Кто может быть адвокатом рк

Адвокатов в Казахстане станет меньше

Принятие законопроекта «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» приведет к уменьшению количества адвокатов, считает партнер адвокатской конторы «Назханов и Партнёры» Орынгазы Джаболдинов

Законопроект «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» является одним из самых обсуждаемых законопроектов в среде адвокатов и других юристов за последние годы. Юридическая профессия в Казахстане находится в преддверии нового этапа своего развития, началом которой будет принятие данного горячо обсуждаемого законопроекта, который призван увеличить количество адвокатов и как следствие улучшить качество юридической помощи, оказываемой адвокатами.

Хотелось бы, чтобы законопроект внедрил передовые практики регулирования адвокатур развитых стран, а не только оторванные из контекста отдельно взятые практики. Ведь модернизация адвокатуры будет способствовать модернизации всей правовой системы страны.

Таир Назханов: Плюсы и минусы законопроекта об адвокатах

В досье к законопроекту приводятся следующие данные о количестве адвокатов у нас в Казахстане и в некоторых развитых странах: «В настоящее время лицензии на занятие адвокатской деятельностью имеют 12 589 гражданина Республики Казахстан. Фактически адвокатами (лицами, вступившими в коллегии адвокатов) являются только 4 683 лиц или 37 % от общего числа получивших лицензию, что составляет 1 адвокат на 3900 человек. В Германии 1 адвокат на 500 человек, во Франции 1 адвокат примерно на 1200 человек населения. Это число адвокатов недостаточно для охвата квалифицированной юридической помощью всего населения Казахстана».

Действительно, в развитых странах на одного адвоката приходится в несколько раз меньше человек, то есть в этих странах адвокатов объективно больше. При этом, как видно из вышеприведенного примера количество адвокатов может также существенно разнится даже между развитыми странами западной Европы. Причина такой разницы в количестве адвокатов в разных странах кроется в одной довольной прозаичной детали.

Давайте разберёмся какая же это деталь. Возьмем для примера пару других развитых стран Европы — Италию и Нидерланды. В Нидерландах по состоянию на 2011 год было 16 275 адвокатов (“advokaten”) при населении около 16 млн человек на то время, что составляет 1 адвокат на примерно 900 человек. В Италии же при населении 60 млн жителей около 250 000 адвокатов (“avvocato”), что составляет 1 адвокат уже на примерно 250 человек . То есть выходит, что в Италии адвокатов в трое больше, чем в Нидерландах, это при том, что в плане экономического развития Нидерланды с ВВП на душу населения в $44 тыс. более успешная страна, чем Италия где ВВП на душу населения составляет около $30 тыс. Выходит, что уровень жизни или развитости также не имеют прямую причинно-следственную связь с количеством адвокатов в той или иной стране.

Так, в чем же основная причина разного количества адвокатов в разных странах (то есть количества людей на 1 адвоката)? Все довольно просто и прозаично. В Нидерландах защитниками по уголовным делам и представителями по гражданским и любым иным делам в судах могут быть только адвокаты, то есть там, как и в любой другой развитой стране действует так называемая «адвокатская монополия» на представительство в суде. В Италии же действует полная адвокатская монополия, которая помимо представительства в суде, распространяется даже на юридические консультации. У нас же в стране пределы «адвокатской монополии» если ее можно так назвать, ограничиваются лишь защитой по уголовным и административным делам, при этом любой человек с юридическим образованием может быть представителем по гражданским делам, и даже представлять интересы потерпевшей стороны по уголовным и административным делам, не говоря уже о консультациях по юридическим вопросам.

Таким образом, разница в соотношении количества жителей на одного адвоката, объясняется разными уровнями адвокатской монополии в той или иной стране, чем меньше объем адвокатской монополии, тем меньше количество адвокатов в той стране.

В досье законопроекта не приводится данных об объемах «спроса» на юридическую помощь в РК, на которую наши адвокаты имеют монополию. Я попытался самостоятельно проанализировать данный вопрос. Так, по данным Единой автоматизированной информационно-аналитической системы судебных органов Казахстана, которые приведены в одном СМИ, в районные и приравненные к ним суды Республики Казахстан в 2015 году поступило 1 182 916 заявлений и дел, 61,7% которых – гражданские, 34,1% — административные и 4,2% – уголовные, при этом более 48,8 тыс. уголовных дел были окончены судами страны в 2015 году. Таким образом на одного адвоката в 2015 году приходилось в среднем около 11.5 уголовных и возможно чуть более 10 административных дел в год (то есть меньше двух дел в месяц), если учесть, что по административным делам, как правило, далеко не по каждому случаю привлекаются адвокаты. Гражданские дела не в счет, поскольку представителями по таким делам могут быть не только адвокаты.

Следовательно, напрашивается вывод, что вопрос не хватки адвокатов не стоит так остро на повестке дня. Тем не менее, можно согласиться, что увеличение количества адвокатов в любом случае способствовало бы улучшению качеству оказываемой адвокатами юридической помощи, а также большему вовлечению адвокатов в сферу представительства по гражданским делам. Каким же образом можно увеличить количество адвокатов?

В досье законопроекта предполагается, что отмена вступительных взносов привет к увеличению количества адвокатов. Так, в досье указано «Одной из основных причин недостаточности адвокатов является высокий размер вступительного взноса. На сегодняшний момент размер вступительного взноса составляет от 680 тыс. тенге до 800 тыс. тенге, что является сдерживающим фактором для начала адвокатской деятельности». С этим выводом можно отчасти согласиться, но только отчасти.

