Конституция разработана конституционным судом

Публикации

Нина Еременко, адвокат

В Конституции РФ содержатся нормы, которые гарантируют человеку всестороннюю защиту его прав и свобод. Так, в соответствии со статьей 21 Конституции РФ, достоинство личности охраняется государством, и его умаление не может иметь оснований.

Каждому человеку необходимо знать, что достоинство личности – это, безусловно, достойная жизнь. Это означает, что государство гарантирует человеку социальную защищенность, включающую в себя социальное обеспечение в соответствии с принадлежностью к определенной категории граждан. Например, инвалиды, пенсионеры и прочие льготные категории граждан, а также жилье, система бесплатного здравоохранения и образования и другие.

В Конституции РФ сказано, что никто не может подвергаться пыткам, насилию, жестокому обращению и унижению.

Конституционным принципом является право каждого гражданина на свободу и личную неприкосновенность.

Ограничение данного права, такие меры как арест, заключение под стражу и содержание под стражей возможны только по решению суда, которое может быть принято при совершении деяний соответствующей тяжести.

В Конституции РФ сказано, что до судебного решения гражданин не может быть задержан на срок более 48 часов. В Уголовно-Процессуальном кодексе (УПК) РФ конкретизируются данные конституционные принципы.

Так, например, УПК РФ регламентирует порядок применения мер процессуального принуждения в случае, если речь идет о совершении преступления. Основания задержания подозреваемого, то есть ограничения свободы человека, четко обозначены в статье 91 УПК РФ.

Уголовное преследование гражданина возможно только в соответствии с УПК РФ обозначенным в законе кругом лиц. В их число входят дознаватель, следователь, прокурор и ряд других лиц.

Вместе с тем гражданин вправе обжаловать в судебном порядке действия и процессуальные решения вышеуказанных лиц в случае, если они нарушают его права.

Следует особо подчеркнуть, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ.

Все законы и другие правовые акты, которые принимаются в России не должны противоречить Конституции РФ. Каждый может обратиться в Конституционный Суд РФ в связи с нарушением гарантированных Конституцией РФ его прав и свобод.

Конституционный суд РФ является судебным органом конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющим судебную власть посредством конституционного производства.

В качестве повода для рассмотрения в Конституционном Суде РФ является обращение в форме запроса, ходатайства, жалобы.

Основанием для рассмотрения соответствующего обращения может быть обнаружившаяся неопределенность о соответствии Конституции РФ закона, какого-либо нормативного акта, договора между органами государственной власти, не вступившего в силу международного договора или обнаружение противоречия в позиции сторон о принадлежности полномочия в спорах о компетенции, а также обнаружившаяся неопределенность в понимании положений Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ состоит из 19 судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению президента РФ. Судьей Конституционного Суда РФ может быть назначен гражданин РФ, достигший ко дню назначения возраста не менее 40 лет, с безупречной репутацией, имеющий высшее юридическое образование не менее 15 лет, обладающий признанной высокой квалификацией в области права.

В своей деятельности Конституционный Суд РФ руководствуется Конституцией РФ и Федеральным Конституционным Законом от 21 июля 1994 года №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями).

Полномочия Конституционного Суда РФ не ограничены определенным сроком. Основными принципами деятельности суда являются независимость, коллегиальность, гласность, состязательность, равноправие сторон.

Принимаемые Конституционным Судом РФ решения обязательны на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных, судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций любых форм собственности, а также должностных лиц, граждан и их объединений.

В соответствии с Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом Конституционный Суд РФ независим в организационном, финансовом и материально-техническом отношениях от любых других органов. Не допускается какого-либо ограничения правовых, организационных, финансовых, информационных, материально-технических, кадровых и иных условий деятельности Конституционного Суда РФ.

Эти гарантии крайне важны для деятельности и принятия решений Конституционным Судом РФ и государства в целом.

rapsinews.ru

Информационные системы Конституционного Суда Российской Федерации

Внедрение современных информационных технологий в деятельности Конституционного суда РФ осуществляется Управлением правовой информации.

К его основным функциям относятся:

• организация проведения судебных заседаний Конституционного Суда РФ, совещаний судей по принятию итоговых решений, а также рабочих совещаний;

• изготовление протоколов и стенограмм заседаний Конституционного Суда РФ, обеспечение аудио- и видеозаписи и трансляции публичных заседаний Конституционного Суда РФ, в том числе в сеть Интернет;

• планирование и реализация задач развития информационных систем и банков данных Конституционного Суда РФ;

• поддержка и развитие информационно-коммуникационной инфраструктуры и безопасности Конституционного Суда РФ;

• разработка, внедрение и поддержка специализированного программного обеспечения;

• создание и развитие полнотекстовых баз данных информационных ресурсов в корпоративной системе Конституционного Суда РФ;

• создание и развитие корпоративных Интернет-ресурсов Конституционного Суда РФ;

• поддержание и развитие электронной библиотеки Конституционного Суда РФ;

• администрирование локальной вычислительной сети Конституционного Суда РФ, обеспечение функционирования электронной почты пользователей и доступа в сеть Интернет;

• обеспечение функционирования вычислительной техники и программного обеспечения Конституционного Суда РФ;

• выполнение работ по оцифровке материалов на бумажных носителях.

В ежедневной работе Конституционного Суда РФ используются следующие информационные системы и банки данных.

Официальный сайт Конституционного Суда РФ

существующий с 2004 г. и располагающийся по адресу ksrf.ru, представляет собой информационный ресурс, дающий в сети Интернет достоверную информацию о деятельности Конституционного Суда Российской Федерации и о конституционном судопроизводстве.

На данном сайте своевременно публикуется актуальная информация о судебных заседаниях, об участии судей и сотрудников Конституционного Суда РФ в международных и общероссийских конференциях, публикуются тексты выступлений Председателя Конституционного Суда РФ. С момента своего основания сайт содержит Банк данных принятых решений Конституционного Суда Российской Федерации.

