Когда появился институт частной собственности

Институт собственности важнее торжества справедливости, о которой у каждого свои представления

Фото: «Новая газета»

Двадцать лет назад первый президент России Борис Ельцин подписал указ, в соответствии с которым каждый гражданин Российской Федерации получил право на получение приватизационного чека. Предполагалось, что в результате грандиозного «раздела имущества»«народное добро» трансформируется в частную собственность. Однако к 2012 году собственность утратила остатки легитимности в глазах населения.

Двадцать лет назад, 14 августа 1992 года, первый президент России Борис Ельцин подписал указ, в соответствии с которым каждый гражданин Российской Федерации получил право на получение приватизационного чека – ваучера. Номинал был установлен на уровне 10 тысяч рублей.

Предполагалось, что в результате грандиозного «раздела имущества», к которому формально были допущены все желающие, «народное добро» трансформируется в частную собственность – один из основополагающих институтов капитализма, а граждане, превратившись в собственников, начнут, наконец, по-хозяйски относиться к своей стране.

Действительность, к сожалению, оказалась так же далека от этих упований, как «военный коммунизм» от «Утопии» Томаса Мора. Абсолютное большинство российских граждан со своими ваучерами рассталось, не получив взамен ничего или почти ничего (уже через несколько месяцев после начала приватизации за 10 тысяч рублей можно было купить разве что бутылку водки). Многочисленные, появившиеся ниоткуда чековые инвестиционные фонды, вроде «Гермес-Союза» или «Хопёр-инвеста», полопались как мыльные пузыри, и те, кто обменял свои ваучеры на «универсальную валюту» того времени, могли считать, что им еще повезло.

И хотя институт частной собственности в России все же появился, и приватизация сыграла в этом далеко не последнюю роль, изрядная часть населения почувствовала себя обманутой. Соответствующее сложилось отношение и к собственности, и крупным собственникам. Расхожее представление о том, что невозможно сколотить состояние, не воруя, стало общим местом.

Правда, в итоге, после нескольких волн передела собственности, в обществе сложился консенсус относительно того, что пересмотр итогов приватизации был бы гораздо более разрушительным, чем сохранение статус кво, и сам институт собственности важнее торжества справедливости, о которой у каждого свои представления. В конце концов, процесс первоначального накопления нигде не проходил гладко, и назвать основателей большинства западных финансовых и промышленных империй кристально честными людьми язык не повернется.

Второй президент России начал свою политическую карьеру с торжественного обещания не допустить пересмотра итогов приватизации. Но уже на исходе первого президентского срока Владимир Путин сам нанес мощный удар по институту собственности в России. Комментируя «дело ЮКОСа», он сначала заявил, что честным путем заработать миллиарды невозможно, а после и вовсе высказался в том смысле, что крупные собственники в России сродни наемным менеджерам, которым «государство доверило», и которых оно же, государство, в любой момент может лишить доверия.

Собственность утратила остатки легитимности в глазах значительной части населения, но это еще полбеды. Хуже другое: чиновники, привыкшие идентифицировать себя с государством, восприняли слова Путина как руководство к действию. В результате чего сформировалась нынешняя полуфеодальная система, в которой практически любой бизнес находится в «крепости» у того или иного чиновника. Самым ярким примером подобного рода взаимоотношений была система, выстроенная московским градоначальником Юрием Лужковым. И судьба его «империи» стала прекрасной иллюстрацией того, что может случиться с бизнесом в случае отставки «покровителя».

Возвращаясь к чековой приватизации, стоит напомнить, что в последний раз тему «нечестной приватизации» поднял все тот же Владимир Путин не далее как в феврале этого года. Будучи кандидатом в президенты, он приехал на съезд РСПП и предложил представителям крупного бизнеса окончательно «закрыть проблему», например, заплатив «разовый сбор» или как-то еще. Даже если эта идея будет иметь продолжение, можно не сомневаться, что никакой массовой раздачи благ населению больше не будет. В лучшем случае крупный бизнес обложат новым оброком в пользу государства или идентифицирующих себя с ним чиновников.

www.novayagazeta.ru

Возникновение частной собственности, классов и государства

Каковы бы ни были формы разложения родового общества, основным содержанием эпохи оставалось зарождение частной собственности, классов и государства.

Выше уже говорилось, что вопрос о происхождении частной собственности, классов и государства составляет главный мировоззренческий вопрос первобытной истории. В буржуазной науке еще имеются сторонники теории «естественного» происхождения этих институтов классового общества, якобы свойственных самой человеческой природе. Они усматривают частную собственность в личной собственности членов родовой общины на ручные орудия, предметы одежды, украшения, а государственную власть — в органах родового самоуправления или же в соответствии с патриархальной теорией — во власти главы семейства. Таким образом, эта теория противостоит марксистскому положению о том, что частная собственность, классы и государство зародились лишь в распаде первобытного общества и, следовательно, имеют исторически обусловленный, ограниченный во времени характер. Все еще распространена также так называемая теория насилия, создатели и сторонники которой (австрийский историк права Гумплович, Каутский, Кунов, Р. Люксембург, а из современных зарубежных исследователей Линтон, Бэрнес и др.) считают, что классы и государство возникли из завоевания одного племени другим, составившим господствующий класс и создавшим для закрепления своего господства органы государственной власти. Эта теория также неверна, так как в основе процесса становления классов и государства лежали прежде всего внутренние социально-экономические факторы, а такие внешние факторы, как завоевания, могли лишь ускорить этот процесс.

В последнее время получили распространение также и более изощренные теории переосмысления процессов становления классов и государства. Как мы увидим дальше, многие ранние формы эксплуатации постепенно вырастали из обычаев и порядков, свойственных первобытнообщинному строю, долгое время сохраняли обличье общинно-родовых институтов, казались взаимовыгодными обеим сторонам и в какой-то мере действительно были таковыми. Общественно полезными казались, а в определенной мере и были также предполитические институты, которые развивались для нужд перераспределения продукта. Такова основа, на которой выросла концепция «взаимной эксплуатации». В ней есть свое рациональное зерно, но зерно уродливо гипертрофированное. Одно дело — видеть диалектически противоречивый механизм генезиса эксплуатации и отделенной от народа власти и совсем другое — трактовать уже достаточно отчетливые отношения эксплуатации как взаимовыгодные. Идя этим путем, можно найти взаимность эксплуатации и в феодализме (феодал защищает крестьянина), и в рабовладении или капитализме (и рабовладелец, и капиталист организуют трудовой процесс). По существу, теория «взаимной эксплуатации» призвана снять проблему классовых противоречий в антагонистическом, в том числе и в современном капиталистическом обществе.

Возникновение частой собственности

Рост производительности труда способствовал индивидуализации производства и появлению прибавочного продукта, что давало возможность присвоения одним человеком излишков, произведенных другим человеком. В то же время возросшая производительность и общественное разделение труда делали возможным производство продуктов специально для обмена, товарное производство, создавали практику регулярного обмена и отчуждения. Так стала зарождаться свободно отчуждаемая частная собственность, которая отличалась от личной собственности эпохи классического родового строя прежде всего тем, что открывала дорогу отношениям эксплуатации. «В основании ее, — писал В. И. Ленин, — лежит зарождающаяся уже специализация общественного труда и отчуждение продуктов на рынке. Пока, например, все члены первобытной индийской общины вырабатывали сообща все необходимые для них продукты, — невозможна была и частная собственность. Когда же в общину проникло разделение труда и члены ее стали каждый в одиночку заниматься производством одного какого-нибудь продукта и продавать его на рынке, тогда выражением этой материальной обособленности товаропроизводителей явился институт частной собственности».

Начало частной собственности было положено накоплением отдельными семьями излишков продукции в виде богатств. Ими становились некоторые пищевые продукты и ремесленные изделия, металлы, производственный инвентарь и оружие, а у народов, знавших скотоводство, — прежде всего скот. К наиболее ранним видам частной собственности принадлежали и рабы, речь о которых будет идти ниже. Естественно, что те, кто имел излишки, стремился накапливать их не только в натуральной форме, но и в превращенной форме сокровищ, общепринятых эквивалентов, предметных денег.

Этнографические данные свидетельствуют, что накопление богатств происходило прежде всего в семьях родоплеменных главарей и вождей. Это и понятно: именно они были хранителями и распорядителями тех ценностей, которые первоначально принадлежали еще всей общине. Так, у северо-западных индейцев квакиютль родовые сокровища — медные пластины — считались неотчуждаемой собственностью рода, но фактически были передаваемой по наследству собственностью вождя. У меланезийцев полуострова Газели (о. Новая Британия) главари являлись хранителями всех общинных сокровищ — раковин, которые они должны были использовать для общественных нужд, но использовали и для своих целей, ссужая малоимущих. Поэтому еще до того, как главари и вожди стали присваивать себе богатства общины, распоряжение этими богатствами было важным дополнительным рычагом, с помощью которого они усиливали свое влияние и приумножали

Медная пластина северо-западных индейцев

свои богатства. Собственные сокровища одного из вождей тех же квакиютль состояли из 4 больших лодок, 4 рабов, 40 шкур морской выдры и 120 лыковых накидок; другого — из 4 больших лодок, 6 рабов, 60 меховых одеял и 200 лыковых накидок.

О накоплении частных богатств и зарождении частной собственности косвенно свидетельствуют и данные археологии. Так, вещи, находимые в погребениях додинастического Египта, уже помечены знаками собственности, несомненно не родовыми, а семейными, так как в разных погребениях они различны. Подобными знаками собственности, по-видимому, были и так называемые пуговицевидные печати, известные по энеолитическим культурам Передней Азии и Греции. К энеолиту, бронзовому и раннему железному веку Азии и Европы относятся многочисленные клады металлических слитков, оружия, орудий и украшений, игравших роль сокровищ и, по-видимому, денег. Интересен, в частности, найденный у с. Бородино близ Белгорода — Днестровского клад богатого, вероятно, церемониального оружия вождя, содержавший серебряное копье, серебряный кинжал, позолоченную серебряную булавку, нефритовые топоры — все это, судя по известным аналогиям, не местного происхождения. Наконец, к этой же археологической эпохе относятся общий рост богатств в погребениях и, что особенно важно, их неравномерное распределение, в частности появление наряду с обычными сложных по устройству и богатых по инвентарю погребений родоплеменных вождей. Таков, например, древнейший памятник этого типа на территории СССР — знаменитый Майкопский курган конца 2 тысячелетия до н. э. В нем на 11-метровой глубине, под балдахином, поддерживаемым шестиметровыми серебряными трубками, был захоронен мужчина с множеством украшений из золота, лазурита, бирюзы и сердолика, чеканными золотыми и серебряными сосудами, медным оружием и орудиями. В двух меньших и несравненно более бедных по сопровождающему инвентарю погребальных камерах кургана найдены останки двух женщин — по-видимому, убитых рабынь. Сходные с Майкопским так называемые «княжеские», но несомненно предшествующие появлению государственных образований погребения бронзового и раннего железного века известны во многих областях СССР и зарубежной Европы.