Действительно, в развитых странах вступительных взносов в адвокатуру либо не существуют, либо их сумма не существенна, но это также имеет вполне логическое объяснение. Дело в том, что адвокатские коллегии западных юрисдикций не предоставляют для своих адвокатов ни офисных помещений, ни офисной мебели и оргтехники, их коллегии соответственно не несут расходов на приобретений дополнительных помещений, мебели и т.п.. В помещениях коллегий адвокатов (бар’ов, орденов) развитых стран обычно размещается лишь административный персонал и органы управления соответствующей коллегией. В западных странах практически нет института «юридических консультаций» — филиалов коллегией, в помещениях которых размещаются значительное количество адвокатов соответствующих коллегий адвокатов.

В офисных помещениях наших коллегий адвокатов и их филиалов (юридических консультаций) помимо административного персонала и органов управления трудится существенная часть адвокатов. К примеру, по состоянию на 19.04.2017 года, в юридических консультациях Алматинской городской коллегии адвокатов трудятся 536 из 758 действующих адвокатов коллегии, и только 232 адвоката (индивидуально – 114, в адвокатских конторах – 108) самостоятельно арендуют офисные помещения. Очевидно, что для приобретения и содержания офисных помещений юридических консультаций требуются определенные финансовые вливания. Это обстоятельство и обуславливает наличие вступительных взносов в адвокатуру. При отмене вступительных взносов существует вполне осязаемый риск того, что в скором времени в существующих помещениях юридических консультаций не хватит места для вновь вступающих адвокатов. Тогда всем вновь вступающим адвокатам придется самостоятельно арендовать офисные помещения, покупать мебель и оргтехнику. В таком случае расходы начинающего адвоката в первый год его деятельности могут легко перевалить за указанные 680 000 – 800 000 тенге, да и ежегодные расходы на аренду офиса также будут существенны.

Представляется, что существующая практика работы адвокатов в юридических консультациях наоборот упрощает процесс вхождения в профессию определенно значимой части новобранцев, которых не ждут в существующих адвокатских конторах. Ведь войдя в состав юридической консультации начинающие адвокаты получают возможность не только пользоваться офисным помещением коллегии, но и учиться и познавать профессию у более опытных коллег.

Можно согласиться с тем, что у начинающих адвокатов должно быть право выбора при вступлении в коллегии: работать в офисных помещениях коллегии заплатив вступительный взнос, либо работать в адвокатских конторах или самостоятельно арендовать офис, не оплачивая вступительный взнос. При этом будет также справедливо дифференцировать размеры ежемесячных взносов для адвокатов, работающих в юридических консультациях и адвокатов, самостоятельно арендующих офисы.

Таким образом, полная отмена вступительных взносов в долгосрочной перспективе не приведет к росту числа адвокатов, с учетом того, что на тот объем юридической помощи на который адвокаты имеют монополию, существующего количества адвокатов вполне достаточно. А с учетом других факторов, принятие законопроекта в существующем виде вероятнее всего даже приведет наоборот к уменьшению количества адвокатов.

Так, любое лицо с юридическим образованием перед принятием решения стать адвокатом, наверняка будет учитывать и другие факторы, помимо размеров вступительных взносов. Так, следующие ново-вводимые и существующие ограничения на адвокатов наверняка не будут в пользу выбора адвокатуры, особенно когда есть альтернатива заниматься только гражданскими делами:

· Наличие рекомендуемой тарифной сетки для адвокатов. Несмотря на рекомендательный характер тарифной сетки в тексте законопроекта, вполне вероятно, что ценообразование за юридическую помощь адвокатов будет в абсолютном большинстве случаев в пределах минимальных вариаций от этой сетки.

· Влияние представителей государственных органов на решения дисциплинарной комиссий коллегий адвокатов. Законопроектом предполагается внедрение в состав дисциплинарных комиссий адвокатских коллегий. Согласно п. 1 ст. 74 Законопроекта «В состав дисциплинарной комиссии адвокатов включаются 6 адвокатов со стажем адвокатской практики не менее пяти лет по представлению коллегии адвокатов, 3 представителя уполномоченного органа, 2 судьи в отставке.» Как адвокат может быть независим, когда он может лишиться лицензии по решению дисциплинарной комиссии, 3 члена которой сотрудники органов юстиции и 2 члена это бывшие судьи?

· Жесткие ограничения в части ведения адвокатами любой иной деятельности. Так, адвокат не может заниматься предпринимательской и какой-либо иной деятельностью кроме научной и преподавательский, не может иметь доли/акций в юр лицах и т.п.

· Положения законодательства, существенно ограничивающие возможность развития адвокатских контор. Так, адвокатские конторы учреждаются только в форме учреждения, которое фактически может иметь офис только в пределах одной области, поскольку адвокаты из коллегий других областей не могут числиться в адвокатской конторе, относящейся к коллегии адвокатов другой области, города республиканского значения. Такие ограничения смотрятся особенно архаично, на фоне американских «юридических фирм», представленных в РК, головные офисы, которых по сути являются корпоративными образованиями лицензированных адвокатов США.

· Не выгодное налогообложение доходов адвокатов. Существующее налоговое законодательство не позволяет адвокатам принимать на вычет из их совокупного годового дохода свои расходы на содержание офиса, заработную плату сотрудников, что является существенным демотиватором развития и укрупнения адвокатских контор.

Помимо указанного, в силу высокого статуса и роли адвоката в правовой системе, потенциальному кандидату также необходимо будет пройти стажировку от 6 до 12 месяцев, и сдать не самый легкий квалификационный экзамен.