Внутренний портал Конституционного Суда РФ является внутренним корпоративным информационным ресурсом, содержащим актуальную правовую, справочную и аналитическую информацию, и включает следующие основные разделы:

• новости и объявления;

• структура суда, информация о подразделениях и сотрудниках;

• банки и базы данных;

• мониторинг средств массовой информации;

База знаний «Правовые позиции Конституционного Суда РФ» содержит обобщенные и систематизированные правовые позиции Конституционного Суда РФ, выраженные в постановлениях и определениях, за период с момента начала деятельности Конституционного Суда. Располагает навигацией через Web-интерфейс.

Банк решений Конституционного Суда РФ и обжалуемых нормативных документов содержит тексты всех решений Конституционного Суда РФ и интегрированный с ними указатель проверяемых на конституционность разделов нормативных актов. Располагает атрибутно-полнотекстовым поиском информации через Web-интерфейс.

Информационная система «Постановления и определения Конституционного Суда РФ с алфавитно-предметным указателем» содержит постановления и определения Конституционного Суда РФ, отрубрицированные в соответствии с алфавитно-предметным указателем. Располагает алфавитной навигацией и атрибутно-полнотекстовым поиском информации через Web-интерфейс.

Электронная библиотека Конституционного Суда РФ базируется на использовании технологий штрихового кодирования/RFID, поддержке форматов, стандартов и протоколов — MARC21, RUSMARC, ISO ILL и включает в себя более 20 различных подсистем.

Автоматизированная система делопроизводства (АИС «Делопроизводство») предназначена для формирования, учета, хранения и работы с документами различного служебного характера.

АИС «Делопроизводство» позволяет осуществлять поиск по видам документов, оперативный контроль документов, учет движения документов, контроль исполнения резолюций, формирование различных отчетов для построения отчетов с различными параметрами, списание в архив, подготовку документов.

Система автоматизированной публикации судебных решений предназначена для осуществления публикации решений на внутреннем портале и сайте Конституционного Суда РФ. Предоставляет функционал по рубрикации, публикации, поиску решений, а также просмотру самого текста решения и его замены, в случае необходимости.

studme.org

В Бурятии упразднили Конституционный суд

За такое решение проголосовало большинство депутатов Народного Хурала

Соответствующий законопроект на рассмотрение республиканского парламента внес глава республики Алексей Цыденов.

В пояснительной записке к документу отмечается: решение о создании или ликвидации Конституционного суда принимают субъекты страны – это право закреплено в федеральном законе «О судебной системе Российской Федерации». При этом никакой суд не может быть упразднён, если отнесённые к его ведению вопросы не были одновременно переданы в юрисдикцию другого органа. Эти функции предлагают возложить на КС России и Верховный суд Бурятии, а бывшим судьям и председателю КС республики хотят сохранить ежемесячное пожизненное содержание. Они равны размеру должностного оклада.

На сессии депутаты рассмотрели два вопроса, связанные с упразднением Конституционного суда. Во-первых, парламентарии внесли изменения в Конституцию Республики Бурятии, затем приняли закон «Об упразднении Конституционного суда Республики Бурятия».

До утверждения повестки сессии представитель фракции КПРФ Виктор Малышенко предложил эти законопроекты исключить из нее. Он призвал депутатов не торопиться с решением. Малышенко напомнил, что Конституционный Суд РБ является высшим органом судебной власти по защите конституционного строя Республики Бурятия. Парламентарий предложил осенью этого года, одновременно с выборами в Хурал, провести республиканский референдум, где сам народ Бурятии решит: нужен ли Конституционный суд. На тех же избирательных участках добавить бюллетень по голосованию за этот вопрос.

— Только с учетом мнения населения мы можем решить судьбу Конституционного суда, — заявил депутат-коммунист.

Однако по итогам голосования депутаты не поддержали инициативу.

Уже во время обсуждения законопроекта об упразднении КС коллега Малышенко по партии депутат Екатерина Цыренова заявила:

— Вопрос, который мы обсуждаем, достаточно объемный и серьезный.

Цыренова задалась вопросом, почему под занавес работы Хурала пятого созыва депутаты принимают такое непопулярное решение и сама же ответила, что все это в угоду исполнительной власти республики.

— Мы молча потеряли национальные округа – Агинский и Усть-Ордынский. Теперь рассматриваем Конституцию республики. Наша толерантность беспредельная. Таким образом, мы с вами потеряем субъект Федерации, как национальную республику, — сказала она. – Почему мы молчим? Нигде не кричим, потихоньку, полегоньку уничтожаем Конституцию республики.

Вступивший в дискуссию Леонид Селиверстов и вовсе заявил, что «этот атрибут власти бездействует». Такого же мнения был и депутат Михаил Гергенов.

— Мне непонятно, когда говорят, если упраздним Конституционный суд, потеряем суверенитет республики. Мы более пяти лет без Конституционного суда живем и развиваемся. За эти годы у нас появились другие институты – Общественная палата, институт уполномоченных по правам человека, по защите прав предпринимателей, по защите прав ребенка. Их развитие более важно, чем существование какого-то Конституционного суда, — высказал свою точку зрения Гергенов.

Молодой коммунист Баир Цыренов напомнил, что еще в 2014 году на одной из сессий большинство депутатов выступило за сохранение КС.

— Что же с нами произошло за эти годы, что вдруг мы осознали, что республике не нужен Конституционный суд? Это исторический вопрос о его сохранении или упразднении. Жители Бурятии с гордостью говорят о том, что живут в субъекте Российской Федерации со всеми атрибутами государственности. А быстро менять свое отношение к Конституционному суду – не очень солидно. А ведь когда-то кто-то из депутатов видел себя даже в должности председателя Конституционного суда. Наша фракция, наверное, единственная, кто выступает за сохранение Конституционного суда, — сказал Цыренов.

Он задал личный вопрос председателю комитета по госустройству Борису Ботоеву:

— Что изменилось за два года, что вы выступаете за упразднение Конституционного суда?

