Кодекс о частной собственности

Кодекс о частной собственности

6. Неприкосновенность частной собственности

Право частной собственности – важнейший институт социально-экономических отношений, закрепленный в Конституции РФ, непременное условие демократической рыночной экономики.

Собственность – это основа подлинной независимости человека и его уверенности в завтрашнем дне. Государство приняло на себя обязанность защищать частную собственность, обеспечивать ее неприкосновенность. Право частной собственности регулируется многими отраслями российского права.

Собственность – это отношение лица к принадлежащей ему вещи как к своей, которое выражается во владении, пользовании и распоряжении ею, а также в устранении вмешательства всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, на которую простирается власть собственника.

Право собственности – совокупность правомочий по владению, пользованию и распоряжению вещью, осуществляемых по своему усмотрению. Право владения – юридически обеспеченная возможность хозяйственного господства над вещью. Право пользования – юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи полезных свойств в процессе потребления. Право распоряжения – юридически обеспеченная возможность определить судьбу вещи путем совершения юридических актов в отношении этой вещи.

В Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Имущество может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований.

Права всех собственников защищаются равным образом.

Конституция РФ гарантирует защиту права собственности. В частности, в п. 3 ст. 35 подразумевается, что государственные органы не вправе, ссылаясь на любую целесообразность и даже на закон, лишать человека имущества против его воли. Соглашение между государством и собственником может быть достигнуто при условии равноценного и предварительного возмещения. Гарантией права частной собственности является также право наследования собственности. Положения, регулирующие право наследования, закрепляются в ГК РФ, где определяются все тонкости перехода собственности по завещанию собственника к наследнику. Неприкосновенность собственности – принцип, обеспечивающий собственникам возможность стабильного осуществления своих полномочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом. Неприкосновенность собственности – фундаментальный принцип частного права. В соответствии с ним нормы частного права обеспечивают собственникам возможность стабильного осуществления своих правомочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом. В соответствии с п. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда и только в случаях, прямо предусмотренных законом. Многие нормы ГК направлены на обеспечение принципа неприкосновенности собственности. Одной из важнейших является норма ст. 235 ГК, устанавливающая исчерпывающий перечень оснований прекращения права собственности помимо воли собственника:

1) обращение взыскания на имущество по обязательствам (ст. 237);

2) отчуждение имущества, которое в силу закона не может принадлежать данному лицу (ст. 238);

3) отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием участка (ст. 239);

4) выкуп бесхозяйственно содержимых культурных ценностей, домашних животных (ст. 240 и 241);

5) реквизиция (ст. 242);

6) конфискация (ст. 243);

7) отчуждение имущества в случаях, предусмотренных Гражданским Кодексом.

Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

www.e-reading.club

Статья 8 Водного кодекса. Право собственности на водные объекты

1. Водные объекты находятся в собственности Российской Федерации (федеральной собственности), за исключением случаев, установленных частью 2 настоящей статьи.

2. Пруд, обводненный карьер, расположенные в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу, находятся соответственно в собственности субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица, если иное не установлено федеральными законами.

3. Право собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица на пруд, обводненный карьер прекращается одновременно с прекращением права собственности на соответствующий земельный участок, в границах которого расположены такие водные объекты.

4. Пруд, обводненный карьер, указанные в части 3 настоящей статьи, могут отчуждаться в соответствии с гражданским законодательством и земельным законодательством. Не допускается отчуждение таких водных объектов без отчуждения земельных участков, в границах которых они расположены. Данные земельные участки разделу не подлежат, если в результате такого раздела требуется раздел пруда, обводненного карьера.

5. Естественное изменение русла реки не влечет за собой прекращение права собственности Российской Федерации на этот водный объект.

6. Формы собственности на подземные водные объекты определяются законодательством о недрах.

Комментарии к ст. 8 ВК РФ

Право собственности — фундаментальное понятие юридической науки и практики. Еще римские юристы понимали собственность как наиболее полное господство над вещью, но лишь с течением веков европейская правовая мысль стала понимать право собственности как известную триаду: владение (физическое обладание), пользование (возможность эксплуатировать, извлекать полезный эффект из вещи), распоряжение (возможность определять юридическую судьбу вещи, продать, сдать в аренду). Такой же взгляд на собственность разделяется российской правовой теорией и отражается в российском законодательстве.

