Кто правил сулеймана и селима

СЕЛИМ, имя, которое носили три султана Османской империи.

(ок. 1466–1520), правил с 1512 по 1520, сын и преемник Баязида II, девятый султан Османской империи. Селим продолжил воинственную политику Мехмеда II (правил в 1451–1481), завоевателя Константинополя. При Баязиде II предпочтение было отдано задачам внутреннего укрепления страны, а не захватам новых территорий.

При предшественнике Селима Османская империя не имела каких-либо серьезных конфликтов в отношениях с западными странами, так что новый султан мог уделить все свое внимание решению задач на востоке. В течение многих лет правившие в Иране и на Кавказе Сефевиды, используя многочисленных сторонников в Восточной Анатолии, разжигали в Османской империи мятежи, подогревали недовольство экономикой и политикой властей. Сефевиды, в противовес османам, официально объявивших себя защитниками ортодоксального суннизма, провозгласили государственной религией Ирана шиизм. Помимо напряженных отношений с Сефевидами, Селиму в наследство достался и спор с мамлюкскими правителями Сирии из-за территорий в верховьях Евфрата, в Восточной Анатолии, разделявших две империи.

Селим умело предотвратил объединение Сефевидов и мамлюков (мамелюков), убедив последних в том, что его единственной целью является уничтожение шиитской ереси в Иране. Мамлюки сохраняли нейтралитет, когда Селим вторгся в Иран, разбил армию Сефевидов в битве при Чалдыране (1514) и присоединил Азербайджан. После этого Селим повернул свои войска против ничего не подозревавших мамлюков и разбил их в ряде решающих сражений в Сирии (1516–1517). К концу 1517 он захватил все владения мамлюков в Египте, Сирии и Аравии. См. также СИРИЯ.

Завоевание Египта открыло перед османами древнюю житницу Восточного Средиземноморья, и Османская империя превратилась в одну из наиболее процветающих держав 16 в. Присоединение Аравии означало, что османы стали хранителями святых мест исламского мира.

Селим воспользовался популярностью, которую ему принесли победы на востоке, для создания наемного пехотного корпуса янычар как основы власти османских султанов над девширме – прослойкой немусульман, обращенных в ислам, и тюркской аристократией. Он сумел предотвратить борьбу из-за своего наследства, умертвив всех сыновей и племянников, кроме одного, что позволило последнему, Сулейману I, после смерти Селима взойти на трон без какого-либо сопротивления со стороны соперников.

(1524–1574), правил с 1566 по 1574, сын и преемник Сулеймана I, одиннадцатый султан Османской империи.

Селим II стал первым из череды слабых султанов, правивших Османской империей более двух веков после смерти Сулеймана I. Селим II пришел к власти в то время, когда новообращенные сановники из немусульман во главе с великим визирем Мехмедом Соколли, установили практически полный контроль над административным аппаратом Османской империи.

Османская империя в период упадка, начало которому положило правление Селима II, была еще достаточно сильна, чтобы уберечь себя от полного распада. При Селиме османы осуществляли крупные завоевания в Йемене, на Кипре, на далматинском побережье Югославии и в Тунисе. Османский флот, безраздельно господствовавший в Средиземном море после сражения при Превезе (1538), был разбит объединенным флотом христианских стран при Лепанто (1571). Однако в течение года Селиму удалось построить новый флот, что позволило османам не только вернуть контроль над Средиземным морем, но и сохранять его почти до конца столетия.

В западной историографии Селим обычно изображается как крайне распутный правитель, считается также, что развращенность его двора привела к падению нравов в османском обществе в целом. Эти же источники обычно приходят к выводу, что именно новообращенные сановники во главе с Мехмедом Соколли спасли империю. На самом деле распущенность как при дворе, так и за его пределами поощрялась самим Соколли с целью упрочения собственной власти, а все достигнутые победы приходились лишь на те годы, когда Селиму удавалось на время освободиться от контроля и влияния Соколли.

Селим II умер в 1574, и власть в стране перешла к его сыну Мураду III.