Ботоев ответил, что сегодня лишь в 18 субъектах РФ есть КС. Для бюджета республики весьма обременительно содержать КС, где в год рассматривались всего лишь 3-4 дела. Одно из них оценивается в более 3 млн рублей.

— Каждый гражданин республики имеет право обратиться в Конституционный суд Российской Федерации. Функции КС республики могут исполнять Конституционный суд России и Верховный суд Бурятии. Все гарантии и права граждан будут соблюдены, механизм будет работать, — отметил Борис Ботоев.

Точку в дискуссии поставил глава республики Алексей Цыденов.

— Мы ничего не теряем с точки зрения защиты прав людей. Оно не будет ущемлено при отмене Конституционного суда Бурятии, — подчеркнул глава.

В итоге, 48 депутатов проголосовало за упразднение Конституционного суда республики, шестеро выступило против.

Добавим, что для упразднения КС депутаты внесли изменения в ряд статей Конституции РБ и признали утратившими силу статьи 99 и 100.

Упразднение Конституционного суда республики обойдётся казне всего в 6800 рублей. Эта сумма включает расходы на публикацию в газете «Вестник государственно регистрации» (от 2 до 3 тысяч рублей), на услуги нотариуса (500-1000 рублей за одно заявление, всего их будет три) и госпошлину (800 рублей). Деньги направят из средств, предусмотренных на содержание администрации главы и правительства Бурятии.

Напомним, что деятельность Конституционного суда Бурятии приостановили еще в 2013 году. На такой шаг республиканский парламент пошёл из-за низкой активности судебного органа сразу после выхода на пенсию председателя КС РБ Капитона Будаева. Тогда трое судей и аппарат занимали несколько кабинетов в здании Народного Хурала на улице Сухэ-Батора,9. Некоторые депутаты решили, что это слишком много и что суд вообще дорого обходится казне.

Между тем, с момента приостановления работы КС в Бурятии не раз проходили круглые столы, посвященные этой теме. За его «возрождение» в свое время высказывались уполномоченный по правам человека в Бурятии Юлия Жамбалова, бывший бизнес-омбудсмен Анатолий Дашиев, общественники, учёные и последний председатель КС Бурятии Капитон Будаев. Так, он неоднократно заявлял, что выступает за восстановление Конституционного суда, который нужен для обеспечения конституционных прав граждан Бурятии, ведения конституционного надзора за законотворческой деятельностью депутатов Хурала и органов МСУ. Также, по его словам, суд обеспечивает конституционный порядок, играет большую роль в практике разделения ветвей власти в республике и повышает роль субъекта РФ в федеральных отношениях.

www.infpol.ru

Наиболее важные решения Конституционного Суда

Конституционные основы публичного права

Постановлением от 26 октября 2017 г. КС РФ признал не противоречащим Конституции п. 5 ст. 2 Закона об информации, определяющий обладателя информации как лицо, самостоятельно создавшее информацию либо получившее на основании закона или договора право разрешать или ограничивать доступ к информации. Суд пояснил, что наличие у правообладателя интернет-сервиса, осуществляющего передачу электронных сообщений, права на доступ к содержащейся в них информации не позволяет говорить о наличии у него статуса обладателя информации.

Постановлением от 28 ноября 2017 г. Суд разъяснил применение норм Налогового кодекса, указав, что хозяйственная деятельность в силу ее специфики может не облагаться НДС. КС РФ пояснил, что взимание с налогоплательщика, осуществляющего на регулярной основе специализированные услуги буксиров по установке (снятию) бонового ограждения судна, НДС, а также суммы пени и штрафа за предыдущие периоды возможно только с учетом действия налогового периода по налогу на добавленную стоимость и порядка изменения налогового регулирования, ухудшающего положение налогоплательщиков.

Определением от 9 ноября 2017 г. КС РФ отказал в рассмотрении жалобы на неконституционность законодательных положений об обеспечении инфраструктурой земельных участков, выделенных льготникам органом местного самоуправления. При этом Суд напомнил, что решение вопросов благоустройства территорий, включая инфраструктурные аспекты, является одним из направлений реализации функций местного самоуправления. Конституционный Суд подчеркнул, что если органы местного самоуправления принимают в собственность земельные участки от органов власти субъекта РФ, то при отсутствии договоренности между ними муниципальное образование обязано обеспечить территорию необходимой инфраструктурой, поскольку параметры и цели использования такого земельного участка известны на момент его принятия.

Постановлением от 4 декабря 2017 г. Конституционный Суд отметил, что практика применения положений ч. 3 ст. 28.6 и ч. 1.3 ст. 32.2 КоАП РФ в их взаимосвязи показывает, что отдельные постановления о назначении штрафа поступают привлеченным к административной ответственности лицам по истечении срока, предусмотренного для его льготной уплаты. Суд признал неконституционной ч. 1.3 ст. 32.2 КоАП РФ, так как данное положение фактически лишает правонарушителя возможности уплаты половины суммы штрафа, поскольку действующее законодательство не предусматривает восстановления срока для льготной уплаты административного штрафа.

Также КС РФ указал на необходимость законодательно внести в действующее правовое регулирование изменения, вытекающие из данного постановления. В связи с этим постановлением МВД России подготовило проект поправок в ст. 31.8 и 32.2 КоАП РФ.

Постановлением от 6 декабря 2017 г. Суд разъяснил обязанность арбитражных судов проверять нормативный акт на соответствие иному нормативному акту, имеющему большую юридическую силу. КС в очередной раз напомнил, что суд не может прекратить производство по делу об оспаривании нормативного правового акта, признанного решением органа местного самоуправления, принявшего этот акт, утратившим силу после подачи в суд соответствующего заявления, если в ходе судебного разбирательства будет установлено нарушение оспариваемым актом прав и свобод заявителя, гарантированных Конституцией, законами и иными нормативными правовыми актами.