При таком раскладе, выбор потенциальным кандидатом профессиональной аффилированности, вероятнее всего, будет сделан не в пользу адвокатуры, кроме случаев, когда претендент «заточен» на защиту в уголовном процессе либо, когда речь идет о бывших следователях и прокурорах. По этим же причинам, в случае принятия законопроекта в существующей редакции, ряды адвокатов могут поредеть за счет убыли адвокатов, занимающихся преимущественно гражданскими делами.

Основой адвокатуры развитых стран континентальной Европы и практически всего цивилизованного мира является монополия адвокатуры (единой юридической профессии) на представительство в судах по делам всех категорий. Есть передовой пример единой юридической профессии развитых стран континентальной системы права, с лекал которых писалось наше законодательство в ранних годах становления нашей государственности (это Франция, Нидерланды – страны с единой адвокатской профессией), адвокатуры которых можно было взять за образец. Остается только поаплодировать представителям юридической профессии Российской Федераций, которые несмотря на наследие советской адвокатуры, которая по сути ограничивалась только уголовным и административным судопроизводством, последовали примеру развитых стран континентальной Европы, приняв концепцию модернизации адвокатуры и поэтапного внедрения адвокатской монополии до 2023.

Мы же следуем довольно специфичной английской модели юридической профессии, вектор эволюционного развития которой очевиден. Ранее английские солиситоры были практически юридическими консультантами с правом представительства только в судах самых низких инстанций. С 1990 солиситоры Англии и Уэльса получили право на представительство в судах всех инстанций и уровней при получении статуса солиситор-адвокат (“Solicitor-Advocate”), барристеры же продолжают де-факто сохранять монополию только на представительство в верховном суде в силу пока малого количества солиситоров-адвокатов. Вполне очевидно, что идет эволюционный процесс стирания граней между профессиями барристера и солиситора, когда дойдет до стадии полной функциональной взаимозаменяемости, две профессии будут объедены в одну единую профессию либо один из профессий будет упразднен, что более вероятно. Более того, английская юридическая профессия уже прошла через упразднение двух из ранее существовавших четырех видов юристов-представителей в судах так, Прокторы (“Proctor”) представители в канонических судах Англии были упразднены в 1873 году, а Атторней (“Attorney”) представители в судах общего права («common law courts») были объединены с солиситорами, которые до того этапа могли быть представителями (помимо консультирования) только в низших инстанциях судах справедливости («courts of equity»).

Без модернизации отечественной адвокатуры в соответствии с требованием времени и рыночной экономики, она может повторить участь барристеров, которые постепенно задвигаются на задворки юридической профессии. Смягчение чрезмерных ограничений, наложенных на институт адвокатуры, разрешение налоговых вычетов из совокупного дохода, предоставление возможности адвокатам из разных коллегий работать в одной адвокатской конторе, разрешение на создание адвокатских контор в приемлемых организационно-правовых формах – вот далеко не полный инструментарий модернизации адвокатской профессии, который необходимо включить в законопроект, что позволило бы адвокатуре свободно развиваться и расширяться за счет пополнения высококлассными юристами из разных коммерческих и иных структур.

m.forbes.kz

Адвокатскую деятельность ожидают реформы

В стране наметился дефицит адвокатов, который необходимо заполнить, заявил глава Минюста

О реформировании адвокатской деятельности рассказал на правительственном часе в мажилисе Парламента министр юстиции Марат Бекетаев. Речь идет о радикальном сокращении первоначальных взносов за «вход в профессию», увеличении количества специалистов в этой области и повышении конкуренции между ними, а также обязательном ежегодном повышении квалификации в отечественных вузах. Об этом передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Глава Минюста пояснил, что казахстанская адвокатура представлена Республиканской коллегией адвокатов и 16 территориальными коллегиями. Общая численность адвокатского корпуса насчитывает порядка 4 тыс. человек. Однако сегодня для Казахстана все равно актуален вопрос нехватки адвокатов.

Их текущая численность, по оценкам Минюста, недостаточна для полноценного доступа граждан к юридической помощи. В среднем на одного адвоката в Казахстане приходится около 3 тыс. 900 граждан. Этот же показатель для примера в Италии составляет 260 человек, в Германии — 500, в Англии — 900 граждан.

Проблема нехватки адвокатов поднимается также и Верховным судом РК.&nbspНа одного судью приходится меньше двух адвокатов. В Европе в среднем этот показатель составляет от трех до пяти адвокатов на судью.

С 2013 по 2016 год наблюдался незначительный рост числа адвокатов, примерно на 300 человек. То есть за три года выросла численность адвокатов на 6,5%.

« Анализ действующей процедуры „входа в профессию“ показывает следующее. Для того чтобы стать адвокатом, необходимо иметь высшее юридическое образование, пройти стажировку в коллегии адвокатов от 6 месяцев до 1 года, пройти процедуру аттестации и вступить в члены коллегии адвокатов. Стажировка является платной — ее стоимость составляет от 140 тыс. до 280 тыс. тенге в год. Для вступления в коллегию сумма первоначального взноса в зависимости от региона составляет от 700 до 800 тыс. тенге. Определение суммы взноса отнесено к компетенции областных коллегий адвокатов. Таким образом, кандидату для обретения статуса адвоката необходимо пройти несколько сложных процедур и оплатить в среднем около 1 млн тенге. Для упрощения доступа в профессию Минюстом совместно с Республиканской коллегией адвокатов прорабатывается вопрос уменьшения первоначального взноса до 100 месячных расчетных показателей. А стажировку мы предлагаем уменьшить до 11 тыс. 345 тенге в месяц, или 5 МРП», — поделился планами Марат Бекетаев.