(1761–1808), вступил на трон после Абдул-Хамида I в 1789 и правил до 1807, сын Мустафы III, двадцать восьмой султан Османской империи. Селим III стал последним и наиболее последовательным из череды «традиционалистских» реформаторов, которые с начала 17 в. пытались спасти распадающуюся Османскую империю путем возрождения ее традиционных институтов.

Селим получил западное образование и считал необходимым радикальное преобразование османского общества. Он вел тайную переписку с королем Франции Людовиком XVI, которого считал образцом просвещенного монарха. Но с момента восшествия на престол и вплоть до 1792 Селим не мог вплотную заняться реформами внутри страны из-за кровопролитной войны с Россией и Австрией, которая досталась ему в наследство от Абдул-Хамида I. Лишь после заключения Ясского мира (1792), положившего конец этой войне, султан смог полностью посвятить себя внутренним делам.

Чтобы обезопасить себя от постоянных военных мятежей, Селим создал военный корпус, вооруженный, организованный и обученный по последнему слову европейского военного искусства. Для финансирования этого корпуса султан учредил новое казначейство, средства которого были целиком отделены от тех, что обычно использовались для нужд старых институтов. Казначейство и военный корпус получили название «Новый порядок» («Назами джедид»).

Создание новых военных формирований для решения новых задач при сохранении старых структур являлось обычной практикой в Османской империи. Эта реформа потерпела неудачу, поскольку старая военная верхушка оказалась достаточно сильной, чтобы отстранить Селима от власти (1807).

После смещения Селим продолжал жить во дворце, при своем преемнике Мустафе IV (правил в 1807–1808). Когда армия, возглавляемая Байрактаром Мустафой-пашой, вошла в Стамбул из Эдирне (Адрианополя) для того, чтобы вернуть трон Селиму, Мустафа убил Селима. В результате двоюродный брат Селима Махмуд, чудом избежавший гибели, в 1808 взошел на османский престол под именем Махмуда II.

www.krugosvet.ru

(Selim II) Одиннадцатый султан Османской империи, сын Сулеймана Великолепного

Переживший своих братьев Мустафу, Мехмета, Баязида и Джихангира будущий султан Селим II с самого детства не отличался малодушием. Сын великого Сулеймана никогда не появлялся в военных лагерях и лично не участвовал в походах, но зато очень много времени проводил в своем гареме, предаваясь вину и развлечениям. Янычары его никогда любили, за глаза называя «пьяницей». Тем не менее, захватническая политика турок в царствование Селима продолжалась (во многом благодаря великому визирю Соколлу Мехмеду-паше, назначенному на должность еще при Cулеймане Великолепном). В 1568 году султан завершил войну с Австрией, начатую еще его отцом. По условиям мирного договора сохранялись довоенные границы, и Австрия соглашалась выплачивать Порте ежегодную дань в тридцать тысяч дукатов. В следующем году произошло первое военное столкновение османов с Московским царством — турки сделали попытку овладеть Астраханью, в то время одним из важнейших торговых центров на Каспии. Компания была задумана с большим размахом. В Азов на 15 галерах направились 3 тысячи землекопов, которым было поручено рыть канал между Волгой и Доном. Их сопровождали 5 тысяч янычар при 50 орудиях. Этого незначительного отряда было явно недостаточно для осады столь крупного города, поэтому крымский хан Девлет-Гирей должен был выставить в помощь османам 25 тысяч всадников. Но татары не желали усиления турок в регионе и поэтому не спешили под стены Астрахани. Поход окончился неудачей. В течение полутора месяцев янычары пытались перетащить волоком свои корабли из Дона в Волгу, но так и не смогли этого сделать. В результате они явились под Астрахань без провианта и без осадной артиллерии. Взять город штурмом не удалось, а осада, из-за недостатка продовольствия и приближающихся холодов была самоубийством. Османы вынуждены были отступить. Впрочем, крупномасштабные войны с Россией были еще впереди. Поход на Астрахань был скорее разведывательной операцией, чем результатом планомерной захватнической политики.