Конституционные основы трудового законодательства и социальной защиты

Постановлением от 22 ноября 2017 г. КС РФ указал на несогласованность норм о правовом регулировании порядка перевода в МВД бывших сотрудников ФСКН, но при этом воздержался от признания данных норм не соответствующими Конституции. В частности, Суд проверил конституционность положений ч. 1, 5 ст. 33 Закона № 305-ФЗ и подп. «б» п. 4 Указа Президента РФ № 156, которыми были упразднены Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков и Федеральная миграционная служба, а также ст. 17, 19 и 20 Закона о службе в органах внутренних дел.

В своем постановлении КС РФ сделал вывод о том, что оспариваемое правовое регулирование практически утратило свое значение. А признание его неконституционным ставило бы под сомнение легитимность правоприменительных решений, принятых в отношении подавляющего большинства сотрудников органов наркоконтроля, что не согласовывалось бы с принципом стабильности служебных отношений и не отвечало бы публичным интересам службы в ОВД и частным интересам этих лиц.

Постановлением от 5 декабря 2017 г. Конституционный Суд дал оценку конституционности п. 1 ч. 2 ст. 10 Закона о страховых пенсиях. Суд признал спорную норму не соответствующей Конституции Российской Федерации в той мере, в какой она служит основанием для отказа в назначении страховой пенсии по случаю потери кормильца его детям, самостоятельно (без направления на учебу в соответствии с международным договором Российской Федерации) поступившим в иностранные образовательные организации и обучающимся в них по очной форме обучения по образовательным программам, которые могут быть отнесены к категории основных, на период до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет.

Постановлением от 7 декабря 2017 г. КС РФ обозначил свою позицию по делу об оспаривании конституционности положений ст. 129, 133 и 133.1 Трудового кодекса РФ жителями Республики Карелия, Иркутской области и Алтайского края, которые заявляли о том, что эти нормы допускают включение в МРОТ районного коэффициента и надбавки за работу в местностях с особыми климатическими условиями, тем самым нарушая принцип социального государства и конституционный принцип равенства. Суд постановил, что оспариваемые нормы не противоречат Конституции РФ, поскольку не предполагают включения в состав МРОТ в субъекте коэффициентов и надбавок, начисляемых в связи с работой в особых климатических условиях. Также он отметил, что федеральный законодатель правомочен совершенствовать законодательство в этой сфере, в том числе с учетом правовых позиций Конституционного Суда.

Конституционные основы частного права

Постановлением от 6 октября 2017 г. Суд разъяснил, что неустойка по алиментным обязательствам может быть снижена судом. Суд проверил на соответствие Конституции п. 2 ст. 115 Семейного кодекса РФ «Ответственность за несвоевременную уплату алиментов» и п. 1 ст. 333 ГК РФ «Уменьшение неустойки». Заявитель жалобы указывал, что данные законоположения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, исключают право суда при рассмотрении конкретного спора уменьшить размер неустойки, начисленной за просрочку уплаты алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка, если она явно несоразмерна последствиям нарушения данного обязательства, что в совокупности с тяжелым материальным положением должника приводит к нарушению баланса прав и законных интересов всех несовершеннолетних детей, находящихся на иждивении должника.

КС РФ признал оспоренные положения не противоречащими Конституции РФ, указав при этом, что они не дают оснований для вывода об отсутствии у суда права при наличии заслуживающих внимания обстоятельств разрешать вопрос о возможности уменьшения неустойки, подлежащей уплате при образовании задолженности по вине лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, в случае ее явной несоразмерности имеющейся задолженности.

Постановлением от 17 октября 2017 г. КС РФ дал оценку конституционности п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ. Признав оспариваемую норму конституционной, Суд указал, что определение Коллегии ВС РФ по конкретному делу не может быть основанием для пересмотра аналогичных дел. Кроме того, КС постановил внести изменения в законодательство, согласно которым подобный механизм пересмотра вступивших в силу решений возможен только при специальном указании на это в постановлении Пленума или Президиума ВС РФ. При этом законодателю предписано учесть недопустимость ухудшения положения граждан в их правоотношениях с органами власти.

Постановлением от 8 декабря 2017 г. КС РФ указал причины недопустимости двойного взыскания налоговых недоимок, дав оценку конституционности положений ст. 15, п. 1 ст. 1064 ГК РФ и подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ. В частности, Суд разъяснил, что привлечение физического лица к гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный публично-правовому образованию в размере подлежащих зачислению в его бюджет налогов организации-налогоплательщика, возникший в результате уголовно-противоправных действий этого физического лица, возможно лишь при исчерпании правовых оснований для применения механизмов удовлетворения налоговых требований за счет самой организации.

Конституционные основы уголовной юстиции

Постановлением от 14 ноября 2017 г. Конституционный Суд дал оценку конституционности отдельных положений УПК РФ. В частности, КС РФ разъяснил права реабилитированных на возмещение вреда и на судебную защиту. Суд признал, что отсутствие в УПК РФ срока для отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, вынесенного на досудебной стадии, умаляет гарантии защиты от необоснованного возобновления прекращенного уголовного преследования и создает постоянную угрозу привлечения к уголовной ответственности.

Постановлением от 23 ноября 2017 г. дана оценка конституционности ст. 21 и 21.1 Закона о государственной тайне. В частности, Суд разъяснил порядок допуска к гостайне в судебном разбирательстве, указав, что гриф секретности не может служить препятствием для ознакомления с такими материалами для участников процесса, не имеющих допуска к государственной тайне. В постановлении подтверждается принцип равенства личности и государства и оно позволяет обеспечить права граждан на доступ к информации и на обжалование решений в рамках уголовного процесса при его сопряженности со сведениями, содержащими гостайну.