Согласно статьям 209 — 211 ГК РФ собственник имеет право владения, пользования и распоряжения своим имуществом, несет на себе бремя содержания и риск гибели имущества. Но в Гражданском кодексе РФ (ст. ст. 209, 129) устанавливаются своего рода «экологические приоритеты». Свободное владение, пользование, распоряжение землей и другими природными ресурсами ограничено требованием не наносить ущерб окружающей среде. Кроме того, земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться и переходить от одного лица к другому иным способом в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и другими природными ресурсами (ст. 129 ГК РФ). Таким образом, применение к природным ресурсам (земля, недра, леса, вода, животным мир) института права собственности имеет свои принципиальные особенности.

Содержание права собственности на водные объекты определяется как гражданским, так и водным законодательством. Согласно последнему характерной чертой права собственности на водные объекты является неполное применение понятия «владение» к водным объектам, ибо сосредоточенная в них вода находится в состоянии непрерывного движения и водообмена. Еще одна особенность права собственности на водные объекты заключается в запрете на их отчуждение (кроме прудов и обводненных карьеров).

После длительной и острой дискуссии в обществе новый Водный кодекс разработан таким образом, что положения о преимущественно федеральной собственности на водные объекты были пролонгированы. Впрочем, по-другому этот вопрос в едином федеральном государстве было бы трудно решить. Согласно Кодексу собственность субъектов Федерации, муниципальных образований, физических и юридических лиц теперь возможна лишь на пруды и обводненные карьеры.

Таким образом, законодатель отошел от формулировок первоначальной редакции Водного кодекса 1995 г. о собственности субъектов Федерации на водные объекты, акватории и бассейны которых находятся на территории одного субъекта Федерации (например, области, края, республики). На основе этой формулировки в нескольких субъектах некоторые реки и озера внутреннего стока либо реки, впадающие в море, реально были региональной собственностью. Согласно последующим изменениям в ВК РФ 1995 г. это стало невозможным. В Водном кодексе 2006 г. собственность субъектов Федерации окончательно сведена до собственности лишь на такие искусственные водоемы, как пруды и обводненные карьеры.

Еще одной новеллой Водного кодекса РФ 2006 г. стал отказ от правовой конструкции обособленных водных объектов (замкнутых водоемов). Согласно Закону о введении в действие Водного кодекса Российской Федерации данная формулировка была изъята из земельного и гражданского законодательства. По ВК РФ 1995 г. обособленными могли быть лишь небольшие по площади непроточные искусственные водоемы, не имеющие гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами (как правило, пруды). В то же время следует признать несовершенство и условность правовой конструкции обособленных водных объектов.

Прежде всего, по-разному может пониматься и искусственное происхождение замкнутых водоемов, ибо многие пруды создавались и создаются на месте небольших озер или родников. Кроме того, такие признаки данных водных объектов, как «непроточность» и «замкнутость», по сути, идентичны, а отсутствие гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами в реальной жизни встречается очень редко. Даже если пруд прямо не связан с рекой, не исключена его косвенная гидравлическая связь с поверхностными водами через подземные горизонты и родники. В свою очередь, несовершенство правовых конструкций влекло за собой трудности правоприменения. Например, на практике встречались попытки приватизировать озера и иные водоемы, связанные с рекой.

В новом Водном кодексе прямо указаны разновидности поверхностных водных объектов, могущих быть в частной собственности (пруды и обводненные карьеры, находящиеся на частных земельных участках). Однако определения понятий данных водоемов в Кодексе не даны, что может способствовать недобросовестному присвоению в частную собственность небольших озер или, скажем, малых водохранилищ. Кроме того, многие искусственные водоемы возникают на месте естественных. Маленькое озеро, превращенное в небольшой искусственный водоем, может оказаться в частной собственности.