Центральными событиями правления Селима оставались войны с традиционными противниками в Западной Европе и Северной Африке. В 1570 году началась война с Венецией, у которой султан намеревался отобрать остров Кипр (остров служил базой для средиземноморских пиратов, причинявших значительный ущерб османской торговле). Ареной боевых действий стали острова в Ионическом и Эгейском море, включая восточное побережье Адриатики. На помощь венецианцам пришел испанский король Филипп II, поддерживаемый римским Папой. Под их руководством была образована «Священная лига», в которую вошли Испания, Венеция, Мальта, Савойя и Генуя. Война длилась практически три года. Среди множества сражений, происходивших с попеременным успехом на море и на суше, самым значительным стала битва при Лепанто. 7 октября 1571 года 230 османских галер встретились здесь с объединенным христианским флотом (примерно 208 галер). Сражение носило ожесточенный характер. Обе стороны понесли немалые потери. (По воспоминаниям одного из участников битвы, море вокруг кораблей было красным от человеческой крови.) Победа осталась за христианами. Турки потеряли около 200 кораблей и 30 тысяч убитыми и ранеными. Такого ошеломляющего разгрома османам уже давно не приходилось испытывать. Однако Порта, находившаяся на вершине своего военного могущества, достаточно легко перенесла этот удар. В целом битва при Лепанто не сыграла того значения, на которое поначалу рассчитывали победители, и в конечном счете Селим одержал верх в войне. По договору 1573 года Венеция не только лишилась Кипра, но и должна была уплатить 300 тысяч дукатов контрибуции.

Развивая успех, Селим II в 1574 году направил 40-тысячную армию в Тунис. Экспедиционная эскадра турок состояла из 300 судов, в том числе 230 боевых галер. 12 июня, после упорного боя, длившегося целый день, османы ворвались в город. В августе-сентябре пали оборонявшиеся испанцами крепости Ла-Гуетте и Аль-Бастиун. Почти все их защитники погибли в бою, пленные были казнены. Этот успех завершил длительный период войн за Северную Африку. Большая ее часть окончательно перешла под власть Османской империи.

Но наступательная мощь Османской империи явно иссякала, поскольку Османам требовалось все больше сил для поддержания власти над уже завоеванными землями. Так, в 1572 г. мощное восстание вспыхнуло в Молдове. Молдавский господарь Ион Лютый занял Бухарест, разгромил турок под Браиловым, а затем в Бессарабии, где под его власть перешли Аккерман и Бендеры. Селим двинул против восставших 130-тысячную армию, которую поддерживало 100 тысяч крымцев. В кровопролитном бою близ озера Кагул Ион Лютый (имевший под своим началом не более 35 тысяч воинов) потерпел поражение, попал в плен и был четвертован.

Вскоре после этого султан скончался (его смерть была ускорена несчастным случаем — султан пьяным мылся в бане, оступился и сильно разбил голову о мраморный пол).

all-generals.ru

Интересная Турция

Турция и Османская Империя

Селим II Блондин Пьяница

Отец: Кануни Султан Сулейман
Мать: Хюррем Султан
Годы жизни: 28 мая 1524 – 15 декабря 1574
Годы правления: 30 сентября 1566 – 15 декабря 1574