Постановлением 21 ноября 2017 г. КС РФ разрешил требовать прекращения уголовного преследования через судебное обжалование. В частности, в своем постановлении Суд напомнил, что в случае прекращения уголовного преследования подозреваемого в связи с непричастностью к совершению преступления с него снимается подозрение в преступлении и у него возникает право на реабилитацию. Кроме того, КС РФ подчеркнул, что в силу принципа состязательности сторон при рассмотрении жалоб по правилам ст. 125 УПК РФ суд, признавая действие (бездействие) или решение должностного лица незаконным либо необоснованным и обязывая его устранить допущенное нарушение, не наделен полномочием самостоятельно отменять решения органов предварительного расследования и прокурора, а также принимать взамен них другие решения.

Определением от 10 октября 2017 г. КС РФ разобрался с конституционностью положений ч. 2 ст. 281 УПК РФ, закрепляющих основания для принятия судом решения об оглашении показаний свидетеля, не присутствующего в заседании. В частности, Суд разъяснил, что оглашение показаний свидетелей рассматривается как исключение и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом. При этом ст. 281 УПК РФ не предусматривает возможности расширительного толкования, и оглашение таких показаний, указал Суд, не должно ограничивать права обвиняемого на эффективную судебную защиту, что гарантируется в том числе ст. 278 и 281 УПК РФ, не допускающими изъятий из установленного порядка доказывания по уголовным делам. В частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь те доказательства, которые не вызывают сомнений в их достоверности и соответствии закону. При оглашении показаний отсутствующих свидетелей обвиняемому должна быть предоставлена возможность защиты своих прав всеми предусмотренными законом способами.

Определением от 7 декабря 2017 г. КС РФ разъяснил, что ч. 4 ст. 37, ч. 7 ст. 246 и ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ в своей взаимосвязи не противоречат Конституции, так как прокурор вправе указывать на недостатки приговора. Суд подчеркнул, что он не считает, что отказ прокурора от обвинения путем внесения апелляционного представления ставит суд второй инстанции в зависимость от позиции стороны обвинения и нарушает Конституцию. При этом КС РФ добавил, что неверно расценивать отказ от уголовного преследования как отказ от обвинения вообще.

www.advgazeta.ru

Постановление Конституционного Суда РСФСР от 14.01.1992 № 1-П-У

Конституционный Суд РСФСР в составе председателя Конституционного Суда В.Д. Зорькина, заместителя председателя Н.В. Витрука, секретаря Конституционного Суда Ю.Д. Рудкина, судей Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева с участием представителей сторон:

М.А. Митюкова — народного депутата РСФСР, председателя Комитета Верховного Совета РСФСР по законодательству — представителя группы народных депутатов РСФСР, направивших ходатайство в Конституционный Суд РСФСР;

С.М. Шахрая — заместителя Председателя Правительства РСФСР, государственного советника РСФСР по правовой политике — представителя Президента РСФСР как стороны, издавшей данный Указ,

на основании части первой статьи 165 Конституции РСФСР, пункта 1 части второй статьи 1, пункта 3 части первой и части второй статьи 57, частей первой, второй, четвертой статьи 58 Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР»

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности Указа Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР», поступившего от Президента РСФСР.

Основанием для рассмотрения Конституционным Судом РСФСР данного дела в соответствии с пунктами 5 и 6 части первой и части второй статьи 58 Закона о Конституционном Суде РСФСР явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли данный Указ установленному в Российской Федерации разделению законодательной, исполнительной и судебной властей, а также закрепленному Конституцией РСФСР разграничению компетенции между высшими органами государственной власти и управления РСФСР.

Поводом к рассмотрению дела явилось ходатайство народных депутатов РСФСР о проверке конституционности Указа Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР».

В ходатайстве содержится требование признать Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» не соответствующим Конституции РСФСР.

Рассмотрев данное дело, Конституционный Суд РСФСР установил:

Один из основополагающих принципов конституционного строя заключается в том, что любой государственный орган может принимать только такие решения и осуществлять такие действия, которые входят в его компетенцию, установленную в соответствии с Конституцией.

Согласно статьям 89 и 90 Конституции РСФСР правом создавать исполнительные органы наделены Советы народных депутатов. Такое право принадлежит Съезду народных депутатов РСФСР, который согласно части второй статьи 104 Конституции РСФСР правомочен решать любые вопросы, отнесенные к ведению РСФСР. Из содержания статьи 109 Конституции РСФСР следует, что образование министерств относится и к компетенции Верховного Совета РСФСР, который устанавливает порядок организации и деятельности республиканских органов управления (п. 9), а также решает, кроме прямо перечисленных в статье 109, другие вопросы, отнесенные к ведению РСФСР, если они не составляют предмет исключительных полномочий Съезда народных депутатов РСФСР (п. 26). Согласно статье 130 Конституции РСФСР законодательным органам принадлежит и право посредством принятия закона определять структуру Совета Министров, его компетенцию, порядок деятельности и отношения с другими государственными органами. Это право реализовано в целом ряде актов законодательной власти (Закон РСФСР от 3 августа 1979 г. «О Совете Министров РСФСР», Закон РСФСР от 14 июля 1990 г. «О республиканских министерствах и государственных комитетах РСФСР», Постановление Съезда народных депутатов РСФСР от 15 декабря 1990 года «Об образовании Комитета безопасности РСФСР»).

Конституция РСФСР (статья 121.5) не предоставляет Президенту право образовывать министерства. Президент РСФСР имеет право назначать Председателя Совета Министров РСФСР с согласия Верховного Совета РСФСР, назначать и освобождать от должности министров, руководителей комитетов и ведомств РСФСР (п. п. 4 и 5 статьи 121.5). Президент РСФСР как высшее должностное лицо и глава исполнительной власти в РСФСР принимает также меры по обеспечению государственной и общественной безопасности (п. 11 статьи 121.5), осуществляет иные полномочия, если они возложены на него Конституцией и законами РСФСР (п. 16 статьи 121.5).