Однако инициатива Минюста по резкому сокращению адвокатских взносов пока только остается инициативой. Марат Бекетаев пояснил, что если первоначальный взнос за вхождение в профессию снизится с 800 тыс. тенге до 226 тыс. тенге, то в целом эта мера должна привести к росту числа адвокатов, поскольку сумма затрат сократится более чем в два раза.

« Но я хотел бы отметить, что у нас этот процесс переговоров с Республиканской коллегией адвокатов проходит сложно. Даже сейчас понимания четкого нет, но мы продолжим эту работу и надеемся на поддержку депутатов», — сказал Марат Бекетаев.

Он добавил, что рост численности адвокатского корпуса усилит конкуренцию и повлечет уменьшение суммы гонораров за оказание адвокатской помощи. В дополнение к этому конкуренция должна мотивировать адвокатов повышать свой профессиональный уровень, соответственно, должно повыситься качество юридической помощи и ее доступность населению.

В продолжение темы Марат Бекетаев напомнил, что по действующему законодательству у адвокатов имеется возможность выбрать одну из следующих форм деятельности: юридическая консультация, индивидуальная деятельность или объединение в адвокатскую контору. По его словам, во всем мире адвокатская контора — это наиболее оптимальная и удобная форма работы адвокатов. Сегодня в Казахстане действует 203 консультации и 149 адвокатских контор. При этом чаще всего в этих консультациях и конторах работает только по одному адвокату. По сути, такая форма организации не отличается от индивидуальной. Анализ работы адвокатских контор показывает, что они не соответствуют современным требованиям. В этих условиях сложно организовать эффективную коллективную деятельность, что делает адвокатов неконкурентоспособными по сравнению с юридическими фирмами. Поэтому Минюст совместно с Республиканской коллегией адвокатов планирует реформировать статус и порядок образования адвокатской конторы.

Планируется наделить конторы возможностью иметь на праве собственности имущество. Кроме того, необходимо наделить одного из адвокатов полномочиями заключать от имени адвокатской конторы договоров с доверителями.

« Необходимость адвокатской помощи продиктована современными реалиями. Очевиден повышенный спрос на данный вид услуги. В то же время ежегодно растет недовольство граждан работой адвокатов, увеличивается количество жалоб. Полномочиями проверки жалоб на адвокатов согласно законодательству наделены президиумы областных коллегий. Наложение дисциплинарных взысканий осуществляется также президиумами. При этом у Республиканской коллегии нет компетенции контроля над осуществлением деятельности территориальных коллегий», — добавил министр.

По его словам, территориальные коллегии не всегда привлекают адвокатов к дисциплинарной ответственности. Для решения этой проблемы Минюст планирует расширить полномочия Республиканской коллегии адвокатов.

« Во-первых, предлагается дать полномочия проверять жалобы на адвокатов, во-вторых, предлагается наделить полномочиями рассматривать материалы о дисциплинарных проступках и налагать дисциплинарные взыскания. Также в целях информированности граждан предлагается внедрить механизм опубликования сведений о дисциплинарной ответственности адвокатов на сайте Республиканской коллегии адвокатов», — перечислил Марат Бекетаев.

Отдельный вопрос, которого коснулся глава Минюста, был посвящен прозрачности финансовой деятельности коллегий адвокатов. Министр считает, что надо предусмотреть опубликование информации о доходах и расходах коллегий адвокатов. Эта мера связана с неэффективной работой ревизионной комиссии областных коллегий адвокатов. Сами адвокаты не имеют доступа к информации о доходах и расходах своей коллегии.

« Поэтому Минюст совместно с Республиканской коллегией обсуждает возможность опубликования детальных отчетов на сайтах областных коллегий. Я сам беседовал со многими адвокатами и спрашивал, а вы знаете — куда идут взносы, который вы платите?! Они говорят, что раз в год в декабре председатель ревизионной коллегии минут 15−20 прочитывает доклад, и все. А когда наступит прозрачность в этом деле, то областные коллегии вынуждены будут перестраивать свою работу», — раскрыл содержание новой инициативы Марат Бекетаев.

Наконец, Минюстом предлагается внедрить механизм ежегодного повышения квалификации адвокатов по примеру Франции, Англии и США.&nbspПри этом очень важный момент заключается в том, что в этих странах коллегии сами не принимают экзамены при прохождении повышения квалификации. Там коллегия аккредитовывает вузы или учебные центры, где проходят обучение адвокаты. В течение года адвокаты сами выбирают для себя краткосрочные курсы, а экзамены принимают сами университеты либо учебные центры. В течение года каждый адвокат должен набрать определенное количество часов, так как за год принимались новые законы, создавались новые юридические прецеденты.

« Если адвокат не набрал определенное количество часов, его лицензия приостанавливается. Мы предлагаем такой же механизм внедрить в Казахстане. Кроме того, такая форма обучения адвокатов позитивно скажется на развитии и казахстанских вузов, потому что вузы также будут мотивированы изучать новые законы и новые прецеденты. Университеты получат возможность нового дохода. В конкурентной борьбе среди вузов получат шанс те из них, которые будут приглашать лекторов, способных создавать новый контент. К тому же нами предлагается, что несколько часов в год адвокаты должны консультировать бесплатно социально уязвимые слои населения с предоставлением отчетности о данной работе», — сообщил Марат Бекетаев.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

m.kapital.kz

В Казахстане готовят законопроект, который может уничтожить адвокатуру

Адвокаты считают, что их хотят уравнять в статусе с юридическими консультантами. А также в стране появится возможность допрашивать адвоката по делам, связанным с оказанием им юридической помощи

Астана, 18 сентября 2017, 17:47 — REGNUM В Казахстане адвокаты выступают против отмены закона «Об адвокатской деятельности». Вместо него в стране появится другой документ, предусмотренный Концепцией проекта закона Республики Казахстан «О юридической помощи». Так он назывался несколько дней назад. Затем законопроект сменил название и стал называться «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», правда, на ресурсе «Открытое правительство» министерства юстиции Казахстана, которое является разработчиком законопроекта, его пока нет.