Согласно статье 42 ВК РФ 2006 г. работы по изменению и обустройству природного водоема и водотока проводятся при условии сохранения естественного происхождения водных объектов (надо полагать, и естественного характера водного режима). Данные положения призваны положить конец произвольному запруживанию малых рек и ручьев, наблюдающемуся в период «коттеджного бума» и завершающемуся присвоением «свежеиспеченных» водоемов частными лицами.

Следует также отметить: пруды и обводненные карьеры находятся в собственности субъектов Федерации (республик, краев, областей и др.), муниципальных образований, частных лиц вместе с соответствующими земельными участками. Наложен запрет на отчуждение названных водных объектов без отчуждения земельных участков, в границах которых последние расположены. Данные земельные участки разделу не подлежат, если в результате такого раздела требуется раздел пруда или обводненного карьера. При этом неверно считать, что пруды и обводненные карьеры крайне малы по площади. Некоторые обводненные карьеры, оставленные в результате масштабной добычи полезных ископаемых, крупнее иных озер. Именно поэтому члены Совета Федерации и МПР России предлагают внести поправки в новый Водный кодекс, позволяющие субъектам Федерации определить предельные размеры водоемов, которые могут быть преданы в собственность физических и юридических лиц.

Ограничение предмета возможного права собственности субъектов Федерации лишь прудами и обводненными карьерами было в свое время вопросом острой дискуссии, в которой участвовали администрации субъектов Федерации. При подготовке проекта нового Водного кодекса РФ от регионов поступали следующие интересные, но отклоненные предложения:

— сохранить в собственности субъектов Федерации реки, акватории которых находились исключительно в границах одной области (края, округа);

— передать в собственность субъектов Федерации водотоки, преимущественно расположенные в одном регионе;

— передать в собственность субъектов Федерации рукотворные водные объекты, созданные в целях питьевого водоснабжения данного субъекта вне зависимости от их географического расположения.

Во втором случае речь идет о реках, более половины течения которых приходится на данный регион. В третьем случае — о водохранилищах питьевого назначения. Эти смелые и даже конфликтные предложения имели важную смягчающую оговорку: на внутренние водные пути региональные власти не претендовали.

Правовой режим подземных водных объектов главным образом определяется в законодательстве о недрах. В преамбуле Закона РФ от 21 февраля 1992 г. «О недрах» закреплено, что регулированию подлежат отношения, возникающие в связи с геологическим изучением, использованием и охраной недр территории Российской Федерации и континентального шельфа, в том числе в связи с использованием специфических минеральных ресурсов, включая подземные воды, рассолы и рапу соляных озер, заливов морей.

Согласно статье 1.2 указанного Закона недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Участки недр вмещают в себя и подземные воды. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами.

Итак, подземные воды отнесены к специфическим минеральным ресурсам недр и находятся в государственной собственности. Однако в действующем законодательстве о недрах применяется словосочетание «подземные воды», а не «подземные водные объекты». Это объясняется тем, что в законодательстве о недрах подземные воды рассматриваются как извлекаемый ресурс, а не как природное образование. Такая узость подхода при обновлении законодательства о недрах будет, наверное, преодолена.

Остается неясным, до каких пределов горные породы, вмещающие в себя подземные воды, могут признаваться предметом права собственности на водные объекты. Согласно статье 5 Водного кодекса границы подземных водных объектов определяются в соответствии с законодательством о недрах. Данный вопрос может показаться пока неактуальным, так как недра всецело, включая подземные запасы вод, принадлежат одному хозяину — государству. Поэтому подземные водные объекты как бы теряются в общем массиве государственной собственности на недра. Однако с развитием рыночных отношений в области природопользования подземные водные объекты могут стать предметом договора добычи подземных вод, предусмотренного проектируемым горным законодательством. В любом случае необходимо обеспечить экономное «подземное» водопользование.

Таким образом, при всех изменениях законодатель явно предпочел сохранить государственную собственность на большую часть водного фонда, привлекая частные инвестиции на основе договорного пользования. В частную же собственность, как следует ожидать, должны попасть окруженные частными земельными участками водоемы, до которых у государства «не доходят руки» .