Постановления Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 г. N 1830-I «Об организации исполнительной власти в период радикальной экономической реформы» и N 1831-I «О правовом обеспечении экономической реформы» предоставили Президенту РСФСР право самостоятельно решать вопросы реорганизации структуры высших органов исполнительной власти (п. 2 Постановления N 1830-I), а также право издавать указы по вопросам компетенции, порядка формирования и деятельности исполнительных органов (п. 3 Постановления N 1831-I), установив одновременно условия и пределы осуществления этих полномочий. Во-первых, определен их ограниченный срок: Президент РСФСР вправе решать вопросы реорганизации только в период проведения радикальной экономической реформы и лишь до принятия Закона РСФСР «О Совете Министров РСФСР» (п. 2 Постановления N 1830-I). Во-вторых, установлена обязательность представления проектов указов Президента РСФСР, если они противоречат действующим законам РСФСР, в Верховный Совет РСФСР, а в период между сессиями — в Президиум Верховного Совета РСФСР (п. 3 Постановления N 1831-1).

Тем самым создан особый механизм предварительного контроля со стороны Верховного Совета РСФСР за соответствием проектов указов Президента РСФСР, в том числе по вопросам компетенции, порядка формирования и деятельности исполнительных органов, Конституции и законам РСФСР. Этот временный порядок призван обеспечивать соблюдение требований статьи 121.8 Конституции РСФСР, согласно которой указы Президента РСФСР не могут противоречить Конституции РСФСР и законам РСФСР, и является элементом системы сдержек и противовесов, присущей принципу разделения властей, закрепленному и в статье 13 Декларации о государственном суверенитете РСФСР.

Таким образом, указанные Постановления Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 года с учетом требований статей 184 и 185 Конституции РСФСР не вносят изменений в Конституцию, не дополняют ее и, следовательно, не затрагивают установленных Конституцией правомочий Съезда народных депутатов РСФСР, а также Верховного Совета РСФСР как постоянно действующего законодательного, распорядительного и контрольного органа. Съезд народных депутатов РСФСР ограничил сферу самостоятельного решения Президентом РСФСР вопросов реорганизации структуры высших органов исполнительной власти лишь теми случаями, когда проекты указов о такой реорганизации не противоречат действующим законам РСФСР. Использование Президентом РСФСР прав, предоставленных ему указанными Постановлениями, не должно подменять соответствующие конституционные полномочия Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР.

К конституционным полномочиям Верховного Совета РСФСР относится участие в разработке основных мероприятий в области обороны и обеспечения государственной безопасности страны (п. 16 статьи 109 Конституции РСФСР). Это означает, что Верховный Совет не может быть устранен от решения этих вопросов, а Президент РСФСР, являясь главой исполнительной власти, не вправе ограничивать конституционные полномочия Верховного Совета РСФСР как органа законодательной власти.

В полном соответствии со своими конституционными полномочиями Верховный Совет РСФСР 26 декабря 1991 года принял Постановление «Об Указе Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР», в котором предложил Президенту отменить названный Указ. Данное Постановление является прямым выражением воли Верховного Совета реализовать свои полномочия в этой сфере. Подтверждением этой воли законодателя является и факт принятия Верховным Советом РСФСР в первом чтении Закона РСФСР «О безопасности РСФСР».

Однако Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года вопреки пункту 16 статьи 109 Конституции РСФСР в данном случае фактически лишил Верховный Совет РСФСР возможности участвовать в разработке основных мероприятий в области обороны и обеспечения государственной безопасности страны (к которым относится и реорганизация органов безопасности).

Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года принят в связи с ратификацией Верховным Советом РСФСР Соглашения о создании Содружества Независимых Государств (СНГ). Исходя из полномочий законодательных органов в области внешней политики Верховный Совет в пункте 3 Постановления от 12 декабря 1991 г. N 2014-1 о ратификации этого Соглашения установил обязательность представления Верховному Совету проектов нормативных актов, вытекающих из положений Соглашения. При издании рассматриваемого Указа это требование не было выполнено. Обязательность предварительного согласования данного Указа обусловливается тем, что содержащиеся в нем решения затрагивают существенные вопросы взаимоотношений между государствами — участниками СНГ, регулирование которых относится к ведению законодательной власти.

Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года предусматривает реорганизацию структуры и функций органов, деятельность которых, будучи направлена на охрану прав граждан, связана в то же время с реальными ограничениями конституционных прав и свобод человека и гражданина, в том числе таких, как права на неприкосновенность личности, личной жизни, жилища, тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений (статьи 52, 53, 54 Конституции РСФСР). Указ непосредственно затрагивает сферу обеспечения конституционных прав и свобод, которая отнесена к ведению высших органов государственной власти (п. 7 статьи 109 Конституции РСФСР). Регулирование этой сферы Указом Президента РСФСР без участия и тем более вопреки воле Верховного Совета РСФСР не соответствует установленному Конституцией РСФСР разграничению полномочий между высшими органами государственной власти и управления.

Разделение и взаимное сдерживание служб государственной безопасности и внутренних дел обеспечивает конституционный демократический строй и является одной из гарантий против узурпации власти. Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года, объединяя функции охраны государственной и общественной безопасности, противоречит ряду законов РСФСР, содержание которых обеспечивает соблюдение установленного в Российской Федерации разделения властей, создает систему сдержек и противовесов, направленных в конечном счете на охрану конституционных прав и свобод граждан, конституционного строя в целом.

Рассматриваемый Указ Президента РСФСР противоречит пункту 2 Постановления Верховного Совета РСФСР от 18 апреля 1991 г. N 1027-I «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О милиции», который предусматривает разукрупнение МВД РСФСР и передачу многих функций МВД в ведение других органов.

Соединяя на постоянной основе функции ведомств внутренних дел и государственной безопасности, Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года вступает в противоречие с Законом РСФСР от 17 мая 1991 года «О чрезвычайном положении», статья 18 которого допускает соединение этих служб путем создания совместного оперативного штаба лишь в исключительных случаях, при введении чрезвычайного положения в связи с попытками насильственного изменения конституционного строя, массовыми беспорядками и т.п. Решение об этом может приниматься только по поручению Верховного Совета РСФСР, оформленному его постановлением.

