Какой король правил во время похода жанны д арк

Поход Жанны Дарк

Дата: 8 мая 1429 года

Освобождение Орлеана Жанной Дарк

1429 год. Начатая еще в 1337 г. франко-английская война, которую позже назовут Столетней, находится в полном разгаре.

По договору в Труа (1420) королева Изабелла Баварская, которая правит вместо своего психически больного мужа Карла VI, отказывает в наследовании своему собственному сыну дофину Карлу, отдает свою дочь замуж за короля Англии Генриха V и признает его наследником престола Франции. Претензия английских королей объединить обе короны вот-вот увенчается успехом. Англичане занимают всю Францию на Север от Луары, Гиень, а король Генрих V находится в Париже.

В августе 1422 г. Генрих V умирает в полном расцвете сил, не успев принять корону. Но когда Карл VI, в свою очередь, умирает в октябре, родившийся от брака Генриха V с дочерью французского короля ребенок объявляется Генрихом VI, «королем Франции и Англии».

Тогда дофин Карл, сын Карла VI, скрывавшийся в Бурже (его в насмешку звали «королем Буржа»), принимает королевский титул под именем Карла VII. Но ему подчиняется только центр и юг Франции (за исключением Гиени). В 1428 г. англичане осадили Орлеан, последнюю крепость на север от Луары, остающейся в руках Карла VII.

Именно тогда Жанне д’Арк с небольшим отрядом удается войти в город (апрель 1429 г.). Она поднимает мужество осажденных, находившихся на грани сдачи. Затем она атакует осадные укрепления, построенные англичанами вокруг города. 8 мая 1429 г. англичане снимают осаду, Орлеан освобожден.

Нет ничего более необыкновенного, чем женщина – тем более девушка 17-ти лет! – во главе вооруженного отряда. Если это удивительно и сегодня, то в XV в. было просто невероятным.

Жанна д’Арк была дочерью зажиточного крестьянина из Демреми, села на границе Шампани и Лотарингии.

Как и все население, она тяжело страдала, видя бедствия войны, которые не миновали и ее округу. Англичане, которые грабят и опустошают страну, считались захватчиками и врагами. Карл VII воспринимается как естественный защитник французов, законный государь и представитель нации. Образ Карла VII вызывает чувство патриотизма. Начинает формироваться понимание национального единства.

В уме Жанны зреет убеждение в том, что Бог выбрал ее, чтобы спасти короля и изгнать англичан. С 13-ти лет, по ее рассказам, «голос Бога» призывает ее к этому. С некоторых пор ей начинают являться любимые святые – архангел Михаил, святая Екатерина, святая Маргарита, – которые призывают ее к тому же.

Она обратилась к сеньору Бодрикуру, владельцу замка Вокулер, который оставался верным «королю Буржа».

Ей удается, не без труда, убедить его и получить рекомендательное письмо. Одетая по-мужски, на коне и с маленьким эскортом, она прибыла в Шинон, где находился Карл VII.

Ее приняли с недоверием. На приеме Карл VII был в окружении знати, но она, не зная его в лицо, подошла прямо к нему и сказала: «Я принесла вам весть от Бога и сообщаю, что наш Господь вернет вам ваше королевство Франция, коронует вас в Реймсе и изгонит ваших врагов. Я вестница от Бога. Дайте мне войско. Я сниму осаду с Орлеана».

В стране, где вера христиан была глубокой, а вера в чудеса – всеобщей, эти слова произвели впечатление. Они были эхом растущего патриотического чувства. Посоветовавшись с богословами Пуатье, мнение которых было благоприятным, Карл VII отправил ее с небольшим отрядом к Орлеану. Как мы видели, ей удалось снять осаду.

О Столетней войне

Вмешательство Жанны д’Арк стало поворотом в Столетней войне: через несколько лет война закончится победой Франции.

Начало конфликту между Францией и Англией положило восшествие на английский престол Генриха Плантагенета, а завершился он в царствование Людовика Святого.

Это франко-английское соперничество «прямых Капетингов» вспыхнуло с новой силой в 1328 г., так как у последнего короля Франции не было наследника мужского пола. Его двоюродный брат Филипп Валуа был призван на престол под именем Филиппа VI.

В 1337 г. английский король Эдуард III, внук по материнской линии короля Франции Филиппа IV Красивого, предъявил претензию на наследство, ссылаясь на права, переданные ему матерью.

Избрание Филиппа Валуа было продиктовано желанием избежать власти короля-
иностранца. Позднее стали ссылаться на «салическое право» (пришедшее от салических франков), которое исключало женщин от наследования короны и не позволяло им передавать права наследования.

Столетняя война, как вехами, отмечена французскими поражениями. Франция завоевана и разграблена. Отметим самые горькие поражения: при Креси (1346) в царствование Филиппа VI и – после некоторого улучшения в царствование Карла V – при Азенкуре (1415).

Договор в Труа (1420), казалось, подтвердил победу англичан.

Короткая карьера Жанны д’Арк

Воодушевленная успехом в Орлеане, Жанна убеждает Карла VII ехать в Реймс на помазание. Это непросто, так как необходимо пересечь неприятельскую территорию. Но затея удалась. Отныне легитимность Карла обеспечена.

Но если энтузиазм народа остается на высоте, то у Карла и его советников он невысок. Карл отказывается дать Жанне солдат, и она терпит поражение под Парижем и у Шарите, на Луаре. Весной 1430 г. с собранным ею самой войском она пытается снять осаду Компьени, но во время вылазки взята в плен неким сеньором, который продает ее англичанам.

Для последних очень важно ее опозорить и показать, что ее в борьбе вдохновлял не Бог, а дьявол.

Англичане отдали ее под суд трибунала инквизиции (религиозный суд, преследующий еретиков и колдунов), председателем которого был епископ Бовэ Пьер Кошон (в переводе «свинья»).

Судьи думали быстро покончить с этой крестьянкой, но она продемонстрировала удивительную способность разоблачать все хитрости и уловки своих палачей. В конце концов она приговорена к сожжению и 30 мая 1431 г. погибла на костре.

Конец Столетней войны

Карл VII и его приближенные ничего не сделали, чтобы спасти Жанну д’Арк. Но выступление Жанны придало французам смелости и деморализовало англичан. Карл VII последовал хорошим советам и создал постоянную армию, снабженную артиллерией (огнестрельное оружие только стало появляться). Постепенно он освобождает всю французскую территорию, включая Гиень, которой англичане владели в продолжение трех веков.

После битвы при Кастильоне (1453), где погиб старый английский генерал Тэлбот (бывший противником Жанны в Орлеане), англичане оставили Гиень, еще на столетие сохранив за собой во Франции только город Кале.

protown.ru

Какой король правил Францией во время похода Жанны д Арк на Орлеан?

В 1429 году во Франции не было короля, были только претенденты. Законный король Франции Карл 6 Безумный умер в 1422 году, а его сын, который по идее должен был стать преемником отца на французском престоле, не был коронован и поэтому пребывал в статусе Дофина. К такому положению вещей привела , ослабившая Францию настолько, что английский король Генрих 5 смог оккупировать часть Франции, в том числе и Париж, и заявил свои права на французский престол. Для пущей-вящей легализации своих «прав» на французскую корону, Генрих 5 женился на дочери Карла 6 Безумного Екатерине и должен был стать королем Франции после смерти тестя. Но тесть пережил зятя, и право на престол перешло к сыну Генриха 5 и Екатерины — будущему королю Англии Генриху 6, который на момент смерти отца был младенцем и короновался на французский престол только в 1431 году. Дофин же Карл(сын Карла 6 Безумного) был отстранен от престола, но продолжал борьбу за свое законное наследство. После победы под Орлеаном, победоносное войско Орлеанской Девы, беря без боя город за городом, проложило Дофину дорогу в Реймс — город, в котором начиная с Людовика 7 (1131 год) по традиции короновались все Французские короли. Жанне Ла Пуссель удалось провести Дофина через земли, оккупированные англичанами, к заветной цели — в Реймс, где 17 июля 1429 года и состоялась коронация нового короля Франции Карла 7 Валуа.

Король Франции правивший во время похода Жанны д Арк на Орлеан, был Карл VII. Годы правления короля с 1422—1461 гг. И если учесть тот факт, что Жанна д Арк пришла в город Орлеон 29 апрела 1429 года и в результате ряда сражений осада была снята 8 мая 1429 года.

otvet.expert

Процесс века: Жанна д’Арк перед костром

Warspot продолжает знакомить читателей с историей Жанны д’Арк. С предыдущей статьей, а также ссылками на все материалы цикла, можно ознакомиться здесь. Материал публикуется в авторской редакции.

Ближе к вечеру 26 мая 1430 года близ города Компьен, осаждённого бургундцами, произошло событие, в масштабах Столетней войны совершенно вроде бы незаметное. В плен к неприятелю попали трое французов, все дворяне – по большому счёту, дело совершенно житейское, сиди себе в плену, дожидайся выкупа; пленниками бывали и принцы крови наподобие герцога Алансонского, и простые вояки вроде отчаянного и дурно воспитанного капитана Этьена Виньоля по прозвищу Ла Гир.

Но в данном конкретном случае имелись весьма существенные нюансы: в руках бургундцев оказались некие Пьер д’Арк, Жан д’Олон, а главное – Жанна, которую обычно называли Девой. Относительно благородного статуса пленников – нет никакой ошибки, Жанне и её родственникам потомственное дворянство было даровано ещё в прошлом году, после коронации дофина Карла де Валуа, коего после триумфального снятия осады с Орлеана и победоносной Луарской кампании Жанна д’Арк привела в Реймс для миропомазания…

Что именно произошло под стенами Компьена тем майским вечером, нам известно лишь в общих чертах. Жанна прибыла в город всего три дня назад; обороной и гарнизоном командовал капитан Гийом де Флави, имевший репутацию хорошего солдата, преданного королю Франции. О взаимоотношениях Жанны и де Флави ничего не известно, но вряд ли Жанна изменилась со времён Орлеана, когда она действовала вопреки мнению более осторожных и опытных военачальников – судя по всему, Дева продолжала придерживаться своей обычной концепции «атаковать не рассуждая»; в свою очередь, капитан де Флави этому сопротивлялся. Гарнизон под её командованием совершает вылазку за стены, бургундцы были оттеснены, однако произошло непредвиденное – к неприятелю подошло подкрепление, путь к городским воротам оказался перерезан, де Флави предсказуемо распорядился поднять мост, Жанну сдёрнули с седла и схватили вместе с братом и оруженосцем…

Доселе продолжаются бурные споры, являлись ли действия Гийома де Флави спланированным предательством, или они были оправданы обстановкой – в конце концов, капитан отвечал за оборону Компьена и нёс за город ответственность перед Францией и королём: бургундцы вполне могли ворваться на мост, смести охрану и захватить важный пункт на дороге к Парижу.

Советский исследователь В. Райцес склоняется к первой версии, основываясь на многочисленных слухах о связях де Флави с недоброжелателем Жанны при королевском дворе – великим камергером Жоржем де Ла Тремуйлем. Француз Ж. Фавье более осторожен, упоминая, что Жанна сковывала действия капитана и ставила под удар его репутацию как командира. Оба автора сходятся в одном – де Флави после пленения Девы бездействовал, а намеренно или под гнётом обстоятельств, неизвестно.

Жанна как пленница была переуступлена Жану Люксембургскому, графу де Линьи и де Гиз – при всех громких титулах и знатном происхождении, человеку не слишком богатому. Чисто теоретически, он мог получить выкуп за Жанну с кого угодно, хоть с короля Карла, хоть с Филиппа Бургундского или регента Бедфорда. Однако в игру вступила третья сила – церковь и Парижский университет в лице епископа Бовезского Пьера Кошона: уже через три дня после известий о пленении Девы герцог Бургундский получает из Парижа письмо, в котором было ясно отмечено, что Жанна должна предстать перед церковным судом как «сильно подозреваемая во многих отдающих ересью преступлениях».

Как ни странно это прозвучит, но пленение Жанны для всех сторон, участвующих в Столетней войне – англичан, бургундцев и французов, – давало существенные плюсы.

  • Англо-бургундцы через запланированный судебный процесс могли убедить общественное мнение, что миссия Жанны Девы не является «божественной». Если Бог не на стороне Жанны (что уже автоматически доказано взятием в плен), то и дело Бедфорда и герцога Филиппа не является противодействием Богу. Для религиозно-мистического менталитета людей того времени это оказалось бы сильнейшим пропагандистским ходом, способным перетянуть мнение прихожан на сторону альянса англичан и бургундцев.
  • Парижский университет и церковники-коллаборационисты могли оправдать подрыв своего авторитета, изрядно пошатнувшегося после массовых слухов о том, что простая крестьянка якобы «послана Господом».
  • Король Карл де Валуа и его склонное к соглашательству и компромиссам окружение окончательно избавлялись от радикальной партии, стоявшей за «тотальную войну» – то есть от ярых приверженцев Жанны наподобие Жиля де Ре, ла Гира, Дюнуа и ещё нескольких влиятельных капитанов, для которых Дева являлась символом и знаменем. Теперь появилась возможность для переговоров с противником, а с ними и необходимая королевству передышка в виде перемирия, а то и долгосрочного мира, достигнутого путём взаимных уступок. Жанна, с её нежеланием идти на любые соглашения, лишь мешала политикам.
  • Аналогичными соображениями руководствовался и Филипп Бургундский: ещё летом 1429 года герцог начал прощупывать пути сближения с Францией, поскольку стало ясно, что срок английского владычества заканчивается, регент не имеет поддержки в народе и дворянстве, а Карл де Валуа мало того что отныне законный король, так ещё и популярность его значительно выросла, а армия усилилась. «Экстремисты» же мешали найти точки соприкосновения, способные привести к миру.

Итог: Жан Люксембургский передаёт Жанну англичанам Бедфорда за 10 тысяч турских ливров (огромная, но вовсе на самая умопомрачительная сумма), а английский регент принимает решение отдать пленницу под юрисдикцию церковного суда, по изложенным выше соображениям: требуется любой ценой опровергнуть «божественное» происхождение действий Девы. Для роли судьи как нельзя лучше подходил епископ Кошон – во-первых, он был изгнан из своей епархии в Бовэ и жил в Руане, во-вторых, был убеждённым бургионьоном и ненавидел арманьяков и, в-третьих, Кошон получил блестящее образование в области церковного права. Генеральный капитул Руана был вправе собрать инквизиционный процесс – другое дело, что политическая ангажированность такового не вызывала ни у кого сомнений.

Что такое инквизиция?

Столь важный институт средневекового общества как инквизиция окружён титаническим числом мифов, предрассудков и заблуждений. Среднестатистический обыватель в ответ на вопрос: «Чем занималась инквизиция?» даёт вроде бы общеизвестный ответ: «Сжигала ведьм!». Да и в целом, представления об этом органе церковного правосудия сводятся к киношно-беллетристическим ужасам, имеющим косвенное отношение к реальности.

Inquisitio Haereticae Pravitatis Sanctum Officium, или, в переводе, Святой отдел расследований еретической греховности, как специализированное учреждение появился в 1215 году, и тому были веские причины. Мы не раз упоминали, что в ту эпоху религиозная идентичность человека стояла гораздо выше идентичности национальной – можно быть французом, баварцем, испанцем или фламандцем, но всех их объединяет одно: христианство и Святая Мать Римская Церковь, возглавляемая и руководимая папой и его епископами. Идентификация по принципу «свой-чужой» до XV века включительно проводилась исключительно по принципу вероисповедания – «своими» были католики и отчасти «схизматики»-православные, чужими – любые иноверцы, а также еретики: те, кто отходил от официальных догматов церкви и пытался извратить католическое вероучение, создавая секты и еретические движения. Такие действия вполне естественно расценивались как покушение на основу существования общества – религию и церковь, а следовательно, должны были осуждаться и строго наказываться. В наши времена посягательства на системообразующие ценности (государство, право, законодательство и т.д.) преследуются с не меньшим рвением.

К началу XIII века единая католическая общность столкнулась с одним из наиболее серьёзных вызовов за всю историю своего существования – распространившимся на юге Франции, в Лангедоке и Провансе, альбигойским, или же катарским вероучением, имевшим крайне мало отношения к «классическому» христианству. Скажем больше, катары создали нехристианский феномен под христианским камуфляжем – их учение куда ближе к зороастризму и манихейству с дуалистической концепцией двух равных сил добра и зла. Дело закончилось тем, что против еретиков (точнее, практически иноверцев и «чужаков») был объявлен Крестовый поход, а следствием по делу виднейших ересиархов должна была заниматься инквизиция, которой следовало доказать и осудить заблуждения катаров.

Но и после разгрома альбигойцев служба «государственной безопасности» католического мира не осталась без дела – секты и ереси плодились с удручающей частотой, причём далеко не все из них являлись злостными и намеренными заблуждениями. Функцией инквизиции было не только и не столько наказание, сколько убеждение и возвращение заблудших в лоно церкви. Более того, судя по сохранившимся документам, примерно 80% приговоров Sanctum Officium являлись оправдательными, а из оставшихся 20% на смерть осуждались лишь 2% обвиняемых – прочие подвергались куда более лёгким наказаниям: начиная от публичного покаяния и отправки в покаянное паломничество по святым местам до тюремного заключения.

Тут следует вспомнить небезызвестный афоризм «Цель оправдывает средства», который никогда не приводится полностью. Читать эту фразу следует так: «Если цель – спасение души, то все средства для её достижения оправданы. (Точная цитата из «Духовных упражнений» И. Лойолы: «…каждый благочестивый христианин должен использовать все соответствующие средства, чтобы повлиять на ближнего и привести его к познанию истины и спасению».

Накрепко запомним: целью инквизиционного трибунала является спасение души грешника и заблудшего. Эта формула полностью применима и к процессу над Жанной д’Арк, при всей его политической ангажированности. Епископ Пьер Кошон не стремился любой ценой отправить Деву на костёр – для него важна была моральная победа, основанная на покаянии обвиняемой. Если же последняя будет упорствовать в своих заблуждениях, тогда…

Впрочем, не будем забегать вперёд, лишь учтём, что у Жанны были серьёзные шансы избежать смерти, невзирая даже на тот факт, что судили её предвзятые враги. Инквизиция не могла нарушить церковные законы, в противном случае процесс был бы признан недействительным. Формально всё делалось по строгим правилам, отход от которых был чреват последствиями для самих членов трибунала. С другой стороны, регента Бедфорда устраивала только смерть «этой ведьмы», причём смерть после осуждения церковью…

Перед судом

Как мы выяснили выше, король Карл де Валуа отказался спасать Жанну по вполне очевидным политическим причинам – ему требовалось ослабление радикальной партии, стоявшей за продолжение войны любой ценой. Он не был злым или чёрствым, король – прежде всего политик, государственный деятель, а кроме того, после грандиозного успеха под Орлеаном и в долине Луары Дева Жанна фактически ничем более себя не проявила – попытка взять Париж оказалась провальной, а в Компьене она так и вообще попала в плен. Карл о Деве забыл, или сделал вид, что забыл.

Единственную попытку освободить Жанну предпринял её «странный» соратник – Жиль де Монморанси-Лаваль, барон де Ре, тот самый маршал Франции, которого десять лет спустя обвинят в совершенно жутких преступлениях и после суда казнят. Мы уже писали о том, что Жиль де Ре был человеком невероятно богатым, владел землями, превосходившими владения его непосредственного сеньора, герцога Бретонского, да и личной храбрости ему было не занимать. Имеются сведения о том, что барон де Ре собрал профессиональных наёмников и отправился к Руану, но опоздал – Жанна уже была сожжена. Якобы смерть Госпожи Надежды и стала тем переломом в его сознании, который привёл блестящего рыцаря к общеизвестному финалу – не сумев спасти Посланницу и отомстить англичанам мечом, он, разуверившись в силе добра, начал «ментальную» месть, умножая зло. Впрочем, это отдельная история, которую мы здесь рассматривать не станем.

Список использованной литературы:

  1. Favier J. La Guerre de Cent ans. – Paris: Fayard, 1980
  2. Pernoud R. Jeanne d’Arc (avec Madeleine Pernoud). – Seuil, 1981
  3. Gilliot Christophe. Orléans 1429: Siège de jour le jour. Broché. – 1 janvier 2008
  4. Басовская Н.И. Столетняя война. Леопард против лилии. – Москва: АСТ: Астрель, 2010
  5. В.И. Райцес. Процесс Жанны д’Арк – М.-Л., Изд. «Наука», 1964
  6. Ольга Тогоева. Карл VII и Жанна д’Арк: утрата девственности как утрата власти
  7. Wheeler B. Joan of Arc’s sword in the stone // Fresh Verdicts

История · античность · литература · бронетехника · авиация · классика

warspot.ru

Какой король правил во время похода жанны д арк

В начале второго периода Столетней войны, после битвы при Азенкуре 1415 года и договора в Труа, вся северная Франция была занята англичанами. Бедствия страны достигли высшей степени, французская нация казалась погибающей. Высшие сословия в отчаянии предались необузданной жажде наслаждений, спеша воспользоваться не долгим временем, какое остается им жить; низшие классы изнемогали под ужасным гнетом иноземного нашествия, междоусобия, беззакония; понятия о справедливом и несправедливом затемнились; национальное чувство проявлялось только ненавистью к согражданам другой партии, взрывами свирепостей. Парижане восхищались отвратительными маскарадами, плясками мертвых, легкомысленно, но верно отражавшими в себе действительность; французская нация казалась утратившей веру в себя.

Франция к 1429. Красным цветом обозначены территории, которыми владели англичане, фиолетовым — бургундцы, синим — дофин Карл

Автор карты — Aliesin

В такие времена люди восприимчивы к чудесному, расположены верить в сверхъестественные явления. Лишившись надежды на земные силы, они жаждут непосредственного вмешательства Промысла в их судьбу, хотят, чтобы Бог послал избавление им. Религиозный энтузиазм овладел многими французами, проявлялся в разных областях Франции. По Артуа и Пикардии ходил кармелитский монах, проповедуя против пороков духовенства и всеобщей греховности, призывая людей к покаянию; они массами сходились слушать его; в Париже францисканский монах, возвратившийся из Палестины, волновал сердца пламенными проповедями, в которых применял видения Апокалипсиса к событиям настоящего времени; являлись пророки и пророчицы, возвещавшие, что наступают великие события. Народ припоминал предвещание друидов, что явится дева из дубравы и повергнет мужей лука под ноги свои, ждал чудес, видел знамения. Рыцарская любезность французов к дамам располагала их находить приятной мысль, что спасение будет дано женщиной.

Детство Жанны д’Арк

В верховье Мааса на границе Лотарингии и Шампани лежит полоса земли, принадлежавшая тогда к герцогству Бару и имевшая население, проникнутое горячим патриотизмом в противоположность лотарингцам, державшимся тогда бургундской партии. На левом берегу реки в пяти лье на юг от Вокулера, имевшего тогда французский гарнизон, стоит между лугов и лесистых холмов небольшое селение Домреми, принадлежавшее некогда аббатству св. Реми (Ремигия) Реймсского. Там, в бедной хижине у дубравы, близ монастыря, родилась в день Богоявления 6 января 1412 года Жанна д’Арк; отец её был поселянин, пользовавшийся уважением, человек несвободного сословия, живший на королевской земле; мать была женщина богобоязненная. Предание говорит, что еще в детстве Жанны д’Арк были знамения, предвещавшие будущую великую деятельность её, что в ночь её рождения непостижимое чувство радости наполнило все сердца. Между родительским домом Жанны и местным холмом стоял старый бук, у которого вытекал из земли, светлый ручей. Этот источник и бук пользовались у народа религиозным уважением: там жили добрые феи. Весною девушки родного селения Жанны д’Арк сходились плясать под буком, вешали на его ветви венки, которые ночью исчезали, уносились феями; вода источника с незапамятных времен считалась целительной; эти остатки языческого поклонения природе переплелись с христианскими понятиями и не мешали поселянам быть верными детьми католической церкви.

Жанна, разделявшая все хозяйственные занятия своего семейства, пасла иногда в этой священной местности отцовских овец; в одиночестве на поле она отдавалась мыслям о сверхъестественных существах, живущих тут. Но веселые пляски фей, о которых рассказывали старые люди, прекратились с тех пор, как Франция подверглась бедствиям; в ветвях бука слышались вздохи, рыдания: духи, покровители Франции, плакали о её погибели.

Видения Жанны

Жанне д’Арк было лет 15, когда английские и бургундские отряды проникли до её родных мест, стали опустошать берега Мааса. Сердце её обливалось кровью при рассказах поселян о страданиях народа, бедствиях короля, об иноземном иге, которое ложится на Францию. В уединении, которое любила Жанна, ей казалось, что она видит яркий свет, что с ней говорит небесный голос; повторяясь, это видение приняло определенную форму, определенное содержание. Голос Архангела Михаила говорил Жанне д’Арк, что Богу угодно, чтоб она шла во Францию и помогла дофину возвратить себе свое королевство. Она стала жить в мире мечты, избегала разговоров с людьми, углублялась в свои видения. Архангел стал являться ей не один, а в сопровождении св. Катерины и Маргариты, все сильнее звучал в её душе призыв: «Иди во Францию и веди дофина на коронование».

Так прошло три года. Задумчивость Жанны тревожила отца и мать; они держали ее дома, присматривали за ней, хотели выдать ее замуж; но небесные голоса слышались ей все повелительнее, она все яснее сознавала свое призвание. В 1428 году снова стал опустошать ту местность бургундский отряд. Жители Домреми ушли со своим имуществом в лотарингский город Нёшато; хижины их были разрушены. С той поры Жанна д’Арк не имела покоя, упрекала себя в промедлении, в неповиновении воле Божией.

Видение Жанны д’Арк. Художник Ж. Бастьен-Лепаж, 1879

Решимость повиноваться божественному голосу и видениям овладела душой Жанны д’Арк с неодолимой силой; она пошла в селение Бюре к брату её матери, попросила его достать ей от рыцаря Бодрикура, коменданта города Вокулера, конвой, который проводил бы ее к дофину, напоминала дяде старое пророчество, применяя его к себе, говорила: «Разве не предсказано с давнего времени, что Франция будет погублена женщиной и спасена девушкой, уроженкой лотарингской окраины? Эта женщина королева Изабо (Изабелла), а эта девушка я». Дядя спорил против просьбы Жанны, но восторженные речи её увлекли его, он отправился в Вокулер просить у Бодрикура конвоя ей. Сначала Бодрикур смеялся над Жанной д’Арк, как над сумасшедшей, прогнал ее; но она оставалась тверда, небесные голоса сказали ей, что при третьем посещении она убедит Бодрикура. Жанна прожила некоторое время в городе; в нем распространился слух о её видениях; жизнь её была чиста, вера её тверда, благочестие не притворно; жители города прониклись уважением к ней, и Бодрикур наконец согласился исполнить её требование. Жанна послала сказать опечаленным отцу и матери, что она уезжает и просит прощения у них, надела платье воина и в сопровождении нескольких рыцарей и солдат отправилась в Шинон, где была тогда резиденция Карла. Жители Вокулера и дядя Жанны д’Арк дали денег на покупку коня ей и на издержки пути. Он был очень опасен, лежал по стране занятой бургундскими и английскими войсками; повсюду бродили разбойничьи шайки, весенний разлив рек затруднял переправы; но надежда на Бога и вера в свое посланничество устраняла всякий страх от души Жанны.

Аудиенция Жанны у Карла VII

Жанна 5 марта 1429 усердно помолилась в Фьербуа в церкви св. Екатерины и продолжала путь к королевскому дворцу. Карл VІІ колебался принять ее. Любимец его Тремуль и другие придворные не желали допустить до него девушку, возбуждавшую в народе энтузиазм, опасаясь, что она повредит их влиянию на короля. Близ Шинона Жанна едва не подверглась нападению. Но вдовствующая герцогиня анжуйская, мачеха Карла VII, женщина твердого характера, хорошо понимавшая политические дела и видевшая в народном энтузиазме единственное спасение Франции, убедила короля принять Жанну д’Арк в присутствии всего двора. Для испытания боговдохновенности Жанны король в простой одежде стал между придворных; Жанна с первого взгляда узнала его. При всей своей слабости и бездарности, Карл VII был для Жанны д’Арк предметом религиозного уважения. Она громко сказала ему: «Я послана Богом проводить вас, истинного наследника Франции, в Реймс для коронования. Зачем вы не хотите верить мне?» Колебание Карла признать благовдохновенность Жанны д’Арк было прекращено действием твердой веры её в свое посланничество от Бога и тем, что в разговоре с ним наедине она сообщила ему какую-то тайну. Кажется, она состояла в том, что Жанна разгадала и рассеяла затаенное сомнение Карла в законности его рождения.

После заключения союза в Труа с королем английским королева Изабелла Баварская говорила, что родила Карла от сожительства не с мужем, а с любовником. Встревоженный этим Карл обращался к Богу с горячей молитвой защитить его права, если он действительно потомок Капетингов. Слова Жанны д’Арк, что он истинный наследник Франции, показались ему исполнением его молитвы, и он увидел в Жанне защитницу, посланную ему от Бога, думая, что только по откровению Божию Жанна могла разгадать тайну его мысли.

Епископы и доктора богословия были созваны в Пуатье, чтобы подвергнуть испытанию правоверие Жанны д’Арк; она победоносно отвечала на их казуистические вопросы. Герцогиня анжуйская и другие знатные дамы засвидетельствовали, что она непорочная девушка. Из этого по тогдашним понятиям следовало, что она не может быть орудием дьявола.

Освобождение Орлеана Жанной д’Арк

Убедившись в правоверии и непорочности Жанны д’Арк, Карл VII согласился послать ее с отрядом войска в Орлеан; она говорила, что этим походом она докажет истинность своего посланничества, что успех его будет чудом, которого требовали от неё церковные сановники. Король дал Жанне военную свиту, как полководцу, велел отряду войска идти под её начальством из Блуа в Орлеан с обозом съестных припасов и оружия для осажденных. Жанна сказала, что под престолом церкви св. Екатерины в Фьербуа будет найден в земле меч, который должен быть дан ей. Этот меч нашли; на клинке его было пять крестов. Жанна сказала, чтобы сделали для неё белое знамя с золотыми лилиями (эмблемами королевской династии) и с изображением Богоматери. Опоясавшись этим мечом, с этим знаменем в руке, Жанна д’Арк повела войско в Орлеан. Народ смотрел на нее с энтузиазмом. Он начинал верить, что она спасительница Франции. Жанна отправила к английским военачальникам письмо, в котором требовала, чтоб они отдали ей, посланнице Божией, ключи всех покоренных ими французских городов, угрожая, что за ослушание Богу, Он накажет их рукою её. Перед войском её шли священники с пением гимнов.

Отважное предприятие, исход которого должен был показать, действительно ли Жанна д’Арк – посланница Божия, имело полный успех. Не встречая сопротивления от англичан, она 28 апреля (1429 года) вошла в Орлеан, восторженно приветствуемая народом. Она ехала на белом иноходце, правила им искусно. Волосы её были по тогдашнему обычаю обрезаны довольно коротко (женщины подрезали волоса, как мужчины). 6 мая Жанна д’Арк повела осажденных и свой отряд на вылазку и после упорной битвы, в которой раненная стрелой в плечо упала с коня, взяла форт Турнель, одно из сильнейших укреплений англичан. Этот успех усилил веру народа в нее. В стальных латах со шлемом на голове и своим знаменем в руке Жанна д’Арк одушевляла воинов речами, водила их у Орлеана в битвы, была всегда впереди всех. Она отняла у англичан еще два укрепления; много храбрейших английских воинов были убиты, в том числе один из главных начальников. Глэнсдель. Французы ободрялись, враги робели дивной девушки. Жанна д’Арк участвовала в битвах, которые давали англичанам Дюнуа и Лагир; её советы оказывались полезными; она останавливала отступающих французов, ухаживала за раненными и больными, оставалась скромна и безупречна, была примером благочестия. Во французах укоренялась вера в посланничество Жанны от Бога, они благоговели перед ней, у них возникло множество легенд о чудесной силе, данной ей от Бога. Англичане, трепетавшие перед Жанной д’Арк, считали ее союзницей дьявола, и фантазия их тоже давала ей сверхъестественные силы, которым не могут противиться люди. Впечатление, производимое ею, было так могущественно, что герцог Бедфордский после семимесячной осады отступил от Орлеана, и этот день, 8 мая, целые века оставался праздником годовщины освобождения Орлеана.

Жанна д’Арк во время осады Орлеана. Художник Ж. Э. Ленепвё

После освобождения Орлеана Жанна д’Арк хотела извлечь из народного энтузиазма новые выгоды для французов и поехала упрашивать Карла, чтоб он присоединился к войску и отправился с нею в Реймс короноваться там. Но человек трусливый, он не решался на такой опасный поход. Все убеждения Жанны остались напрасны. С трудом выпросила она разрешение Дюнуа и герцогу алансонскому идти с нею на завоевание городов подвластных англичанам; войско, данное ей, было невелико. Жанна пошла на город Шаржо. Граф суффолкский не щадил усилий для обороны города, но 11 июня он был взят приступом; французы убили почти всех бывших там английских воинов; взяли в плен графа суффолкского и его брата, Джона Поля. Через три дня, 14 июня, коннетабль Ришмон наперекор запрещению короля присоединил свое войско к войску Жанны д’Арк. Они покорили Божанси. Тэлбот, главнокомандующий английских войск на Луаре, решился против совета Фэстольфа и других своих помощников дать французам битву, и 18 июня потерпел тяжелое поражение при Пате. Большинство английских офицеров и сам Тэлбот сдались в плен коннице Лагира и Сентраля и должны были заплатить большие суммы за свое освобождение; простых воинов французы не брали в плен, а убивали; лишь немногие успели уйти с Фэстольфом в леса.

Жанна д’Арк и коронация Карла VII в Реймсе

Англо-бургундское войско на Луаре, пошедшее покорить южную Францию, было уничтожено. Фэстольф, храбро бившийся при осаде Орлеана, теперь считался трусом. Орлеанская дева совершила чудеса, французы чтили ее как святую; она имела благотворное действие на дисциплину войска: пороки были изгнаны ею из него. Вассалы короля, не слушавшие призывов его, теперь сами шли под знамя Жанны д’Арк, дававшее победы. Но при дворе у неё было много врагов; он стал ей еще неприязненней прежнего, когда к Жанне присоединились коннетабль и граф ламаршский. Пошлый любимец короля Тремуль внушал своему бесхарактерному господину, бывшему в сущности его слугой, зависть и подозрение к Жанне. Карл не хотел идти с нею в Реймс. Ришмон в негодовании на его трусость пошел на запад вести войну независимо от него. Уступая требованию народа, Карл пошел наконец в Реймс с 12.000 войска, большинство которого составляла конница; но несколько раз хотел, по совету Тремуля и его креатур, возвратиться на южный берег Луары. Особенно сильна была в нем эта мысль, когда город Труа, спасавшийся его мщения, запер перед ним свои ворота. Но Жанна д’Арк стала готовиться к приступу; граждане оробели, вышли 10 июля к королю, упали к его ногам; он ободрился, и войско безостановочно пошло через Шалон в Реймс. Там 17 июля была совершена с соблюдением всех обычных форм коронация; Жанна д’Арк во время обряда держала над королем знамя. Герцоги барский и лотарингский, бывшие ожесточенными врагами, примирились. Жанна послала союзнику англичан Филиппу Бургундскому письмо, в котором от имени «Иисуса Марии» умоляла его примириться с королем французским.

Жанна д’Арк на коронации Карла VII в Реймсе. Художник Ж. О. Д. Энгр

Вся Европа с изумлением и почтением смотрела на Жанну д’Арк. В монастырях слагали гимны во славу её. Знаменитый богослов, старик Жерсон, после освобождения Орлеана написал небольшой трактат, в котором признавал Орлеанскую деву посланницей Божией и, видоизменяя слова Симеона Богоприимца, говорил, что умирает спокойно, потому что видел посланную Богом спасительницу. (Жерсон действительно уже чувствовал тогда приближение смерти; он умер 12 июля). Граф арманьякский, сын убитого главнокомандующего, возвратившийся в Арагонию, просил совета Жанны д’Арк, которого из двух пап должно признавать истинным. – Жанна не хотела вдаваться ни в какие иные дела до исполнения своего предназначения изгнать англичан из Франции; но в её фантазии уже носились планы других предприятий: она думала о крестовом походе воинов всего Запада на турок, новых сарацин, и угрожала гуситам своим мщением, если они не перестанут оскорблять церковь.

Внешность и характер Жанны д’Арк

Жанна д’Арк была стройная девушка сильного сложения; лицо её получало красоту только в минуты одушевления; она была впечатлительна, часто улыбалась и часто плакала. Жанне нравилось сидеть на коне в блестящем вооружении. На панцирь надевала она короткую блузу и мужское верхнее платье. Голос её был тихий, кроткий, привлекательный, она говорила мало, слова её были просты даже и в минуты сильного одушевления. Жанна д’Арк внушала глубокое уважение всем, была очень воздержна в пище, легко переносила трудности и лишения походов, часто проводила целые дни на коне и ночи в латах. Она ввела в войске дисциплину, требовала, чтобы война велась честно, убеждала короля править государством так, как правил Людовик Святой, защищала права городов, старалась защитить народ от притеснений, облегчить налоги, выпросила своему родному селению Домреми освобождение от податей. Все, бывшие с Жанной д’Арк в Орлеане, дивились её политической проницательности, происходившей от природной силы ума, и от того, что при всем своем энтузиазме, она сохраняла рассудительность; свои соображения она твердо защищала.

Жанна д’Арк. Миниатюра XV века

Жанна и королевский двор

Народ благоговел перед Жанной д’Арк, как перед посланницей Божией; но она была окружена интригами и предательством. Король, которому сохранила она престол и создала войско, слушал пошлых царедворцев, внушивших ему недоверие и зависть к ней. Духовным сановникам не нравилась вера народа в посланничество, данное ей от Бога без их посредничества; в особенности враждебен был Жанне Реньо, архиепископ шартрский, влиятельный советник короля. Тремуль и приятель его канцлер ненавидели Жанну за то, что ею, а не ими был спасен король от изгнания; им приятнее было бы, чтоб он оставался лишь «Королем буржским», но под их влиянием. Они опасались, что утратят свое владычество над ним теперь, когда Жанна д’Арк и народный энтузиазм сделали его королем Франции. Жанна при своем проницательном уме видела опасность, какой подвергает ее неприязнь двора: когда в Шалоне пришли к ней знакомые из её родного селения и высказывали удивление отваге, с какою ходит она в сражения, она отвечала, что больше всего боится предательства.

Неудачный поход Жанны д’Арк к Парижу

Совершённое благодаря победам Жанны д’Арк коронование Карла произвело сильное впечатление на северную Францию. Шампань была готова признать его власть; Лан, Суассон, Шато-Тьерри, Компьень отворили ему ворота; из Бове был прогнан епископ Кошон, приверженец англичан; Пикардия и Иль-де-Франс волновались; если бы король пошел к Парижу, война быстро кончилась бы в его пользу. Но все предложения Жанны были отвергаемы вялым королем или расстраиваемы интригами придворных. Это дало герцогу Бедфордскому время собрать силы для обороны. Дядя его, епископ винчестерский, навербовал войско, с которым хотел отправиться на помощь императору Сигизмунду против гуситов. Регент уговорил его отдать этот отряд на службу против французов. С тем вместе герцог снова возбудил парижских демократов против арманьяков, возобновил союз с Филиппом Бургундским, назначил начальником парижской милиции Лиль-Адана, пользовавшегося большой популярностью. Кончив эти дела, герцог пошел против французов, послал из Монтеро (7 августа) письмо к «Карлу Валуа, несправедливо называющему себя королем», упрекал его, что он при содействии женщины Жанны, ведущей дурную жизнь и носящей мужское платье, вводит народ в суеверное заблуждение, и возлагал на него ответственность за кровопролитие и другие бедствия, каким подвергнет несчастную Францию продолжение войны.

На такую обиду следовало отвечать энергичным нападением, и сначала казалось, что король будет действовать твердо, пойдет на Париж, как советовала ему Жанна д’Арк. Но дело ограничилось тем, что французы 14 и 15 августа дали англичанам несколько небольших сражений у Санли (на севере от Парижа); английские стрелки бились храбро, Французы отступили в Крепи, Карл тратил там время в напрасных попытках склонить герцога бургундского на свою сторону обещаниями и уступками. Жанна была очень огорчена всем этим, желала возвратиться в отцовский дом к прежней жизни поселянки. Герцог бедфордский пошел в Нормандию, которую угрожали отнять у англичан коннетабль и другие французские полководцы. Когда он удалился на запад, Жанна д’Арк убедила короля снова идти на Париж. Французы 27 августа заняли Сен-Дени и 8 сентября подступили к Парижу. Он был изобильно снабжен съестными припасами; Бедфорд оставил в нем сильный гарнизон. Парижане ненавидели арманьяков, презирали «Карла Валуа, труса и тирана», опасались мщения его партии, считали Жанну д’Арк колдуньей, орудием дьявола, потому остались верны англичанам; правда, было в Париже довольно много приверженцев Карла VII, но терроризм массы населения подавлял в них мысли о восстании против англичан.

Таким образом, сделав нападение на Париж, Жанна д’Арк встретила упорную оборону; но вероятно одолела бы сопротивление врагов, если бы не была окружена трусами и зложелателями. Король не принял участия в приступе, бездейственно оставался в Сен-Дени; маршалы, которым он велел поддерживать приступ Жанны, были тайные враги её. Она уже вошла в предместье Сент-Оноре и хотя получила рану, готовилась перейти через последний ров в самый город; но оказался недостаток в фашинах. Жанна хотела на другой день возобновить приступ, надеясь, что патриотическая партия в Париже возьмется за оружие, поможет ей; эта надежда была справедлива, потому что Монморанси, первый барон Иль-де-Франса, уже перешел с 50 или 60 вельможами на её сторону; но король велел войску отступать. Жанна опечалилась, негодовала; положила в Сен-Дениском храме на престол свое вооружение, в намерении уехать от короля, возвратиться в свое селение или удалиться в монастырь. Но король убедил ее остаться при нем. В половине сентября военный совет, после горячих споров, решил отступить за Луару. Жанна д’Арк по просьбе короля поехала с ним в Бурж.

Многие историки говорили, что Жанна д’Арк после коронования короля в Реймсе считала свое посланничество конченным и что после того в её действиях не было прежней твердости. Новые исследования доказали, что целью своего посланничества она считала полное освобождение Франции от англичан и что колебание в её действиях стало проявляться только после неудачи нападения на Париж, поколебавшей веру в нее народа. После отступления из Сен-Дени войско уже не проникалось энтузиазмом при виде Жанны; она с печалью видела, что исчезла дисциплина, введенная ею; воины буйствовали, развратничали; однажды в порыве негодования она ударила плашмя мечом наглую продажную женщину; меч сломился; это был тот меч, который нашли в земле под престолом фьербуаской церкви. Те голоса, которые прежде ясно говорили Жанне д’Арк, которым она безусловно следовала, утратили свою определительность. В душе её шла борьба. Жанна справедливо находила, что развратный интригующий двор не место для неё и что король, хотя в декабре пожаловал дворянство всему её семейству, тяготится её присутствием. Появились другие энтузиастки девушки или женщины, выдававшие себя за вдохновляемых Богом. Противники Жанны д’Арк, чтобы подорвать её авторитет, указывали на них, в особенности на Катерину Ла-Ротельскую, говорившую, что ей является женщина в белой одежде, вышитой золотом, и обещавшей указать королю клад.

Плен Жанны д’Арк (1430)

Несколько месяцев Жанна д’Арк провела в Турени, Пуату, Берри; военные действия французских войск на юге ограничивались в это время мелкими стычками у Луары. Наконец стали приходить известия, что англичане и бургонцы одолевают французов в Нормандии, Иль-де-Франсе, Пикардии. Жанна решилась покинуть неблагодарного короля и неприязненный двор, идти с небольшим отрядом преданных ей воинов на войну. Она пошла на север, где англо-бургундское войско осаждало Компьень, одержала победу при Ланьи и ночью с 22 на 23 мая прошла через неприятельские войска в осажденный город. Пополудни 23 мая 1430 Жанна сделала отважную вылазку, пошла на селение Мариньи, где стоял сильный бургундский отряд. Эрондель, Монтгомери и Люксембург подвели другие войска; отряд Жанны был подавлен многочисленностью врагов, начал отступление, оно угрожало превратиться в бегство; Жанна д’Арк прикрывала отступление, мужественно сдерживала натиск врагов. Почти все её воины уже вошли в город по мосту или переплыли туда на лодках; неприятельский стрелок сорвал Жанну с коня; побочный сын бургундского вельможи Вандома (Vendome) носивший фамилию отца, взял Жанну в плен.

Вскоре пришел герцог бургундский Филипп. По его приказанию Вандом передал пленницу своему сюзерену Линьи Люксембургу, который послал ее в замок Больё и держал там под строгой стражей. Англичане радовались, французский народ был глубоко опечален и полагал, что Жанна д’Арк отдана в плен по предательству: молва говорила, что Гильом Флави, комендант крепости, опустил решетку ворот слишком поспешно; он был человек бессовестный, погибший за свои злодейства; но, кажется, это гнусное преступление было напрасно взведено на него. При дворе Карла радовались плену Жанны д’Арк, как в английском войске: скрывали свое удовольствие, но были очень довольны тем, что освободились от девушки, не принимавшей никаких советов, следовавшей только своим мыслям, как говорили в обвинение ей придворные.

Выдача Жанны англичанам

Расчетливый герцог Бедфорд хотел воспользоваться неожиданным счастьем. Вскоре после коронования Карла в Реймсе, он короновал (6 ноября 1429) в Винчестере своего восьмилетнего племянника в сан короля английского и французского и привез его во Францию повторить коронование на французской земле, если будет можно, то в Реймсе; он был в Руане, когда разнеслось известие, что Жанна д’Арк взята в плен, и рассудил, что для англичан будет очень выгодно получить ее в свои руки. Но Филипп Бургундский не хотел выдать им свою важную добычу. Парижский инквизиционный трибунал, поддерживаемый университетом, требовал выдачи Жанны д’Арк, чтобы подвергнуть ее суду за ересь. Герцог отвечал отказом и, после неудачной попытки её убежать из-под стражи, перевел ее в Боревуар, вермандуаский замок, далекий от театра войны.

Герцог бедфордский нашел себе хорошего агента в Пьере Кошоне, епископе бовеском, алчном человеке низкой души, усердном приверженце англичан и бургонцев, готовом теперь на новые услуги Бедфорду для получения вакантной архиепископской кафедры в Руане. Кошон потребовал, чтобы Жанна была выдана ему, потому что взята в плен в его епархии. Требование осталось бы безуспешным, не будь оно поддержано аргументами более важными. Кошон от имени короля английского и французского обещал Линьи Люксембургу, имевшему мало доходов и честолюбивому, 10.000 золотых монет за выдачу Жанны д’Арк и убедил согласиться на это герцога Бургундского, который занят был тогда установлением своей власти над Брабантом и для этого дела очень нуждался в дружбе англичан. Нормандский сейм собрал деньги, обещанные Люксембургу, и спасительница Франции была куплена на погибель французскими деньгами. Архиепископ реймсский, церковный начальник епископа бовеского не шевельнул пальцем для спасения Жанны д’Арк. Она очень тосковала в плену, вторично пыталась бежать, спустившись с боревуарской башни, оборвалась и упала; ее подняли лежавшей без сознания, но не разбившейся и отвезли ее в замок Кроте (при устье Соммы), где выдали, англичанам; они заковали Жанну в цепи и перевезли в Руан. Она была очень озабочена судьбой Компьеня. Небесные голоса сказали ей, что Бог поможет ему, и это сбылось: около того времени как заковали ее в цепи, Жанна была обрадована известием, что её друзья Вандом (Vendome), Буссак, Сентраль подошли к осажденному городу и, поддержанные вылазкой граждан, 24 октября прогнали англичан с большим уроном. Французский полководец Барбазан одерживал успехи в Шампани.

Процесс Жанны д’Арк

Но победы французов ухудшали судьбу Жанны д’Арк. Англичане знали, что пока она остается жива, вера в её посланничество от Бога будет ободрять французов; потому герцог бедфордский и его помощники желали подвергнуть Жанну д’Арк смерти. Фанатизм французского духовенства помог им в этом. В декабре 1430 Жанну заперли в одной из руанских башен и приковали к стене цепями за шею, за руки и за ноги. 3 января, от имени Генриха VI, короля английского и французского было поручено епископу бовескому подвергнуть на церковном суде Жанну, называемую девицей, допросу относительно её веры; к этому было прибавлено, что если духовный суд найдет ее невиновной в ереси, то должен возвратить светскому начальству (тогда она была бы осуждена за мятеж против законного короля). Был сформирован церковный трибунал для суда над Жанной д’Арк. Членами его были назначены низкие люди, подобранные из профессоров парижского университета и норманнских духовных сановников; они получали во время процесса жалованье от английского правительства.

Суд над Жанной д’Арк начал свои заседания 21 февраля в герцогском дворе под президентством гнусного Пьера Кошона (чья фамилия переводится с французского как «свинья») и его помощника Ле-Метра, исправлявшего должность инквизитора Франции. Этот процесс – вечный позор варварству французского духовенства. Монах Николай Уазелёр коварно вкрался в доверие Жанны, выманивал у неё хитрыми вопросами такие ответы, которые можно было перетолковать во вред ей; шпионы ловили каждое слово её, замечали каждое движение; английские солдаты, день и ночь стоявшие на страже подле Жанны, наносили ей оскорбления; а самый процесс был поруганием над правосудием и человеческими правами. Богословы и юристы, набранные Кошоном, были усердные слуги англичан или действовали по страху перед ними. Чтобы спутать Жанну, они по нескольку человек вдруг засыпали ее вопросами, так что она просила, чтоб они говорили один за другим. Ответы, которые могли служить ей оправданием, не были записываемы. Кроме допросов на суде Кошон и его помощник делали Жанне д’Арк тайные допросы в темнице, стараясь запутать ее в противоречие фальшивыми истолкованиями её ответов на коварные вопросы. Некоторые из судей почувствовали совестливость, протестовали против беззаконного ведения дела. Их заставляли угрозами молчать или вовсе удаляли. Когда доминиканец Изанбар посоветовал Жанне д’Арк апеллировать к Базельскому собору, граф уорвикский сказал ему, что бросит его в Сену, если он станет еще давать советы подсудимой. Жанна была изнурена страданиями в темнице; но не раз смущала своих врагов, расстраивая их планы своими наивными, искренними и умными ответами.

Допрос Жанны д’Арк кардиналом Винчестерским. Художник П. Деларош, 1824

Жанна д’Арк непоколебимо продолжала говорить, что явления и голоса, о которых расспрашивали ее, происходят от Бога, что она получает эти откровения и в темнице и в зале суда, что они подкрепляют и утешают ее, что она делала все во имя Божие, по повелению Божию. Жанне ставили в вину то, что она носила мужское платье; она отвечала, что и это было повелено ей Богом. Быть может, мужское платье служило для неё предохранением от наглости мужчин. В темнице Жанна опасалась, что солдаты изнасилуют ее, эта боязнь тревожила ее и во сне. Но солдаты удержались от изнасилования отчасти потому, что герцог бедфордский запретил им это, отчасти потому, что находились под влиянием суеверного страха: они считали Жанну д’Арк или ведьмой или святой. Судьи спросили ее, на знамя ли свое она возлагала уверенность в победе или больше на саму себя; Жанна отвечала: «Я возлагала надежду на Бога и только на него». От неё требовали ответа, каким средством она внушила королю веру в её божественное посланничество; она отказалась отвечать. Жанне угрожали пыткой, велели палачу показать ей орудия пытки и объяснить как они действуют. Она спокойно отвечала: «Если боль вырвет у меня ложные, показания, то я скажу, что говорила только по насилию». Жанну спросили, уверена ли она в спасении своей души; это был коварный вопрос; уверенность в спасении души считалась по средневековой догматике ересью; а если б она сказала, что не уверена в спасении своей души, это было бы названо признанием её в союзничестве с дьяволом. Жанна д’Арк отвечала благочестиво и умно: «Если я не принята в благодать Божию, то молю Бога принять меня в нее; а если принята, то молю сохранить меня в ней, потому что я лучше хочу умереть, чем быть вне любви Божией». Жанну спрашивали, почему она предпочтительно пред другими удостоена божественных откровений; она отвечала: «Потому что Богу было угодно действовать через простую девушку, чтобы посрамить врагов моего короля». Судьи никак не могли допустить, что Жанна д’Арк имела откровения от Бога. Кошон находил это невозможным уже и потому, что она простолюдинка. Но они принимали за несомненное, что она была одарена сверхъестественной силой, совершала чудеса, и объявили их действием дьявола; от неё требовали обещания, что она не уйдет из темницы без согласия Кошона. Жанна отвергла это требование, сказала, что «пойдет из темницы, если будет на то воля Божия».

Жанна д’Арк не теряла веры в свое избавление, говорила, что до истечения трех месяцев французы одержат победу; небесные голоса предвещали ей, что она будет освобождена. Вероятно она ожидала, что король не пожалеет ничего, чтоб освободить свою спасительницу; но он был ленивый трус, окруженный низкими людьми. Впрочем англичане едва ли согласились бы взять за Жанну какой бы то ни было выкуп: они хотели отмстить ей, запугать ужасающим делом нацию, начинавшую сбрасывать с себя оковы; а силой оружия нельзя было покорить Нормандию, пока Париж и герцог бургундский оставались на стороне англичан.

Процесс Жанны д’Арк длился несколько недель, участь её становилась все мучительней. Ей говорили, что она преступница, потому что возбуждала к войне, к пролитию крови. Но Жанна заставляла даже своих бессовестных судей стыдиться, говоря им о своей пламенной любви к королю и отечеству, для спасения которых пошла она на войну. Жанна желала утешений религии; ей не дозволяли молиться в церкви, не давали ей св. причастия, пока она не снимет мужского платья. Стали говорить, что она не девица; но новое испытание, при котором находилась герцогиня бедфордская, опровергло все сомнения. Жанну д’Арк хотели обвинить ее в ереси, но её правоверие выдержало все испытания. Около пасхи здоровье Жанны изнемогло от невыносимых физических и нравственных мучений; она впала в тяжелую болезнь, и английские военачальники уже опасались, что жертва, купленная за такую дорогую цену, будет отнята у них смертью; но её молодость преодолела болезнь. Англичане хотели опозорить память Жанны д’Арк, сжечь ее как ведьму, чтоб уничтожить её влияние на умы народа.

Башня в Руане, где в 1431 допрашивали Жанну д’Арк

По окончании допросов епископ бовеский с несколькими товарищами составил 12 пунктов обвинения, извлеченных, как он говорил, из актов процесса. В них слова Жанны д’Арк были бессовестно искажены, было выпущено все, служившее к её оправданию, перетолковано во вред ей все неясное. Обвинение было написано на латинском языке; Жанне не сообщали его содержания; списки его послали на рассмотрение другим членам суда, некоторым членам руанского капитула и парижского университета, некоторым представителям других духовных или ученых корпораций; но послали только обвинительный акт без подлинных актов процесса. Ответы были получены, какие были нужны: Жанна д’Арк действительно заслуживает строгого наказания; процессом её действительно доказано, что откровения, о которых говорит она, или лживо выдуманы ею, или произведены дьяволом, что она хулила Бога и святых, отпала от истинной веры, призывала злых духов, совращала людей в идолопоклонство, возбуждала к пролитию крови; потому, если она не отречется от своих заблуждений и не покорится приговору церкви, то, как «подозреваемая в еретичестве», должна быть передана светской власти для наказания.

Парижский университет прислал такое же мнение, как другие корпорации. Знаменитый Жерсон прославлял Жанну д’Арк как святую посланницу Божию, а преемник его, знаменитый богослов Тома Курсель, объявил ее орудием дьявола. Приговор обуславливался тем, что обвинительные пункты действительно не согласны с сознаниями Жанны и что она не отречется от своей ереси, то есть, от веры в свое посланничество. Ей обещали жизнь, если она отречется от этой ереси. Добиться отречения Жанны было очень важно; его можно было бы истолковать в том смысле, что сама она признала обвинение справедливым, а её сознание в справедливости обвинения лучше всего годилось для уничтожения веры в нее народа. Мы говорили, что Жанне дан был совет апеллировать к Базельскому собору; но судьи не могли допустить этого. Ей был дав другой доброжелательный совет, чтобы она отдала дело на суд папы. Кошон не мог допустить и этого. Жанна д’Арк не знала форм апелляции, даже не понимала ясным образом, что это такое. Кошон не дозволил, чтобы дело было разъяснено ей, потому она не умела определённо сказать, что апеллирует к Базельскому собору или папе. Жанна была убеждена, что получала свои откровения от Бога и ангелов; ей казалось, что действия, которыми исполняла она повеления Божии, не подлежат человеческому суду. Потому, не отказываясь подчиниться решению высшей церковной власти, Жанна д’Арк говорила, что её откровения и учение церкви происходят из одного источника; следовательно, между ними не может быть различия. Судьи сказали ей, что есть торжествующая церковь на небесах и есть воинствующая церковь на земле, что воинствующая церковь находится под управлением папы, прелатов, духовенства, что она подвластна этой земной церкви. Жанна согласилась покориться суду властей земной церкви, но с оговоркой, чтоб от неё не потребовали ничего противоречащего откровениям, которые получила или получит она. Судьи не допускали этой оговорки, требовали безусловной покорности руанскому духовному суду и парижскому университету, светилу вселенной. Жанна д’Арк отвечала, что верит в непогрешимость земной церкви, но владыкою и судьею своих дел признает одного только Бога.

Отречение Жанны и обвинение её в нарушение обета

Жанну привели 24 мая (1431) на двор Сент-Уанского аббатства. По дороге туда ее убеждали отречься, обещали ей, что в этом случае её наказание ограничится заключением в монастырь, где будут поступать с ней кротко. Жанна продолжала говорить о Боге, о своей покорности папе; ей говорили, что этого недостаточно, чтоб она отреклась от всех слов и дел, осужденных руанским трибуналом. Ее взвели на эстраду для выслушания приговора, проповедник стал говорить речь; когда он говорил, что грешно и постыдно Карлу Валуа быть приверженцем еретички, Жанна сказала: «Говорите обо мне, а не о короле, потому что он самый благородный из всех христиан». Начали читать приговор, подъехал палач с телегой везти Жанну д’Арк на костер. Она оробела и отреклась. «Если духовные люди решили, что в те явления и откровения, какие по моим словам я имела, не должно верить и не должно говорить, что они истинны, то я не буду говорить этого», сказала она. Жанне прочли формулу отречения, перечислявшую её грехи, богохульства и преступные заблуждения; с улыбкой и выражением лица, похожим на помешательство, она произносила подсказываемые ей слова. Жанна д’Арк не умела писать и вместо подписи должна была поставить под актом своего отречения крест; секретарь английского короля водил её руку, она поставила крест. Кошон прочел приговор, осуждавший ее провести всю жизнь в темнице «на хлебе печали и воде огорчения, чтобы каяться в своих грехах и не впадать в них снова». Англичане, бывшие тут, изумились, вознегодовали на Кошона, называли его изменником, говорили, что король понапрасну истратил деньги; но один из судей сказал Уорвику, коменданту Руана: «Не беспокойтесь; мы поймаем ее».

Французское духовенство достигло своей цели, унизило Жанну д’Арк в глазах народа собственным её сознанием, из святой сделало ее колдуньей, богохульницей, выставило её дела действиями дьявола. Теперь оставалось отнять у неё жизнь. Жанна надеялась, что покорность церкви освободит ее из-под власти ненавистных англичан, что она будет отдана под надзор духовенства; но когда она потребовала, чтоб исполнено было данное ей обещание, Кошон закричал «Отведите ее, откуда привели!» Жанну д’Арк снова заперли в темницу, одели в женское платье (вероятно в платье кающейся грешницы), обрезали её волоса, заковали её в тяжелые цепи. При ней день и ночь находились три англичанина, два другие стерегли двери снаружи. Жанна дала клятву никогда не надевать мужского платья; решено было воспользоваться этой присягой, чтобы приговорить ее к смерти. Ночью положили ей рыцарскую одежду и унесли женское платье, так что она была в необходимости надеть мужское, чтобы встать с постели. Один из английских вельмож хотел изнасиловать ее, чтобы лишить волшебной силы (по средневековому понятию сверхъестественная сила девушки утрачивалась с её девичеством). Ей надобно было одеться, чтобы не повторилась попытка изнасиловать ее. После некоторого колебания Жанна д’Арк надела мужское платье, и можно было теперь сказать, что она впала в преступление, от которого отреклась. На третий день (28 мая) пришли судьи в темницу Жанны, нашли ее одетой в мужское платье. Она была очень взволнована тем, что ее принудили носить его. Судьи подвергли ее допросу, спросили, почему впала она в прежний грех; Жанна отвечала: «Потому что я считала удобным носить мужское платье, будучи между мужчинами; снимите с меня оковы, дайте мне приличную темницу, как вы обещали, позвольте мне ходить к обедне, и я буду делать то, что велит церковь». Жанну спросили, слышала ли она прежние голоса по своем отречении. Она сказала, что святые снова являлись ей, упрекали ее за то, что она для спасения жизни сама осудила себя. Ей сказали, что она перед духовными сановниками отреклась от своих видений и откровений, как от обольщения дьявола; Жанна отвечала: «Это я сказала против истины по страху огня. Но лучше мне подвергнуться смерти, чем дольше выносить то, что я терплю здесь в темнице». Она прибавила, что не понимала формулы отречения, отреклась только по предложению, что это угодно Богу, что ее осудили за слова, которых она не говорила, за поступки которых она не делала; что, впрочем, если судьи хотят, чтоб она надела женское платье, то она будет носить его, кроме этого она не уступит, ни в чем. Кажется, Жанну д’Арк оставили в том убеждении, что будет пощажена её жизнь; но Кошон, выходя из её темницы, весело сказал сопровождавшим его англичанам: «Прощайте, дело с ней покончено, будьте спокойны».

Жанна д’Арк на костре

На другой день духовный суд собрался в руанском архиепископском дворе. Кошон изложил свой разговор с Жанной д’Арк; все судьи, кроме одного, объявили, что обвиняемую должно признать впавшей в прежний грех и передать светской власти; к этому решению, бывшему приговором сжечь Жанну, была прибавлена обычная лицемерная фраза, за словами «передать светской власти» следовали слова: «чтоб она» (светская власть) «поступила кротко». Кротость, на языке средневековых духовных судов, значила замену отсечения головы сожжением на костре. Нашли неудобным снова призвать Жанну д’Арк в публичное заседание суда; быть может, опасались, что ее убили бы англичане, шумно требовавшие смерти ведьмы. Но вероятнее, что мотив был совершенно иной: должно было полагать, что Жанна объявит свое отречение вынужденным; если б услышал это народ, он сохранил бы уважение к ней; а целью процесса было унизить ее: для этого необходимо было оставить народ в убеждении, что её отречение было добровольное.

Утром 30 мая 1431 пришел в темничную келью Жанны д’Арк доминиканский монах Лавеню, которому Кошон поручил объявить ей приговор. Лавеню исповедовал ее и причастил, чего она очень желала, потом сказал ей, что настал её последний час. Она заплакала; пришел Кошон, она сказала ему: «Епископ, я умираю из-за вас». Он отвечал: «Жанна, имейте терпение; вы должны умереть, потому что не сдержали вашего обещания и возвратились к прежнему вашему преступлению»: она со слезами сказала: «Ах, если бы вы отвели меня в церковную темницу и отдали духовным стражам, а не моим врагам, этого не случилось бы; потому я обращаюсь от вас к суду Божию».

Жанна без сопротивления дала одеть себя в женское платье. В девятом часу утра посадили ее на телегу и под большим конвоем повезли на площадь Старого рынка, где как и при прочтении прежнего приговора были поставлены две эстрады, одна для неё, другая для судей; посредине была третья эстрада для заведующего полицией в Руане, а против средней эстрады был сложен на высоком помосте костер. Когда Жанну д’Арк везли на площадь к костру, шпион Уазелер, бледный и дрожащий, бросился к телеге и просил у неё прощения. Николь Миди произнес на площади проповедь, кончавшуюся словами: «Жанна, иди в мире, церковь уже не может защищать тебя». Жанна слушала внимательно, по окончании проповеди стала на колени, благоговейно помолилась и сказала, что прощает своим врагам. Кошон прочел приговор, объявивший, что она, как гнилой член, извергается из лона церкви и передается светскому правосудию. На Жанну надели шапку осужденной на сожжение; на шапке была надпись: «Еретичка, впавшая в прежний грех, отступница, чародейка».

Жанну д’Арк привязали к столбу наверху костра; она воскликнула: «О, Руан Руан! боюсь, что ты много пострадаешь за мою смерть здесь». Она попросила, чтоб ей подали крест. Сострадательный англичанин связал две доски крестом и подал ей; Жанна благоговейно поцеловала этот крест и спрятала его на грудь себе; потом попросила доминиканского монаха Изамбара, постоянно выказывавшего большую симпатию ей, чтоб он взял из соседней церкви распятие и держал перед ней, пока она умрет. Воины, стоявшие кругом, роптали от нетерпения. Надобно было спешить. Когда вспыхнуло пламя, монах, провожавший Жанну д’Арк на костер, сошел с помоста; он слышал её восклицание, что откровения, которые имела она, были от Бога. Последнее слово, которое послышалось от неё из дыма и пламени, было «Иисус».

Жанна д’Арк на костре. Художник Ж. Э. Ленепвё. Деталь росписи в парижском Пантеоне

Когда костер угас, пепел Жанны д’Арк бросили в Сену, но многие из смотревших на её сожжение плакали и многие из судей, обрекших ее на смерть, ушли с площади в ужасе, раскаянии, сознавались потом на исповеди, что они убили святую. Вера французского народа в божественное посланничество Девы Орлеанской не поколебалась от приговора, произнесенного над ней: молва говорила, что с костра её полетела к небу голубица. Благоговение французского народа к памяти Жанны д’Арк произвело то, что впоследствии, по повелению короля французского, процесс против неё был объявлен незаконным, обвинительный акт был публично разорван. Честь Жанны д’Арк была восстановлена; требование французского народа заставило папу Каликста III в 1455 году выразить свое согласие с этим повелением короля французского.

Литература о Жанне д’Арк

Литература о Жане д’Арк очень велика. Особенно важны протоколы обвинительного процесса Жанны и документы о её реабилитации, изданные в 5-ти томах в Париже (Proces de condamnation et de rehabilitation de Jeanne d’Arc, par Quicherаt, Paris, 1841 – 1849). Кроме того советуем прочитать:

Валлен. Jeanne d’Arc (2 тома, 2 издание, Париж, 1867)

О‘Рейли, Два процесса обвинения и реабилитации Жанны д’Арк (2 тома, Париж, 1868)

Эйзель: Жанна д’Арк (Регенсбург, 1864).

С патриотическим одушевлением рассказывают о Жанне д’Арк Анри Мартен в «Истории Франции» и в отдельном трактате «Жанна д’Арк» (Париж, 1875) и Мишле в «Истории Франции».

rushist.com

Популярное:

  • Внешнеэкономическая деятельность предприятия учебное пособие Внешнеэкономическая деятельность предприятия: Учебник для вузов Раздел I. Управление внешнеэкономической деятельностью предприятия в переходный период Глава 1. Проблемы интеграции России в систему мирохозяйственных связей […]
  • Приказ мо рф о ввк 2014 Приказ Министра обороны РФ от 20 октября 2014 г. N 770 "О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации правовых актов по вопросам проведения военно-врачебной экспертизы" (с изменениями и дополнениями) Приказ […]
  • Знаки адвокатов У адвокатов появится отличительный нагрудный знак 22 апреля 2015 г. VII Всероссийский съезд адвокатов Российской Федерации утвердил дизайн Нагрудного знака адвоката, который должен стать отличительным атрибутом и официальным […]
  • Единый реестр плательщиков ндс Свидетельство плательщика НДС и Единого налога отменили! Согласно Закону № 657- VII отменено свидетельства НДС и свидетельство единого налога. Теперь не будет необходимости получать свидетельство о регистрации плательщика НДС и […]
  • Несовершеннолетние договор покупки квартиры Формы и образцы нотариальных документов Город Екатеринбург, Свердловская область, Российская Федерация Тридцатого марта две тысячи четвертого года Мы, гр. Шепилова Екатерина Ивановна, 17.01.1958 года рождения, проживающая в г. […]
  • Великое переселение народов доклад по истории Великое переселение народов Великое переселение народов является одной из важнейших вех в человеческой истории. Та карта мира, которую мы знаем, во многом сложилась благодаря процессам, продолжавшимся со II по VII века нашей эры […]
  • Законы хаммурапи медицина Глава 3. Врачевание в древней Месопотамии Междуречье Тигра и Евфрата назвал Месопотамией (от греч. Mesopotamia — Междуречье, или Двуречье) греческий историк и географ Геродот, который посетил эти края в V в. до н.э. На рубеже […]
  • Противодействие преступлениям в сфере экономики Преступления в сфере экономики (общая характеристика). Преступления против личности (общая характеристика) В ст. 2 Конституции Российской Федерации провозглашается, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. […]