Становление частной собственности проходило в острой борьбе с традициями общинно-родового коллективизма. Накопление отдельными семьями излишков не нужной им продукции было противно самому духу первобытнообщинного строя, и более имущим приходилось делиться с менее имущими. Разбогатевший человек, в особенности вождь, если он не хотел лишиться своего авторитета, должен был устраивать широкие, так называемые престижные пиры, из тех же престижных соображений щедро одаривать родичей, соседей и гостей, помогать нуждавшимся и т. д. У скупого богача нередко насильно отбирали излишки имущества: так, у некоторых оленеводческих народов Сибири в XVII—XVIII вв. отдельные семьи не могли иметь стад более чем в сто голов — остальные олени, если они не раздавались добровольно, отбирались родичами или соседями. Бывало, что такого скупца убивали: исследователь папуасов Л. Посписил приводит случай, когда общинники заставили ближайших родственников богача убить его стрелами со словами: «Ты не должен быть единственным богатым человеком, мы все должны быть равны, ты всего лишь равен нам».

Ожесточенное сопротивление древних коллективистских традиций тенденциям накопления богатств вызвало к жизни широко распространенные в эпоху разложения первобытного общества своеобразные обычаи массовых раздач и даже уничтожение накопленного имущества. У многих народов при погребении умершего, в особенности главаря или вождя, его богатства уничтожались, погребались, раздавались присутствующим и лишь часть их передавалась наследникам. На некоторых островах Меланезии состоятельные люди демонстративно уничтожали запасы циновок, считавшихся одним из мерил богатства, а во время праздников резали и раздавали своих свиней. У северо-западных индейцев накопленные богатства вначале уничтожались в день смерти владельца, а позднее стали раздаваться на специальном празднике «потлач». Потлач устраивался по самым разным поводам: при получении нового имени, вступлении в тайное общество, свадьбе, похоронах, поминках и т. д. Устроитель потлача долгое время копил богатства — меха, лодки, рабов, а затем выставлял их для всеобщего обозрения и с гордостью раздавал гостям. Однако потлач, как и престижные пиры и другие сходные по содержанию (так называемые потлачевидные) обычаи эпохи, не был лишь актом горделивого саморазорения. Устроитель своей щедростью устранял соперников, обеспечивал

Реконструкция позднегальштатского «княжеского» погребения в Виксе, Франция (по Г. Чепмену)

за собой или своими наследниками высокое общественное положение, приобретал авторитет и право на занятие общественных должностей; помимо этого он становился участником ответных потлачей, на которых возвращал обратно по крайней мере часть розданных богатств. Возможно, потлач выполнял и некоторые другие функции: советский этнограф Ю. П. Аверкиева, исходя из того, что на потлач приглашались члены не своего, а чужого рода или племени, видит в нем своеобразный институт развития обмена. Но так или иначе очевидно, что диалектически сложные и противоречивые обычаи эпохи разложения первобытного общества, даже и ограничивая накопление частной собственности, в конечном итоге способствовали развитию частнособственнических отношений.

Развитие частной собственности тормозилось сохранением общинной собственности на землю, бывшую основным условием и всеобщим средством труда. В то время как движимость, в том числе и орудия производства, уже стала частной собственностью отдельных семей, обрабатываемые земли, пастбища, сенокосы, охотничьи и рыболовные угодья оставались коллективной собственностью распадавшейся родовой или складывавшейся соседской общины. Более того, пока существовала коллективная собственность на землю, частная собственность имела второстепенный, подчиненный характер, не могла получить преобладающего значения, потому что, как отмечал Маркс, «частная собственность как противоположность общественной коллективной собственности существует лишь там, где… внешние условия труда принадлежат частным лицам». Индивидуализация труда и развитие частнособственнических начал с неизбежностью должны были привести к появлению частной собственности на землю. Она зарождалась в еще более ожесточенной борьбе, чем частная собственность на движимое имущество, и первоначально принимала своеобразные непрямые формы (право первопоселения, заимки и т. п.). Пахотные земли и особенно сенокосные и промысловые угодья еще долго продолжали считаться неотчуждаемой собственностью общины, но отдельные семьи, пользовавшиеся общинными наделами, всячески стремились воспрепятствовать переделам и постепенно закрепляли за собой право наследственного владения и монопольного распоряжения своим участком земли. Такое переходное состояние мы застаем, например, в Меланезии: на большинстве островов семьи владеют общинной землей лишь до тех пор, пока они ее обрабатывают, но на о. Новая Каледония надел уже сохраняется за семьей даже в том случае, если его обработка прекращена. Особенно долго сохраняли фикцию коллективной собственности на землю кочевники-скотоводы, однако и у них монопольное распоряжение вождей пастбищами и степными водоемами в большинстве случаев породило фактически частную собственность на землю. Однако в окончательном виде частная собственность на землю, как правило, складывалась только в классовом обществе.

Гальштатская бронзовая фигурка конного вои¬на со шлемом, дротиком и щитом VI в. до н. э.

Развитие частнособственнических отношений проникло и в большую семью, разрушая свойственные ей коллективистические порядки. Ее глава стремился стать единоличным распорядителем семейного хозяйства и собственником семейного имущества, усилить свою власть, стать неограниченным домовладыкой. Это вызывало сопротивление других взрослых мужчин, старавшихся обособить свое имущество и образовать со своими женами и детьми самостоятельные семьи. В связи с этим участились выделы и разделы — большие семьи делились на другие, пока еще также большие, но уже меньшие по размерам семьи. Но и они оказывались непрочными: раздираясь внутренними противоречиями, они делились снова и снова. Большесемейная община неуклонно уступала место малой, или нуклеарной (иногда называемой моногамной), семье, состоящей только из родителей и их детей и воплощающей в себе развившиеся частнособственнические начала.

Таким образом, если сопоставить процесс становления частной собственности с развитием семьи, то в нем могут быть выделены три этапа:

первый этап — выделение в роде собственности больших семей, частной по отношению к внешнему миру, но коллективной, групповой по отношению к самой семейной общине;
второй этап — выделение так называемой отдельной собственности глав больших семей, обособляющейся уже и по отношению к групповой собственности большесемейного коллектива;
третий этап — выделение собственности маых семей, надолго становящихся основными носителями частнособственнических отношений.

arheologija.ru

Основы развития института частной собственности в России: теоретико-правовой аспект

Главные вкладки

Номер журнала:

аспирант кафедры государственно-правовых дисциплин Российской академии адвокатуры и нотариата

В современной истории цивилизации феномен частной собственности имеет исключительное, особое значение и по своей сути выражает одну из глобальных тенденций социально-экономического развития. Частная собственность на средства производства определяет роль каждой малой или большой социальной группы в организации общественного производства, а также меру обмена, распределения и потребления произведенно­го продукта. Частная собственность на средства производства определяет место этих социальных групп в историче­ски сложившейся системе общества. Поскольку экономические отношения, связанные с господством частной собственности на средства производства, нуждаются в закреплении и освящении через политику и право, мораль и религию, то наряду с процессом самоорганизации эмансипированного граж­данина складывается механизм оформления нового статуса государ­ства как института бюрократии.

собственность, право собственности, государство, имущество, вещь, наследство, налогообложение, экономика, владение, пользование, распоряжение, Россия.

С учетом «слабости юридических традиций и чувства права в России» [13, стр. 118] представляется необходимым начать исследование становления правоотношений и права собственности не с правового, а с философско-нравственного (во многом религиозного) аспекта. О собственности и зависимости от нее человека говорится в Евангелие от Луки: «Где сокровище ваше, там и сердце ваше будет» [8]. Под сокровищем понималось какое-либо имущество, принадлежащее человеку (на которое он имел право собственности, а третьи лица не могли претендовать); в каком месте (доме, городе) будет находиться эта собственность, о том месте и будет думать человек (все ли нормально с его имуществом, не посягнул ли кто на него, и т.д.). Право собственности появилось в глубокой древности, зародившись вместе с обществом. Выделение же правового института частной собственности историки связывают с периодом Римской республики. Даже позже, в эпоху средневековья, институт права собственности не получил столь широкого развития в Европе, как в Риме.

О частной собственности в свое время рассуждали философы самых разных направлений и культур: Г. Гегель, И. Бентам, Ж. Сисмонди, Л. Фон Штейн, Дж. Локк, Т. Гоббс, Ж.-Ж. Руссо, Ф.А. Чан-Кай-Си. Если обратиться к русской филологии, то под собственностью понималась «собность, собственность, собь, собина, именье и всякая вещь, как личное достояние чье. Право собственности или право собины, безусловного владения чем, навсегда, обладанье» [7, стр. 253]. Законодатель в древнерусском праве стремился отразить не юридическое содержание права собственности, а его продолжительность и возможность передачи по наследству, так как существовали термины «впрок», «на веки» «вечное потомственное владение» и т.д. [5, стр. 22 — 30].

В России термин «частная собственность» не употреблялся вплоть до конца XVIII в. (правления Екатерины II); данное понятие заменялось определениями «купля», «отчина», «примысел», «приданое» и т.п. Важным событием XVIII в. стал Манифест Екатерины II «О свободе промыслов», закрепивший права частной собственности не только на поверхность, но и на недра земли. Право собственности как субъективное право является первым и основным из вещных прав, определяющих отношение человека к вещам и отношения людей по поводу вещей. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом [3, стр. 58]. Общность людей на основе договорного начала, единые стан­дарты и нормы поведения обусловили новое качество общества, принципиально отличного от античного. Последующее Новое время и становление новоевропейской ци­вилизации уточнили типологию общностей людей, содержание до­говорных отношений, стандартов и норм общежития. Капиталисти­ческий способ производства расставил свои акценты, сформировав социальную структуру общества в соответствии с отношением соб­ственности на средства производства.

Частная собственность на средства производства определяет роль каждой малой или большой социальной группы в организации общественного производства, а также меру обмена, распределения и потребления произведенно­го продукта. В конечном счете частная собственность на средства производства определяет место этих социальных групп в историче­ски сложившейся системе общества. Поскольку экономические отношения, связанные с господством частной собственности на средства производства, нуждаются в закреплении и освящении через политику и право, мораль и религию, то наряду с процессом самоорганизации эмансипированного граж­данина складывается механизм оформления нового статуса государ­ства как института бюрократии. Функция защиты внешних границ и обеспечения территориальной целостности дополняется функцией регламентации жизни общества. Что касается процесса самоорганизации людей, то он изначаль­но ориентирован на «становление и развитие сообщества вольных людей» [3, стр. 160-169], связанных материальными интересами.

Приобретая какую-либо собственность (например, квартиру, участок земли), человек обретает определенную экономическую независимость от окружающих его людей и системы сложившихся общественных отношений, в том числе некоторую независимость (которая, особо это отметим, возлагает на него ряд обязанностей) от государства. Если переложить это на сегодняшний день, то в современной России имеющий дорогостоящую собственность гражданин вряд ли может рассчитывать и претендовать на социальную помощь и поддержку (льготы и гарантии) со стороны государства, ведь согласно ст. 7 Конституции РФ «достойную жизнь» он себе уже обеспечил, освободив от этого свое государство.

Поскольку экономическое отчуждение приводит к политиче­скому, то индивид в ипостаси подданного оказывается отчужденным от власти бюрократии. Однако индивид в ипостаси гражданина стремится не только защитить, но и расширить пространство своей частной жизни, завладеть собственностью, компенсировать свою политическую зависимость через свою включенность в структурно организованные по интере­сам большие или малые социальные группы (с учетом гражданства индивида), а также в экономику путем завладения недвижимым имуществом. Именно таким образом (и в этом – большая роль института собственности) оформлялось гра­жданское общество как уникальное сообщество собственников цивилизации эпохи модерна с ориентиром на снятие конфликтов цивилизованным способом, апеллируя к взаимному доверию.

Нельзя не согласиться с позицией И.Е. Фарбера и В.А. Ржевского, согласно которой «власть определяется типом собственности, но это одна сторона дела. Политическая власть влияет на собственность. Задача определить тип взаимоотношений политической власти и собственности падает исключительно на конституционное право». В практическом нормативно-правовом регулировании это означает, что содержание этих отношений должно быть определено нормами конституции конкретного государства [15, стр. 216]. Последнюю мысль разделяет и В.С. Основин: «Среди всех многообразных общественных отношений есть одна область, являющаяся исключительно монополией советского государственного права. Это область конституирования основных экономических, политических и организационных принципов, узаконения основных форм устройства Советского социалистического государства» [3, стр. 13-16]. Касаясь нормативно-правового регулирования института собственности, О.Е. Кутафин отмечал, что «конституционное регулирование отношений собственности имеет свою специфику. Она выражается в том, что его главной задачей является юридическое закрепление форм собственности, признаваемых государством». На основании этого суждения ученый сделал справедливый вывод, что «именно конституционные нормы призваны решать вопрос о том, какие формы собственности государством признаются и гарантируются» [3, стр. 76].

Согласно Конституции РФ 1993 г. единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Конституция закрепила свободу экономической деятельности, признала частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности. Эти конституционные положения устанавливают новые правовые отношения между органами государственного управления и экономическими структурами [3, стр. 132]. Очевидно, что Конституция Российской Федерации, рассчитанная на длительный период действия, не может и не должна закреплять исчерпывающего перечня форм собственности, поскольку с развитием экономической системы страны неизбежно возникает необходимость его дополнения. Смысл конституционного регулирования в условиях рыночной экономики, очевидно, сводится к закреплению плюрализма форм собственности, их равноправия и законодательных гарантий прав собственника. Из сказанного можно сделать вывод, что конституционно-правовое содержание института собственности в современном обществе определяется исторически конкретным типом экономической системы страны, закрепленным ее Основным Законом.

В свою очередь, тип экономической системы страны определяется соотношением политических сил в обществе, закрепленным в виде конкретной политической системы, и находится под влиянием социальной структуры общества, которая также фиксируется Основным Законом. Таким образом, право собственности как конституционно правовой институт может быть определено как гарантированная государством власть собственника над вещью или иными материальными и нематериальными благами (потенциально используемыми в хозяйственных целях), ограниченная законом в той мере, в которой это соответствует потребностям политической, социальной и экономической систем конкретного государства [6]. Известно, что экономика (в первую очередь ее государственный сектор) влияет на структуру государственного управления по-разному, в зависимости от той или иной экономической системы. Так, в условиях огосударствленной экономики, когда экономические отношения осуществляются в основном в рамках государственности, управляются государственными органами, экономические законы и закономерности слабо учитываются или вовсе игнорируются. Экономические отношения подвергаются государственно-властному принудительному регулированию. Иное назначение государственного управления в условиях рыночной экономики. Оно стремится обеспечить правовое регулирование рыночных отношений, направлено на экономическую и иную поддержку отраслей и предприятий путем предоставления кредитов, снижения налогов и финансовой поддержки. Государственные структуры, основываясь на праве, ведут контроль и не допускают монополизма в экономике, обеспечивают конкуренцию товаропроизводителей и т.д.

В условиях рыночных отношений все более проявляется вторичность права и управления по отношению к законам экономики, когда правовая система закрепляет различные формы собственности на средства производства, а производители продукции ориентированы не на «заказ» государства, не на цены, установленные им, а на рынок, рыночные цены, на спрос и предложение [3, стр. 127-128]. Основными принципами регулирования экономических отношений в условиях формирования экономической основы гражданского общества в России являются: многообразие и равноправие всех форм собственности на землю; свобода труда, предпринимательства и иной не запрещенной законом деятельности; свобода перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Эффективное воплощение в жизнь вышеизложенных принципов и реализация социально-экономических прав граждан в сфере экономических отношений зависят: а) от скорейшего выхода страны из экономического кризиса; б) от разумной и предсказуемой экономической политики государства в различных ее областях.

По мнению российских ученых, в частности А.П. Кочеткова, для формирования новой социальной структуры России важное значение имеет соз­дание «среднего класса» (предприниматели, научно-техническая интеллигенция). Для того чтобы создать в России «средний класс», должна измениться соци­ально-экономическая система нашего общества, а ее изменению в позитивную сторону способствует возможность (и правовые основания, государственные гарантии ее реализации) иметь в частной собственности имущество. Сейчас в России «средний класс», по оценкам различных специалистов, охватывает 15-20% населения против 60-70% в странах Запада [3, стр. 46-49].

Но насколько возможно вмешательство государства в экономические отношения, на которых, в частности, базируется и посредством которых реализуется право частной собственности? Каким должно быть это вмешательство? По мнению немецких ученых, экономическая и социальная политика любого государства должна быть прагматическим смешением методов, ибо ни либерально-экономическая доктрина в духе М. Фридмана, ни государственная опека в духе Дж. Кейнса не могут в современных условиях решить ставшие перед обществом проблемы. Однако главная задача общества остается прежней — гарантировать безопасность (в широком смысле) для своих членов, и эту задачу нельзя решить без социального государства и институтов гражданского общества, поскольку рынок всегда есть источник постоянной экономической и социальной напряженности [3, стр. 46-49]. Например, социально-экономическая система Германии органи­зована на рыночных принципах, но регулируется разносторонним вмеша­тельством государства в экономику. Государство несет ответственность за социальное благосостояние, за развитие и функционирование экономики, за выполнение всех общественных задач, в том числе и тех, которые не могут быть правильно решены рыночной экономикой.

Подведем некоторые итоги. Во-первых, поскольку экономическое отчуждение приводит к политическому, постольку индивид, вступающий в экономические отношения (в большинстве случаев это отношения собственности) и успешно в них адаптирующийся, оказывается отчужденным от власти бюрократии, а государство перестает быть ему обязанным оказывать (при определенных условиях, в частности, после завладения собственностью – недвижимым имуществом) определенную социальную помощь и поддержку. Экономические отношения, делающие человека относительно независимым от государства, способствуют развитию иных общественных связей, что благотворно сказывается на развитии в стране институтов гражданского общества и правоотношений собственности.

Во-вторых, существует и обратная зависимость между экономикой и собственником, являющимся частью гражданского общества. Будучи вовлеченным в правоотношения собственности (санкционированные государством и контролируемые лишь в определенных пределах уполномоченным государственным органом), человек обретает известную дистанцию от государства, учится самостоятельно мыслить и осознает собственные возможности, в частности, в сфере отстаивания своих интересов (в том числе в суде, а также в экономической сфере). Свободные рыночные отношения являются своего рода «онтологическим фундаментом», на котором могут быть построены полноценные правоотношения в сфере собственности членов гражданского общества.

В-третьих, без класса частных собственников не было бы полноценных экономических и социальных отношений (и их прогрессивного развития), а отсутствие эффективно развивающейся экономики, свидетельствующее так или иначе о контролирующей роли государства над общественной жизнью, только затрудняло бы появление класса частных собственников и развитие правоотношений собственности в современной России.

49e.ru

Институт частной собственности в России: культурно-цивилизационные особенности и современные институциональные практики Искендерова Яна Юрьевна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Искендерова Яна Юрьевна. Институт частной собственности в России: культурно-цивилизационные особенности и современные институциональные практики: диссертация . кандидата социологических наук: 22.00.04 / Искендерова Яна Юрьевна;[Место защиты: Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Южный федеральный университет», http://sfedu.ru/].- Ростов-на-Дону, 2015.- 189 с.

Содержание к диссертации

ГЛАВА 1. Институт частной собственности: теоретико методологические основы социологического исследования 24

1.1. Концептуальные основания исследования института частной собственности в социальном познании 24

1.2. Теоретико-методологический конструкт социологического исследования института частной собственности в России 45

ГЛАВА 2. Культурно-цивилизационные особенности формирования и функционирования института частной собственности в досоветской и советской России 71

2.1. Культурно-цивилизационные факторы формирования института частной собственности в России 71

2.2. Особенности функционирования института частной собственности в досоветской и советской России 85

ГЛАВА 3. Формирование и функционирование института частной собственности в постсоветской России 110

3.1. Формирование института частной собственности в постсоветской России

3.2. Особенности функционирования института частной собственности в постсоветской России 133

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Значимость темы диссертации обусловлена необходимостью всестороннего исследования института частной собственности в России как важного направления развития социально-экономической активности работников в XXI в. Экономические реформы последних десятилетий — это период активного преобразования отношений собственности, ее форм, структуры и правового обеспечения. Основным инструментом этих преобразований стала приватизация, ключевой задачей которой было формирование институциональных условий для развития частной собственности в стране. В результате в России сложился мощный частный сектор экономики, появилась новая институциональная среда, определяющая функционирование экономических, политических и правовых институтов в государстве.

Однако, несмотря на то, что государство вроде бы выполнило задачу по созданию класса собственников, приватизация стала восприниматься россиянами исключительно как обман населения страны. Кардинальные трансформации отношений собственности в российском обществе породили множество проблем и противоречий, которые серьезно препятствуют модернизации российской экономики, ее конкурентоспособности на мировом уровне. Поскольку в настоящее время назрела необходимость успешной интеграции России в глобальную экономическую систему, проблема формирования и функционирования института частной собственности в стране становится ключевой для ее развития. Это определяет социальную актуальность диссертационного исследования.

Научный интерес к проблеме частной собственности связан, прежде всего, с появлением в стране новых социальных институтов, складывающихся в условиях развития рыночных отношений. Это обусловливает потребность в изучении специфики деятельности этих институтов, условий их успешного функционирования или причин их неэффективности. Познавательный аспект

актуальности проблемы развития института частной собственности в России также обусловлен недостаточным научным осмыслением ее в предыдущий период развития российской науки.

Понимание того, что эффективное функционирование института частной собственности в значительной степени определяет качество жизни населения страны, настоятельно диктует необходимость его комплексного изучения в свете исторического развития и современных социально-экономических тенденций развития российского общества.

Несмотря на то, что отношения частной собственности получили в современной России широкое распространение и затронули практически все сферы общественной жизни, их изучение осуществляется преимущественно средствами экономических и юридических наук. Отсутствие системного научного осмысления проблемы частной собственности в России дает основание для социологического исследования специфики формирования и функционирования института частной собственности в российском обществе.

Степень научной разработанности темы исследования определяется актуальностью изучения различных аспектов становления и развития института частной собственности в контексте исторического и современного развития российского общества.

Появление теоретического интереса к собственности, как детерминанте социальных отношений и структуры общества, было обусловлено процессами европейской модернизации, ориентированной на либерализацию общества, ключевым принципом которой выступала защита частной собственности, как основы формирующейся рыночной экономики. Глубокий научный анализ частной собственности представлен в работах классиков экономической науки А. Смита, Д. Рикардо 1 . Собственность рассматривается у них как отношение между производителями материальных благ и их потребителями, осуществляемое в системе в рыночной экономики. Особое внимание проблеме

1 Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Эксмо, 2007; Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения. М.: Политиздат, 1955. Т. 1;

собственности уделяли классики теории социальных конфликтов К. Маркс и Ф. Энгельс, которые рассматривали собственность как преходящее явление, связанное исключительно с капиталистическим типом общества. Они анализировали собственность не столько как право на владение материальными вещами, сколько как отношения между людьми по поводу вещей 1 . По мнению К. Маркса, именно частная собственность является причиной социального неравенства и поэтому он призывал к ее искоренению.

Значительное внимание проблеме частной собственности уделялось в общественно-политической и философской мысли XIX в. Русские исследователи либеральной ориентации (К.Д. Кавелин, П.Л. Лавров, Б.Н. Чичерин) считали собственность «источником гражданских законов», «священным правом», «идеальным продолжением личности в вещах 2 . Большой вклад в развитие представлений о собственности был сделан русскими мыслителями Н.Н. Алексеевым, Н.А. Бердяевым, С.Н. Булгаковым, И.А. Ильиным, П.И. Новгородцевым, B.C. Соловьевым, В.Ф. Эрном и др. Их исследования объединяют поиск онтологических оснований собственности, выявление ее места в жизни человека, а также попытки раскрыть взаимосвязь между собственностью, свободой, творчеством и духовной самореализацией человека. Избранный учеными ракурс исследования собственности открывает широкие методологические возможности для изучения собственности не только как сугубо экономического понятия.

В западной научной мысли XX в. проблемы собственности рассматривались в контексте исследования отношений между государством и

1 Шкредое В.П. Метод исследования собственности в «Капитале» К. Маркса. М.: Мысль, 1973.

2 Кавелин К.Д. Наш умственный строй: Статьи по философии русской истории и культуры. М.:
Правда, 1989; Русская философия собственности (XVIII-XX вв.) /сост. К. Исупое, И. Саекин. СПб.,
1993.

Алексеев Н.Н. Собственность и социализм. Опыт обоснования социально-экономической программы евразийства // Русская философия собственности (XVIII-XX вв.). СПб.: Ганза, 1993; Бердяев Н.А. Философия неравенства. М.: Мысль, 1990; Булгаков С.Н. От марксизма к идеализму. М.: Издательство ACT, 2006; Ильин И.А. Собр. соч. Т.1. М.: Русская книга, 1993; Новгородцев П.И. Сочинения. М.: «Раритет», 1995; Соловьев B.C. Оправдание добра: Нравственная философия. М.: Мысль, 1996; Эрн В.Ф. Христианское отношение к собственности // Русская философия собственности (XVIII -XX вв.). СПб.: Ганза, 1993.

капиталом в экономике. В частности, Дж. Кейнс занимался вопросами собственности лишь в связи с государственным регулированием капиталистического хозяйства, полагая, что рост государственного вмешательства в экономическую сферу крайне нежелателен для эффективности рыночных отношений 1 . Ф. Хайека частная собственность интересовала не сама по себе, а как гарант экономической свободы в обществе . Монетарист М. Фридман под собственностью понимал сугубо владение денежными ресурсами 3 .

В целом в западной научной литературе XX в. вопросы частной собственности исследуются преимущественно либо в предметном плане (т. е. как суммы вещей), либо в юридическом аспекте. В то же время данные подходы не затрагивают глубинные основы собственности как социального отношения, проявляющегося в различных пластах общественной жизни: экономической, политической, правовой, социально-психологической и т.д.

В отечественной социальной науке советского периода проблемы социалистической собственности широко освещались в работах A.M. Еремина, В.В. Куликова, В. Черковца и др. 4 Исследователи в основном акцентировали внимание на проблемах совершенствования общественной собственности, поиске более эффективных способов ее экономической реализации.

Другая группа ученых, среди них известные ученые-цивилисты А.В. Венедиктов, Д.М. Генкин, М.С. Липецкер, B.C. Нерсесянц, В.П. Шкредов и др. 5 , исходила из того, что право собственности — это исторически

1 Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег / пер. с англ. Н.Н. Любимова. М.: Гелиос АРВ, 1999.

Хайек Ф. Конкуренция как процедура открытия // Мировая экономика и международные отношения. 1989. № 12. 3 Фридман М. Очерки политической экономии // Вопросы экономики. 1989. № 12.

Еремин A.M. Отношения социалистической собственности и экономическое управление. М.: Экономика, 1973; Куликов В.В. Многообразие форм социалистической собственности.// Экономические науки. 1990. № 1; Черковец В. Теоретические проблемы развития социалистической собственности.// Вопросы экономики. 1989. № 5.

5 Липецкер М. Право владения // Советская юстиция. 1937. №5; Генкин ДМ. Право собственности в «Манифесте Коммунистической партии» // Уч. зап. ВИЮН и ВЮА. М.: Юрид. лит., 1949; Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.: Наука, 1948; Нерсесянц B.C. Концепция гражданской собственности // Советское государство и право. 1989. № 10; Шкредов В.П.

определенная форма экономических отношений, суть которых сводится к отношениям регулирования, владения, пользования и распоряжения.

Начавшиеся в России процессы приватизации повлекли за собой пересмотр представлений о субъектах собственности, ее формах и роли в экономике страны. Эти вопросы глубоко рассматриваются в работах таких отечественных ученых-экономистов, как Л.И. Абалкин, Н.Д. Колесов, Д.С. Львов, В.В. Радаев, А. Радыгин, Р.Х. Симонян и др. 1

Комплексному анализу развития института частной собственности посвящены диссертационные работы В.А. Катунина, О.А. Кириллова, В.В. Коршунова, В.И. Лоскутова, СЮ. Нечаева и др. 2 Ученые подчеркивают, что развитие института частной собственности в России непосредственно вплетено в процесс перехода страны к цивилизованным рыночным отношениям, определяющим ее экономическое будущее, как на региональном, так и на международном уровне.

Изучению роли института частной собственности в контексте развития гражданского общества в России посвящены работы Е.В. Боряк, В.В. Гребенникова, СН. Ревиной, В.В. Щербаковой и др. 3 Ученые полагают, что формирование гражданского общества и правового государства

1 Абалкин Л.И. Соч. Т. IV. В поисках новой стратегии. М., 2000; Колесов Н.Д. Какая приватизация нам нужна? // Вестник Сиб. ун-та. Сер. 5. 1994. Вып. 3 (19); Львов Д.С. Экономика развития. М., 2002; Радаев В.В. Российский бизнес: на пути к легализации // Вопросы экономики. 2002. № 14; Радыгин А. Собственность и интеграционные процессы в корпоративном секторе //Вопросы экономики. 2001. №5; Симонян Р.Х. Как это начиналось // «Новая и новейшая история». 2010. № 5; Симонян Р.Х. Без гнева и пристрастия. Экономические реформы 1990-х годов и их последствия для России. 2-е изд., доп. / науч. ред.Т. Кочегарова. М.: Экономика, 2014.

Катунин В.А. Природа частной собственности в рыночном хозяйстве: Дис. . д-ра экон. наук. М., 2010; Кириллов О.А. Развитие отношений собственности в современной экономической системе: дис. . канд. экон. наук. Чебоксары, 2005; Коршунов В.В. Собственность в формировании социально ориентированной экономики России: Дис. . д-ра экон. наук. Москва, 2003; Лоскутов В.И. Закон формирования отношений собственности и эффективная экономическая политика // Сущность собственности и проблемы реализации ее экономических форм: Материалы межвузовской научной конференции, Мурманск, 2006; Нечаев СЮ. Современные тенденции развития института собственности: дис. . канд. экон. наук. Саратов, 2008.

Боряк Е.В. Частная собственность как базовое условие становления гражданского общества в современной России: дис. . канд. экон. наук. М., 2003; Гребенников В.В. Собственность как основа формирования гражданского общества в России. М.: ЮРКОМПАНИ, 2009; Ревина СН. О собственности как правовой и экономической категории // Вектор науки ТГУ. № 4(18). 2011; Щербакова В.В. Понятие «право собственности»: Франция, Германия, Россия // Проблемы современного российского законодательства. Иркутск: Изд-во Иркутск, юрид. ин-та, 2013.

невозможно без наличия частной собственности, поскольку именно определение правового статуса института частной собственности является тем ключевым основанием, которое обеспечивает легитимность рыночной экономики.

Социологический анализ института частной собственности в современной России в контексте углубляющегося социального неравенства находит отражение в трудах М.К. Горшкова, Т.И. Заславской, СВ. Мареевой, Е.Н. Тихоновой, М.Ф. Черныша и др. 1 Исследователи подчеркивают, что одной из важнейших проблем в российском обществе является проблема неравномерного распределения собственности и доходов между представителями различных слоев населения. Выявленную тенденцию подтверждают данные, представленные Институтом социологии РАН, где отчетливо видно, что массовое недовольство россиян в значительной степени связано именно с чрезмерной глубиной неравенств в распределении собственности (74 % опрошенных). Выводы данного исследования обращают внимание на необходимость изменений в сложившейся ситуации, ориентированных, прежде всего, на реализацию принципов справедливости в отношении права владения той или иной собственностью.

В свою очередь, Т.И. Заславская полагала, что в условиях формирования новых постсоветских институциональных практик структура российского общества претерпевает значительные преобразования, изменились и продолжают меняться отношения собственности, перестраиваются механизмы социальной стратификации. Однако российские институциональные практики сохраняют и некоторые пережитки прошлого, а именно, влияние политического

і Бедность и бедные в современной России / под ред. М.К. Горшкова, Н.Е. Тихоновой. М.: Весь мир, 2014; Горшков М.К. Социальные неравенства как вызов современной России // Вестник Института социологии. 2010. № 1; Заславская Т.И. Новое поколение акторов российской экономики: проблемы социального качества // Общество и экономика. 2005. № 5; Она же. Современное российское общество. Социальный механизм трансформации. М.: Дело, 2004; Мареева СВ. Экономическое сознание россиян и процессы модернизации // Вестник Института социологии РАН. 2011. № 3; Тихонова Е.Н. Социальная структура России: теории и реальность. М.: Новый хронограф: Институт социологии РАН, 2014; Черныш М.Ф. Цивилизационные основания и социальная структура // Социологический журнал. 2014. № 3.

капитала на социальный статус человека. По мнению Т.И. Заславской, в современном российском обществе именно политико-экономический фактор играет ключевую роль в социальной стратификации общества.

В работах СВ. Мареевой, которые посвящены выявлению особенностей экономического сознания россиян, отмечается, что среди населения страны в последние годы наблюдается не только рост требования возврата государственного контроля над экономической сферой общества, но и негативного отношения к частной собственности. Последнее обусловлено тем, что распределение частной собственности в ходе приватизации, по мнению большинства граждан, было нелегитимным.

Обеспокоенность ученых вызывает углубляющееся в российском обществе социальное неравенство, которое становится все более значимым фактором развития страны и которое проявляется в неравном доступе и неравных возможностях удовлетворения своих потребностей для разных социальных слоев и групп (Е.Ш. Гонтмахер, О.Г. Щенина) 1 .

Анализируя специфику института собственности в России в контексте проблемы бедности и социального неравенства Ю.Г. Волков, Ф.А. Барков, А.В. Верещагина, на примере Ростовской области установили, что население области причины бедности и глубокого социального неравенства в обществе усматривает исключительно в неэффективной социальной политике государства и низком уровне развития экономики в регионе. Также авторы делают вывод о том, что радикальная социальная трансформация российского общества, которая привела к глубокому социальному расслоению в обществе, а также навязывание россиянам «ценностей общества потребления натолкнулись не только на советское понимание справедливости, но и более ранние архетипы сознания». Тем самым ученые отмечают сохранение в общественном сознании

Гонтмахер Е.Ш. Российские социальные неравенства как фактор общественно-политической стабильности // Вопросы экономики. 2013. №4; Щенина О.Г. Неравенство в спектре подходов к исследованию социально-политическая отношений // Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Справедливость как ценность, идея и общественная практика в современном мире и России (Москва, 3-5 декабря 2014 г.) 2014.

2 Волков Ю.Г, Барков Ф.А., Верещагина А.В. Бедность и социальное неравенство в Ростовской

таких культурно-исторических архетипов, как патернализм и этатизм.

Интересными представляются исследования частной собственности, осуществленные на основе междисциплинарного подхода, который представлен в работах Н.Н. Зарубиной, В.Л. Иноземцева, P.M. Нуреева, А.Б. Рунова, СВ. Степашина, В.П. Шепелева и др. 1 Исследователи отмечают «догоняющий» характер российской модернизации, который не учитывает национальной специфики институциональных условий, сложившихся в обществе. Внедряемые «сверху», т. е. сугубо административными методами, рыночные отношения, базирующиеся на институте частной собственности, содействовали распаду институтов, вызвали деградацию социокультурной системы российского общества, активизацию упрощенных, архаичных социальных практик, в том, числе и сращивание власти с теневыми и криминальными формами хозяйственной и предпринимательской деятельности.

Ряд российских социологов и экономистов обращают внимание на то, что в институциональной структуре частной собственности в российском обществе устойчиво доминирует институт «власти-собственности». В работах И.В. Бережного, О.Э. Бессоновой, В.В. Вольчика, Ю.В. Латова, P.M. Нуреева, Н.М. Плискевич, В.В. Радаева, А.Б. Рунова, О.И. Шкаратана рассматриваются особенности исторического развития российской хозяйственной культуры, которые способствовали сращиванию политической власти и собственности в обществе 2 .

области. 4.1 // Вестник Института социологии. 2014. № 1(18). Март. С. 12.

Зарубина Н.Н. Социокультурные и институциональные противоречия: вызовы для инновационного развития России // Социологическая наука и практика. 2014. №2 (06); Иноземцев В.Л. Собственности в постиндустриальном обществе и исторической ретроспективе // Вопросы философии. № 12, 2000; Нуреев P.M., Рунов А.Б. Назад к частной собственности или вперед к частной собственности // Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ). М.: Московский общественный научный фонд. № 6, 2003; Степашин СВ. Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993-2003 годы. М.: Изд-во НИИ СП, 2005; Шепелев В.П., Фионин В.И., Тейтелъман Н.Е. Отношения собственности в развитии российских предпринимательских структур. М.: Машиностроение-1, 2004.

Бессонова О.Э. Раздаток: институциональная теория хозяйственного развития России. Новосибирск: ИЭиОПП СО РАН, 1999; Бережной И.В., Волъчик В.В. Исследование экономической эволюции института власти-собственности. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008; Латов Ю.В. Власть-собственность в средневековой России // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2004. Т. 2. № 4; Нуреев Р.М. Государство: исторические судьбы власти-собственности // Материалы

Изучению вопросов собственности в контексте постсоветских трансформаций посвящены труды В.В. Алексеева, О.В. Губаря, Д.В. Ермоленко, А.Н. Марьина-Островского, P.M. Нуреева, А.Н. Олейник, В.М. Полтеровича и др. 1 Исследователи отмечают, что в современной России институт собственности сложился под воздействием двух групп игроков: власти и бизнеса. Это привело к тому, что общество было исключено из процесса выработки системы прав собственности, поскольку не участвовало ни в процессе распределения значительных объектов собственности, ни в процессе институционального оформления собственности.

В работах Е.Т. Гайдара, Я.Ш. Паппэ, А.Д. Радыгина, СИ. Сабирова, Р.Х. Симоняна, Е.В. Устюжаниной и др. на основе анализа процесса приватизации в России выявлена тенденция формирования институциональных основ рыночной экономики, серьезная трансформация социальной структуры общества на основе появления частного сектора. Концентрация крупной собственности в руках олигархов стала результатом их активного участия во

интернет-конференции «Поиск эффективных институтов для России XXI века». [Электронный ресурс]. URL: / (дата обращения: 11.04.2014); Нуреев P.M., Рунов А.Б. Россия: неизбежна ли деприватизация? (феномен власти-собственности в исторической перспективе) // Вопросы экономики. 2002. № 6; Плискееич Н.М. «Власть-собственность» в современной России: происхождение и перспективы мутации // Мир России. 2006. Т. XV. № 3; Радаее В.В., Шкаратан О.И. Власть и собственность. // Социологические исследования. 1991. № 1.

Алексеев В.В. Трансформация собственности в контексте теории модернизации (к постановке проблемы) // Собственность в XX столетии. М.: РОССПЭН, 2001; Губаръ О.В. Трансформация собственности в современной России. Ростов н/Д: Изд-во Рост, ун-та, 2001; Ермоленко Д.В. Формирование новых взглядов на экономическую культуру собственности в условиях трансформационной экономики России // Научный журнал КубГАУ. 2010. № 60 (06); Маръин-Островский А.Н. Политический режим, институт собственности и экономика знаний в современной России //Вестник Российского государственного гуманитарного университета. 2010. № 1; Постсоветский институционализм — 2006: власть и бизнес: / под ред. P.M. Нуреева. Ростов н/Д, 2006; Олейник А.Н. Власть и рынок: система социально-экономического господства в России «нулевых» годов. М.: РОССПЭН, 2011; Полтерович В.М. Институциональная динамика и теория реформ // Эволюционная экономика и «мейнстрим». М., 2000; Он же: Трансплантация экономических институтов // Экономическая наука современной России. 2001. № 3.

2 Гайдар Е.Т. Государство и эволюция. М.: 1995; Паппэ Я.Ш., Галухина Я.С. Российский крупный бизнес: первые 15 лет. Экономические хроники 1993-2008. М. ГУ ВШЭ, 2009; Радыгин А.Д. Российская приватизация как процесс формирования институциональной базы экономических реформ // Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России 1991-1997. М.: ИЭПП, 1998; Сабиров СИ. Реализация частной собственности в

трансформационной экономике: дис канд. экон. наук. Казань, 2004; Симонян Р.Х., Кочегарова Т.М.

О стремительности экономических преобразований и «заслугах» реформаторов // Россия и современный мир. 2013. № 3; Устюжанина Е.В. «Другая» частная собственность: приватизация по-русски // Экономическая наука современной России. 2001. № 2.

властных структурах в период приватизации.

Таким образом, анализ научной литературы, посвященной теме диссертационного исследования показал, что проблема специфики института частной собственности в России носит междисциплинарный характер, поскольку теоретические и эмпирические данные по исследуемой проблеме можно почерпнуть из таких сфер знания, как социальная философия, экономика, история, право, социология. В целом исследование существующих в социальном знании подходов к решению проблемы специфики формирования и функционирования института частной собственности в России позволяет констатировать, существующие научные публикации затрагивают лишь отдельные аспекты проблемы и посвящены либо вопросам правового обеспечения отношений собственности, либо реализации отдельных форм собственности в обществе, либо причинам и результатам процесса приватизации в стране и появлению новых субъектов собственности.

Изучение ключевых теоретико-методологических подходов к исследуемой проблеме позволяет сделать вывод о том, что вопросы формирования и функционирования института частной собственности в России, его культурно-цивилизационные особенности и складывающиеся институциональные практики исследованы недостаточно. Это приводит к осознанию необходимости осуществления комплексного исследования специфики института частной собственности в историческом аспекте и на современном этапе развития российского общества, что позволяет сформулировать цели и задачи диссертационного исследования.

Цель диссертационной работы состоит в исследовании института частной собственности в России в контексте его культурно-цивилизационных особенностей и современных институциональных практик.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие исследовательские задачи:

— проанализировать теоретико-методологические основания изучения

института частной собственности в социальном познании;

— разработать теоретико-методологический конструкт
социологического исследования института частной собственности в России;

выявить влияние культурно-цивилизационных факторов на формирование института частной собственности в России;

исследовать функционирование института частной собственности в досоветской и советской России;

рассмотреть особенности формирования института частной собственности в постсоветской России;

охарактеризовать современные институциональные практики, института частной собственности в России.

Объектом исследования выступает институт частной собственности в России.

Предметом исследования являются культурно-цивилизационные особенности и современные институциональные практики института частной собственности в России.

Гипотезой исследования является предположение о том, что специфика института частной собственности в России обусловлена, во-первых, особенностями культурно-цивилизационного развития России; во-вторых, исторически сложившейся этатистско-патерналистскои моделью российской государственности; в-третьих, особенностью процесса приватизации в постсоветской России. Развитие институциональной среды современного российского общества зависит от особенностей культурно-цивилизационного развития страны. Одним из наиболее консервативных институтов собственности выступает институт власти-собственности, сохранение и доминирование которого в современной России во многом определяется исторически сложившимися институциональными моделями организации хозяйственной жизни, которые сформировали устойчивые стереотипы экономического мышления и поведения субъектов сегодняшних рыночных отношений.

Теоретико-методологическую основу диссертации составляют

подходы, сформировавшиеся в западной и отечественной социально-философской, социологической и экономической науках, а именно: неоинституциональный подход (Г. Саймон, Д. Норт); цивилизационный подход (Н. Данилевский, А.Д. Тойнби, О. Шпенглер); трансформационный подход (Э. Дюркгейм); теория институциональной зависимости (Д. Норт), теория институциональных матриц (С.Г. Кирдина).

При решении исследовательских задач использовались принципы междисциплинарной методологии, которые были разработаны в зарубежном и российском социальном знании и предполагают использование потенциала теорий, разработанных в различных науках: экономике, социальной философии, социологии, истории, политологии.

При анализе цивилизационной специфики института частной собственности в различные исторические периоды России автор опиралась на работы М.Н. Афанасьева, А. Ахиезера, Э.Я. Баталова, Т.В. Беспаловой, А.В. Лубского, A.M. Яковлева.

Теоретико-методологическое значение для исследования процесса формирования частной собственности в постсоветской России имели работы Е.Т. Гайдара, Т.П. Заславской, СВ. Мареевой, Я.Ш. Паппэ, А.Д. Радыгина, СИ. Сабирова, Р.Х. Симоняна, Е.В. Устюжаниной. При изучении специфики функционирования института власти-собственности в постсоветский период, мы опирались на труды А.В. Алейникова, СЮ. Барсуковой, И.В. Бережного, В.В. Вольчика, М.К. Горшкова, P.M. Нуреева, В.И. Ребца, А.Б. Рунова и др.

В диссертационном исследовании использовались, как общенаучные методы: сравнительного, социокультурного и исторического анализа, так и социологические: анализ статистической информации, вторичная обработка результатов социологических исследований, проведенных по общероссийской выборке.

Эмпирическую базу работы составили результаты социологических исследований, которые были проведены отечественными учеными по

проблемам оценки итогов приватизации, отношения россиян к частной

собственности, отношений государства и крупных собственников в современной России. В диссертации использовались социологические исследования, проводимые учеными Института социологии РАН и учеными НИУ ВШЭ, среди них: «Бедность и бедные в современной России», «Собственность и бизнес в жизни и восприятии россиян: Институт социологии РАН», «Социальные неравенства как вызов современной России», «Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологических замеров)», «Бедность в России на фоне других стран». 1 В работе мы опирались на социологические данные, полученные в результате научных исследований российских ученых — Ю.Г. Волкова, Ф.А. Баркова, А.В. Верещагиной, СВ. Мареевой, Я.Ш. Паппе, Я.С. Галухиной. 2 В диссертации были использованы материалы «Доклада Всемирного экономического форума «Глобальные риски — 2014» и Аналитического отчета «Исследование и мониторинг административных барьеров на пути инвестиций в Ростовской области» , а также социологические данные, отражающие социально-экономическое положение населения страны в настоящее время, представленные в научном труде под редакцией М.К. Горшкова и В.В. Петухова «Российское общество и вызовы времени». 4 Данные источники являются репрезентативной основой для исследования специфики функционирования института частной собственности в России.

Бедность и бедные в современной России / под ред. М.К. Горшкова, Н.Е. Тихоновой. М.: Весь мир, 2014; Собственность и бизнес в жизни и восприятии россиян: Институт социологии РАН. М.: Наука, 2006; Горшков М.К. Социальные неравенства как вызов современной России // Вестник института социологии. 2010. № 1; Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологических замеров). Аналитический доклад. М.: ИС РАН, 2011; Аникин В.А.,Тихонова Н.Е. Бедность в России на фоне других стран // Мир России. 2014. № 1.

2 Волков Ю.Г., Барков Ф.А., Верещагина А.В. Бедность и социальное неравенство в Ростовской области. Ч. 1; Мареева СВ. Экономическое сознание россиян и процессы модернизации // Вестник Института социологии РАН. 2011. Декабрь, № 3; Паппэ Я.Ш., Галухина Я.С. Российский крупный бизнес: первые 15 лет. Экономические хроники 1993-2008. М. ГУ ВШЭ, 2009.

Аналитический отчет «Исследование и мониторинг административных барьеров на пути инвестиций в Ростовской области», 2007 г. // Информационно-консультационный центр «Бизнес-Тезаурус». Ростов н/Д, 2007; Доклад Всемирного экономического форума «Глобальные риски -2014». Январь 2014 г. [Электронный ресурс] URL: (дата обращения: 12.06.2014).

Горшков М.К. Российское общество и вызовы времени. Книга первая / М.К. Горшков [и др.]; под ред. Горшкова М.К., Петухова В.В.; М.: Весь мир, 2015.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

проведен анализ теоретико-методологических подходов к изучению института частной собственности в социальном познании, позволяющий утверждать, что исследуемая проблема носит междисциплинарный характер, поскольку она присутствует в экономике, социальной философии, социологических теориях. Это дает возможность взять за основу междисциплинарную стратегию исследования и выйти за пределы конкретных наук;

разработан теоретико-методологический конструкт социологического исследования института частной собственности в России, основой которого выступают неоинституциональный, цивилизационный и трансформационный подходы, разработанные в западной и российской социологической мысли;

выявлено влияние культурно-цивилизационных факторов (природно-климатический, конфессиональный и геополитический), оказавших ключевое воздействие на формирование и функционирование института частной собственности в России;

исследована модель российской государственности, этатистско-патерналистский характер которой способствовал сращиванию власти и собственности в досоветской и советской России, а также существенно воздействовал на институт частной собственности;

рассмотрены особенности формирования института частной собственности в постсоветской России в контексте социальных трансформаций, нацеленных на создание институциональных условий для становления и развития рыночных отношений в обществе;

установлено, что в постсоветской России институциональные практики характеризуются своим многообразием, среди которых вновь превалирует тенденция доминирования института власти-собственности, устойчивость которого обусловлена: а) культурно-цивилизационным развитием России;

б) исторически сложившейся моделью российской государственности;

в) особенностью процесса приватизации в России. Тем не менее, политическое
руководство осознает значимость и детально разрабатывает механизмы
поддержки развития институтов малого и среднего частного бизнеса, где
частная собственность является определяющей. Это можно считать примером
положительной институциональной практики, направленной на
предотвращение дальнейшего негативного сращивания институтов власти и
собственности на коррупционной основе.

Научная новизна работы представлена в следующих положениях, выносимых на защиту:

Анализ ключевых теоретико-методологических подходов к исследуемой проблеме позволяет утверждать, что проблема специфики института частной собственности носит междисциплинарный характер. Это дает основания использовать данные, полученные в разных научных дисциплинах, и открывает возможность для рассмотрения различных аспектов изучаемого объекта. В применении к проблематике диссертационной работы это значит, что именно междисциплинарная стратегия исследований выступает методологической основой для социологического исследования специфики института частной собственности в России.

Теоретико-методологический конструкт социологического исследования института частной собственности в России предполагает, во-первых, применение неоинституционального подхода, который открывает методологическую возможность изучения института частной собственности через призму формальных и неформальных ограничений, ценностей, традиций, нравственных ориентиров, доминирующих в обществе; во-вторых, опирается на концепцию моделей открытого и ограниченного доступа Д. Норта, Дж. Уоллиса, Б. Вайнгаста, объясняющую специфику и причины устойчивости института собственности в российском обществе; в-третьих, применение цивилизационного подхода, который выявляет культурно-цивилизационные

особенности становления и функционирования России как локальной

цивилизации; в-четвертых, при исследовании института частной собственности в современной России использован трансформационный подход, который открывает методологические возможности для изучения особенностей формирования института частной собственности в постсоветской России в контексте социальных трансформаций, связанных с процессами либерализации политической жизни и развитием рыночных отношений в стране.

Применение междисциплинарной методологии позволяет исследовать собственность как систему отношений присвоения и отчуждения в социуме как в контексте «longue duree» — «долгой длительности», т.е. в рамках культурно-цивилизационной специфики общества, так и в ситуации «hie et nunc» — «здесь и сейчас», которая определяется современными тенденциями развития российского общества.

Своеобразие институционального развития России определяется совокупностью культурно-цивилизационных факторов, а именно природно-климатического, религиозного и геополитического. Так, природно-климатический фактор повлиял на развитие общинного характера собственности, который был единственно возможной формой организации хозяйственной жизни в сложных геоклиматических условиях. Православие утверждало высокую ценность социального равенства, в том числе и в распределении материальных благ, а также проповедовало негативное отношение к богатству и материальному достатку. Геополитический фактор способствовал формированию этатистско-патерналистской модели российской государственности, которая накладывала серьезный отпечаток на представление о таких ценностях, как свобода, право, частная собственность.

Модель российской государственности оказала существенное влияние на традиции российского правосознания и предопределила формирование и функционирование института собственности в досоветской и советской России. Этатистско-патерналистский характер российской государственности способствовал формированию института власти-собственности, в котором: а)

государство выступает единственным субъектом распределения собственности

в обществе; б) государство обладает правом экспроприации частной собственности в своих интересах; в) государство или его представители получают ренту (в явном или неявном виде) от объектов, включенных в отношения власти-собственности. В России институционализация отношений собственности приобрела устойчивую модель слияния власти и собственности.

5. Процесс формирования института частной собственности в
постсоветской России имеет свою специфику, которая раскрывается в
следующем: а) трансформация прав собственности в российском обществе
осуществлялась преимущественно сверху; б) процесс формирования института
частной собственности основывался на заимствовании готовых моделей из
другой институциональной среды прежде всего западной; в) в советский
период развития российского общества длительное время доминировала
идеология отчуждения человека от собственности.

6. В постсоветской России институциональные практики
характеризуются своим многообразием, где вновь превалирует тенденция
доминирования института власти-собственности. На устойчивость данного
института в российском обществе оказали влияние: 1) исторические традиции
организации хозяйственной жизни, сложившиеся еще в досоветский и
советский периоды, которые выражаются в высокой степени государственной
координации экономической сферы, патерналистском менталитете населения
страны, а также в сращивании власти и собственности; 2) особенности процесса
приватизации государственной собственности. В постсоветской России
формирование слоя крупных собственников явилось исключительно
результатом слияния политической элиты с экономической. Тем не менее
политическое руководство страны осознает значимость и детально
разрабатывает механизмы поддержки развития институтов малого и среднего
частного бизнеса, в которых частная собственность признается определяющей.
Это является примером положительной институциональной практики,
направленной на предотвращение дальнейшего негативного сращивания

институтов власти и собственности на коррупционной основе.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в разработке социологической модели изучения института частной собственности в России, о влиянии на него, как культурно-цивилизационных факторов, так и современных институциональных практик, связанных, прежде всего, с развитием рыночных отношений в стране, а также стремлением России успешно интегрироваться в глобальную экономическую систему.

Полученные в диссертационном исследовании результаты могут использоваться в практической деятельности работниками органов исполнительной и законодательной власти, экономистами, юристами, психологами и социологами при разработке программ поддержки развития малого и среднего бизнеса на базе укрепления института частной собственности, а также предотвращения дальнейшего негативного сращивания института власти и собственности на коррупционной основе.