Указ находится в противоречии и с положениями Постановления Верховного Совета РСФСР от 18 декабря 1991 года, концептуально закрепившего при одобрении в первом чтении Закона РСФСР «О безопасности РСФСР» невозможность совмещения в одном органе государственного управления функций обеспечения государственной и общественной безопасности.

Сохраняя в создаваемом объединенном Министерстве безопасности и внутренних дел функцию следствия, Указ тем самым не соответствует Постановлению Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. N 1801-I, которым одобрена Концепция судебной реформы, предусматривающая необходимость отделения оперативно-розыскных служб от следственного аппарата и организационного выделения следственного аппарата из структур прокуратуры, МВД и АФБ (КГБ).

Следовательно, Президент РСФСР, издав Указ от 19 декабря 1991 г. N 289, противоречащий названным законодательным актам, превысил предоставленные ему полномочия.

Таким образом, при издании Указа Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» были допущены отступления от положений, содержащихся в пунктах 6, 7, 9, 16 статьи 109, пункте 16 статьи 121.5, статьях 121.8, 130, 184 и 185 Конституции РСФСР.

На основании вышеизложенного и руководствуясь пунктом 6 части первой статьи 62, пунктом 2 части первой статьи 64 и частями второй, четвертой, пятой статьи 65 Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР», Конституционный Суд РСФСР постановляет;

Признать Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» не соответствующим Конституции РСФСР с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения законодательной, исполнительной и судебной властей, а также закрепленного Конституцией РСФСР разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления РСФСР.

В соответствии со статьями 49, 50 Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР» данное Постановление вступает в силу немедленно после его провозглашения, является окончательным и обжалованию не подлежит.

В соответствии со статьей 65 Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР» с момента вступления в силу данного Постановления Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР», все основанные на нем или воспроизводящие его другие нормативные акты или отдельные их положения утрачивают юридическую силу и считаются недействующими, а нормативным актам, отмененным или прекратившим свое действие в связи с изданием вышеупомянутого Указа, возвращается утраченная сила. Основанные на Указе Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» правоотношения приводятся в состояние, существовавшее до его издания.

В соответствии со статьей 84 Закона РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР» данное Постановление подлежит опубликованию в «Ведомостях Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР» не позднее чем в семидневный срок после его изложения. Постановление должно быть также опубликовано во всех печатных изданиях, где был опубликован Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР».

Председатель Конституционного Суда РСФСР В.Д.ЗОРЬКИН

Секретарь Конституционного Суда РСФСР Ю.Д.РУДКИН

ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РСФСР Э.М. АМЕТИСТОВА ПО МОТИВАМ ПРИНЯТИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РСФСР ОТ 14 ЯНВАРЯ 1992 ГОДА О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РСФСР ОТ 19 ДЕКАБРЯ 1991 Г. N 289 «ОБ ОБРАЗОВАНИИ МИНИСТЕРСТВА БЕЗОПАСНОСТИ И ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РСФСР» Единственным правовым основанием полномочий Президента РСФСР до созданию и ликвидации министерств являются Постановления Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 г. N 1830-I «Об организации исполнительной власти в период проведения радикальной экономической реформы» и N 1831-I «О правовом обеспечении экономической реформы».

Постановлением N 1830-I Съезд народных депутатов делегировал Президенту РСФСР право «для обеспечения стабильности системы органов государственной власти и управления в РСФСР в период проведения радикальной экономической реформы», «до принятия Закона РСФСР «О Совете Министров РСФСР» самостоятельно решать вопросы реорганизации структуры высших органов исполнительной власти (п. 2). Тем самым было подтверждено, что это право в принципе принадлежит законодателю и Президент может им пользоваться лишь временно, в связи с особыми обстоятельствами экономической реформы.

Постановление N 1831-I, принятое вслед за Постановлением N 1830-I, еще более сузило вышеупомянутые полномочия Президента. Согласно этому Постановлению проекты указов Президента РСФСР по вопросам порядка формирования и деятельности исполнительных органов, издаваемые в целях оперативного регулирования хода экономической реформы и находящиеся в противоречии с действующими законами РСФСР, представляются Президентом РСФСР в Верховный Совет РСФСР, а в период между сессиями — в Президиум Верховного Совета РСФСР (п. 3). Тем самым Съезд народных депутатов прямо ограничил сферу самостоятельного решения Президентом вопросов реорганизации структуры высших органов исполнительной власти лишь теми случаями, когда проекты указов о такой реорганизации не противоречат действующим законам РСФСР.

Вышеуказанные Постановления Съезда народных депутатов РСФСР не вносят изменений в Конституцию РСФСР и, следовательно, не ограничивают установленную Конституцией компетенцию Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР по изданию законов. Более того, Постановление N 1831-I прямо направлено на соблюдение требований статьи 121.8 Конституции, согласно которым «указы Президента РСФСР не могут противоречить Конституции РСФСР и законам РСФСР». Цель данного Постановления состоит также в том, чтобы даже в экстремальных условиях перехода к рыночной экономике надежно гарантировать конституционные полномочия Верховного Совета РСФСР, который, среди прочего, «осуществляет в пределах компетенции РСФСР законодательное регулирование отношений. организации управления. а также других отношений» (п. 6 статьи 109 Конституции РСФСР), «решает вопросы, связанные с обеспечением конституционных прав, свобод и обязанностей граждан РСФСР. » (п. 7 статьи 109 Конституции РСФСР), «устанавливает порядок организации и деятельности республиканских. органов власти и управления» (п. 9 статьи 109 Конституции РСФСР), «участвует в разработке основных мероприятий в области обороны и обеспечения государственной безопасности страны» (п. 16 статьи 109 Конституции РСФСР). Именно эти полномочия Верховного Совета РСФСР, наряду с другими его полномочиями, закрепленными в той же статье Конституции, обеспечивают установленное в Российской Федерации разделение законодательной, исполнительной и судебной властей и разграничение компетенции между высшими органами власти и управления.