См.: Сиваков Д.О. Водный кодекс 2006 года: новеллы и задачи применения // Журнал российского права. 2007. N 1. С. 95 — 102; Он же. Новый Водный кодекс — итог обновления водного права // Законодательство и экономика. 2006. N 7. С. 88 — 91; Он же. Частная собственность и частное пользование по новому Водному кодексу Российской Федерации // Право и экономика. 2006. N 8. С. 82 — 85; Он же. Водный кодекс 2006 года: значение для водопользователей // Экология производства. 2006. N 12. С. 14 — 18.

rulaws.ru

Неприкосновенность частной собственности: понятие, содержание, пределы

А. И. Василянская,

Адвокат, к.ю.н., г. Санкт-Петербург

Хотя Конституция РФ буквально не провозглашает неприкосновенность частной собственности, тем не менее, она является важным компонентом содержания конституционного права частной собственности [1].

Если у Вас есть вопросы о защите и неприкосновенности частной собственности, задайте их нам через онлайн-консультант или звоните: +7 (812) 648-00-88, мы с радостью Вам поможем. Консультация бесплатная!

Впервые в России на конституционном уровне неприкосновенность собственности была закреплена в Основных государственных законах 1906 года (ст. 35). В ст. 135 Конституции РСФСР 1937 г. священной и неприкосновенной основой советского строя объявлялась общественная, социалистическая собственность. В действующей Конституции 1993 г. содержится норма о том, что право частной собственности охраняется законом (ч. 1 ст. 35). О.Е. Кутафин квалифицирует данную норму «именно как неприкосновенность частной собственности» [2].

Современное понимание неприкосновенности частной собственности дается в трудах ученых, правовых позициях Конституционного Суда РФ. Так, Конституционного Суд, придерживаясь позиции неприкосновенности собственности, называет данную неприкосновенность принципом, выводя егоиз совокупности конституционно-правовых положений. В частности, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 1 апреля 2003 г. о проверке конституционности положения п. 2 ст. 7 Федерального закона «Об аудиторской деятельности» среди принципов правового регулирования в сфере экономики называется неприкосновенность собственности [3].

В других решениях Конституционного Суда неприкосновенность частной собственности (а, следовательно, и права частной собственности) признается в качестве одного из «основных начал гражданского законодательства» [4], «основных начал гражданского законодательства, имеющих конституционное значение» [5], «конституционного принципа»[6], «конституционно-правового принципа» [7]. Неприкосновенность частной собственности рассматривается Конституционным Судом и как «общеправовой принцип» [8].

Неприкосновенность частной собственности понимается как состояние защищенности от посягательств со стороны, установленный законодательством запрет совершать какие-либо действия вопреки воле собственника. Неприкосновенность выступает в качестве гарантии свободы личности, ее автономии, самоопределения. Она служит предпосылкой обеспечения иных прав и свобод человека и гражданина, так как без частной собственности общество не может ограничивать государственную власть, стремящуюся подавить личность. «Поэтому, — справедливо полагает В.В. Гошуляк, — сказать, что частная собственность охраняется законом, как это сформулировано в Конституции РФ, будет недостаточно. Важно отметить, что она является неприкосновенной» [9]. В категории «неприкосновенность собственности» воплощается недопустимость неоправданного, незаконного вмешательства в осуществление права на частную собственность.

Необходимо выделять два аспекта неприкосновенности частной собственности – право на неприкосновенность собственности как возможность быть защищенным и неприкосновенность собственности как реальное, фактическое состояние охраняемого государством и обществом имущества собственника, которое проявляется в совокупности отношений, отражающих допустимые границы внешнего вмешательства. О.Е. Кутафин правильно писал, что право на неприкосновенность является правовой формой опосредования неприкосновенности. Это утверждение схоже с выводом В.А. Патюлина о том, что «… неприкосновенность как фактическое состояние выступает в единстве реальных общественных отношений и правовых форм, закрепляющих, выражающие те или иные ее стороны» [10].

Различение двух очень близких понятий «право на неприкосновенность частной собственности» и «неприкосновенность частной собственности» важно с точки зрения возможности их ограничения. Любое ограничение неприкосновенности частной собственности, как правомерное, так и неправомерное, есть ограничение права на неприкосновенность частной собственности. Человек может быть лишен возможности свободно располагать правомочиями собственника в отношении своего имущества, неприкосновенность его имущества как реальное состояние может быть ограничено, но при этом гарантируется право на защиту собственника от неправомерных посягательств.

В науке конституционного права и судебной практике Конституционного Суда предпринимаются попытки определитьнормативное содержание конституционного принципа неприкосновенности частной собственности.

Конституционный Суд в ряде своих постановлений пришел к выводу, что принцип неприкосновенности собственности включает в свое нормативное содержание конституционные гарантии обеспечения частным собственникам возможности свободного использования принадлежащего им имущества, стабильности отношений собственности, недопустимости произвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности [11].

Г.А. Гаджиев, основываясь на конституционном принципе, закрепленном в ч. 2 ст. 8 Конституции РФ, и вытекающей из него норме п. 4 ст. 212 ГК РФ, включает в нормативное содержание неприкосновенности частной собственности положение о том, что «права всех собственников защищаются равным образом» [12].

Представляется, что содержание конституционного принципа неприкосновенности частной собственности составляют: 1) невмешательство кого бы то ни было в осуществление права частной собственности; 2) охрана права частной собственности и ее объектов; 3) защита права частной собственности и ее объектов; 4) недопустимость произвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности. На каждый из этих элементов распространяется конституционный принцип равноправия.

Невмешательство кого бы то ни было в осуществление права частной собственности предполагает обязанность государства обеспечить состояние определенной автономии человека, его имущества от государства, общества и других людей посредством установления необходимых запретов, а также правового закрепления статуса человека как собственника.

Под охраной понимаются меры, осуществляемые государственными органами и общественными объединениями, направленные на предупреждение нарушений прав и обязанностей, на указание причин, их порождающих, устранение препятствий (не являющихся правонарушениями) и способствующие, таким образом, нормальному процессу реализации прав[13]. Это определение в полной мере касается права частной собственности и ее объектов.

Защитаправа частной собственности и ее объектов представляет собой деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, направленную на восстановление нарушенного или оспариваемого права частной собственности. В правозащитной деятельности участвуют и негосударственные структуры.

Недопустимостьпроизвольного лишения имущества либо несоразмерного ограничения права собственности. Этот элемент неприкосновенности частной собственности наиболее привлекателен для исследователей. Понятие ограничения конституционных прав и свобод,установление и толкование целей, принципов, способов и пределов ограничений относится к наиболее трудным и спорным аспектам юридической системы [14].

Установление ограничений права на частную собственность обусловлено необходимостью гарантировать стабильность в отношениях частной собственности, а также обеспечить развитие отношений частной собственности в конституционно допустимых рамках. Согласно с ч. 3 ст. 55 Конституции, право частной собственности может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В юридической литературе нет единого мнения относительно понимания термина «ограничения» [15]. Одни считают, что ограничение права собственности заключается в изъятии некоторых правомочий из его содержания [16]. Другие утверждают, что правомочие, подлежащее ограничению, не исключается из содержания права собственности. Собственник может осуществлять ограниченное субъективное право лишь настолько, насколько это возможно при ограничении [17]. Очевидно, вторая точка зрения более убедительна, поскольку ограничение права представляет собой определенные затруднения, стеснения, сдерживания в осуществлении права собственности. В.П. Камышанский справедливо полагает, что ограничения не исключают отдельные правомочия из содержания права собственности, а сужают возможности собственника в осуществлении субъективного права. Они внутренне присущи праву собственности и не могут выходить за его пределы [18]. Вместе с тем полагаем, что автор исходил из триады правомочий собственника, закрепленной в ч. 2 ст. 35 Конституции — права владения, права пользования, права распоряжения. Однако среди ученых есть мнения о более широком перечне правомочий собственника, включающем, в частности правомочие управления [19], право устранения постороннего вмешательства [20] и др. [21]. На наш взгляд, эти дополняющие перечень правомочия по существу являются конкретизацией правомочий из «триады». Очевидно, именно эти конкретизирующие правомочия и могут оказаться исключенными, за счет чего сузится то или иное правомочие из «триады». А.В. Бесштанько рассуждает примерно так же, но называет в качестве способа ограничения права частной собственности «уменьшение вариантов осуществления его отдельных правомочий» [22].

Таким образом, ограничения права собственности не исключают возможность осуществления правомочий собственника, а допускают их при наличии определенных условий, которые необходимо соблюдать. Ограничение понуждает собственника терпеть определенные действия третьих лиц в сфере его юридического господства либо воздерживаться от определенных действий.

В литературе можно встретить мнение, что «изучение правовых ограничений собственности следует проводить в рамках конституционного права, которое определяет поле возможного поведения, внутри которого субъект права свободен, а изучение ограничений права собственности необходимо отнести к науке гражданского права» [23]. Автор делает такой вывод из различения понятий «правовые ограничения» и «ограничения права», хотя дальше называет их «близкими понятиями» с «одной и той же юридической природой». Конечно, это родственные понятия. Ограничить субъективное право человека можно только правовыми ограничениями, т.е. установленными в законе. В противном случае это будут неконституционные ограничения. Непонятно, как можно ограничить собственность без ограничения самого права на эту собственность? И почему ограничения конституционного права на собственность находятся за пределами государственно-правовой науки? Ведь эти ограничения должны носить конституционный характер и констатировать этот факт – забота конституционалистов. В ч. 3 ст. 55 Конституции речь идет о возможности ограничения именно права и это, безусловно, конституционный аспект. Хотя регулироваться ограничения могут и другими отраслями права. В любом случае Конституция устанавливает критерии для ограничения субъективного права, которым должны следовать нормы различных отраслей права.

В.М. Малиновская формулирует понятие правомерного ограничения прав и свобод человека и гражданина, понимая под ним ограничение, которое устанавливается федеральным законом, имеет как постоянный, так и временный характер, отвечает принципам справедливости, соразмерности, законности, обусловлено объективными причинами, целью его является установление баланса интересовиндивидуумов и общества в целом [24]. Безусловно, правомерное ограничение отличается от запретов совершения преступных действий и соответственно мер ответственности, устанавливаемых за нарушение соответствующих запретов. Правомерное ограничение направлено на ограничение позитивной, а не негативной деятельности.

В литературе ограничения характеризуются особой устойчивостью и стабильностью [25]. На наш взгляд, ограничения права собственности носят эволютивный характер, т.е. их содержание может развиваться, корректироваться сообразно потребностям общества. Как справедливо полагает В.М. Малиновская, возможно «отказываться от ранее введенных правомерных ограничений, устанавливать новые ограничения» [26]. Вместе с тем новые ограничения должны быть обусловлены пользой для общества, необходимостью прогрессивного развития.

Ограничение права на частную собственность необходимо отличать отумаления данного субъективного права, под которым обычнопонимается «необоснованное ограничение» объема или действия этого права по кругу лиц, во времени, сокращение гарантий или усечение механизмов их правовой защиты и т.п. [27].

Конституционный Суд, понимая, что достаточно общие формулировки Конституции об условиях ограничения прав и свобод таят опасность их неоправданно широкого толкования на практике и установления чрезмерных ограничений, предпринял усилия, чтобы поставить барьеры законодательному произволу. Опираясь на практику Европейского Суда по правам человека, Конституционный Суд РФ выработал такие критерии ограничения законом основных прав, как: 1) необходимость, пропорциональность, соразмерность ограничений конституционно признаваемым целям; 2) справедливость [28] и адекватность ограничений; 3) сохранение существа и реального содержания права [29].

Конституционный Суд указал, что права человека могут «подвергаться только тем ограничениям, которые установлены законом и необходимы для обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц, для охраны государственной (национальной) безопасности, территориальной целостности, публичного (общественного) порядка, предотвращения преступления, защиты здоровья или нравственности населения (добрых нравов), удовлетворения справедливых требований морали и общего благосостояния в демократическом обществе (п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п. 3 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п. 3 ст. 2 Протокола № 4 к ней)» [30].

Таким образом, если ограничения вводятся не ради этих целей, они меняет свою природу, превращаясь из допустимых ограничений в неконституционное «умаление» права. Ученые справедливо выделяют факторы, стимулирующие введение ограничений, среди которых: возрастающая социальная, политическая, межэтническая напряженность как в российском обществе, так и мировом сообществе; резко обострившаяся проблема терроризма, имеющая транснациональный характер и угрожающая стабильности в мире; участившиеся случаи чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера [31].

Итак, наука и судебная практика в качестве критериев ограничения права на собственность как одного из конституционных прав называют следующие условия: 1) наличие реального или возможного вреда государственным и общественным интересам; 2) невозможность защиты иных прав и законных интересов другими способами; 3) соразмерность ограничений; 4) причинение меньшего вреда по сравнению с предотвращаемым вредом; 5) не персонифицированный характер ограничений; 6) четкость и недвусмысленность формулировок ограничений.

Если вас заинтересовала статья, либо если у вас есть вопросы к автору или вы хотите, чтобы чтобы мы вас представляли в судах, Вы можете связаться с нами [email protected] более подробная информация о нас.

Если у Вас есть вопросы о защите и неприкосновенности частной собственности, задайте их нам через онлайн-консультант или звоните: +7 (812) 648-00-88, мы с радостью Вам поможем. Консультация бесплатная!

[1] Кутафин О.Е. Неприкосновенность в конституционном праве Российской Федерации. М.: Юрист, 2004. С. 245.

[2] См.: Кутафин О.Е. Указ. соч. С. 245.

[3] Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. № 3. С. 43.

[4]Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2008 г. № 9-П по делу о проверке конституционности положений статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.В. Костылева // Собрание законодательства РФ. 2008. № 30 (ч. 2). Ст. 3695.

[5]Постановление Конституционного Суда РФ от 30 января 2009 г. № 1-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 2, 3 и 4 статьи 13 и абзаца второго пункта 1.1 статьи 14 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» в связи с жалобой гражданки Л.Г. Погодиной // Собрание законодательства РФ. 2009. № 7. Ст. 889.

[6]Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. № 681-О-П по жалобам граждан Ю.Ю. Колодкина и Ю.Н. Шадеева на нарушение их конституционных прав положениями статьи 84.8 Федерального закона «Об акционерных обществах» во взаимосвязи с частью 5 статьи 7 Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 2007. № 46. Ст. 5643.

[7]Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. № 3-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы // Собрание законодательства РФ. 2004. № 9. ст. 830.

[8] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 6 июня 2000 г. № 9-П по делу о проверке конституционности положения абзаца третьего пункта 2 статьи 77 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Тверская прядильная фабрика» // Собрание законодательства РФ. 2000. № 24. Ст. 2658.

[9] Гошуляк В.В. Институт собственности в конституционном праве России. М., 2003. С. 72.

[10] Патюлин В.А. Неприкосновенность личности как правовой институт // Советское государство и право. 1973. № 11. С. 13. Цит. по: Кутафин О.Е. Указ. соч. С. 119.

[12] Гаджиев Г.А. Конституционные основы современного права собственности // Журнал российского права. 2006. № 12.

[13] См.: Конституционный статус личности в СССР. М., 1980. С. 202-203.

[14] Квитко А.Ф. Конституционно-правовые основы ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 3.

[15] См.: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 208 — 209.

[16] См.: Курдиновский В.И. Об ограничениях права собственности на недвижимое имущество по закону: (По русскому праву). Одесса, 1904. С. 81 — 82.

[17] См.: Камышанский В.П. Пределы и ограничения права собственности. Волгоград, 2000. С. 69 — 70.

[18] Камышанский В.П. Конституционные ограничения права собственности // Правовые вопросы недвижимости. 2004. № 2.

[19] Hess T. Ist «Nutzungseigentum» noch Eigentum? Inaug. Diss. Marburg, 1976. S. 146.

[20] См., напр.: Уильям Бернам. Правовая система Соединенных Штатов Америки. М.: Новая юстиция, 2006. С. 747.

[21] Honore A. M. Ownership. In. Oxford Essays in Jurisprudence. Oxford , 1961. P. 107-147.

[22]Бесштанько А. В. Конституционно-правовые основы частной собственности в Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 8.

[23] Прозоров И.В. Указ. соч. С. 20-21.

[24] Малиновская В.М. Правомерное ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 7.

[25] Квитко А.Ф. Конституционно-правовые основы ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8.

[26] Малиновская В.М. Правомерное ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8.

[27] См., например: Комментарий к Конституции РФ / Под ред. В.Д. Карповича. М., 2002. С. 380.

[28] Основным критерием при оценке справедливости ограничений права собственности являются не индивидуальные интересы собственника, а надлежащий баланс его (собственника) и публичных интересов. Данная позиция была неоднократно подтверждена Европейским Судом по правам человека. Из выработанных Европейским Судом подходов исходит и Конституционный Суд РФ. Вместе с тем нам еще предстоит найти оптимальный баланс между тенденциями капитализации постсоциалистической собственности и социализации капитала, явившегося результатом периода его первоначального (в том числе криминального) накопления. В России актуальной является проблема поиска оптимального сочетания свободы личной инициативы, частной собственности и предпринимательства, с одной стороны, и социальной справедливости, гарантирования определенного минимума социальных благ всем членам общества — с другой. См. об этом: Бондарь Н.С. Местное самоуправление и конституционное правосудие: конституционализация муниципальной демократии в России. М.: Норма, 2008. С. 150.

[29] О недопустимости искажения существа конституционных прав человека и введения таких ограничений, которые не согласовывались бы с конституционно значимыми целями, см. напр.: По делу о проверке конституционности отдельных положений частей первой и второй статьи 118 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой Шенгелая Зазы Ревазовича: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26.12.2003г. № 20-П // Российская газета. 2004. 14 января; По делу о проверке части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27.06.2001г. № 11-П // Российская газета. 2001. 4 июля.

[30]Определение Конституционного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. № 519-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голубка Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктом 1 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

[31] Малиновская В.М. Правомерное ограничение конституционных прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 3.

lawforyou.ru

Популярное:

  • Следственный комитете ур Следственный комитете ур СО по Индустриальному району г. Ижевска следственного управления СК России по Удмуртской Республике завершено расследование уголовного дела в отношении 19-летнего жителя г. Ижевска, обвиняемого в […]
  • Приказ 302 н от 12042011 по медосмотрам Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 12 апреля 2011 г. N 302н "Об утверждении перечней вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся обязательные […]
  • Ставка транспортного налога в санкт-петербурге 2013 Транспортный налог 2013. Ставки. г. Санкт-Петербург Ставки налога утверждены Законом г.Санкт-Петербург от 12.11.2012 № 559-94 Наименование объекта налогообложения налоговая ставка в рублях Автомобили легковые с мощностью […]
  • Консультант наследование Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 г. Москва "О судебной практике по делам о наследовании" Комментарии Российской Газеты Право наследования, гарантированное частью 4 статьи 35 […]
  • Субсидия на квартиры в ипотеку Субсидии по ипотеке Некоторые категории граждан вправе рассчитывать на получение жилищных сертификатов для приобретения жилого дома или квартиры. Понятие ипотечной субсидии По таким сертификатам правительство в рамках […]
  • Приказ 302 пункт 18 ПРИКАЗ 302 Н ОТ 12.04.2011 ПО МЕДОСМОТРАМ (ИЗМЕНЕНИЯ, ПРИЛОЖЕНИЯ): "ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ И ПЕРИОДИЧЕСКИЕ МЕДИЦИНСКИЕ ОСМОТРЫ (ОБСЛЕДОВАНИЯ)". ПРИКАЗ 302 Н от 12.04.2011 МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ […]
  • Купля продажа квартиры в одном налоговом периоде Покупка и продажа квартиры в одном году: пример расчета НДФЛ Напомним, что гражданин, который продал квартиру и получил доход, обязан представить налоговую декларацию 3-НДФЛ в том случае, если объект недвижимости принадлежал ему […]
  • Приказ минюста от 27082012 169 Приказ минюста от 27082012 169 Приказ Минюста РФ от 27 августа 2012 г. N 169"Об утверждении Наставления по организации профессиональной подготовки сотрудников уголовно-исполнительной системы" В соответствии с Законом […]