По мнению разработчиков концепции, у адвокатов и нотариусов уже есть законодательное регламентирование, а вот частнопрактикующие юристы в качестве субъектов оказания юридической помощи законодательно не обозначены. Не закреплены нормы, гарантирующие квалифицированный уровень оказываемой ими юридической помощи. При этом Минюст почему-то решил лишить адвокатов закона «Об адвокатской деятельности» и провести в регламентацию их деятельности в рамках законопроекта «О юридической помощи».

«Закону РК «Об адвокатской деятельности» в этом году исполняется 20 лет, т. е. это закон, проверенный временем. И нет абсолютно никакой необходимости в его отмене. Совершенствование института адвокатуры можно было проводить в рамках внесения изменений и дополнений в действующий закон РК «Об адвокатской деятельности», — считает адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Ирина Сабинина.

При этом она отмечает, что утрата регулирующего закона коснется только адвокатов: закон «О нотариате» остается в действии, а в новый законопроект включены отсылочные нормы на него. Адвокаты расценивают это как попытку уровнять их в статусе с юридическими консультантами.

«В законопроекте, на наш взгляд, регулируются разноплановые отношения, не подлежащие регулированию в одном законе: деятельность частнопрактикующих юристов, именуемых юридическими консультантами, чья деятельность является предпринимательской, и адвокатов, чья деятельность к предпринимательской не относится. На наш взгляд, должно быть четкое раздельное правовое регулирование деятельности адвоката, юридического консультанта и нотариуса. Для того чтобы человек, обратившийся за помощью, четко понимал, к кому он обратился: к юридическому консультанту, к адвокату или к нотариусу», — говорит Ирина Сабинина.

Она разъяснила, что частнопрактикующим юристом в Казахстане может быть любое лицо, имеющее диплом о высшем юридическом образовании. При этом квалификацией и профессиональной пригодностью этого лица никто не занимается. Не важны и его сведения о судимости и характеристики с прежнего места работы .

«Много случаев из практики, когда люди на последних стадиях процесса обращаются за помощью к адвокатам, т.к. юристы не смогли квалифицированно оказать юридические услуги. Тогда выясняется, что упущено время, вовремя не представлены доказательства, а человек уже произвел серьезные финансовые затраты. При этом многие частнопрактикующие юристы называют себя «адвокатами», хотя к адвокатскому сообществу не относятся. И это вводит многих людей в заблуждение, ведь они считают, что обратились за помощью именно к адвокату. Частнопрактикующие юристы не имеют права осуществлять защиту по уголовным делам и делам об административных правонарушениях. Их деятельность никому не подотчетна. У них нет обязанности по сохранению в тайне информации, которая стала известна им при оказании юридической помощи, ведении дела или дачи правового совета, они могут быть допрошены в качестве свидетелей правоохранительными органами. Также они вправе выступать на стороне оппонента по другим делам, что недопустимо для адвокатов», — говорит Ирина Сабинина.

Для того, чтобы лица с юридическим образованием получили право называться адвокатами, по данным Ирины Сабининой, достаточно пройти стажировку и приобрести навыки профессии в Центре стажировки и повышения квалификации адвокатов, которые созданы на базе региональных коллегий адвокатов. При этом адвокатам необходимо каждые пять лет проходить аттестацию для подтверждения своего статуса. Таких требований нет ни у частнопрактикующих юристов, ни у нотариусов.

«Адвокат — это гражданин Республики Казахстан, имеющий высшее юридическое образование, получивший лицензию на занятие адвокатской деятельностью, обязательно являющийся членом коллегии адвокатов и оказывающий юридическую помощь на профессиональной основе в рамках адвокатской деятельности, регламентируемой законом РК «Об адвокатской деятельности». Адвокатом не может быть лицо, признанное в судебном порядке недееспособным либо ограниченно дееспособным, либо имеющее непогашенную или неснятую судимость», — поясняет она.

Еще один момент, тревожащий адвокатов — то, что постоянно говорится о необходимости усиления адвокатуры, но при этом идет обратный процесс, и это прежде всего касается законопроекта «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». В концепции к законопроекту говорится, что он разработан в целях «реализации положений Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, утвержденной указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года № 858».

«По состоянию законодательства Казахстана на сегодняшний день адвокат не обладает достаточными правами, чтобы можно было говорить о действительном равноправии участников, в частности, уголовного процесса. Адвокат не имеет доступа ко многим категориям сведений для предоставления их в гражданском процессе. И для того, чтобы адвокат являлся равнозначной фигурой наравне с прокурором в судебном процессе, как это есть в европейских странах и США, к достижениям которых в этих вопросах мы стремимся, действительно необходимо поднимать статус адвоката на законодательном уровне. Однако, что мы имеем фактически? Законопроектом «О юридической помощи» статус адвоката не только не повышается, а наоборот, всяческими способами нивелируется, стирается и принижается. На чем основываются такие утверждения?», — задается вопросом адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Надежда Кусяпова.