Анализ содержания Указа Президента от 19 декабря 1991 г. N 289, а также тех практических задач, которые он призван был решать, позволяет прийти к выводу, что данный Указ был принят на основании и в целях, предусмотренных Постановлениями Съезда народных депутатов РСФСР N 1830-I и N 1831-I, то есть для обеспечения стабильности системы органов государственной власти и управления в РСФСР в период радикальной экономической реформы и способствования оперативному регулированию хода этой реформы. Такой вывод был подтвержден в ходе заседания Конституционного Суда РСФСР как представителем Президента РСФСР, так и рядом представленных заключений экспертов, свидетельских показаний и документов.

Вместе с тем приходится констатировать, что Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 противоречит ряду законов РСФСР.

Само создание посредством Указа могущественного суперминистерства противоречит пункту 2 Постановления Верховного Совета РСФСР от 18 апреля 1991 г. N 1027-I «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О милиции», который предусматривает разукрупнение МВД РСФСР и передачу многих его полномочий в ведение других органов.

Соединяя на постоянной основе функции ведомств внутренних дел и государственной безопасности, Указ N 289 тем самым вступает в противоречие с Законом РСФСР от 17 мая 1991 года «О чрезвычайном положении», статья 18 которого допускает такое соединение путем создания совместного оперативного штаба лишь в исключительных случаях, при введении чрезвычайного положения в связи с попытками насильственного изменения конституционного строя, массовыми беспорядками и т.п. и только постановлением Верховного Совета РСФСР.

Указ противоречит Закону РСФСР от 14 июля 1990 года «О республиканских министерствах», где дан исчерпывающий перечень центральных органов управления и где отсутствует МБВД, а также Постановлению Съезда народных депутатов от 15 декабря 1990 года, которым был образован Комитет безопасности РСФСР.

Не соответствует Указ N 289 и положениям Постановления Верховного Совета РСФСР от 18 декабря 1991 года, концептуально закрепившего при одобрении в первом чтении Закона РСФСР «О безопасности» невозможность совмещения в одном органе государственного управления функций обеспечения государственной безопасности с функциями обеспечения общественной безопасности.

Сохраняя в создаваемом объединенном Министерстве безопасности и внутренних дел функцию следствия, Указ тем самым не соответствует Постановлению Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года, которым одобрена концепция судебной реформы, предусматривающая необходимость отделения оперативно-розыскных служб от следственного аппарата и организационного выделения следственного аппарата из структур прокуратуры, МВД и АФБ (КГБ).

Вследствие всего сказанного выше Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 определенно относится к категории указов, находящихся в противоречии с действующими законами РСФСР по смыслу Постановления Съезда народных депутатов РСФСР N 1831-I «О правовом обеспечении экономической реформы», и, следовательно, его проект подлежал непременному представлению в Верховный Совет РСФСР, а в период между сессиями — в Президиум Верховного Совета РСФСР.

Это требование Постановления N 1831-I, однако, не было выполнено, в результате чего были нарушены не только данное Постановление Съезда народных депутатов, но и вышеупомянутые нормы Конституции РСФСР, применение которых гарантируется указанным Постановлением.

Таким образом, Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 года N 289 был принят с нарушением статьи 121.8 Конституции РСФСР, призванной обеспечивать соответствие указов Президента РСФСР Конституции РСФСР, а также с нарушением пунктов 6, 7, 9, 16 статьи 109 Конституции РСФСР, которые соответственно гарантируют осуществление компетенции Верховного Совета РСФСР в: законодательном регулировании организации управления и других отношений; решении вопросов, связанных с обеспечением конституционных прав и свобод граждан РСФСР; установлении порядка организации и деятельности республиканских, местных органов государственной власти и управления; участии в разработке основных мероприятий в области обороны и обеспечения государственной безопасности страны.

Все вышеизложенное позволяет признать Указ Президента РСФСР от 19 декабря 1991 г. N 289 «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР» не соответствующим Конституции РСФСР с точки зрения установленного в Российской Федерации разделения законодательной, исполнительной и судебной властей, а также закрепленного Конституцией РСФСР разграничения компетенции между высшими органами государственной власти и управления РСФСР.

ru.m.wikisource.org

Популярное:

  • Как рассчитать продолжительность страхового стажа Как рассчитать продолжительность страхового стажа Подробный разбор всех тонкостей и нюансов определения страхового стажа для расчета пособий по временной нетрудоспособности вы можете посмотреть в видеозаписи семинара Дмитрищук […]
  • Сро проектирование закон Сро проектирование закон Новый закон: кому не нужно вступать в СРО с 1 июля 2017 года Специально для посетителей нашего сайта эксперт Общественного Совета по развитию саморегулирования Петр Александрович Котенков разъясняет […]
  • Разрешение такси бланк Разрешение такси бланк Как получить разрешение на деятельность такси В соответствии с Федеральным законом от 21 апреля 2011 года №69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» […]
  • Закон от 06102003 г 131-фз Изменения, внесенные в Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в 2012 году В Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах […]
  • Закон 3-фз наркотические Федеральный закон от 31 декабря 2014 г. N 501-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О наркотических средствах и психотропных веществах" Принят Государственной Думой 16 декабря 2014 года Одобрен Советом Федерации 25 […]
  • Приказ 477 минздравсоцразвития Приказ 477 минздравсоцразвития 8(495)912-63-37 [email protected] Приказ Минздравсоцразвития РФ от 4 мая 2012 г. № 477н «Об утверждении перечня состояний, при которых оказывается первая помощь, и перечня […]
  • 101 приказ о банке данных Приказ Министерства образования и науки РФ от 17 февраля 2015 г. N 101 "Об утверждении Порядка формирования, ведения и использования государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей" (с изменениями и […]
  • Федеральный закон 458 поправки Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. N 458-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об отходах производства и потребления", отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных […]