнологических изобретений в Европейском Союзе были установлены директивой 1998 г.[146], направленной на защиту нравственных и этических принципов. Под эгидой Комиссии была учреждена Европейская группа по этике в науке и новых технологиях. Суд ЕС в 2001 г. признал правомочность издания этой директивы.

Если патент традиционно направлен на правовую охрану изобретений, то полезная модель представляет собой имеющее новизну конструктивное решение, которое не претендует на высокий изобретательский уровень. Данный вид промышленной собственности носит дополняющий по отношению к патентной системе характер. Основной целью правовой охраны полезных моделей является содействие инновационной деятельности мелких предприятий и отдельных изобретателей. На международном уровне полезная модель признана с 1911 г., когда на нее было распространено действие Парижской конвенции.

Для достижения большего единообразия, необходимого для эффективного развития внутреннего рынка ЕС, а также обеспечения прав и прогрессивного развития мелких и средних предприятий во всех государствах-членах, Европейская комиссия в 1997 г. представила проект директивы о гармонизации законодательных положений об охране изобретений в форме полезных моделей. В проекте был урегулирован широкий круг вопросов, связанных с охраной полезных моделей. Государства-члены должны принять единообразные нормы относительно круга изобретений, охрана которым может быть предоставлена, критериев патентоспособности, требований к заявке и к формальной ее экспертизе, а также условия опротестования регистрации. Права на полезную модель должны предоставляться на шесть лет, при условии уплаты пошлин, с возможностью продления до 10 лет.

В 2001 г. был принят Регламент о промышленном образце Сообщества[147]. Изобретатели получили возможность регистрировать промышленные образцы непосредственно на уровне Европейского Союза, в Ведомстве по гармонизации на внутреннем рынке. Регламент осуществляет унификацию законодательства государств — членов Союза в сфере защиты интеллектуальной собственности. Регламент 2001 г. состоит из 111 статей. Он детально регулирует вопросы принадлежности и защиты прав на промышленные образцы, их регистрации, а также определяет порядок разрешения связанных с этим споров.

Годом позже Комиссия приняла регламент по имплементации Регламента Совета о промышленных образцах Сообщества, в котором весьма детально рассмотрела основные технико-организационные вопросы, связанные с регистрацией промышленных образцов.

Такой новый и важный вид промышленной собственности, как топология интегральных микросхем, получил в Европейском Союзе особую правовую защиту. Директива, принятая в 1986 г.[148] установила обязанность государств-членов предоставлять правовую охрану этим результатам интеллектуальной деятельности (РИД).

law.wikireading.ru

Название книги

Право Европейского Союза

Кашкин Сергей Юрьевич

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ И ЗАЩИТА АВТОРСКИХ ПРАВ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ

142. Как происходит гармонизация и унификация правового регулирования промышленной собственности в Европейском Союзе?

Первым опытом разработки в ЕС основополагающего правового акта в сфере промышленной собственности стала подписанная в 1973 г. в Мюнхене Конвенция о выдаче Европейского патента. Она учредила Европейскую патентную систему и Европейское патентное ведомство. При этом не ставилась задача создать единый патент, дополнявший или даже замещавший национальные охранные свидетельства. Целью Европейской патентной системы является прежде всего упрощение формальностей, связанных с получением нескольких патентов. Посредством единой унифицированной процедуры заявитель может получить правовую охрану изобретения сразу в нескольких странах — участницах Мюнхенской конвенции. Российские изобретатели, желающие защитить свое изобретение на территории государств Европейского Союза, также могут использовать процедуру, установленную Мюнхенской конвенцией.

В ноябре 2000 г. в Мюнхене состоялась Международная конференция по европейской патентной реформе, на которой была изменена Конвенция о выдаче Европейского патента 1973 г. Нововведения касаются процедурных вопросов и направлены на повышение эффективности деятельности Европейского патентного ведомства.

Весной 2007 г. Европейская комиссия представила специальное Сообщение «Об улучшении патентной системы в Европе», в котором предлагается создание специального патентного трибунала Европейского Союза.

Правовые рамки в отношении биотехнологических изобретений в Европейском Союзе были установлены директивой 1998 г., направленной на защиту нравственных и этических принципов. Под эгидой Комиссии была учреждена Европейская группа по этике в науке и новых технологиях. Суд ЕС в 2001 г. признал правомочность издания этой директивы.

Если патент традиционно направлен на правовую охрану изобретений, то полезная модель представляет собой имеющее новизну конструктивное решение, которое не претендует на высокий изобретательский уровень. Данный вид промышленной собственности носит дополняющий по отношению к патентной системе характер. Основной целью правовой охраны полезных моделей является содействие инновационной деятельности мелких предприятий и отдельных изобретателей. На международном уровне полезная модель признана с 1911 г., когда на нее было распространено действие Парижской конвенции.

Для достижения большего единообразия, необходимого для эффективного развития внутреннего рынка ЕС, а также обеспечения прав и прогрессивного развития мелких и средних предприятий во всех государствах-членах, Европейская комиссия в 1997 г. представила проект директивы о гармонизации законодательных положений об охране изобретений в форме полезных моделей. В проекте был урегулирован широкий круг вопросов, связанных с охраной полезных моделей. Государства-члены должны принять единообразные нормы относительно круга изобретений, охрана которым может быть предоставлена, критериев патентоспособности, требований к заявке и к формальной ее экспертизе, а также условия опротестования регистрации. Права на полезную модель должны предоставляться на шесть лет, при условии уплаты пошлин, с возможностью продления до 10 лет.

В 2001 г. был принят Регламент о промышленном образце Сообщества. Изобретатели получили возможность регистрировать промышленные образцы непосредственно на уровне Европейского Союза, в Ведомстве по гармонизации на внутреннем рынке. Регламент осуществляет унификацию законодательства государств — членов Союза в сфере защиты интеллектуальной собственности. Регламент 2001 г. состоит из 111 статей. Он детально регулирует вопросы принадлежности и защиты прав на промышленные образцы, их регистрации, а также определяет порядок разрешения связанных с этим споров.

Годом позже Комиссия приняла регламент по имплементации Регламента Совета о промышленных образцах Сообщества, в котором весьма детально рассмотрела основные технико-организационные вопросы, связанные с регистрацией промышленных образцов.

Такой новый и важный вид промышленной собственности, как топология интегральных микросхем, получил в Европейском Союзе особую правовую защиту. Директива, принятая в 1986 г. установила обязанность государств-членов предоставлять правовую охрану этим результатам интеллектуальной деятельности (РИД).

143. Как право Европейского Союза регулирует вопросы охраны товарных знаков?

Со времени перехода к массовому производству предприниматели стали использовать для выделения своей продукции из массы товаров, поступающих на рынок, особые запоминающиеся обозначения, индивидуализирующие товар и его производителя. Товарный знак выполняет идентификационную, информационную и рекламную функции и играет важную роль в развитии мировой экономики, особенно в отраслях, ориентированных на широкие слои населения. В условиях общества массового потребления принято говорить даже о «брендовом сознании», определяющем психологию покупателя. Решающим в выборе товара или услуги становится проставленное на них производителем обозначение (англ. brand), которое, в случае его правовой охраны, именуется товарным знаком (англ. trade mark, франц. marque).

В государствах — членах ЕС специальное законодательство о товарных знаках начало складываться еще с середины XIX в. В 1883 г. положения об этом виде промышленной собственности были включены в Парижскую конвенцию. Важнейшим источником международного права по товарным знакам остается Мадридское соглашение о международной регистрации знаков 1891 г. в редакции Мадридского протокола 1989 г., к которому в 2001 г. присоединились государства — члены Европейского Союза. Договор о товарных знаках, подготовленный в рамках ВОИС, до сих пор не вступил в силу.

Регламент о товарном знаке Сообщества был принят в 1993 г. и позднее дополнен специальным регламентом об имплементации, содержащим технические нормы, а также регламентами, устанавливающими пошлины за регистрацию и процедуру рассмотрения споров в Апелляционной палате. Решения Апелляционной палаты могут быть обжалованы в Трибунале первой инстанции и далее в Суде ЕС.

Система товарного знака Сообщества была сформирована к началу 1996 г. В г. Аликанте (Испания) было учреждено Ведомство по гармонизации на внутреннем рынке. Оно принимает заявки, проводит регистрацию и ведет реестр товарных знаков Сообщества. Выгоды от учреждения общего товарного знака ЕС для хозяйствующих субъектов очевидны — в результате одной процедуры предприниматель получает правовую защиту обозначения своих товаров или услуг в 27 государствах ЕС. Основная сложность действия товарного знака Сообщества связана с тем, что он не отменяет действия национальных товарных знаков. Более того, Регламент 1993 г. устанавливает безусловную преимущественную юридическую силу обозначения, зарегистрированного на национальном уровне.

В конце 2008 г. была принята Директива Совета о сближении законодательств государств-членов о товарных знаках. Директива признала целесообразным ограничиться гармонизацией законодательства государств-членов только по вопросам, оказывающим непосредственное влияние на развитие внутреннего рынка ЕС.

Главная задача, на решение которой направлены положения Директивы, заключается в установлении близких к идентичным норм во всех государствах-членах относительно условий регистрации и продолжения использования зарегистрированного товарного знака. Директива содержит перечень оснований, которые исключают регистрацию нового товарного знака, а также дают право требовать отмены действующей регистрации.

Кроме исчерпывающего минимального перечня оснований, которые должны присутствовать во всех законодательствах, установлен факультативный перечень дополнительных оснований для отказа в регистрации товарного знака или ее отмены, введение которых оставлено на усмотрение государств-членов. Такие основания могут вытекать из национальных особенностей данного государства, правовой охраны иных объектов исключительных прав, положений, имеющих характер lex specialis (например, законодательства о защите прав потребителей), и др.

Директива 2008 г. не установила общего для ЕС приоритета по дате подачи заявки на регистрацию в первом из государств-членов. Поданная в одном государстве-члене заявка на регистрацию определенного обозначения имеет последствия только для данного государства. Заявителям должно быть отказано в регистрации позднейших заявок на обозначения, сходные до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком. В Директиве также закреплено единообразное регулирование прав и правомочий владельца товарного знака, а также их ограничений. Предоставление третьему лицу права использовать охраняемый товарный знак осуществляется путем предоставления лицензии. В случае нарушения установленных в Директиве положений лицензионного соглашения (о сроке, территории, круге товаров и услуг, на которые распространяется лицензия) у лицензиата возникают перед лицензиаром не только обязательства из их соглашения, но и обязательства из закона (в первую очередь по прекращению незаконного использования товарного знака).

Товарный знак предоставляет лицу, которое им владеет, право требовать от всякого третьего лица прекращения неразрешенного использования. Однако случается, что владелец товарного знака в действительности никак не использует его в течение длительного времени. Для снижения общего количества товарных знаков, охраняемых на территории Европейского Союза, и борьбы с описанными «спящими» товарными знаками Директива Совета предусмотрела ряд мер.

Директива о товарных знаках 2008 г. устанавливает, что ее нормы в полной мере соответствуют положениям Парижской конвенции и не затрагивают обязательств государств, вытекающих из Парижской конвенции. В случае если коллизия норм все же возникнет, она должна быть разрешена согласованными действиями государств-членов в соответствии с процедурой п. 2 ст. 307 ДЕС. Было также принято решение разработать наднациональный механизм охраны прав на товарный знак, которые должны признаваться в силу единовременной регистрации в едином ведомстве и действовать на всей территории Европейского Союза.

Товарному знаку подобен еще один вид промышленной собственности — наименование места происхождения товара. Защиту географическим обозначениям и местам происхождения сельскохозяйственных товаров и продуктов питания предоставляет специальный регламент, принятый Советом в 1992 г. В соответствии с ним географические наименования, свидетельствующие об определенном регионе изготовления продукта, который придает продукту специфику, защищаются на территории всего Европейского Союза после включения их в регистр посредством издания отдельного регламента. Этот регламент поддержан также и практикой Суда ЕС.

litresp.ru

Интеллектуальная собственность в европейском праве

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Унификация правовой охраны интеллектуальной собственности в европейском союзе :

Унификация правовой охраны интеллектуальной собственности в европейском союзе : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Одной из главных предпосылок, побудивших автора настоящего исследования к выбору темы диссертации, явилось практически полное отсутствие в отечественной юридической науке комплексных исследований вопросов унификации и гармонизации правовой охраны интеллектуальной собственности в таком международном региональном объединении государств как Европейский Союз.

Актуальность темы предпринятого нами исследования условно можно подразделить на две составляющих.

Актуальность исследуемой проблемы «первого порядка» объясняется тем, что одной из важных составляющих человеческого бытия является духовная жизнь индивида. Поэтому совершенно естественно, что право, будучи социальным феноменом, призвано предоставить надлежащую охрану посредством своего особого механизма регулирования общественных отношений тем результатам творчества, что создаются человеческим гением.

Ныне, в конце XX в., можно говорить о так называемой полисистемности правовой охраны произведений литературы, науки и искусства. Во-первых, это закрепление в международно-правовых документах универсального характера, таких как Всеобщая Декларация прав человека 1948 года[1] и Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 года[2], положений о необходимости правовой охраны произведений творчества. Во-вторых, в настоящее время сложился целый комплекс международно-правовых соглашений универсального характера, касающихся авторского права и смежных прав. В-третьих, можно говорить о сложившейся системе национально-правового регулирования результатов творческой деятельности.

Но сегодня, как представляется, необходимо избрать кардинально иной подход в сфере правовой охраны результатов творческой деятельности, так как существующий механизм во многом является неэффективным. Этим и объясняется актуальность поставленной нами проблемы «второго порядка». Ее суть сводится к тому, что современный мир характеризуется целым рядом интеграционных процессов, находящих свое проявление в различных сферах политической, социально-экономической и, конечно же, правовой жизни.[3] В нашем случае, когда мы говорим об эффективности правовой охраны творче-

ского гения человека, необходимо признать, что ни универсальные международные соглашения, ни исключительно национально-правовое регулирование творческой деятельности не достигают указанной цели. Выход видится в активизации такого элемента полисистемного комплекса правовой охраны произведений литературы, науки и искусства, как международный региональный правовой механизм. В этой связи необходимо, как представляется, остановиться на опыте Европейского Союза в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности, тем более это актуально потому, что, во-первых, Европейский Союз являет собой одну из наиболее успешно функционирующих и динамично развивающихся международных региональных организаций, обладая значительной спецификой как институционального плана, так и политико-правового характера. Кроме того, в настоящее время все более крепнут связи в самых различных сферах сотрудничества между Европейским Союзом и Российской Федерацией, одним из ярких примеров чему является подписанное между Европейским Союзом и Россией в 1994 году Соглашение о партнерстве и сотрудничестве.» Специальный раздел и ряд приложений к указанному Соглашению посвящены вопросам охраны интеллектуальной собственности. Во-вторых, опыт Европейского Союза в правовой охране интеллектуальной собственности будет чрезвычайно полезным для Российской Федерации и потому, что являясь участницей Содружества Независимых Государств, наша страна также войдет в систему региональной охраны произведений творчества, но уже в рамках Содружества Независимых Государств.

Поэтому, исходя из всего вышеизложенного, избранная нами тема исследования представляет как теоретический, так и практический интерес, является своевременной и актуальной.

СТЕПЕНЬ РАЗРАБОТАННОСТИ ТЕМЫ. Проблемы унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе представляют собой одно из неразработанных и малоисследованных направлений в отечественной юридической науке. Вместе с тем отдельные вопросы, относящиеся к проблематике настоящего исследования нашли свое отражение в трудах целого ряда как отечественных, так и зарубежных исследователей-правоведов.

Так, например, проблемы правовой природы Европейского Союза (ЕС) и проблемы природы коммунитарного правового порядка стали объектом исследования в работах В.Г. Барановского, Ю.М. Батурина, С.А. Беляева, Л.И. Глухарева, М.К. Иванова, А.В. Клемина, И.С. Крыловой, В.И. Кузнецова, В.В. Маклакова, Р.А. Мюллерсона, О.М. Олтеану, Б.Н. Топорнина, Е.А. Шибаевой, М.Л. Энтина. Ю.М. Юмашева и др.

Отдельные вопросы, относящиеся к проблеме правовой унификации (в общетеоретическом и отраслевом аспектах, включая и вопросы правовой унификации в ЕС) нашли свое отражение в исследованиях М.М. Богуславского, М.И. Брагинского, И.А. Грингольца, Н.Г. Дорониной, О.Н. Зименковой, О.П. Коровиной, И.Н. Кузнецова, С.Н. Лебедева, А.Л. Маковского, А.А. Маковской, Р.А. Петросяна, О.Н. Садикова, И.Н. Сенякина, Ю.А. Тихомирова, П.Б. Харитонова и др.

Проблематики международно-правовой охраны интеллектуальной собственности универсального и, отчасти, регионального характера касались в своих трудах М.М. Богуславский, В.С. Больбасов, Э.П. Гаврилов, М.Н. Кузнецов, Ю.Г. Матвеев, В.Ю. Одинцова, И.В. Савельева, М.Ю. Смирнова, А.И. Турлин, С.А. Чернышева, В.П. Шатров и др.

Следует сказать, что отдельные проблемы унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе явились предметом исследования в трудах зарубежных ученых-коммунитаристов, среди которых следует назвать К. Берк, Т. Винджа, И. Говере, Ф. Готцена, Дж. Дворкина, А. Дитца, Р. Дюма, И. Жандро, Г. Дж.Когена, Е. Крокера, Дж. Рейнбота, Дж. Стерлинга, Г. Шрикера, Б. Эдельмана и др.

Однако до сих пор в отечественной юридической науке не было предпринято специальных комплексных исследований проблем унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе.

ЦЕЛЬ, ЗАДАЧИ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ. Основной целью диссертационного исследования является устранение пробелов, существующих в отечественной юридической науке в сфере исследования механизма унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе, а также формулирование предложений и рекомендаций по совершенствованию и повышению эффективности правовой охраны интеллектуальной собственности, с учетом опыта ЕС, как на уровне национального законодательства Российской Федерации, так и в контексте участия России в интеграционных процессах в рамках Содружества Независимых Государств и общеевропейского сотрудничества.

Предмет диссертационного исследования составляет исследование механизма, форм и методов осуществления унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в рамках международного регионального сотрудничества государств-членов Европейского Союза.

Для реализации поставленной цели и обозначенного предмета диссертационного исследования в работе поставлены следующие задачи:

— анализ природы права Европейского Союза в контексте проблемы соотношения первичного и вторичного (секундарного) коммунитарного права;

— определение особенностей и специфических черт основных источников коммунитарного права, а также типологизация источников права Европейского Союза;

— определение места права интеллектуальной собственности в системе права Европейского Союза;

— изучение проблемы соотношения права интеллектуальной собственности и основных принципов Европейских Сообществ (принципа свободного движения товаров, принципа свободного оказания услуг и принципа ограничения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции);

— выявление причин и предпосылок унификации и гармонизации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе в их исторической ретроспективе;

— рассмотрение основных концепций унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в свете положений как первичного и вторичного коммунитарного права, так и юридической доктрины;

— исследование основных направлений унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе (на примере авторского права и смежных прав).

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ. Научная новизна диссертации обусловлена тем, что в отечественной юридической науке практически отсутствуют исследования, посвященные проблемам унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в международных региональных объединениях вообще и в Европейском Союзе, в частности. В настоящей работе анализ указанных проблем произведен на основе источников как нормативно-правового характера (учредительные договоры ЕС, акты коммунитарного права вторичного уровня), практики Суда Европейских Сообществ, так и источников доктринального плана.

В рамках настоящего исследования предпринята попытка найти подходы к оптимальному использованию опыта унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе для решения аналогичных задач, стоящих ныне как перед Российской Федерацией, так и перед Содружеством Независимых Государств, лишь начинающих свое поступательное движение к плодотворной интеграции в этой сфере, к повышению уровня и эффективности правовой охраны произведений науки, литературы и искусства.

Результатом разработки темы диссертационного исследования являются следующие основные положения, которые выносятся на защиту:

1. На основе рассмотрения особенностей эволюции и генезиса Европейских Сообществ, а также и их правового порядка можно сделать вывод о том, что, первоначально возникнув на основе учредительных договоров, представляющих по своей природе юридические акты международно-правовой природы, Европейские Сообщества (ныне — Европейский Союз) и их правопорядок претерпели достаточно большую трансформацию по направлению к внутригосударственным (национальным — федеративным либо квазифедеративным) правовым моделям. Ныне уже не представляется возможным говорить о Европейских Сообществах как о международных региональных организациях в их классическом, традиционном понимании. Соответственно, правовой порядок ЕС должен быть охарактеризован как правопорядок особого рода — sui generis занимающий промежуточное положение в триаде «международное право — трансформационное право Европейских Сообществ (право sui generis) — национальное право».

Все вышесказанное с необходимостью требует особого исследовательского подхода, учитывая фактор наднациональности ЕС и их правопорядка, в сфере правопонимания коммунитарного феномена.

2. Основной целью создания Европейских Сообществ является успешное функционирование единого интракоммунитарного экономического рынка, построенного на принципах свободного движения товаров, работ, услуг, капиталов и рабочей силы, ограничения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, что прямо провозглашается в учредительных документах самих Европейских Сообществ и вновь подтверждается в Едином Европейском Акте 1986 года и Маастрихтском Договоре о Европейском Союзе 1992 года.

Право интеллектуальной собственности, первоначально возникнув и существуя как внутригосударственное, территориально-ограниченное право, с необходимостью вошло в конфликт с провозглашенными целями и задачами Европейских Сообществ, естественным образом сдерживая достижение цели создания и полномасштабного функционирования единого интракоммунитарного рынка.

Выход из сложившейся ситуации, когда государства-участники ЕС, принимая и разделяя коммунитарные цели и задачи, с одной стороны, и не желая поступаться национальными прерогативами правотворческого характера в сфере правовой охраны результатов творческой деятельности, с другой стороны, видится в том, чтобы расширить «территориальную ограниченность» права интеллектуальной собственности до масштаба всего Европейского Союза. Это нашло выражение, в частности, в сфере коммунитарного авторского права, которое ныне базируется на принципе «коммунитарного исчерпания ав-

торских правомочий», согласно которому автор охраняемого произведения в момент первой инициации его произведения в коммерческий (хозяйственный) оборот посредством продажи на территории одного из государств ЕС теряет свое право на контроль за дальнейшим распространением этого произведения в рамках всего Европейского Союза. Иными словами, произведения свободно циркулируют в масштабах ЕС без каких бы то ни было ограничений.

3. Анализ процессов унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе приводит нас к выводу о том, что причины и предпосылки, приведшие к необходимости самой унификации правовой охраны результатов творческой деятельности, лежат в чисто экономической плоскости и детерминированы императивами рыночной экономики.

В настоящий момент право интеллектуальной собственности в Европейском Союзе в качестве парадигмы своего развития определяет приоритетность охраны не субъекта творческой деятельности как такового, не создателя произведения науки, литературы и искусства, а наоборот — приоритет отдан охране инвестиций, субъектов паратворческой деятельности (в лице шоу-индустрии, кино- и видеокомпаний, организаций спутникового и кабельного вещания, организаций, управляющих имущественными правами авторов на коллективной основе, продюсеров и др.). В сфере, например, авторского права это находит свое отражение в направлениях эволюции европейского права . от принципа «droit cTauteur«, когда приоритет отдается прежде всего личности автора, защите его личных неимущественных (моральных) прав, к принципу «copyright«, закрепляющему приоритет экономической стороны авторского права, его направленность на «включение» произведений творчества в систему рыночных отношений, где произведение творчества есть не более чем объект экономических отношений со всеми вытекающими отсюда последствиями, а субъекты творческой деятельности — это лишь так называемые «творческие работники».

4. Существенным фактором, приведшим к инициации процессов унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе, стала деятельность Суда Европейских Сообществ, который в своих решениях по целому ряду дел, связанных с существованием и осуществлением прав на интеллектуальную собственность в рамках ЕС (коммунитарная дихотомия права интеллектуальной собственности), фактически и юридически «вывел» право интеллектуальной собственности из сферы внутригосударственного регулирования на орбиту коммунитарного порядка, используя при этом в целом ряде случаев элементы наднациональности в его компетенции и общеобязательность решений Суда ЕС.

С известной долей необходимости это приводит нас к выводу о наличии нормотвор-ческого начала, определяющего специфику компетенции Суда ЕС в анализируемой нами сфере. Кроме всего прочего, практика Суда ЕС во многом определила выбор конкретных направлений, форм и способов унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе.

5. В настоящий момент в выборе направлений и методов унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе обозначается четкая тенденция, суть которой сводится к тому, что она (то есть унификация) в большей степени направлена на так называемые «новые» или «нетрадиционные» объекты творческой деятельности и новые способы использования и эксплуатации результатов творческой деятельности человеческого гения, к числу которых можно отнести биотехнологии, программы для ЭВМ и базы данных, спутниковое и кабельное вещание, новеллы в системе авторских правомочий (право сдавать в аренду (прокат) и передавать в безвозмездное пользование произведения творческой деятельности и др.). Это объясняется, с одной стороны, тем, что указанное явление само по себе есть требование современного состояния развития научно-технической революции и ее достижений, а с другой стороны — именно новые сферы правовой охраны лучше и легче «поддаются» единообразному правовому урегулированию, поскольку не затрагивают уже сложившихся форм и методов, существующих внутригосударственных традиций правового регулирования в той или иной сфере общественных отношений. Иными словами, новые объекты правовой охраны в сфере творчества и новые формы их использования «свободны» с точки зрения согласования воль государств-участников ЕС и выработки единых подходов к определению их унифицированного интра-коммунитарного правового статуса.

6. Специфика рыночно-ориентированных экономических отношений в рамках Европейского Союза в сфере авторского права и смежных прав в контексте их коммунитарной унификации приводит в настоящее время к тому, что все чаще субъектом первоначального авторского права, автором в истинном смысле этого слова (то есть субъектом творческой деятельности) признаются юридические лица — кино- и видеокомпании, транснациональные корпорации (в сфере телекоммуникаций и компьютерного обеспечения), организации эфирного вещания и др., которые по сути дела и логике вещей таковыми (то есть субъектами творческой деятельности) быть не могут. Кроме того, наметилась тенденция и к расширению круга охраняемых объектов в сфере охраны результатов творчества, когда к ним (то есть охраняемым объектам) относят подчас то, что не обладает критерием оригинальности и новизны, а значит, в принципе, и не может подпадать под охрану в качестве объек-

та интеллектуальной собственности. Это нашло свое отражение в целом ряде директив, принятых Советом ЕС и направленных на унификацию правовой охраны интеллектуальной собственности. Так, в частности, в сфере правовой охраны баз данных в ЕС введено так называемое особое право — sui generis, согласно которому охраняются права юридических лиц (как первоначальных правообладателей) на простые компиляции — базы данных, которые не обладают критериями оригинальности и новизны, а определяются лишь критерием суммированного вложения инвестиций в разработку, поиск данных и их систематизацию и представленных в виде базы данных. На наш взгляд, подобное положение вновь объяснимо лишь с позиции экономического подхода к правовой охране результатов творческой деятельности, с позиции рыночных императивов и категорий.

7. Как нам представляется, в настоящий момент можно вести речь о так называемой двунаправленности вектора развития процессов унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе. Это находит свое отражение, в частности, в том, что, с одной стороны, этот вектор развития направлен на большую охрану произведений творчества, повышение уровня самой охраны прав субъектов творческой деятельности, увеличение сроков охраны коммунитарного авторского права до 70 лет и смежных прав до 50 лет; унификацию правил исчисления сроков правовой охраны и т. д. С другой стороны — можно вести речь и о существенном ограничении правомочий субъектов творческой деятельности. Это выражается, например, в возможности осуществления спутникового и кабельного вещания в целом ряде случаев без согласия правообладателей (система так называемых «принудительных лицензий»); в наделении достаточно большими полномочиями организаций, управляющих имущественными правами авторов на коллективной основе, подчас за счет прямых ограничений прав авторов.

Вышеизложенные и ряд других положений выносятся на защиту.

ИСТОЧНИКИ И МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ. При написании настоящего исследования диссертантом:

— анализировались положения учредительных договоров Европейских Сообществ (Договор об учреждении Европейского объединения угля и стали 1951 года, Договор об учреждении Европейского Экономического Сообщества 1957 года, Договор об учреждении Европейского Сообщества по атомной энергии 1957 года); Единого Европейского Акта 1986 года, Маастрихтского Договора о Европейском Союзе 1992 года; акты, касающиеся сотрудничества Европейского Союза и Российской Федерации (Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейским Союзом от 24 июня 1994 года) и др.;

— рассматривались акты коммунитарного права вторичного (секундарного) уровня — регламенты, директивы, постановления и др. — относящиеся к теме диссертационного исследования. В частности, подвергнуты анализу Директива Совета ЕС о правовой охране компьютерных программ 1991 года, Директива Совета ЕС о праве сдавать в аренду (прокат) и передавать в безвозмездное пользование и о некоторых смежных правах в сфере интеллектуальной собственности 1992 года, Директива Совета ЕС о координации некоторых норм авторского права и смежных прав при применении их к спутниковому вещанию и кабельной ретрансляции 1993 года, Директива Совета ЕС, гармонизирующая срок охраны авторского права и некоторых смежных прав 1993 года, Директива Совета ЕС о правовой охране баз данных 1996 года и др.; изучалась практика Суда Европейских Сообществ, относящаяся к проблематике правовой охраны интеллектуальной собственности;

— подвергались рассмотрению основные международные универсальные соглашения в сфере авторского права и смежных прав (Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 года; Всемирная конвенция об авторском праве 1952 года; Международная конвенция об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций 1961 года; Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 года; Конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники 1974 года; Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности 1967 года и др.);

— анализировались положения новых международных соглашений универсального характера в сфере авторского права и смежных прав, принятых под эгидой ВОИС 20 декабря 1996 года;

— рассматривались документы ВОИС, ЮНЕСКО, СНГ, относящиеся к вопросам унификации правовой охраны интеллектуальной собственности;

— в сравнительно-правовом аспекте анализировались положения законодательных актов в сфере авторского права и смежных прав стран-членов Европейского Союза (Бельгии, Великобритании, Дании, Испании, Италии, Нидерландов, Португалии, ФРГ и Франции);

— изучались труды отечественных и зарубежных исследователей-правоведов, относящиеся к проблемам, составляющим предмет диссертационного исследования.

В процессе работы над диссертацией использовался также целый ряд библиографических и справочных изданий; использовались результаты, полученные при прохождении научной стажировки в рамках программы ТЕМПУС в Лювенском университете (Бельгия).

Методологическую основу диссертационного исследования составили принципы и категории диалектики, логический метод, метод исторической реконструкции, методология сравнительного правоведения, а также метод системно-структурного анализа.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ. Предложения и выводы, сформулированные по результатам проведенного диссертационного исследования, а также сам материал настоящей работы, связанный с анализом процессов унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе могут быть использованы:

— в правотворческой деятельности в процессе совершенствования законодательства о правовой охране интеллектуальной собственности в Российской Федерации и других странах СНГ, интегрирующихся в общеевропейское правовое поле;

— для выработки конкретных направлений кооперации и сотрудничества в интеграционной сфере в рамках Содружества Независимых Государств в контексте унификации правовой охраны интеллектуальной собственности;

— авторами и их наследниками, иными правообладателями в сфере права интеллектуальной собственности, организациями, управляющими имущественными правами авторов на коллективной основе, а также и другими заинтересованными физическими и юридическими лицами, государственными органами и т. д.;

— в учебном процессе в общих курсах международного права (публичного и частного), гражданского права России и зарубежных стран, в специальных курсах, касающихся проблем правовой охраны интеллектуальной собственности.

АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ. Основные положения диссертационного исследования использовались:

— в опубликованных научных, учебно-методических и библиографических работах;

— в выступлениях на международных, всероссийских и республиканских (Республика Татарстан) конференциях, в числе которых:

а). Всероссийская научно-практическая конференция «Правовая реформа в России: проблемы теории и практики» (Екатеринбург, 18‑19 апреля 1996 года);

б). Научно-практическая конференция, посвященная принятию нового Гражданского кодекса Российской Федерации (Казань, 4 апреля 1996 года);

в). Методологический университет «АРГО — 97», организованный Московским общественным научным фондом — секция международного частного права (Санкт-Петербург, 27 января — 7 февраля 1997 года);

г). Международная конференция «Распространение знаний о международном гуманитарном праве» (Казань, 15‑16 мая 1997 года);

д). III Республиканская (Республика Татарстан) научно-техническая конференция молодых ученых и специалистов (Казань, 10‑11 октября 1997 года).

— в процессе чтения лекций и проведения семинарских занятий в рамках специального курса и проблемной группы «Право интеллектуальной собственности» на юридическом факультете Казанского государственного университета.

Диссертация обсуждалась на совместном заседании кафедры гражданского права и процесса и кафедры государственного и международного права Казанского государственного университета.

СТРУКТУРА РАБОТЫ. Структура диссертационного исследования обусловлена целью и задачами настоящей работы и состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных нормативно-правовых источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень разработанности проблем исследования, определяются цель, задачи и предмет исследования, указываются источники и методология исследования, отмечается его научная новизна и практическая значимость, излагаются основные положения диссертационного исследования, выносимые автором на защиту.

Первая глава — «Европейский Союз и проблема унификации правовой охраны интеллектуальной собственности» — посвящена исследованию природы правового порядка Европейских Сообществ, рассмотрению места права интеллектуальной собственности в системе права ЕС, а также определению причин и предпосылок, приведших к инициации процессов коммунитарной унификации права интеллектуальной собственности.

В первом параграфе рассматриваются вопросы, связанные с исследованием природы права Европейских Сообществ в контексте постановки проблемы соотношения первичного и вторичного (секундарного) коммунитарного права. Сама неоднородность источников коммунитарного права подтверждает наличие так называемой полисистемности нормативной структуры ЕС, составляющие которой отличаются по своей юридической силе, иерархическим связям, сфере действия и др. Делается вывод о том, что по своей изначальной природе Европейские Сообщества являются международными межгосударственными организациями, представляющими в известной степени субъектов особого рода — sui generis современного международного права.

В целях более глубокого уяснения природы Европейских Сообществ и их правопорядка рассматривается вопрос об определении понятия международной межгосударственной организации, выделении ее основных признаков и др. Критически анализируются в этой связи позиции ряда отечественных и зарубежных исследователей. Подвергается анализу так называемая категория «наднациональности», присущая природе Сообществ.

Анализ основных источников коммунитарного права (первичного и вторичного уровня), приводит к выводу о том, что право Европейских Сообществ возникло первоначально в виде международных договоров, к которым следует отнести, прежде всего, учредительные договоры ЕС. Однако последующее развитие Сообществ, эволюция их институтов и трансформация коммунитарного права постепенно привели к отходу права ЕС от его первоначальных международно-правовых «корней», усилив так называемые федеративные либо квазифедеративные начала.

При исследовании вопросов правовой природы ЕС и природы их правопорядка анализируется практика Суда Европейских Сообществ, рассматриваются наиболее значительные решения Суда ЕС (Van Gend and Loos, Costa/ENEL и др.).

В контексте рассмотрения проблемы классификации источников ЕС отмечается, что источники права Европейских Сообществ, с одной стороны, являются источниками международно-правовой природы, а с другой — это юридические акты самих сообществ, принятые на основе учредительных договоров, конституирующих их. Сообразно этому подходу источники права Сообществ подразделяются на основные (первичные), как правило, международно-правового характера и производные (вторичные), базирующиеся на актах первичного уровня. Отвергая идею абсолютизации указанной классификации источников права ЕС, высказывается мнение о том, что сама классификация источников коммунитарного права должна служить в известной степени основанием для иерархии взаимодействия и взаимовлияния правовых источников, где главная цель — создание целостного механизма правового регулирования внутри самих ЕС.

Общая характеристика коммунитарного права первичного уровня сопровождается анализом учредительных договоров ЕС. В этой связи подвергаются рассмотрению положения Договора о ЕОУС 1951 г., Договора о ЕЭС 1957 г., Договора о Евратоме 1957 г., Брюссельского Договора о слиянии исполнительных органов трех Сообществ 1965 г., а также положения Единого Европейского Акта 1986 г. и Договора о Европейском Союзе 1992 г. Поддерживается точка зрения, согласно которой учредительные договоры отличает высокий юридический уровень как по закреплению и отражению целей и задач сообществ, так и по отражению детальных юридических механизмов «функциональной» интеграции. Подчер-

кивается международно-правовой характер учредительных актов ЕС, подтверждаемый тем, в частности, что они представляют собой результат согласования воль заинтересованных в их принятии суверенных европейских государств. Критически рассматривается позиция, согласно которой учредительные договоры Сообществ по своей природе являют собой акты внутригосударственного права конституционно-правового характера.

При анализе коммунитарного права секундарного уровня дается общая характеристика основным его видам. Подробно определяются характеристические особенности таких видов коммунитарных источников вторичного уровня, как регламент, директива, постановление, рекомендация и заключение. При рассмотрении правовой природы регламента отмечается, что это акт, обладающий в указанном выше ряду правовых источников высшей юридической силой, чьей главной характеристикой является его общий характер, обязательная сила в целом и прямой характер действия. Директива отличается от регламента тем, что имеет обязательную силу только для того государства (либо группы государств), которому она адресована и лишь в отношении того результата, к достижению которого она направлена. Формы и способы реализации правоположений, закрепленных в директиве, определяются самим государством-дестинатором директивного правоположения. Постановление схоже в целом с регламентом в том, что обладает обязательной силой во всей своей полноте. Характерной же чертой постановления является достаточно высокая степень его индивидуализации, отсутствие, как правило, прямой связи с достижением определенной цели и результата. Кроме того, можно вести речь о конкретности и детализации адресатов предписаний постановления. Характеризуя рекомендации и заключения, отмечается, что указанные источники коммунитарного права вторичного уровня не обладают обязательной силой, что является их спецификой в ряду иных правовых источников Европейских Сообществ.

Как результат рассмотрения правовых источников ЕС в контексте подразделения их на источники первичного и вторичного уровня делается общий вывод о том,- что указанная классификация не соответствует более потребностям современного состояния европейской политико-правовой интеграции. Отмечается, что вектор правовой эволюции ЕС в настоящее время характеризуется приближением классификации по направлению к внутригосударственным, национально-правовым моделям, где главный критерий — разделение функций и полномочий различных институтов самих Сообществ.

Делается вывод, согласно которому коммунитарное право можно определить как право особого рода (sui generis), отличающееся значительным своеобразием как от международного права (как источника его происхождения и последующей инициации), так и по

целому ряду характеристических черт от внутригосударственного права. Отмечая перспективы развития права ЕС, определяется тенденция к созданию единого интракоммунитарного правового пространства посредством сближения (унификации и гармонизации) национальных правовых систем государств-участников Европейского Союза.

В параграфе втором рассматривается место права интеллектуальной собственности в системе права Европейского Союза. Право интеллектуальной собственности, будучи национально-территориальным по своей изначальной природе и находясь до самого последнего времени в исключительной компетенции государств-членов ЕС, с необходимостью входит в противоречие с целями и задачами Сообществ по созданию единого интракоммунитарного экономического пространства. Это обстоятельство приобретает особую значимость в связи с тем, какое огромное воздействие оказывает интеллектуальная собственность на экономический рынок, поскольку, например, правообладатель в сфере интеллектуальной собственности наделен целым рядом правомочий именно экономического плана: разрешать либо запрещать то или иное действие, связанное с воспроизведением, распространением, импортом или экспортом его объекта интеллектуальной собственности, участвовать в договорных отношениях, получать вознаграждение и распоряжаться им. А это, в свою очередь, воздействует на конкурентную среду, торговлю в целом, свободное движение товаров и др.

Делается вывод о том, что в силу самой своей природы и своего экономического значения право интеллектуальной собственности входит в систему единого интракоммунитарного регулирования, подпадая, в частности, под действие положений Договора об учреждении ЕЭС 1957 г., что подтверждается как судебной практикой, творимой Судом ЕС, так и зарубежной юридической доктриной (И. Говере, Г. Шрикер, Ф. Готцен и др.). Отмечается и обратная тенденция, согласно которой в силу важности и значимости правоположений интеллектуальной собственности для успешного и первостепенного технологического и промышленного развития внутригосударственного (национального) уровня, государства-участники ЕС неохотно идут на приведение национального законодательства в сфере интеллектуальной собственности в соответствие в принципами и нормами коммунитарного права. Указанная ситуация в определенной степени объяснима тем, что об интеллектуальной собственности прямо упоминается лишь только в одной норме — ст. 36 Договора об учреждении ЕЭС 1957 г., которая предусматривает исключения из общекоммунитарного принципа свободного движения товаров.

Далее рассматривается соотношение права интеллектуальной собственности и общекоммунитарных принципов — принципа свободного движения товаров, принципа свобод-

ного оказания услуг, принципа ограничения монополистической деятельности в контексте анализа актов коммунитарного права первичного и вторичного уровня, практики Суда ЕС и юридической доктрины. Делается общий вывод о том, что право интеллектуальной собственности подпадает под действие указанных выше принципов, как целевых доминант общекоммунитарного интеграционного процесса.

Исследуется практика Суда Европейских Сообществ, связанная с защитой права интеллектуальной собственности в ЕС, а также введенная практикой Суда ЕС в отношении прав на интеллектуальную собственность так называемая дихотомия «существование / осуществление», согласно которой само существование прав на объекты интеллектуальной деятельности, в принципе, не затрагивается положениями Договора об учреждении ЕЭС 1957 г. и иных коммунитарных нормативно-правовых источников, но осуществление указанных прав правообладателем не может происходить произвольно, без учета положений Договора и иных источников коммунитарного права (решения по делам Coditel I — II, Simmenthal, De Peijper и др.).

Подвергаются анализу общие вопросы гармонизационного процесса в сфере права интеллектуальной собственности в контексте проблемы создания единого интракоммунитарного рынка. Исследуются различные концепции гармонизации и унификации права интеллектуальной собственности в свете положений Договора об учреждении ЕЭС 1957 г., предложенные в зарубежной юридической литературе.

В параграфе третьем раскрываются причины и предпосылки, приведшие к инициации процессов унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе. Отмечается, что первопричиной указанных процессов явилась не сама по себе проблема повышения эффективности правовой охраны интеллектуальной собственности, а необходимость скорейшего создания внутреннего единого рынка Европейских Сообществ, в канву которого были бы включены и объекты интеллектуальной собственности. В этой связи проводится анализ положений целого ряда документов Комиссии ЕС, затрагивающих вопросы унификации и гармонизации правовой охраны интеллектуальной собственности в их исторической ретроспективе.

Выделяются две формы, в которых происходила подготовительная работа, создавшая известные предпосылки к началу унификационных процессов в ЕС в сфере правовой охраны результатов творчества. Первая форма — деятельность Суда Европейских Сообществ, который в своих решениях по целому ряду дел, связанных с существованием и осуществлением прав на интеллектуальную собственность в рамках ЕС (коммунитарная дихотомия права интеллектуальной собственности), фактически и юридически «вывел»

право интеллектуальной собственности из сферы внутригосударственного регулирования на орбиту коммунитарного порядка, используя при этом элементы наднациональности в его компетенции и общеобязательность решений Суда ЕС. С известной долей необходимости это приводит к выводу о наличии нормотворческого начала, определяющего специфику компетенции Суда ЕС в анализируемой нами сфере. Практика Суда ЕС во многом определила выбор конкретных направлений, форм и способов унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе. Подвергается рассмотрению ряд решений Суда ЕС по конкретным делам, связанным с охраной прав на объекты интеллектуальной собственности (Coditel I, Warner-Metronome, EMI — Electrola и др.).

Вторая форма — деятельность Комиссии Европейских Сообществ, выразившаяся в принятии целого ряда документов, наметивших дальнейшие пути унификационного процесса в указанной области (Зеленые книги 1984 и 1988 гг. и др.), что в последующем привело к разработке и принятию целого ряда Директив Советом ЕС в сфере права интеллектуальной собственности. В этой связи анализу подвергаются документы Комиссии ЕС, связанные с подготовкой процессов унификации правовой охраны интеллектуальной собственности. Так, в частности, рассматриваются такие документы КЕС, как «Коммунитарная деятельность в культурном секторе» 1977 г., Зеленая книга «Телевидение без границ» 1984 г. и Зеленая книга «Авторское право и вызов технологии» 1988 г.

Отмечается особая значимость Зеленой книги 1988 г. — «Авторское право и вызов технологии», где впервые были обозначены проблемы авторского права и смежных прав, требующие скорейшего разрешения и определены конкретные направления дальнейшей работы институтов ЕС в этой сфере. Последовательно анализируются и критически оцениваются положения Зеленой книги 1988 г., затрагивающие проблемы борьбы с пиратством, копирования аудиовизуальных произведений в домашних условиях, вопросы о необходимости коммунитарной унификации права сдавать в аренду (прокат) произведения творчества, проблемы правовой охраны компьютерных программ и т.д. Анализ документов КЕС в сфере унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе позволяет сделать общий вывод о том, что причины и предпосылки, приведшие к необходимости самой унификации правовой охраны результатов творческой деятельности, лежат в чисто экономической плоскости и детерминированы императивами рыночной экономики.

В настоящий момент право интеллектуальной собственности в Европейском Союзе в качестве парадигмы своего развития определяет приоритетность охраны не субъекта творческой деятельности как такового, не создателя произведения науки, литературы и ис-

кусства, а наоборот — приоритет отдан охране инвестиций, субъектов паратворческой деятельности (в лице шоу-индустрии, кино- и видеокомпаний, организаций спутникового и кабельного вещания, организаций, управляющих имущественными правами авторов на коллективной основе, продюсеров и др.). В сфере авторского права это находит свое отражение в направлениях его эволюции от принципа «droit dauteur«, когда приоритет отдается прежде всего личности автора, защите его личных неимущественных (моральных) прав, к принципу «copyright«, закрепляющему приоритет экономической стороны авторского права, его направленность на «включение» произведений творчества в систему рыночных отношений, где произведение творчества есть не более чем объект экономических отношений со всеми вытекающими отсюда последствиями, а субъекты творческой деятельности — это лишь так называемые «творческие работники».

Вторая глава — «Основные направления унификации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе (на примере авторского права)» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе рассматриваются вопросы правовой охраны компьютерных программ и баз данных в Европейском Союзе. В этой связи главный акцент сделан на анализе положений принятых в этой сфере Директивы Совета ЕС о правовой охране компьютерных программ 1991 г. и Директивы Совета ЕС о правовой охране баз данных 1996 г.

Подчеркивается, что необходимость принятия указанных директив объясняется тем, что законодательство и судебная практика стран-членов ЕС в этой области во многом разнились, что создавало известные трудности на пути создания единого рынка в сфере программного обеспечения («software»), учитывая ту роль и значение, какую компьютерные программы и базы данных приобрели в сфере социально-экономической коммуникации. Отмечается, что целый ряд положений Директивы о правовой охране компьютерных программ и Директивы о правовой охране баз данных являются правовыми новеллами, что вносит известный вклад в унификацию и гармонизацию правовой охраны интеллектуальной собственности в государствах-членах ЕС.

При анализе положений Директивы о правовой охране компьютерных программ подчеркивается, что этот акт обозначает ключевые позиции в определении единого интракоммунитарного статуса указанных объектов интеллектуального творчества. Во-первых, вводится авторско-правовой режим охраны компьютерных программ (подобно литературным произведениям), что подводит коммунитарный режим под общемировую тенденцию в этой сфере, включая и подпадение под действие универсальных соглашений в этой области (Бернская конвенция 1886 г. и др.). Во-вторых, закрепляется положение, согласно кото-

рому правовая охрана распространяется на компьютерные программы, выраженные в любой форме и любым способом, причем единственным критерием охраноспособности компьютерной программы признается ее оригинальность. В-третьих, определяется субъектный состав авторства на компьютерные программы, где обозначается тенденция к наделению статусом обладателя первоначального авторского права (субъекта творчества) юридических лиц, что находит дальнейшее подтверждение в практике реализации положений указанной директивы. В-четвертых, можно вести речь о вводимом унифицированном комплексе исключительных правомочий правообладателя, базирующемся на принципе коммунитарного исчерпания авторских правомочий имущественного характера. В-пятых, закрепляется целый ряд ограничений исключительных прав, детерминированных экономическими императивами в этой области, направленными на включение компьютерных программ в единую систему рыночной циркуляции.

Выделены две формы имплементации положений Директивы о правовой охране компьютерных программ в национальное законодательство стран-членов ЕС. Согласно первой из них (Великобритания, Нидерланды, Франция и др.), положения Директивы как бы интегрируются и своеобразно «рассеиваются» в существующем национальном законодательстве об охране авторского права и смежных прав. В этой связи указанное положение рассматривается на примере законодательной практики Франции, где был принят Закон № 94‑361 о введении в действие Директивы Совета ЕС о правовой охране компьютерных программ и внесении изменений в Кодекс интеллектуальной собственности. Вторая форма отличается тем, что национальные законодатели (Бельгия и др.) пошли по пути принятия либо самостоятельных законов о правовой охране компьютерных программ либо по пути включения самостоятельных разделов в действующее законодательство.

Анализ положений другой директивы — Директивы о правовой охране баз данных 1996 г. — также базируется на выделении характеристических черт вводимого единообразного коммунитарного правового регулирования в этой сфере. Во-первых, как на особенность правового регулирования в сфере охраны баз данных указывается на два режима, вводимых директивой — система авторско-правовой охраны и система правовой охраны особого рода (sui generis), когда правовая охрана предоставляется объектам, не являющимся по своей природе результатом творческой деятельности, а только лишь итогом суммированного вложения инвестиций в сферу информационного сектора. Во-вторых, директива вводит унифицированное определение самого понятия «база данных», под которой понимается собрание независимо существующих произведений, данных и иных материалов, расположенных систематическим либо методическим образом и индивидуально доступных

электронным либо иным путем. В-третьих, говоря о режиме авторско-правовой охраны баз данных, отмечается, что он распространяется на те базы данных, которые по результатам отбора и расположения включенных в них исходных материалов, представляют собой итог творческого труда их создателя, в качестве которого директива рассматривает как физических, так и юридических лиц, что вновь подтверждает общекоммунитарную тенденцию к наделению юридических лиц статусом обладателя первоначального авторского права. В-четвертых, вводимая система правовой охраны баз данных особого рода — sui generis — отличается от авторско-правовой тем, что ею закрепляется специальное право создателя базы данных (действует в течение 15 лет, начиная с момента завершения создания базы данных) , которая является результатом его качественных и/или количественных существенных капиталовложений, осуществленных в целях получения, подтверждения или представления ее содержания, разрешать либо запрещать осуществление выдержек (извлечений) и/или повторного использования (реутилизации) содержания базы данных или существенной его части, имеющей значимость по признаку качества и/или количества. Отмечается, что главная особенность вводимого права состоит в том, что оно распространяется на базы данных независимо от того, подпадают ли они вообще под какую-либо охрану (авторско-правовую или иную) или нет, обладают ли они критерием оригинальности или нет, являются они результатом творческого труда автора или не являются таковым. Критически анализируются в этой связи зарубежные концепции понимания права sui generis, представленные в юридической литературе (Г. Коген, Ф. Готцен, И. Говере, Г. Шрикер, Б. Эдельман и др.), рассматриваются вопросы субъектного состава правового режима особого рода, исследуется проблема территориальной распространенности указанного права, вызванная тем, что оно по своей природе является своеобразной юридической уникалией, присущей лишь коммунитарному правопорядку. Кроме того, как на особенность режима sui generis указывается на то, что это право обладает обратным действием, которое, по общему правилу, может быть ретроактивно в период, определяемый 15 годами, предшествующими дате вступления анализируемой директивы в действие.

Во втором параграфе рассматриваются новеллы в системе авторских правомочий и правовой охраны смежных прав. Основное внимание уделяется анализу директивного регулирования в этой сфере и, в частности, положениям Директивы Совета ЕС о праве сдавать в аренду (прокат) и передавать в безвозмездное пользование и некоторых смежных правах 1992 г. и Директивы о координации некоторых норм авторского права и смежных прав при применении их к спутниковому вещанию и кабельной ретрансляции 1993 г.

При анализе положений Директивы о праве сдавать в аренду (прокат) и передавать в безвозмездное пользование и некоторых смежных правах отмечается, что многие из них носят компромиссный характер, вызванный тем, что само по себе право сдавать в аренду (прокат) и передавать в безвозмездное пользование произведения творческой деятельности являлось во многом новым для правовых систем стран-членов ЕС, что, в свою очередь, вызвало целый ряд затруднений при выработки унифицированного коммунитарного статуса указанного права. Как на особенность директивы указывается на то, что, во-первых, она носит комплексный характер, затрагивая вопросы как авторского права, так и смежных прав. Во-вторых, реализуя свою целевую установку на инициацию правовой новеллы, ею впервые устанавливается необходимость для государств-членов ЕС включения в их авторско-правовое законодательство права сдавать в аренду (прокат) и передавать в безвозмездное пользование произведения творчества, охраняемые по нормам авторского права и смежных прав. Так, в частности, под термином «сдавать в аренду» понимается предоставление экземпляра произведения или фонограммы во временное пользование в целях извлечения прямой или косвенной коммерческой выгоды, а под термином «предоставление в безвозмездное пользование» понимается предоставление экземпляра произведения произведения или фонограммы во временное пользование без цели извлечения прямой или косвенной коммерческой выгоды, когда это осуществляется через организации, доводящие их до всеобщего сведения. Подчеркивается в этой связи, что указанное выше право не прекращается в случаях продажи либо иного акта распространения экземпляров произведения или фонограмм, то есть происходит «выведение» этого права из-под действия принципа коммунитарного исчерпания авторских правомочий. В-третьих, директива определяет особенности субъектного состава права сдавать в аренду (прокат) и передавать в безвозмездное пользование, закрепляя при этом правоположения относительно авторства на аудиовизуальные произведения и др. В-пятых, директивой вводится неотчуждаемое право автора или исполнителя на получение справедливого вознаграждения. В-шестых, закрепляется унифицированный комплекс смежных прав, единый в общекоммунитарном измерении, включающий право на запись, право на воспроизведение, право на передачу в эфир и сообщение до всеобщего сведения, право на распространение и др. Проводится детальный анализ указанных норм, делается общий вывод о повышении уровня охраны смежных прав в рамках ЕС. Критически оцениваются как практика применения указанных правоположений, так и коммунитарные доктринальные источники по этой проблематике.

Рассмотрение положений Директивы о координации некоторых норм авторского права и смежных прав при применении их к спутниковому вещанию и кабельной ретран-

сляции 1993 г. сопровождается выделением ее характеристических черт и особенностей в контексте единства системы коммунитарной унификации права интеллектуальной собственности. Выявляются причины разработки и принятия директивы, определяются ее дестинаторы и др.

Определяется, что главной целью принятия директивы явилась необходимость обеспечения свободного обмена программами, передаваемыми посредством спутникового вещания и по кабелю. Указывается на то, что директива закрепляет унифицированный интракоммунитарный правовой статус авторов произведений творчества, вещательных организаций и организаций кабельного распространения, вводит единые понятия «спутника», «сообщения до всеобщего сведения по спутнику», «ретрансляции по кабелю», коллективного общества» и др., что рассматривается как несомненно важная деталь всего процесса унификации смежно-правовой сферы в странах ЕС. Выделяется тенденция на фиксацию приоритетного положения организаций эфирного и кабельного вещания и организаций, управляющих имущественными правами авторов на коллективной основе за счет прямых ограничений интересов субъектов творческой деятельности, подтверждением чему является закрепляемый в директиве целый ряд норм, согласно которым разрешение на передачу по спутнику произведений творчества может быть получено исключительно на основании договора, заключаемого между организациями, управляющими авторскими и смежными правами на коллективной основе, и вещательными организациями. Таким образом, автор фактически исключается из правовой связи, возникающей при заключении указанного соглашения о передаче прав на вещание по спутнику. Как на особенность директивы указывается на вводимый ею институт так называемого посредничества, целью которого является возможное оказание помощи в организации и проведении переговоров при возникновении спорных ситуаций, инициированных осуществлением спутникового вещания и кабельной ретрансляции. Определяются дальнейшие направления эволюции коммунитарной унификации авторского права и смежных прав в этой сфере, анализируются зарубежные концепции правопонимания унификационных процессов в сфере правового регулирования спутникового вещания и кабельной ретрансляции (Г. Коген, Г. Шрикер, Дж. Стерлинг, Т. Виндж, Ф. Готцен, И. Говере и др.).

В параграфе третьем рассматриваются вопросы унификации сроков охраны авторского права и смежных прав в Европейском Союзе, в связи с чем основное внимание Уделяется анализу положений Директивы Совета ЕС о гармонизации срока охраны авторского права и некоторых смежных прав 1993 г. Указывается, что причиной начала Унификационного процесса в этой сфере явилось практически полное различие националь-

ных авторско-правовых норм государств-членов ЕС в этом вопросе, вызвавшее известные затруднения в дальнейшей коммунитарной кооперации. Отмечается, что международными универсальными соглашениями об авторском праве и смежных правах устанавливался лишь минимальный срок правовой охраны произведений творчества, тогда как участвующим в этих соглашениях государствам предоставлялась определенная свобода во введении в своем национальном авторском законодательстве более продолжительных сроков охраны. Известно, что Бернская конвенция, установив минимальный срок правовой охраны авторского права в течение всей жизни автора и 50 лет после его смерти, предполагала предоставление данной охраны автору и двум поколениям его наследников. Принимая во внимание тот факт, что конвенция была принята еще в конце прошлого века, а ныне продолжительность жизни человека значительно увеличилась (тем более в странах ЕС), то совершенно понятно, что срок в 50 лет уже не покрывал продолжительность жизни автора и двух поколений его потомков.

Показано различие, существовавшее в законодательстве стран-членов ЕС по вопросу о сроках охраны авторского права и смежных прав на момент принятия унифицирующей директивы (Бельгия, Франция, Нидерланды и др.). Анализируется практика Суда ЕС по вопросам, связанным с различием, существовавшем в национальных законодательствах стран-членов ЕС по этим вопросам.

При анализе положений директивы указывается на ряд ее ключевых положений. Во-первых, ею устанавливается срок охраны авторского права в течение всей жизни автора и 70 лет после его смерти. Во-вторых, устанавливается 50 летний срок охраны смежных прав. В-третьих, определяется статус аудиовизуального произведения в контексте состава его создателей-правообладателей, а также определяются особенности правовой охраны фотографических произведений. В-четвертых, вводится правовая охрана прежде неопубликованных произведений и др. В-пятых, решается вопрос о единстве правил исчисления сроков правовой охраны произведений творчества.

В заключении подводятся итоги исследования, излагаются основные выводы по вопросам, составляющим предмет диссертационного исследования, имеющие как теоретическое, так и прикладное значение, показываются перспективы дальнейшей разработки поставленных проблем.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

1. Абдуллин А.И. Право интеллектуальной собственности: к вопросу об определении понятия // Экономико-правовой бюллетень, Казань.-1997.- № 3/4.- С. 48 — 52.

2. Абдуллин А.И. К вопросу об унификации и гармонизации авторского права в странах Европейского Союза // Актуальные проблемы права интеллектуальной собственности: Сб. науч. трудов / Отв. ред. М.И. Никитина.- Казань: АБАК, 1997.- С. 27 — 42.

3. Интеллектуальная собственность. Авторское право. Библиографический указатель (1985 — 1995 гг.) // Актуальные проблемы права интеллектуальной собственности: Сб. науч. трудов / Отв. ред. М.И. Никитина.- Казань: АБАК, 1997,- С. 57 — 89. (в соавторстве).

4. Абдуллин А.И. Некоторые проблемы унификации правовой охраны интеллектуальной собственности: (опыт Европейского Союза) // Российский юридический журнал.- 1997.-№ 4. (в печати).

5. Абдуллин А.И. Международное гуманитарное право и некоторые проблемы охраны результатов творческой деятельности // Распространение знаний о международном гуманитарном праве: Тезисы докл. междунар. конференции.- Казань, 1997. (в печати).

[1] Принята резолюцией 217 A (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.

[2] Пакт вступил в силу 3 января 1976 г. В нем участвуют 130 государств, в том числе Россия — с 3 января 1976 г.

[3] Об общетеоретической проблеме интеграции в международном праве см.: Усенко Е.Т. Интеграция как всемирно-исторический процесс // Курс международного права. В 7 т. Т. 7. Международно-правовые формы интеграционных процессов в современном мире.- М.: Наука, 1993.- С. 5 — 27.

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

www.law.edu.ru

Популярное:

  • Функция и элементы налога Сущность и функции налогов, элементы налога, принципы налогообложения. Проблемы перестройки налоговой системы Налоги – это обязательные фиксированные платежи, выполняющие целый ряд функций, в основном четыре: фискальную – […]
  • Кадровый аудит пособия Кадровый аудит Автор: Чешко Анатолий. Руководитель направления «Кадровый консалтинг» ЗАО «Евроменеджмент» Источник: Акционерное общество: вопросы корпоративного управления Опубликовано: 6 февраля 2007 Несмотря на то, что […]
  • Артиллеристы сталин дал приказ аккорды Артиллеристы сталин дал приказ аккорды ПЕСНЯ АРТИЛЛЕРИСТОВ Из кинофильма "В 6 часов вечера после войны", режиссер-постановщик Иван Пырьев, 1944 Слова Виктора Гусева Музыка Тихона Хренникова Горит в сердцах у нас любовь к земле […]
  • Як оформить лист Як правильно підписати поштовий конверт Вже багато років поспіль конверти залишаються одним з найпоширеніших і найзручніших способів доставки повідомлень, листів та іншої інформації. Незважаючи на стрімкий розвиток електронної […]
  • Субсидии по жкх в ульяновске О мерах социальной поддержки,предоставляемых населению Ульяновской области в связи с повышением тарифов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг В целях социальной поддержки населения Ульяновской области при оплате […]
  • Правило рядности это Правило рядности это Собственно, на курсы вождения меня записалПодробнее Самой распространенной ошибкой начинающего водителя является несоблюдение рядности движения. Сложность возникает особенно в тех местах, где […]
  • Закон о службе наркоконтроля Ликвидация ФСКН: судьбы и факты Независимый доклад к годовщине ликвидации Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков … Независимый доклад к годовщине ликвидации ФСКН России подготовлен совместными усилиями […]
  • Именной налог Налогообложение физических лиц Учет налогоплательщиков в налоговых органах ведется по ИНН. Основные виды налогов, которые непосредственно касаются граждан России: Транспортный налог с владельцев транспортных средств Налог на […]