Материалы диссертации могут быть использованы в образовательном процессе, а именно, в разработке и реализации учебных курсов по общей социологии, экономической социологии, социологии управления, а также в преподавании специальных учебных дисциплин.

Апробация работы. Основные идеи диссертационного исследования
докладывались и обсуждались на семи Всероссийских и Международных
научных конференциях, в частности: очное участие в V Всероссийской научной
конференции «Сорокинские чтения» (г. Москва, 2009 г.), очное участие в
Международной научно-практической конференции «Конкурентоспособность
экономики в условиях глобализации мирового хозяйства: факторы,
инструменты, модели (г. Ростов-на-Дону, 2010 г.), очное участие в
Международной научно-практической конференции «Эффективность
самоуправления муниципальных образований городских и сельских
поселений» (г. Ростов-на-Дону, 2011 г.), очное участие в XI Международной
научно-практической конференции «Актуальные проблемы

правоприменительной и правоохранительной деятельности в современных

условиях» (г. Новочеркасск, 2014 г.), очное участие в Международной научно-практической конференции «Глобализация экономики и российские производственные предприятия» (г. Новочеркасск, 2015 г.).

По теме исследования опубликовано 11 работ, из них 4 статьи — в рецензируемых научных изданиях, входящих в перечень, рекомендованный ВАК Минобрнауки России, общим объемом 3,87 п. л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка литературы.

Концептуальные основания исследования института частной собственности в социальном познании

В социальном познании вопрос о сущности и возникновении собственности является достаточно дискуссионным. Исследование собственности сопряжено с большими трудностями в связи с тем, что собственность проявляется в разнообразных формах и неоднозначно оценивается мыслителями разных эпох. В силу этого английский историк Л. Т. Хобхауз отрицал саму возможность создания общей истории собственности.

Идея о естественном праве человека на частную собственность утвердилась благодаря трудам мыслителей Нового времени Т. Гоббса, Дж. Локка1. По их мнению, под собственностью следует понимать все, на что отдельно взятый человек мог притязать и чем мог распоряжаться в силу прирожденного естественного права. Гарантом соблюдения естественных прав людей, по мнению вышеназванных мыслителей, выступало государство.

Т. Гоббс появление собственности связывал с государством, которое призвано реализовывать в обществе справедливость: «Природа справедливости состоит в выполнении соглашений, имеющих обязательную силу, . чтобы принудить людей к выполнению своих соглашений, с чем совпадает также начало собственности»2. Отсюда можно сделать вывод о том, что справедливость как одно из основных нравственных начал общества, собственность как фундамент рыночной экономики и государство как институт, обеспечивающий функционирование общества, теснейшим образом связаны между собой и представляют собой элементы единой системы.

Согласно Дж. Локку, собственность появляется тогда, когда человек прилагает свой труд к ничейному предмету. Следует отметить, что у Локка главным предметом собственности выступают «не плоды земли и не звери, которые на ней существуют, а сама земля, которая заключает и несет с собой все остальное»3. Обосновывая трудовое происхождение собственности, ученый подчеркивал, что человек исключительно своим трудом обращает в собственность столько, сколько ему необходимо. Проблема собственности в учении Локка тесно связывалась с понятием справедливости. По его мнению, в обществе не может быть справедливости без признания частной собственности: «. положение «где нет собственности, там нет и справедливости» столь же достоверно, как и любое доказательство у Евклида. ».1

В дальнейшем представления о собственности развиваются в контексте происходящих в эпоху Нового времени социальных и экономических трансформаций. С завершением процесса первоначального капитала на смену идеям меркантилизма пришел либерализм, главный смысл которого заключался в защите частной собственности как основы формирующейся рыночной экономики и ее неприкосновенности со стороны государства. Данный подход получил развитие в работах классиков экономической науки А. Смита, Д. Рикардо и др.2 Которые развенчали ореол святости собственности и опустили ее на уровень полезных земных отношений.

В основе их подхода к собственности лежало представление о том, что капиталистической экономике свойственна самоорганизация, принципиально отвергалось вмешательство государства в регулирование законов рынка. «Естественная» гармония функционирования рыночной экономики формируется в результате стихийной деятельности свободных частных собственников как производителей материальных благ и потребителей, встречающихся на рынке для обмена.

Следует отметить, что в результате социальных и политических революций XVIII XIX вв. идея о значимости частной собственности в Европе нашла не только практическое воплощение, но и юридическое закрепление. В частности, законодательное оформление она получила в таких документах, как Декларация прав человека и гражданина 1789 года, ставшая частью Конституции Франции 1793 года, а также в Конституции США 1787 г.

В них собственность вошла в число естественных и неотчуждаемых прав человека. В Декларации прав человека и гражданина под собственностью понималось право пользоваться и располагать своим имуществом, доходами, результатами, плодами своего труда. В дальнейшем данная формулировка практически без изменений вошла в конституции почти всех демократических стран.

Философское обоснование частной собственности как основы гражданского общества было осуществлено Г.В.Ф. Гегелем. В частности, он утверждал, что собственность это «сущее личности», она есть «внешняя сфера ее свободы»1. В такой трактовке собственность, по сути, есть «помещение воли в вещь», которая образует внешнюю сферу свободы человека. Таким образом, Гегель определяет собственность как отношение воли человека к вещам.

В дальнейшем углубляя свое понимание собственности, Гегель разграничивает владение и собственность, связывая последнюю исключительно с правовыми отношениями в обществе. По мнению ученого, отношения собственности это в первую очередь договорные отношения, устанавливаемые и контролируемые государством. С точки зрения Гегеля, наличие собственности у человека является условием его свободы и реализации его гражданских прав. Гражданское общество это общество собственников, владеющих и обменивающихся вещами. Тем самым немецкий философ теснейшим образом увязывает собственность с реализацией экономической и политической свободы человека в государстве.

Теоретико-методологический конструкт социологического исследования института частной собственности в России

Всплеск интереса к проблемам собственности в России в 90-х годах естественен и закономерен. Стимулятором этого интереса выступала непосредственная реальность российского бытия, а именно происходящие политические и экономические трансформации, повлекшие за собой передел собственности в стране.

В рамках данного исследования предполагается выявить специфику формирования института частной собственности в постсоветской России в контексте социальных трансформаций, связанных с процессами либерализации политической жизни и развитием рыночных отношений в стране. В анализе процесса приватизации, направленному на изучение системы частной собственности в российском обществе, мы опираемся на работы, СВ. Мареевой, ЯШ. Паппэ, А.Д. Радыгина, СИ. Сабирова, РХ. Симоняна, Е.В. Устюжаниной и др.1 Данные авторы полагают, что формирование институциональных основ рыночной экономики начинается с процесса приватизации государственной собственности, что привело к серьезным изменениям социальной структуры российского общества. Однако, несмотря на появление частного сектора экономики, исследователи признают, что в результате приватизации подавляющая часть общества никакой собственности не получила.

Исследователи в области экономики отмечают, что в современной России институт собственности сложился в результате деятельности таких субъектов, как власть и бизнес, несмотря на то, что в период формирования института частной собственности (1986 — 2009 гг.) эти группы «игроков» еще не были четко институциолизированы. То есть в это время имела место явная диффузия власти в бизнес и бизнеса во власть, что не позволяет четко обозначить разграничить политику и экономику. Тем не менее можно сказать, что «власть в целом организована как некоторая совокупность клиентел, а ключевые бизнес-акторы могут быть отождествлены с теми или иными политическими группировками»1. Данная ситуация привела к тому, что общество было исключено из процесса выработки системы прав собственности, поскольку не участвовало ни в процессе распределения значительных объектов собственности, ни в процессе институционального оформления собственности. Таким образом, можно констатировать, что институт частной собственности сложился в постсоветской России в результате особого типа взаимодействия власти и бизнеса.

Несмотря на это, начиная с конца 80-х годов XX в., в стране формируется нормативная база, регламентирующая отношения собственности. Одним из первых правовых актов легализующих частную собственность, становится Закон СССР «О приватизации и денационализации государственной собственности», утвержденный в 1989 г. Данный закон открыл возможность перехода государственных предприятий в частное владение. В дальнейшем были приняты законы «О кооперации», «Основы законодательства об аренде», «Об акционерных обществах», которые ликвидировали запреты на развитие частного сектора экономики. В 1991 г. был принят Закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», в соответствии с которым провозглашались равные возможности для всех групп покупателей предприятий. 24 декабря 1993 г. принимается вторая редакция этого закона, которая получила название «Государственная Программа приватизации

государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации»1. Данная Программа стала ключевой нормативной основой процесса приватизации государственной собственности в стране. В 1997 г. был принят Закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации», где устанавливались правовые основы трансформации собственности в стране путем приватизации государственного и муниципального имущества в частные руки. Также в этом законе давалось определение приватизации как возмездного отчуждения находящегося в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальных образований имущества (объектов приватизации) в собственность физических и юридических лиц (ст. 1).

30 ноября 2001 г. Государственная Дума приняла очередной Закон «О приватизации государственного и муниципального имущества». Новый законодательный акт устанавливал долгосрочные «правила игры», касающиеся процесса приватизации. Закон достаточно подробно определяет объекты приватизации, способы их перевода из разряда не приватизируемых в приватизируемые и обратно, а также устанавливает разделение между различными ветвями власти по вопросам приватизации3. В целом в постсоветский период посредством многочисленных законов, регулирующих процесс приватизации государственной собственности, власть узаконила права частной собственности в государстве. Это свидетельствует о появлении формальных оснований для формирования и функционирования института частной собственности в стране.

Особенности функционирования института частной собственности в досоветской и советской России

Главной целью приватизации, по замыслу ее организаторов, являлось создание институциональных условий для развития института частной собственности в России по варианту западных стран. Приватизация выступала как необходимое и достаточное средство для осуществления в стране либеральных реформ. Хотя, по мнению профессора P.M. Нуреева, именно импорт западных институтов должен был прикрыть российское (полувосточное) содержание1. Тем не менее именно приватизация в России стала механизмом создания рыночной экономики.

Разработчики программы приватизации разделили ее на три этапа. Первый этап предполагал осуществить так называемую техническую приватизацию, которая заключалась в том, чтобы узаконить бывшие нелегальные в административно-плановой экономике права собственности. Это привело к масштабному появлению частных предприятий и органов

Власть-собственность в современной России (как проблема зависимости от траектории предшествующего развития). [Электронный ресурс]. URL: http://ecsocman.hse.ru/text/16207454/ (дата обращения: 11.04.2014). регулирования прав частной собственности. Значимость данного этапа приватизации состояла в появлении качественных сдвигов в формировании нового института частной собственности. Важно отметить, что на этом этапе приватизация осуществлялась преимущественно внеэкономическими средствами, а именно, посредством политической воли государственной власти и целиком зависела от условий достижения социального компромисса в стране. Для данного этапа характерно установление первоначальных прав частной собственности и появление большого числа объектов частной собственности, а также достаточно интенсивное в количественном отношении появление новых социальных институтов.

Второй этап приватизации соединял два параллельных процесса: имело место, с одной стороны, форсированное перераспределение прав частной собственности, а с другой — процесс ограничения вмешательства со стороны государства в сферу собственности. В это время начинает складываться система новых прав собственности и система новых рыночных механизмов в экономике. На данном этапе происходит стремительное перераспределение собственности, но в то же время идет упорядочение хаотичного вмешательства государства в процесс перераспределения. Критерием завершения второго этапа должна была стать легализация частной собственности в виде нормативного закрепления имущественных и юридических отношений.

Третий этап предполагал создание уже устойчивой системы прав собственности, базирующейся на сильной правовой базе. На этом этапе должна была осуществиться полноценная экономическая и юридическая легализация отношений частной собственности и, как следствие, окончательно сложиться завершенный комплекс прочих системных преобразований, а также стабильное самовоспроизводство этих отношений через новую систему хозяйства и новую институционально-правовую среду.

Основная цель реформы собственности как базового элемента системных преобразований заключалась в создании условий для стабильного и эффективного развития рыночных отношений в стране. Все это должно было привести к созданию новой устойчивой институциональной среды. Именно в ходе трансформации отношений собственности (от общенародной к частной) во всех сферах экономики должно было произойти формирование класса эффективных собственников.

Важно отметить, что в результате кампании приватизации в стране, в принципе, осуществилась формальная институционализация отношений частной собственности, которая нашла отражение в законодательной системе того периода. Так, ключевым механизмом осуществления приватизации стали так называемые ваучеры, или приватизационные чеки. Номинальная стоимость приватизационных чеков рассчитывалась по балансовой стоимости совокупных государственных фондов на начало июля 1992 г. и составляла 10 тыс. руб. Однако подсчёты реальной стоимости государственной собственности, произведённые по различным методикам, свидетельствуют о том, что на каждого жителя России, от младенцев до глубоких стариков, приходится общественных богатств на сумму от 50 до 150 тыс. долл.1 А по окончанию приватизации один из ее организаторов Е.Т. Гайдар напишет о том, что ваучер вообще «не имел никакого значения, кроме социально-психологического»2.

В соответствии с законом о приватизации ваучеры должны были использоваться исключительно для выкупа акций предприятий, находящихся в государственной собственности. Особенностью ваучерного периода приватизации стало то, что трудовые коллективы получили огромные льготы на приватизацию своих предприятий. Предоставление таких льгот было обусловлено, в первую очередь, стремлением властей обеспечить первичное закрепление прав собственности достаточно быстро и бесконфликтно. Обещанное людям участие в распределении общенародной собственности, декларируемое создание массового слоя средних собственников должно было погасить назревающую в обществе проте стную волну. Именно масштабная приватизация, организованная посредством выдачи приватизационных чеков, позволяла сравнительно быстро распределить государственные активы среди населения.

Сегодня результаты ваучерной приватизации оцениваются по-разному: одни ученые полагают, что ее итог был достаточно скромным; другие считают, что этот процесс ничего не дал госбюджету. Но и те, и другие отмечают, что главная цель все же была достигнута: в стране началось формирование института частной собственности как основы рыночной экономики.

Несмотря на это, все-таки нужно признать, что в результате ваучерной приватизации подавляющая часть общества никакой собственности не получила. Наиболее эффективным способом вложения ваучера была его продажа. Вложение одного или даже нескольких ваучеров в акции какого-либо предприятия было равносильно выбрасыванию его на ветер. Исследователи отмечают, что цели ваучерной приватизации, поставленные в Государственной программе приватизации 1992 г. в полном объеме достигнуты не были1.

Особенности функционирования института частной собственности в постсоветской России

Дальнейший этап в развитии отношений между властью и собственностью датируется 2000 — первой половиной 2008 г. В это время произошло многократное увеличение числа субъектов крупного капитала.

Несмотря на усиление позиций крупного российского бизнеса, как на внутреннем, так и на мировом рынке, государство, начиная с 2000 г. продолжает политику, начатую правительством Примакова, которая была направлена на ограничение влияния лидеров крупных компаний и банков на власть. Этот процесс проходил под лозунгом «равноудаления» олигархов от власти и установления, прозрачных и общих для всех «правил игры». В это время отношения государства и крупного капитала начали принципиально меняться: торг с властью сменился подчинением ей. Однако здесь речь идет не об изменениях формальных норм, регламентирующих отношения власти и собственности, а исключительно о сложившихся неформальных правилах сотрудниче ства.

На данном этапе политическая элита значительно упрочила свои позиции как во внутренней, так и внешней политике государства. Это дало основание власти выдвигать свои требования к бизнес-сообществу, связанные с обеспечением национальной безопасности страны, наведением порядка в экономической сфере, преодолением социальных конфликтов в обществе. Представителям крупного бизнеса пришлось отказаться от политических амбиций, связанных с занятием мест во властных структурах, и принять новые правила игры. Например, если раньше чиновник обладал бесконтрольной властью как представитель слабого государства, для которого было характерно состояние аномии (в терминологии Э. Дюркгейма), т. е. наличие серьезных сбоев в функционировании социальных институтов, и только своими стараниями он мог компенсировать эти сбои посредством выстраивания неформальных отношений, то в 2000-е годы начинается качественное изменение отношений между крупным капиталом и государством.

Обществу, и особенно крупному частному собственнику, власть продемонстрировала следующее: — отсутствие в государстве реального разделения властей и доминирование только исполнительной ветви власти; — отсутствие независимости суда и равенства всех перед законом, когда это затрагивает государственные интересы, в частности несет угрозу действующей власти; — наказание за несогласованную с государством поддержку бизнесом институтов гражданского общества.

В такой ситуации представители крупного капитала надолго потеряли возможность действовать сколько-нибудь самостоятельно в политической сфере российского общества. Власть дала понять крупным собственникам, что в случае отсутствия лояльности с их стороны последствия могут быть крайне неблагоприятными. В итоге выстраивания «вертикали власти» сформировалась «бюрократическая» модель отношения бизнеса и власти, которая вынуждала представителей крупного бизнеса отказаться от политических амбиций и использовать свои финансовые ресурсы исключительно в интересах действующей власти.

Функционирование института власти-собственности снова явно проявилось в период мирового финансового кризиса 2008 г. Этот кризис повлек за собой следующие негативные тенденции: снижение покупательского спроса; неплатежи; стагнация в инвестиционной активности.

В целом в ситуации мирового экономического кризис, состояние российской экономики значительно ухудшилось. Меры, предпринятые российской властью по предотвращению последствий кризиса, заключались в следующем: государство оказало банковскому сектору значительную финансовую помощь, а также предоставило существенные дотации предприятиям крупного бизнеса, который был близок к власти. Хотя практика показала, что эффективность от данных мер оказалась слабой, тем не менее, в ситуации экономического кризиса вновь проявилась российская модель государственности, которая продемонстрировала наличие тесной связи между властью и крупным капиталом. Такая политика свидетельствует о том, что в России крупный бизнес, располагающий колоссальной собственностью, в случае серьезных финансовых проблем предпочитает решать их за счет государства, то есть, действуя не в соответствии с законами рынка, а уповая на опеку и помощь со стороны государства.

Несмотря на это, исследователи обращают внимание на тот факт, что в период экономического кризиса, государственная помощь была оказана далеко не всем российским компаниям, а лишь тем, чьи собственники входят в высшую финансово-экономическую сферу, особо приближенную к руководству страны. Таким образом, можно сделать вывод о том, что решающим фактором в предоставлении льготных кредитов была не столько экономическая целесообразность, сколько клановая принадлежность, близкие связи крупных российских собственников с руководителями государства.

В настоящее время Россия до сих пор находится в посткризисном состоянии, и хотя основные структурные преобразования уже преодолены, в экономической жизни страны все еще остается немало проблем, которые влияют на организацию деятельности крупного капитала и его успешное развитие. Во-первых, это неуверенность в перспективах своего бизнеса в России и сильная зависимость экономики страны от политических решений, которая побуждает крупных собственников искать более надежные и безопасные места для хранения капиталов.

Во-вторых, часть политической элиты, полностью слившейся с элитой крупного бизнеса, не предпринимает никаких мер по предотвращению вывоза капитала из страны, поскольку сама в этом заинтересована.

В-третьих, сращение представителей государственных властных структур с представителями крупного капитала ведет к сохранению в стране плоской шкалы налогообложения, преференциям близким власти частным компаниям, а также к покровительству интересам крупного бизнеса, как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

Несмотря на переход к рыночным отношениям, эволюция отношений бизнеса и власти в стране привела к гипертрофированному развитию неформальных механизмов согласования интересов бизнеса и власти, которые вылились в «получение небольшим числом властных структур своей доли ренты за счет осуществления ручного управления и обоюдного контроля на основе принципа «взаимных заложников»1. Такой подход государства к крупным собственникам является вполне оправданным, учитывая, что в процессе приватизации бывшая крупная государственная собственность оказалась в руках тех, кто пользовался протекцией государства.

www.dslib.net

Популярное:

  • Светловский суд Светловский суд Светловский городской суд Калининградской области перерыв на обед Врио председателя суда Кузнецов Виктор Михайлович – назначен на должность Указом Президента РФ № 849 от 14 июня 2012 года. тел.: 8 […]
  • Приказ на списание федерального имущества Приказ Федерального агентства по управлению государственным имуществом от 12 января 2015 г. № 4 “Об утверждении перечней документов, необходимых для согласования решения о списании федерального имущества, закрепленного за […]
  • Правила технологического присоединения энергопринимающих устройств 2012 Постановление Правительства РФ от 20 декабря 2012 г. № 1354 “О внесении изменений в Правила технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической […]
  • Максимально возможный доход на патенте Девять типичных ситуаций Разделы: Деятельность большинства ИП связана с розничной торговлей. Именно в этой сфере возникает множество типичных ситуаций и связанных с ними вопросов со стороны ИП. Рассмотрим основные. Ситуация 1. […]
  • Приказ мвд 8 внештатные сотрудники Приказ МВД России от 21 июля 2014 г. № 602 "О внесении изменений в Инструкцию по организации деятельности внештатных сотрудников полиции, утвержденную приказом МВД России от 10 января 2012 г. № 8” (не вступил в силу) Внести […]
  • Живописные разводы 8 знаменитых женщин, которым развод пошел на пользу Безусловно, в разводе нет ничего хорошего и многим людям приходится начинать жизнь заново. Особенно болезненно такую ситуацию переносят женщины. Но не для всех развод - это […]
  • Приказ на лимит кассы на 2013 год Определение лимита остатка кассы на 2012 год Расчет лимита кассы на 2012 год Кассовый лимит рассчитывается по одной из двух формул. Зависит это от того, есть ли у вашей организации торговая выручка или нет. Если у […]
  • Приказ 464 от 140613 минобразования Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 14 июня 2013 г. N 464 г. Москва "Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по образовательным программам […]