Экспертиза аффекта образец

13.5. Формулировка вопросов, выносимых на экспертизу физиологического аффекта

Основной вопрос судебно-следственных органов, решаемый при данном виде судебно-психологической экспертизы, — это, «находился ли обвиняемый (подсудимый) в момент совершения инкриминируемых ему действий в состоянии аффекта?»

Утвердительный ответ на данный вопрос возможен при экспертом установлении физиологического аффекта и его вариантов (кумулятивного аффекта и аффекта на фоне легкого алкогольного опьянения) или эмоционального состояния (возбуждения, напряжения, фрустрации), оказывающего существенное влияние на сознание и деятельность обвиняемого и имеющего определенное юридическое значение, которое рассмотрено выше.

С позиции уголовного законодательства юридически значимыми могут быть признаны такие эмоциональные состояния обвиняемого, которые значительно ограничили его волевое целенаправленное поведение. «Аффект, ограничивающий сознательный волевой контроль обвиняемым своих действий, тем самым снижает его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими в момент совершения инкриминируемого ему деяния, что находит отражение в переквалификации его преступления на те статьи УК РФ, которые предусматривают довольно существенное смягчение наказания» [46, с.119].

Таким образом, в действующем УК РФ аффект включает в себя как физиологический аффект и его варианты, так и эмоциональные состояния, оказывающие существенное влияние на сознание и поведение, т. е. ограничивающие возможность осознания подэкспертным лицом значения своих действий и их произвольной волевой регуляции и контроля.

Судебно-экспертное заключение о наличии состояния аффекта должно основываться на психологической квалификации тех эмоциональных реакций состояний, которые в значительной мере лишали возможности обвиняемого при совершении преступления в полной мере осознавать характер и значение своих действий и осуществлять за ними произвольный волевой контроль. При этом эксперт-психолог должен проводить дифференциальную диагностику аффекта и эмоциональных состояний, не достигающих выраженности аффекта и не оказывающих существенного влияния на сознание и поведение.

lawbook.online

ЦЕНТР СПЕЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ЭКСПЕРТИЗ

125009, Москва, Тверская, д.20, стр.1, – тел.8(495)118-31-03, [email protected], учреждение судебной экспертизы

Проблемы назначения судебно-психологической экспертизы (СПЭ) аффекта

Проблемы назначения судебно-психологической экспертизы (СПЭ) аффекта

Рассматриваются как уголовно-правовые, так и связанные с ними юридико-психологические проблемы судебно-психологической экспертизы аффекта, подробно рассматривается судебно-психологическая экспертиза аффекта в уголовном процессе. Обосновываются предложения по совершенствованию уголовно-правового определения аффекта исходя из психологической теории аффекта. Анализируется проблема экспертной психологической оценки временного критерия при определении возможности управления поведением в состоянии аффекта. Судебно-психологическая экспертиза (далее – СПЭ) аффекта в современном судопроизводстве является самым распространенным видом судебно-психологической экспертизы. Однако, несмотря на востребованность данного вида экспертизы и частоту ее производства, имеется круг вопросов, разрешение которых важно для повышения эффективности этого средства доказывания.

Изучение аффектов в уголовном праве исторически изначально требовало межотраслевого подхода. Однако доктринальные исследования аффекта, начавшиеся в уголовном праве России в XIX в., практически не использовали научного психологического знания, опираясь только на житейское понимание человеческих эмоций. В то же время, несмотря на то, что отечественный уголовный закон не использовал термин “аффект” вплоть до принятия УК РФ 1996 г., в литературе им активно оперировали с XIX в.

Так, при разработке новой редакции Уголовного Уложения России 1903 г. авторы-разработчики и критики спорили о том, как лучше сформулировать юридически значимые признаки аффекта в тексте уголовного закона, в частности, как отграничить аффект от страсти . При этом симптоматично, что авторы проекта и участники дискуссии о содержании норм об аффектированных преступлениях исходили из необходимости выбрать такую формулировку аффекта, которая бы не требовала в дальнейшем проведения судебной экспертизы аффекта. Аргументировалось это тем, что экспертное заключение психиатров (психологов) не будет подкреплено точными научными данными, потому что “таковых в действительности не существует” .

Текст комментариев к проекту Уложения не содержит информации о том, что при его разработке использовались данные научной психологии или физиологии, как утверждают некоторые авторы. К примеру, С. Шишков писал, что замена использовавшихся первоначально в Уголовном Уложении России признаков для квалификации аффекта “запальчивость и раздражение” на термин “сильное душевное волнение”, появившийся в российском Уголовном Уложении 1903 г., “была во многом обусловлена научными достижениями рубежа XIX – XX в., прежде всего в области психологии и физиологии” . Однако текст комментариев к проекту Уложения свидетельствует об обратном.

Признаки “запальчивости и раздражения”

Признаки “запальчивость и раздражение” были удалены из диспозиций статей, предусматривавших привилегированную ответственность за аффектированные преступления, не из-за достижений в психологии и физиологии, а потому что старая формулировка, имевшаяся в уголовном законе, допускала ограничительное понимание аффектов. Ограничивая легальное проявление аффектов “запальчивостью и раздражительностью”, закон оставлял без внимания другие заслуживающие снисхождения случаи аффектов, например, обусловленные страхом, отчаянием, стыдом и т.д.

Соглашаясь с приведенными нами выше доводами профессора Легонина, редакционная комиссия поддержала также его мнение о том, что формулировка “сильное душевное волнение”, использовавшаяся тогдашними уголовными законодательствами Австрии и Венгрии, отвечает задаче закрепления в уголовном законе общих признаков разных по своему происхождению аффектов, а также позволяет их отделить от страстей в ходе экспертизы, называемой судебно-психологическая экспертиза аффекта, “развивающихся продолжительное время и держащихся на относительно незначительном уровне” .

Замечательный российский эксперт-психиатр А.У. Фрезе характеризовал состояние психологии в период составления и обсуждения проекта Уголовного Уложения как продукт кабинетного, умозрительного мышления, основанный на случайно собранных, отрывочных, поверхностных данных наблюдения или литературных образах, вдобавок еще и субъективно интерпретируемых. В силу скудости психологического знания в рассматриваемый период психология, по мнению А.У. Фрезе, объективно не могла стать основой для судебной экспертизы .

Определение понятия аффекта

Примечательно, что выдающийся русский криминалист Н.С. Таганцев в начале XX в. писал о том, что вопрос о влиянии и значении аффектов в уголовном праве представляется весьма спорным (выделено нами. – Б.Т.), как со стороны теоретической, так и практической, в том числе в производстве судебно-психологической экспертизы аффекта . Это свидетельствовало, в частности, и о том, что дальнейшее изучение уголовно-правовых аффектов требовало дополнительных, предметно ориентированных психологических исследований. Прежде чем строить правовые конструкции, надо было изучить сам предмет юридического опосредования – психологию аффекта. Вместе с тем именно потребности юридической теории и судебно-следственной практики подтолкнули и психологическое изучение аффектов.

Традиционно, начиная с Б. Спинозы, в психологии изучалась преимущественно способность аффектов вызывать висцеральные реакции организма, по которым можно судить о степени значимости для человека эмоциогенного события, в т.ч. преступления (В. Вундт, З. Фрейд, А.Р. Лурия и др.) . Но одно дело – выявлять причастность человека к преступлению, другое – определять наличие аффекта в момент его совершения. Данные, полученные в этих исследованиях, стали первым шагом в практической разработке методик экспертизы аффекта – определения наличия аффекта по остаточным аффективным следам в психике человека.

Определение понятия аффекта в России

Иной ракурс в изучении аффектов, как отмечал С.Л. Рубинштейн, возник из потребностей судебной и следственной практики, что обусловило дальнейшее развитие такого вида экспертизы, как судебно-психологическая экспертиза аффекта. Так, при квалификации преступления нужно было определить наличие или отсутствие сильного душевного волнения в момент совершения убийства или умышленного причинения тяжких телесных повреждений или менее тяжких телесных повреждений (см., например, признаки составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 144 и 151 УК РСФСР 1922 г.).

Определение аффекта, данное С.Л. Рубинштейном, решало задачу соотнесения юридической категории “сильное душевное волнение” с психологическим понятием “аффект”. Некоторыми экспертами-психологами в дальнейшем оно было признано классическим . По С.Л. Рубинштейну, аффект – “это стремительно и бурно протекающий эмоциональный процесс взрывного характера” . Ученый предлагал также различать понятия “страсть” – сильную, но длительную реакцию и “аффект” – краткосрочную, бурно протекающую реакцию взрывного характера . Это был второй шаг в экспертной психологической диагностике аффекта – отделение его от других сильных эмоций.
На наш взгляд, к классическим можно отнести и определение аффекта, данное А.Н. Леонтьевым: “Аффектами называют в современной психологии сильные и относительно кратковременные эмоциональные переживания, сопровождаемые резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями” .

Кумулятивный аффект

В советской психологии уже в 80-е гг. был описан феномен кумулятивного аффекта. Отмечалось, что “повторение ситуаций, вызывающих то или иное отрицательное аффективное состояние, ведет к аккумуляции аффекта, который может разрядиться в бурном неуправляемом аффективном поведении – “аффективном взрыве” . Это стало основанием для совершенствования законодательного определения уголовно-правового понятия аффекта при принятии УК РФ в 1996 г.