Она поясняет, что в законопроекте статус адвоката приравнивается к статусу юридического консультанта, который оказывает юридические услуги и участвует только в гражданском процессе.

«Только адвокаты имеют право представлять интересы обвиняемых в уголовном процессе. В связи с чем статус и права адвоката должны быть несомненно шире, чем у коммерческих юристов. Чем больше прав у адвоката, тем больше возможностей у него для защиты граждан, тем больше возможностей у него противостоять органам уголовного преследования, тем больше возможностей для сбора доказательств в судебном процессе», — говорит она.

С ней согласен и адвокат Мурат Жанбаев.

«Это повлечет создание «параллельной адвокатуры» в виде палат юридических консультантов. При этом, учитывая отсутствие лицензирования деятельности юридических консультантов, но которые, как мы видим, получают все свойственные адвокату полномочия, то при таких обстоятельствах произойдет обмеление кадрового потока в адвокатуру. Юристы будут идти в палаты, куда доступ гораздо проще, нет необходимости вести защиту по уголовным делам, нет сложного регулирования и отчетности, а полномочия аналогичны адвокатам. Более того, вполне вероятно, что произойдет отток кадров из самой адвокатуры», — отмечает он.

По мнению Надежды Кусяповой , такое вмешательство связано со стремлением государства всячески контролировать адвокатуру, сделать ее зависимой от решений уполномоченного органа (министерства юстиции), влиять на решения по вопросам привлечения к дисциплинарной ответственности вплоть до исключения неугодных, принципиальных, активных адвокатов из коллегии и лишения их лицензии.

«В законопроекте предусмотрено установление тарифов на услуги адвокатов и обязанность работать Pro bono (бесплатно). В этой связи возникает два вопроса: каким образом и на каком основании в условиях рыночной экономики и конкуренции адвокату пытаются навязать тарифную сетку? А как же свобода договора, свобода выбора? Например, в настоящее время, если лицо, обратившееся к адвокату, посчитает, что стоимость предоставления юридической помощи высокая, оно без каких-либо проблем и ограничений вправе обратиться к любому другому адвокату, у которого стоимость ниже», — говорит адвокат.

В вопросе определения тарифов для адвокатов абсолютно неясным является, по ее мнению, то, по каким критериям разработчики законопроекта планируют определять тарифы.

«Судебные дела все разные: разные участники, их состав и количество, разные фабулы и обстоятельства дела, разное наличие доказательств и возможность их получения, разная длительность процессов и т.д. Тоже относится к составлению договоров: то ли это, например, договора между юридическими лицами в сфере нефтедобычи, то ли это договора меду физическими лицами в бытовой сфере. И таких примеров можно продолжать приводить множество. Суть в том, что невозможно тарифицировать адвокатскую деятельность», — подчеркивает Надежда Кусяпова.

Что касается института Pro bono, то этот институт, напоминает Кусяпова, существует в развитых зарубежных странах.

«При этом осуществление адвокатом деятельности на условиях Pro bono является исключительно добровольным, для повышения своего имиджа и статуса в глазах общественности и коллег. Но никак не обязательным и принудительным. Вообще, принудительный труд, согласно Конституции и закону о труде, в Казахстане — запрещен», — говорит адвокат.

По словам адвокатов, складывается ощущение, что целью разработчиков является лишение адвокатуры независимости и развития.

«В рассматриваемом законопроекте заложена норма о возможности введения «государственной адвокатуры в Республике Казахстан» (статья 31 законопроекта). Я думаю, что каждый здравомыслящий гражданин нашей республики понимает, что такое «государственная адвокатура» — это «ручная адвокатура», которая будет действовать строго в интересах государственных органов, а именно: пытаться повышать их статистику раскрываемости преступлений; «раскалывать» задержанных лиц, принуждая их давать признательные показания вне зависимости от их причастности к незаконным деяниям и наличия вины; «закрывать глаза» на явные существенные нарушения прав задержанных лиц, подозреваемых, подсудимых или осужденных со стороны правоохранительных органов и т.д.», — говорит адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Игорь Пан.

Еще один фактор, вызывающий возмущение адвокатов, это то, что никаких обсуждений с адвокатским сообществом разработчики законопроекта ни до его написания, ни после не проводили.

«Рассматриваемая концепция и законопроект были сформулированы в крайней спешке. Почему так произошло — непонятно. При этом уполномоченный орган — министерство юстиции — как при разработке Концепции и законопроекта, так и при их согласовании непосредственно с адвокатами допускает грубейшие нарушения, которые выражаются в том, что адвокатов не приглашают на обсуждение этих документов, направляют разные редакции законопроекта тогда, когда адвокатура собирает рабочую группу для дачи замечаний и предложений по официально направленному тексту, сильно ущемляют права и свободы адвокатов не только по сравнению с действующим законом РК «Об адвокатской деятельности», но и даже по сравнению с правами и обязанностями юридических консультантов. Все это говорит о крайней спешке при работе с документами, что крайне сильно бьет по их качеству», — поясняет адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Александр Каплан.

Кроме того, законопроект отсутствует в плане законопроектной работы. Согласно правилам законотворчества в Казахстане, правительство не позднее 20 декабря утверждает график проведения правового мониторинга на предстоящий календарный год. После этого по результатам мониторинга составляется план законопроектных работ. По нему правительство готовит соответствующие документы, которые потом вносятся в Мажилис (нижняя палата) парламента Казахстана.

«Следует еще раз подчеркнуть, что указанная Концепция разработана с нарушением норм действующего законодательства в части порядка разработки такого рода актов. План проведения правового мониторинга на интернет-ресурсе министерства юстиции отсутствует. Какая-либо информация о результатах правового мониторинга также отсутствует на сайте министерства юстиции. Все вышеизложенное в совокупности обоснованно вызывает сомнение в целом в проведении правового мониторинга», — отмечает Надежда Кусяпова.

По ее словам, после того, как республиканская коллегия адвокатов выразила разработчику — министерству юстиции — свои возражения, министерство юстиции организовало обсуждение законопроекта с адвокатами из регионов путем видеосвязи в региональных департаментах юстиции.

«В ходе третьего дня обсуждений выяснилось, что, оказывается, существует «обновленный» вариант законопроекта, который также никогда не предоставлялся адвокатскому сообществу. После этого министерством юстиции было принято решение завершить обсуждение по видеосвязи с регионами и продолжить обсуждение уже «обновленного» варианта законопроекта с другим названием «Об адвокатской деятельности и юридической помощи» в рабочей группе в министерстве юстиции в городе Астана», — рассказала она.

Адвокаты отмечают, что законность создания указанной рабочей группы и какие-либо обсуждения в ней также вызывают большие сомнения, поскольку концепция законопроекта еще не утверждена. А до утверждения концепции, согласно законодательству Республики Казахстан, не может быть создана рабочая группа, и не могут проводиться в ней обсуждения.

Один из пунктов представленного законопроекта, по сведениям адвокатов, касается не только адвокатуры в целом, но и всех граждан Казахстана. В законопроекте появилась странная формулировка. Если раньше в статье, регулирующей гарантии адвокатской деятельности было «Запрещается допрашивать адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с осуществлением им своих профессиональных обязанностей», то в новой редакции данный пункт объединили со следующим и добавилась формулировка «за исключением случаев, установленных законами Республики Казахстан».

«Данная оговорка является своего рода площадкой, которая в будущем позволит внести изменения в ряд законов, дающие возможность допрашивать адвоката по делам, связанным с оказанием им юридической помощи. Любые изменения, дополнения в законе должны преследовать цель и оправдывать предложение. Какова цель законодателя для внесения данной формулировки — непонятна. Незначительная, на первый взгляд, формулировка «за исключением случаев, установленных законами Республики Казахстан» в будущем пошатнет, а возможно, и разрушит институт гарантий адвокатской деятельности», — говорит адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Турахан Низамединова.

Она поясняет, что вызов адвоката для допроса в качестве свидетеля обусловлен намерением стороны обвинения получить сведения касательно дела, связанные с оказанием юридической помощи. И вызываемый на допрос в качестве свидетеля адвокат автоматически становится свидетелем стороны обвинения, что не может быть признано допустимым в силу самой сути адвокатской деятельности.

«Анализ правовых норм позволяет сделать вывод, что адвокат не только не может быть допрошен, но и не может быть вызван на допрос в качестве свидетеля по делу, по которому он оказывал (оказывает) юридическую помощь. Кодекс профессиональной этики адвоката, устанавливающий обязательные для каждого адвоката правила поведения, запрещает адвокату давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые ему стали известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей. Явка адвоката для дачи показаний по вызову органов расследования либо в суд недопустима, и являет собой проступок, компрометирующий адвоката и подрывающий доверие к нему и институту адвокатуры в целом», — говорит она.

С ней согласен и адвокат Алма-Атинской городской коллегии адвокатов Игорь Пан.

«Пытаясь внедрить данный законопроект, разработчики планируют установить определенное влияние или даже контроль за деятельностью адвокатов в Республике Казахстан, лишив нас независимости. Установив контроль над адвокатской деятельностью, государственные органы будут иметь возможность «убирать» неугодных им адвокатов, лишая тем самым защиты граждан, нуждающихся в квалифицированной юридической помощи», — говорит он.

По информации Игоря Пана, в соответствии со ст. 6 обсуждаемого законопроекта, « вмешательство в деятельность субъектов оказания юридической помощи со стороны прокуратуры, судов, других государственных органов, иных организаций и лиц, за исключением случаев, прямо предусмотренных законодательными актами, недопустимо ». То есть разработчики смогут вмешиваться в деятельность субъектов оказания юридической помощи, если закрепят такое право в любом другом законодательном акте, что для них не составит особого труда.

«В данном случае считаем необходимым, для сравнения, обратить внимание читателя на статью 17 действующего закона РК «Об адвокатской деятельности», где четко закреплено, что «вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было способом запрещается». Это лишь один из примеров вмешательства государственных органов в деятельность адвокатов, коих по всему законопроекту очень много», — говорит он.

  • «профессиональная тайна может быть раскрыта, если это предусмотрено законом» (статья 9 законопроекта);
  • «предусмотрены ограничения пределов и мер оказания юридической помощи, если это предусмотрено законами Республики Казахстан» (статья 11 законопроекта);
  • установлен контроль и надзор за качеством, оказываемой юридической помощи Уполномоченным органом (министерством юстиции и его территориальными подразделениями);
  • отданы полномочия Уполномоченному органу по разработке и утверждению порядка проведения проверок субъектов оказания юридической помощи по вопросам оказания юридической помощи, а также по разработке размера и порядка оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами, и возмещения расходов, связанных с защитой и представительством, а равно порядок учета юридической помощи, оказываемой адвокатами и включение представителей уполномоченного и судебных органов в состав дисциплинарных комиссий (статьи 22, 75 законопроекта).

«Адвокатское сообщество считает, что все вышеуказанные полномочия должны быть отнесены к исключительной компетенции исполнительных и контрольных органов субъекта оказания юридической помощи, поскольку каждая организация ответственна за своих работников и имеет право решать свои внутренние дела, включая контроль и надзор за качеством юридической помощи, порядка проведения проверок ее субъектов, размер и порядок оплаты, сроки избрания органов самоуправления, состав дисциплинарных комиссий и другое — самостоятельно, без вмешательства других органов и организаций, включая государственные», — сказал Игорь Пан.

Он также обращает внимание, что в статье 20 законопроекта изложено, что юридическую помощь смогут оказывать: государственные органы, в пределах своей компетенции; адвокаты, нотариусы, частные судебные исполнители, юридические консультанты и иные лица.

«То есть, по смыслу данной статьи, юридическую помощь смогут оказывать все граждане Республики Казахстан, имеющие диплом юриста, вне зависимости от наличия у них элементарных знаний и навыков для осуществления квалифицированной юридической помощи. Качество оказания юридической помощи значительно снизится, от чего, безусловно, будут страдать люди, нуждающиеся в ней. В законопроекте не прописаны и не разграничены пределы полномочий каждого из субъектов оказания юридической помощи», — говорит Игорь Пан.

По его сведениям, нормы, содержащиеся в законопроекте, идут вразрез с основными принципами организации и деятельности адвокатуры и стирают гарантии адвокатской деятельности, так как они:

  • лишают независимости;
  • ограничивают в методах и средствах осуществления адвокатской деятельности;
  • допускают вмешательство в деятельность адвокатов со стороны государственных органов и организаций;
  • ставят под угрозу сохранение адвокатской тайны, что «по понятным причинам в конечном итоге негативно отразится на лицах, обратившихся за юридической помощью.

Адвокат Мурат Жанбаев уверен, что казахстанской адвокатуре по силам сплоченно отстоять свои права.

«Думаю, ни один адвокат не смирится с отводимой ему ролью статиста в системе правосудия. И адвокаты, которые представляют и защищают права и интересы, в первую очередь, граждан способны мобилизовать широкую общественность на обсуждение тех проблемных вопросов, которые сейчас стоят. За примерами далеко ходить не надо, достаточно взглянуть, как адвокаты влияют на общественное мнение в тех же социальных сетях. И это лишь единицы адвокатского сообщества. Попробуем представить, что будет, если все адвокатское сообщество в едином порыве начнет самую активную деятельность с помощью СМИ, социальных сетей и иных каналов коммуникаций. Боюсь, что именно к этому ситуация и приведет в случае, если позиция адвокатуры по законопроекту будет игнорироваться. Некий информационный резонанс мы уже наблюдаем», — отмечает он.

Однако, по его мнению, ситуация не должна так обостриться.

«Учитывая, что с уполномоченным органом в лице министерства юстиции годами складывались конструктивные отношения с адвокатурой, остается надежда, что позиция адвокатуры по законопроекту всё же будет услышана, принята и до каких-либо эксцессов ситуация не дойдет», — считает Мурат Жанбаев.

regnum.ru

Популярное:

  • Приказ о резерве финансовых средств Финансовый резерв организаций для ликвидаций ЧС Главная » Без рубрики » Финансовый резерв организаций для ликвидаций ЧС Рекомендации и способы создания финансовых резервов организаций. По данным МЧС России на данный момент […]
  • Как оформить электронный ресурс в литературе Как оформлять список литературы дипломной работы МЫ МОЖЕМ ПОМОЧЬ НАША ЗАДАЧА - ПОМОГАТЬ: ВЫПОЛНЯЕМ ВСЕ ВИДЫ РАБОТ Работы МЫ пишем через Биржу PISHEM24.RU Оформив заказ, Вы бесплатно узнаете за какую цену и в какой срок мы […]
  • Закон о банкротстве физических лиц минусы Банкротство физических лиц — плюсы и минусы 1 октября 2015 года вступает в силу обновленный ФЗ №127 «О несостоятельности (банкротстве)». Впервые в новейшей истории России закон позволит «банкротиться» индивидуальным […]
  • Квартира адвокат Помогли вернуть квартиру и наказать обидчиков Индира Ильясова могла лишиться квартиры, а её обидчики — избежать наказания, если бы не работа адвоката по гражданским делам нашего правового центра Дениса Калашникова. Решением […]
  • Оценка при оформлении залога Оценка квартиры для закладной Акция: стоимость оценки квартиры для закладной от 2 500 руб! Акция проходит до конца текущего месяца . Подробности у менеджера. Звоните: +7 (495) 54-54-857Общие условия проведения акции - здесь […]
  • Штрафы за знак кирпич Что означает дорожный знак «кирпич» и штрафы за нарушение Знак 3.1 «въезд запрещен», в простонародье «кирпич» означает запрет на въезд всех транспортных средств в данном направлении. Проезд под кирпич сегодня вызывает множество […]
  • Немалый штраф Новые штрафы вступили в силу Инструкторы по вождению вносят пояснения по новым штрафам ПДД 2013. Жизнь пешеходов, а главное водителей кардинально изменилась с 1 сентября. Все дело в том, что в силу вступили новые наказания за […]
  • Оформить бочки Бочки и Жбаны для вина (дуб) Бочка для вина объемом - от 3 и до 500л изготавливается из дуба трех типов: 1) "Эконом"- при иготовлении незначительный обжиг внутренней полости, клепка предварительно проходит сушку в сушильных […]