В правовой литературе отмечалось, что “юридическая оценка преступления, совершенного в состоянии аффекта, не может ограничиваться совершением аффекта вообще. Она предполагает наличие т.н. оправданного аффекта, вызванного извинительными с позиции общечеловеческой морали обстоятельствами” . Другими словами, одним из векторов развития учения об аффекте в уголовном праве является направление по выявлению из вариантов проявления аффектов у человека юридически значимых вариантов. С точки зрения проблем судебно-психологической экспертизы, это, например, задача вычленения перечня “неизвинительных” аффектов, когда СПЭ аффекта вообще будет не нужна, поскольку в диспозициях статей об аффектированных преступлениях будет закреплено соответствующее ограничение.

Конструирование состава преступления

Проблема перемещается в плоскость конструирования составов преступлений. При этом здесь в первую очередь нужен поиск нравственно-психологических критериев, которые затем должны быть легализованы в нормах Уголовного кодекса, т.е. должно иметь место нормативное закрепление дополнительных нравственно-психологических критериев “извиняемости” или “неизвиняемости” поведения в состоянии аффекта. Рассмотрим возможный перечень этих критериев.

Остановимся на критериях, имеющих психологическое содержание, позволяющих теоретически изменить (расширить или ограничить) круг юридических оснований аффекта, которые будут важны при решении вопроса о необходимости производства судебно-психологической экспертизы аффекта, если законодатель примет решение о совершенствовании редакции статей УК РФ, предусматривающих уголовную ответственность за деяния, совершенные в состоянии аффекта.

Критерии аффекта с психологическим содержанием

Первый критерий можно назвать “нехарактерность поведения обвиняемого”. Буквальная трактовка ст. ст. 107 и 113 УК РФ свидетельствует о том, что законодатель занял двойственную позицию, когда определял квалифицирующие признаки деяний, совершенных в состоянии аффекта. С одной стороны, были признаны не заслуживающими снисхождения те ситуации, когда убийство или причинение среднего или тяжкого вреда здоровью совершены не в связи с аморальным или противоправным поведением потерпевшего или длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. В действительности аффект может быть вызван и правомерными действиями личности, если они не соответствуют личным ценностям и целям преступника. Поэтому законодатель абсолютно прав, сделав такие ограничения.

Вместе с тем в практике были случаи, когда, например, убийство в состоянии аффекта совершало лицо, ранее уже привлекавшееся к уголовной ответственности за убийство. В данном случае экспертиза аффекта также может иметь ряд трудностей. Действующая редакция ст. 107 УК РФ позволяет квалифицировать деяние, совершенное таким лицом, как убийство, совершенное в состоянии аффекта, при условии, что субъект в момент инкриминируемого ему деяния находился в состоянии сильного душевного волнения, обусловленного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Социальная справедливость

Однако это противоречит целям наказания: восстановлению социальной справедливости, исправлению осужденного и предупреждению совершения новых преступлений. Убийство как способ реакции на социальный конфликт уже стало для лица, ранее совершившего убийство, в некотором смысле привычным. Выбор преступного способа реагирования был ранее выбран и одобрен самой личностью. С психологической точки зрения, лицо, ранее привлекавшееся к уголовной ответственности за убийство или причинения тяжкого или среднего вреда здоровью, должно было в целях самоисправления психологически работать над собой в плане усиления контроля за собственным поведением, поскольку уже имел место негативный криминальный опыт. Использование “специфического поощрения” в виде применения к нему привилегированного состава, предусмотренного ст. 107 УК РФ, не будет способствовать исправлению данного лица.

Юридические аспекты

На наш взгляд, ч. 1 ст. 107 УК РФ необходимо изложить в следующей редакции: “Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, если такое деяние ранее было нехарактерно для совершившего убийство”. Статью 113 УК РФ, соответственно, следует дополнить текстом следующего содержания: “…если такое деяние ранее было нехарактерно для совершившего умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью” (выделено нами – Б.Т.).

Поведение после аффекта

Второй критерий, который мог бы иметь значение квалифицирующего признака при аффектированных преступлениях, – поведение обвиняемого после совершения убийства в состоянии сильного душевного волнения.
В настоящее время уголовный закон допускает квалификацию деяния по ст. 107 УК РФ в случае, если лицо, совершив убийство в состоянии аффекта, затем сознательно скрыло следы преступления, например, расчленив и спрятав труп жертвы. Подобное допущение не противоречит теории физиологического аффекта. Аффект – быстро проходящая эмоция, после которой быстро восстанавливается сознательная регуляция поведения. Перед виновным в убийстве возникает дилемма: сознаться или скрыть следы преступления. Решается она хотя и на фоне постаффективного состояния, но все же вполне рационально. Конечно, с моральной и правовой точки зрения социально предпочтительным выглядит поведение кающегося преступника. Поэтому для закрепления социально ожидаемого поведения в уголовном законе вполне уместна норма о том, что смягчение уголовной ответственности при совершении аффектированного убийства возможно только в случае отсутствия со стороны виновного действий по сокрытию следов преступления.

Отсроченный аффект

Третий критерий, который активно обсуждается в научной литературе, – это т.н. отсроченный аффект. Под указанным видом аффекта в юридической психологии, в частности, понимается вид аффекта, который возникает после того, как жертва (в итоге превращаемая в преступника) узнает о последствиях деяния виновного лица (например, убийство своих близких), но из-за отсутствия виновного в пределах досягаемости для жертвы в момент получения информации о произошедшем аффект не может разрядиться. Далее энергия аффекта накапливается и разрядка происходит в момент встречи жертвы с виновным. Здесь происходит инверсия ролей: жертва становится преступником.
Другими словами, отсроченный аффект – это ситуация, когда аффективное состояние есть, но лицо, виновное в создании аффектогенной ситуации, недоступно для аффективной разрядки. Типичный пример: убийство Виталием Калоевым диспетчера компании “Skyguide” Петера Нильсена на пороге его дома в г. Клотен (Швейцария) через полтора года после авиакатастрофы, в которой погибла семья Калоева.

Нормы в иностранном праве

Норма Уголовного кодекса Швейцарии об ответственности за аффектированное убийство выглядит так: “Если лицо действует при наличии извиняющих обстоятельств, находясь в состоянии сильного душевного волнения или под воздействием серьезной психотравмирующей ситуации, то наказанием является каторжная тюрьма на срок до десяти лет или тюремное заключение на срок от одного года до пяти лет” (ст. 113 УК Швейцарии). Как видно из текста приведенной статьи, в принципе ее формулировка учитывает состояние отсроченного аффекта, однако, по-видимому, швейцарская уголовная доктрина не рассматривает отстроченный аффект в качестве значимого признака для смягчения уголовной ответственности. Известно, что защита В. Калоева, которую представляли и швейцарские, и российские защитники, выстраивала свои аргументы, опираясь на характеристики личности Калоева, в частности, акцентировала внимание на его “кавказском менталитете”, а не на его психическом состоянии в момент совершения убийства.

Полагаем, что отсроченный аффект по нравственно-психологическим основаниям не должен учитываться в качестве смягчающего обстоятельства при совершении аффектированных преступлений. Разрыв во времени между совершением преступления в отношении близких и встречей с виновным жертва может использовать по-разному. В частности, человек может и должен прийти к выводу о недопустимости совершения ответного преступления по мотиву мести. У него есть достаточно времени для того, чтобы найти некриминальный выход из сложившейся ситуации.

По нашему мнению, в первую очередь именно к ситуациям отсроченного аффекта относятся рекомендации известных психологов В.К. Вилюнаса и С.Л. Рубинштейна по профилактике аффектов. Так, В.К. Вилюнас полагал, что проявления, содержание и характер аффектов могут изменяться, в частности, под влиянием воспитания и самовоспитания. Аккумулированные аффекты могут изживаться с помощью психологических методов, в частности, метода их “канализации” . По С.Л. Рубинштейну, “вопрос должен ставиться не так: преодолевайте – неизвестно каким образом – уже овладевший вами аффект, и вы не допустите безответственного аффективного поступка как внешнего выражения внутри уже в законченном виде оформившегося аффекта; а скорей так: не давайте зародившемуся аффекту прорваться в сферу действия, и вы преодолеете свой аффект, снимете с нарождающегося в вас эмоционального состояния его аффективный характер” .

Аморальное поведение виновного

Четвертый критерий – “аморальное поведение виновного”. Он практически не анализируется в современной науке уголовного права, хотя активно обсуждался при общественной экспертизе проекта Уголовного Уложения в XIX в. Аргументы того времени не потеряли своей актуальности до сих пор. Современная судебно-психологическая экспертиза аффекта во-многом также коррелирует с ними.

При обсуждении проекта высказывалось мнение, что, например, убийство в аффекте любовницы, если она изменила, или убийство из ревности в состоянии аффекта среди лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, или убийство проститутки, которая отказалась обслуживать клиента на его условиях, свидетельствуют об испорченности и безнравственности преступника и не заслуживают снисхождения в виде существенного уменьшения наказания . Действующая же формулировка ст. ст. 107 и 113 УК РФ, учитывая аморальное поведение потерпевшего как основание для применения привилегированных составов, не отражает характеристику поведения виновного, которое также может быть аморальным. Аморальное поведение лица, по сути, ставшее причиной аффектированного преступления, закон в нынешней редакции фактически одобряет, что не соответствует общей направленности ст. ст. 107 и 113 УК РФ, основанных на том, что общественная опасность преступлений, совершенных в состоянии аффекта, в отличие от обычных преступлений, существенно ниже.

Личность виновного

Пятый критерий, который можно рассматривать как обстоятельство, или уменьшающее в отдельных случаях виновность, или, напротив, не смягчающее ответственность, – это характерологический облик личности виновного, который также подробно изучает судебно-психологическая экспертиза аффекта. В нашем исследовании личностей случайных преступников было установлено, что преступники, совершившие аффектированное преступление, не всегда раскаиваются в содеянном, нередко винят в произошедшем исключительно жертву . Это создает опасность рецидива подобных деяний, поскольку, оправдывая себя, такой человек не исключает для себя возможность повторения подобного поведения. Значит, наказание здесь не достигает одной из своих целей – предупреждения новых преступлений.

Обсуждения

При обсуждении содержания норм об аффектированных преступлениях Проекта Уголовного Уложения России высказывалось мнение, что иногда аффектированное преступление является последствием простого нежелания сдерживать порывы страсти, последствием привычки легко и небрежно относиться к интересам других, что также устанавливает экспертиза аффекта. По мнению разработчиков Проекта, указанные характерологические свойства не являются извинительными, если они стали причиной аффектированного преступления . Подобное мнение высказывалось и в современной научной литературе. Б.В. Сидоров отмечал, что аффект не может смягчать ответственность в тех случаях, когда он вызван мотивами или личными качествами и привычками, отрицательно характеризующими виновного, которые отчетливо проявились в конфликтной ситуации (повышенная мстительность и склонность к насилию, нравственная и эмоциональная распущенность и т.п.) .

В работах по судебно-психологической экспертизе в качестве одного из диагностических психологических параметров при экспертизе аффекта указываются устойчивые особенности личности виновного . Экспертизой, в частности, может быть установлено наличие у обвиняемого негативных характерологических свойств, в формировании которых виноват он сам. При надлежащем отношении к оценке социальной приемлемости собственного поведения виновный должен был бы попытаться избавиться от негативных черт характера. Если он этого не сделал и эти черты стали причиной аффективной реакции, то такой аффект не может по нравственным основаниям считаться извинительным.

Здесь необходима судебно-психологическая экспертиза, целью которой было бы установление наличия или отсутствия негативных черт характера личности обвиняемого, исключающих возможность применения к нему норм, смягчающих ответственность за аффектированное преступление. Однако, чтобы было основание для проведения такого вида СПЭ, нормы УК РФ, предусматривающие ответственность за совершение преступления в состоянии аффекта, должны быть дополнены соответствующим ограничительным условием.

Будякова Татьяна Петровна,

заведующая кафедрой психологии Елецкого государственного университета имени И.А. Бунина,

кандидат психологических наук, доцент.

1. Будякова Т.П. Проблемы профилактики виктимизации случайного преступника // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2013. N 2. С. 84 – 90.
2. Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза. М., 1977.
3. Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999.
4. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы, эмоции. М., 1976.
5. Попов А.Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб., 2001.
6. Сидоров Б.В. Аффект, его уголовно-правовое и криминалистическое значение. Казань, 1978.
7. Уголовное уложение. Объяснения к проекту редакционной комиссии. Т. VI. СПб., 1895.
8. Шишков С. Установление внезапно возникшего сильного душевного волнения // Законность. 2002. N 11. С. 17 – 19.

Вы должны авторизоваться чтобы опубликовать комментарий.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

www.psy-expert.ru

Экспертиза аффекта образец

Эмоции, которые ежедневно испытывают люди, могут носить позитивный или негативный характер, быть адекватными и патологическими. Рассматривая категорию патологических эмоций, необходимо отметить, что они могут выражаться как в спаде, так и в подъеме настроения. Аффект относят именно к последней категории, характеризуют в психологии и как патологическую эмоцию, и как очень яркую эмоциональную реакцию с повышенным невербальным проявлением.

В психологии аффект рассматривается как форма проявления определенных эмоций человека, которое может быть относительно недолгим, но при этом чрезвычайно сильным эмоциональным состоянием [1]. Как правило, такое состояние возникает в случаях, когда лицо не может отыскать необходимый вариант решения какой-то проблемы (травмирующей или стрессовой) или у него возникает ощущение отсутствия выхода из ситуации критического или угрожающего характера. При этом подобное выражение эмоций характеризуют ярко выраженные внешние (двигательные) и внутренние (органические) проявления.

Термин «аффект» происходит от латинского слова affectus, что означает «страсть», «душевное волнение» [4]. Таким образом, в психологии аффект определяется как конкретный вид эмоциональной реакции, характерными чертами которого выступают сила, кратковременность и яркость. Его отличительным признаком выступает то, что аффект или полностью подавляет, или сильно снижает степень проявления других психических процессов организма, таким образом навязывая ей определенные типы ответных реакций. Кроме того, в психологии аффект рассматривается в качестве «аварийного» способа разрешения лицом опасной, критической ситуации. Психологами доказано, что он, являясь поведенческой реакцией на раздражитель, возник в процессе эволюционного развития человека, таким образом, возникновение такого эмоционального состояния может быть связано как с биологическими потребностями человека, так и с различными социальными отношениями и контактами [2].

Изучением особенностей состояния аффекта занимались еще древние ученые. Так, например, термин «аффект» встречается в работе древнегреческого ученого-философа Аристотеля «О душе» и в работе французского мыслителя Рене Декарта «Страсти души», которые определяли аффект в качестве основной категории в эмоциональной сфере человека. Нидерландский философ Бенедикт Спиноза в своей работе «Этика» рассматривал его как некое состояние тела человека, которое может изменять (увеличивать или уменьшать) способности самого тела к совершению каких-либо активных действий.

Значительный вклад в изучение аффекта внесли такие ученые, как Зигмунд Фрейд, утверждающий, что это некий сигнал предупредительного характера, который в совокупности с защитными реакциями и проявлениями личности выполняет функции Эго; Рой Шефер, которым были проведены масштабные исследования рассматриваемого состояния и его клинический анализ; П. Кнаппа, утверждающий, что аффект – это состояние, которое переживается непосредственно и может дифференцироваться от ощущений совсем незначительных до реакций очень внушительного масштаба.

Кроме того, разработкой названной проблемы занимались такие отечественные ученые-психологи, как А.Р. Лурия, который осуществлял диагностику следов аффекта; С.Л. Рубинштейн, обозначивший аффект как самую сильную реакцию эмоционального характера у человека на какой-либо раздражитель; а также Я.М. Калашник, изучающий специфику патологического аффекта.

В современной психологической науке аффект относится к уникальному типу эмоциональных процессов, протекающих в психике человека, проявляющихся лишь в наиболее критические для каждого конкретного лица моменты, особенно в тех случаях, когда они возникают совершенно неожиданно.

Аффект как особое эмоциональное состояние обладает рядом специфических признаков, которые проявляются в том, что это явление само по себе представляет бурное эмоциональное реагирование, вызывающее поведенческую дезорганизацию у человека, а также нарушающее ряд психических процессов, протекающих в сознании и организме индивида [8, с. 99]. Например, у человека при возникновении состояния аффекта резко меняется выражение лица, что является свидетельством дезорганизации моторики, нарушается процесс мышления, снижается степень внимания. Кроме того, при возникновении рассматриваемого состояния значительно уменьшается уровень сознательного контроля человека над своим поведением, принятием решений и т.д., то есть, другими словами, человек теряет способность руководить (осознанно!) своим телом и отдавать отчет совершаемым им действиям и поступкам.

Среди главных признаков аффекта следует выделить:

  1. кратковременность (может исчисляться минутами или даже секундами);
  2. наименее осознанное эмоциональное состояние (человек не способен осознанно контролировать свои действия);
  3. относится к состояниям с доминированием эмоций («чувства преобладают над разумом», то есть эмоции преобладают над сознанием и обуславливают совершение того или иного действия).

Что касается основных признаков исследуемого явления, то их можно разбить на две основные группы: обязательные и дополнительные. К первой категории относятся:

  1. наличие неожиданного психотравмирующего события, которое переживается субъективно;
  2. внезапность возникновения аффекта;
  3. бурная эмоциональная реакция, которая зачастую носит взрывной характер;
  4. сужение сознания (то есть отсутствие понимания и восприятия полной картины происходящего, неспособность адекватного восприятия совершаемых индивидом действий);
  5. частичное нарушение осознанного контроля над своими действиями вплоть до полной «автономии»;
  6. истощение как психическое, так и физическое.

Что касается дополнительных признаков аффекта, то они включают в себя:

    1. чувство безысходности (это чистое субъективное ощущение, которое субъект может как испытывать, так и нет);
    2. негативные состояния психофизического толка (например, повышенная утомляемость, нарушение сна и т.д.);
    3. частичное сужение сознания, которое может выражаться в потере чувства реальности, галлюцинациях и т.д.);
    4. нарушение моторики, речевых процессов.

Аффект также характеризуется наличием внешних и внутренних признаков. Среди первых признаков необходимо выделить мимику, позу, скорость речи и тембр голоса. Из вторых — потеря чувства времени, чувство страха и тревоги и т.д.

Несмотря на то что аффект характеризуется как чрезвычайно стремительный эмоциональный процесс, он выполняет ряд конкретных функций. На сегодняшний день их в психологии выделяют две: накопление опыта и защитная функция.

Под накоплением опыта понимается определенное «отложение» следов аффекта в бессознательном, то есть работа «аффективной памяти». Она «включается» в похожих между собой ситуациях, находясь в которых человек испытал аффект. Если такое состояние периодически повторяется, вызывая при этом сильные негативные эмоции, что способствует возникновению состояния аффекта у человека, то может произойти так называемая аккумуляция аффекта. Другими словами, человек способен вновь пережить аффект, однако в таком случае конкретный раздражитель будет отсутствовать. Подобный аккумулированный аффект в психологии именуется аффективным взрывом, возникающим не в критический момент, а спустя какой-то определенный временной промежуток.

Что касается защитной функции, то многие ученые-психологи сходятся во мнении, что аффект выступает в качестве одного из средств защиты человеческого организма и психики в случае, если это не ведет к возникновению невротических расстройств. Обуславливается это тем, что состояние сильного душевного волнения может возникать в качестве защитной реакции организма человека на какую-либо экстремальную ситуацию. Другими словами, аффект служит неким толчком к мобилизации действий, а также обеспечивает быстрое реагирование человека в тех или иных конкретных условиях. Отметим, что, находясь в данном состоянии, лицо не осознает характер своих действий, что может создавать опасность для окружающих, причем подобные аффекты возникают наиболее часто, сопровождаясь резким повышением степени возбужденности нервной системы человека, что пагубно сказывается на психических процессах, протекающих в организме. Человек теряет над собой контроль, у него резко снижается способность к рациональному взвешенному мышлению, что в итоге зачастую приводит к неадекватному поведению, которое может в той или иной степени угрожать находящимся рядом людям.

Характерной особенностью аффекта выступает то, что данная форма эмоционального проявления характеризуется более примитивным и более интенсивным, по сравнению с нормальным адекватным, поведением человека, которое, в свою очередь, обуславливается конкретными правилами и нормами, принятыми в его социальной среде. Кроме того, он оказывает специфическое воздействие на психику лица, что выражается в навязывании ему стереотипных действий, выступающих в качестве привычных форм реакции в схожих по силе и воздействию ситуациях неаффективного характера (например, агрессия, оцепенение и пр.).

Важно понимать, что ни один аффект не возникает случайно. Всегда есть конкретная ситуация или событие, которое послужило толчком для возникновения состояния сильного душевного волнения. При этом в качестве такового может быть как сильная травмирующая ситуация, так и простая негативная эмоция, например после разговора с неприятным человеком.

    1. Патологический аффект. Характеризуется кратковременностью. Возникновение патологического аффекта приводит к помутнению сознания у человека, потере контроля над своими действиями и поступками [3]. Именно патологический аффект в уголовном праве является одним из оснований признания человека невменяемым.
    2. Физиологический аффект. Такой аффект относится к категории вменяемых состояний, то есть, несмотря на то что при его возникновении в сознании человека возникают существенные ограничения, он вполне может осознавать характер совершаемых им действий, а также контролировать их. Возникновение физиологического аффекта зачастую является следствием единичного воздействия травмирующего характера.
    3. Кумулятивный аффект. Данный вид аффекта возникает как реакция на длительное оказание воздействия какой-либо ситуации, травмирующей человеческую психику, или же неоднократное повторение таких ситуаций, что непременно приводит к аффективному взрыву.

Разработкой проблем физиологического аффекта, имеющего значение для уголовного права и процесса, весьма интенсивно занимались специалисты в области судебной психологии. В процессе проводимых исследований выявлялись и уточнялись его наиболее существенные признаки, характерные особенности и специфика проявления. Таким образом, происходил процесс «насыщения» рассматриваемого понятия все более сложным и дифференцированным психологическим содержанием.

Подобное развитие проблемы обусловило становление вопроса о необходимости проведения судебно-психологической экспертизы в целях выявления наличия состояния аффекта в момент совершения преступления. Важно отметить, что эксперты стали активно привлекаться к установлению физиологического аффекта еще в 60-е гг. прошлого века, и со временем количество проводимых экспертиз лишь возрастало, а на сегодняшний день количество случаев, когда вопрос о наличии или отсутствии физиологического аффекта устанавливается посредством проведения экспертизы, не уступает случаям, когда данная проблема разрешается неэкспертным путем [5].

На первый взгляд, наблюдается тенденция усиления роли судебных экспертиз при определении состояния аффекта, в связи с чем представляется необходимым включить его в качестве обстоятельства, наличие в момент совершения преступления которого подлежит доказыванию путем обязательного назначения и проведения судебной экспертизы в порядке ст. 196 УПК РФ.

В связи с тем что для выявления состояния аффекта на данный период времени законодательно не требуется обязательное проведение соответствующей экспертизы, мы вынуждены признать, что либо для установления физиологического аффекта необходимы специальные знания и, следовательно, экспертиза, либо сделать вывод, что специальные знания и экспертиза здесь не нужны, а наличие или отсутствие аффекта следователь и суд в праве и обязаны устанавливать сами.

В современном уголовном процессе обстоятельства складываются таким образом, что экспертиза назначается лишь в случаях, если в ходе расследования преступления и выяснения каких-либо определенных обстоятельств необходимо применение специальных знаний. Данный вывод вытекает из ст. 57 УПК РФ и ч. 7 ст. 9 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

В правовой литературе выделяется три основные точки зрения на необходимость введения обязательной экспертизы, направленной на установление состояния аффекта. Согласно первой точке зрения, введение обязательности такой экспертизы нецелесообразно в силу того, что уголовно-процессуальная практика может столкнуться с проблемой нехватки экспертов в данной сфере деятельности необходимого уровня квалификации в силу того, что наличие состояния аффекта придется устанавливать по каждому уголовному делу, находящемуся в производстве следственных органов [7].

Некоторые ученые придерживаются позиции, согласно которой введение обязательности проведения подобной экспертизы необходимо, так как двойственность (либо проведение экспертизы поручается эксперту, либо наличие аффекта следователь определяет самостоятельно) существующая ныне, неприемлема. Так, Ф.С. Сафуанов говорил: «Как бы мы отнеслись к подобной двойственности при доказывании других обстоятельств — если бы, к примеру, следователи и суды стали определять исполнителя рукописного документа в одних случаях с помощью почерковедческой экспертизы, а в других — самостоятельно, путем сличения соответствующих текстов, что называется, на глазок?» [6].

Третья точка зрения гласит, что подобного рода двойственность представляется вполне приемлемой, однако в определенных границах. По мнению Е.Н. Чучелова, случаи доказывания аффекта следует дифференцировать на простые и сложные [9]. В первом случае представляется возможным определение наличия состояния аффекта самим следователем, так они представляются простыми и доступными для самостоятельного определения. Что касается второго случая, то состояние аффекта у виновного лица должно определяться только экспертами, в силу атипичности совершенного преступного деяния, а также при наличии иных усложняющих факторов.

На наш взгляд, наиболее приемлемой представляется вторая точка зрения, согласно которой состояние аффекта должно быть включено в ст. 196 УПК РФ как обстоятельство, для выявления наличия которого необходимо обязательное назначение судебной экспертизы. Аргументируем мы свою позицию тем, что на сегодняшний момент установление аффективного состояния находится в зависимости от ряда обстоятельств случайного характера, таких как личное мнение следователя, возможность проведения экспертизы и т.д. В связи с этим зачастую установление состояния аффекта у виновного лица носит субъективный характер и далеко не всегда соответствует действительности. А ведь состояние аффекта является обстоятельством, которое имеет существенное значение для квалификации содеянного лицом преступного деяния (например, в порядке ст. 107 УК РФ «Убийство, совершенное в состоянии аффекта»).

Таким образом, мы придерживаемся точки зрения, согласно которой необходимо рассматривать состояние аффекта в качестве обстоятельства, установление наличия которого в момент совершения преступления должно осуществляться посредством обязательного назначения судебной экспертизы в порядке, предусмотренном ст. 196 УПК РФ. Однако проведение такой экспертизы не должно быть безусловным, в связи с чем возникает необходимость разработки официального документа методического характера, в котором все вопросы, связанные с экспертизой аффекта, решались бы с единых позиций.

www.science-education.ru

Популярное:

  • Помощь юриста по автокредиту Суд по автокредиту – советы адвоката Если вы берете целевой кредит на покупку автомобиля, то купленная вами машина будет оформлена как залог. Грубо говоря, в случае невыплаты автокредита банк имеет право забрать у вас автомобиль […]
  • Увеличение пенсий по старости Повышение пенсионного возраста, как увеличится пенсия в 2018 году Россия признана одной из худших стран для пенсионеров Россия вошла в пятерку худших стран мира для пенсионеров, заняв в рейтинге 40-е место из 43. Хуже оказались […]
  • Госпошлина на охранника 6 разряда Удостоверения частного охранника 4, 5, 6 разряда Удостоверение частного охранника представляет собой документ, имеющий уровень защиты класса «В», серию и номер. Бланк удостоверения является полиграфической продукцией, […]
  • Законность решений конституционного суда Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 2011 г. N 1027-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Иванова Михаила Ильича на нарушение его конституционных прав статьей 125 Уголовно-процессуального […]
  • Екатеринбург нотариусы на карте Нотариусы в Екатеринбурге Предлагаем вашему вниманию все нотариусы и нотариальные конторы на карте Екатеринбурга. Нотариусы на карте Екатеринбурга Если вы собираетесь срочно оформить доверенность или заключить какой нибудь […]
  • Приднестровье пенсия Пенсионерам Застрахованным лицам Молодым мамам Уважаемые руководители организаций всех форм собственности! Единый государственный фонд социального страхования Приднестровской Молдавской Республики обращает Ваше внимание на […]
  • Статья 290 ч 5 ук Наказание за взятку по статье УК РФ На меня завели уголовное дело по ст.290 УК РФ ч. 5 п. "В". Хотел узнать, если мне назначат реальный срок и многомиллионный штраф, после моего выхода из тюрьмы меня опять могут посадить в […]
  • Назначение экспертиз при убийстве Назначение экспертиз Одним из первоначальных следственных действий по делам об убийствах, совершенных с применением огнестрельного оружия, является назначение судебно-медицинской и баллистической экспертизы. Для проведения […]