Первый Султан, которого стали критиковать в официальных и субъективных исторических писаниях. Судьба позволила ему преодолеть все препятствия и взойти на трон, но не даровала такой же удачи относительно жизни и султаната. Он умер в 50 лет после правления империей на протяжение восьми лет. Его критиковали за то, что он держался в стороне от поля боя, за пьянство и хамамные гуляния, за то, что он никак не вмешивался в интриги, которые плела его Хасеки Нурбану. Единственное, чем он похож на своего отца, — это его гаремная жизнь, выбор жены и структура семьи. Положение, которое в жизни Селима занимала его Хасеки Нурбану и дочь Эсмихан, замужняя за Великим Визирем, были схожи с пложением, занимаемым в жизни его отца Сулеймана Хасеки Хюррем с дочерью Михрюмах – женой Великого Визиря. Остаётся без ответа вопрос «Были ли ещё в жизни Селима II хасеки, помимо Хасеки Нурбану, одной из самых влиятельных женщин Османской Империи после Хюррем Султан?» Если бы она не стала известной, нося титул «мехд-и улья» (Валиде Султан) во время правления своего сына Мурада III, может быть, её имя тоже бы кануло в Лету. Это было признаком того, что со времён Кануни гарем всё больше закрывался от внешнего мира, но те жёны Падишахов, которым удалось стать Валиде Султан, имели шанс стать известными на весь мир, и такое положение вещей соранится и во время правления преемников Селима II.

Спокойный характером Селим II основал свой гарем, когда уже был зрелым Шехзаде. Чтобы сыновьям не пришлось пережить той борьбы за трон, которую он пережил в своё время, в санждак Селим отправил только старшего сына Мурада, остальных шестерых он держал во дворце, будто лишь для того, чтобы они однажды были убиты. Мехмед умер в 1572 году, Абдуллах, Джихангир, Мустафа, Осман и Сулейман были задушены, когда их старший брат Мурад III взошёл на престол. Нет никакой информации ни о том, кто был матерью этих шехзаде, ни кто родил дочерей Эсмихан, Фатыму, Гевхери Шах и ещё двоих, чьи имена неизвестны. Считается, что матерью Эсмихан и Гевхери Шах была Нурбану.

Поделиться ссылкой:

Хасеки Селима Блондина

Валиде Нурбану Султан (1530 (?) – Стамбул, 7 декабря 1583) Хасеки Селима II, мать и Валиде Султан Мурада III. Незаконная дочь знатного венецианского рода. Есть источники, которые говорят, что она родилась в 1525 году, а звали её Сесилия Вейнер-Баффо. Стефан Герлах в своих дневниках писал, что её захватили в плен или на острове Корфу или … Читать далее Хасеки Селима Блондина

Дочери Селима Блондина

Эсмихан Гевхер Султан (Маниса, 1545 — Стамбул, 8 августа 1585) Также встречаются имена Исмихан, Эсма, Эсмахан. Дочь Селима II и Нурбану, жена Великого Визиря Соколлу Мехмеда Паши, а потом Калайлыкоз Али Паши. Эсмихан, которая в источниках упоминается не красавицей, а наоборот – очень некрасивой и низкорослой интриганкой, очевидно, была умной, амбициозной и, видимо, высокомерной. Её … Читать далее Дочери Селима Блондина

wonderfulturkey.wordpress.com

Сулейман Великолепный, его правление, и его семья

Информация о жизни одного из самых знаменитых османских султанов Сулеймана Великолепного (годы правления 1520-1566, родился в 1494 г., сконч. в 1566 г.). Сулейман также прославился своей связью с украинской (по другим данным, польской или русинской) рабыней Роксоланой — Хюррем.

Мы процитируем здесь несколько страниц из очень уважаемой, в том числе и в современной Турции, книги английского автора лорда Кинросса «Расцвет и упадок Османской империи (вышла в 1977 году), а также приведем некоторые выдержки из передач иновешания Радио «Голос Турции».

Подзаголовки и оговоренные примечания в тексте, а также примечания к иллюстрациям Portalostranah.ru

Последние годы жизни Сулеймана и его последняя военная кампания в Венгрию

Одинокий в личной жизни после смерти Роксоланы, султан замкнулся в себе, становясь все более молчаливым, с более меланхоличным выражением лица и глаз, более отдаленным от людей .

Даже успех и аплодисменты перестали трогать его. Когда при более благоприятных обстоятельствах Пиале-паша вернулся с флотом в Стамбул после своих исторических побед на Джербе и в Триполи, которые утвердили исламское господство над Центральным Средиземноморьем, Бусбек пишет, что «те, кто видел лицо Сулеймана в этот час триумфа, не могли обнаружить на нем и малейших следов радости.

. Выражение его лица оставалось неизменным, его жесткие черты не утратили ничего из их привычной мрачности. все торжества и аплодисменты этого дня не вызвали у него ни единого признака удовлетворения».

Уже длительное время Бусбек отмечал необычайную бледность лица султана — возможно, из-за какого-то скрытого недуга, — и тот факт, что, когда в Стамбул приезжали послы, он прятать эту бледность «под румянами, полагая, что иностранные державы будут больше бояться его, если будут думать, что он силен и хорошо себя чувствует».

«Его высочество на протяжении многих месяцев года был очень слаб телом и близок к смерти, страдая водянкой, с распухшим ногами, отсутствием аппетита и опухшим лицом очень нехорошего цвета. В прошлом месяце, марте, с ним случилось четыре или пять обмороков и после этого еще один, во время которого ухаживавшие за ним сомневались, жив он или мертв, и едва ли ожидали, что он сможет оправиться от них. Согласно общему мнению, его смерть уже близка».

По мере того как Сулейман старел, он становился все более подозрительным. «Он любил, — пишет Бусбек, — наслаждаться, слушая хор мальчиков, которые пели и играли для него; но этому пришел конец из-за вмешательства некоей пророчицы (то есть некоей старухи, известной своей монашеской святостью), которая заявила, что в будущем его ждет кара, если он не откажется от этот развлечения».

В результате инструменты были сломаны и преданы огню. В ответ на схожие аскетические сомнения он стал есть, пользуясь фаянсовой посудой вместо серебряной, более того, запретил ввоз в город любого вина — потребление которого было запрещено пророком. «Когда немусульманские общины стали возражать, доказывая, что столь резкая перемена диеты вызовет болезни или даже смерть среди них, Диван настолько смягчился, что позволил им получать недельную порцию, выгружаемую на берег для них у Морских Ворот» .

Но унижение султана в морской операции на Мальте вряд можно было уменьшить подобными жестами умерщвления плоти. Независимо от возраста и плохого состояния здоровья, Сулейман, проведший свою жизнь в войнах, мог спасти свою уязвленную гордость только еще одной, заключительной победоносной кампанией, чтобы доказать непобедимость турецкого воина. Вначале он поклялся лично попытаться захватить Мальту следующей весной. Теперь, вместо этого он решил вернуться на привычный для себя театр военных действий — сушу. Он пошел бы еще раз против Венгрии и Австрии, где преемник Фердинанда из Габсбургов, Максимилиан II, не только не хотел выплачивать причитающуюся с него дань, но и предпринимал набеги на Венгрию. В случае с Венгрией султан все еще горел желанием отомстить за имевший ранее место отпор войскам турок под Сигетваром и Эгером.

В результате 1 мая 1566 года Сулейман в последний раз выступил из Стамбула во главе самого крупного войска, которым он когда-либо командовал, на тринадцатую лично проводимую им кампанию — и седьмую на территории Венгрии.

Его султанский шатер был разрушен перед Белградом во время одного из наводнений, столь привычных в бассейне Дуная, и султан был вынужден перебраться в шатер своего великого визиря. Он больше не мог сидеть на лошади (исключая особо торжественные события), но вместо этого путешествовал в закрытом паланкине. У Семлина султан церемонно принял юного Иоанна Сигизмунда (Запольяи), законные претензии которого на венгерский трон Сулейман признал, когда тот был еще грудным младенцем. Как послушный вассал, Сигизмунд теперь трижды преклонил колени пред своим господином, каждый раз получая приглашение подняться, и при целовании руки султана приветствовался им, словно дорогой любимый сын.

Предлагая свою помощь как союзник, Сулейман дал понять юному Сигизмунду, что вполне согласен с такими скромными территориальными претензиями, какие выдвинул венгерский король.

Из Семлина султан повернул к крепости Сигетвар, стремясь пометить ее коменданту хорвату графу Николаю Зриньи. Злейший враг турок со времен осады Вены, Зриньи только что атаковал атаковал бея санджака и фаворита султана, убив его вместе с сыном, увезя в качестве трофеев всю его собственность и большую сумму денег.

Поход к Сигетвару, благодаря несвоевременному усердию квартирмейстера, был завершен, вопреки приказам, за один день вместо двух, что совершенно измотало султана, находившегося в плохом состоянии, и настолько разгневало его, что он приказал обезглавить этого человека. Но великий визирь Мехмед Соколлу умолял не казнить его. Враг, как проницательно доказал визирь, будет устрашен доказательством того, что султан, несмотря на преклонный возраст, все еще мог удвоить продолжительность дневного перехода, как и в полные энергии дни его молодости. Вместо этого все еще разгневанный и жаждавший крови Сулейман приказал казнить губернатора Буды за некомпетентность в своей сфере деятельности.

Затем, несмотря на упорное и дорого стоившее сопротивление Зриньи, установившего в центре крепости крест, Сигетвар была взята в кольцо. После потери самого города тот закрылся в цитадели с гарнизоном, который поднял черный флаг и заявил о решимости сражаться до последнего человека. Восхищенный подобным героизмом, но тем не менее расстроенный задержкой с захватом столь незначительной крепости, Сулейман предложил щедрые условия сдачи, стремясь соблазнить Зриньи перспективой службы в турецкой армии в качестве фактического правителя Кроатии (т.е. Хорватии. Зриньи являлся военачальником Хорватии под властью Габсбургов. Он погиб в в данной битве. Его правнук и полный тезка был баном (правителем) Хорватии под властью Австро-Венгрии спустя сто лет и также боролся с турками. Прим. Portalostranah.ru). Однако все предложения были с презрением отвергнуты. После этого в ходе подготовки к решающему штурму по приказу султана турецкие саперы за две недели подвели мощную мину под главный бастион. 5 сентября мина была взорвана, вызвав опустошительные разрушения и пожар, сделавшие цитадель бессильной к обороне.

Но Сулейману не было суждено увидеть эту свою последнюю победу. Он скончался той же ночью в своем шатре, возможно, от апоплексического удара, возможно, от сердечного приступа, ставшего результатом крайнего напряжения.

За несколько часов до смерти султан заметил своему великому визирю: «Великий барабан победы еще не должен быть слышен».

Соколлу вначале скрыл весть о смерти султана, позволяя воинам думать, что султан укрылся в своем шатре из-за приступа подагры, что мешало ему появляться на людях. Как утверждали, в интересах секретности великий визирь даже задушил врача Сулеймана.

Так что сражение шло к своему победоносному завершению. Турецкие батареи продолжали обстрел еще на протяжении нескольких дней, пока цитадель не была полностью разрушена, за исключением одной башни, а ее гарнизон не перебит, кроме шестисот оставшихся в живых человек. На последний бой Зриньи вывел их, роскошно одетых и украшенным драгоценностями, словно на праздник, чтобы умереть в духе достойной славы самопожертвования и быть включенными в число христианских великомучеников. Когда янычары вклинились в их ряды с целью захватить Зриньи, он выстрелил из большой мортиры таким мощным зарядом, что сотни турок полегли замертво; затем с саблей в руках Зриньи и его товарищи героически бились до те пор, пока Зриньи не упал сам и едва ли кто-либо из этих шестисот был еще жив. Его последним поступком была закладка фугаса под склад боеприпасов, который взорвался, унеся жизни примерно трех тысяч турок.

Великий визирь Соколлу больше всего на свете желал бы, чтобы наследование трона Селимом, которому он послал известие о смерти его отца со срочным курьером в Кютахью, в Анатолии, было мирным. Он не раскрывал свой секрет еще несколько недель. Правительство продолжало вершить свои дела так, как если бы султан был по-прежнему жив. Приказы выходили из его шатра как бы за его подписью. Производились назначения на вакантные должности, продвижения по службе и награды распределялись в привычном порядке. Был созван Диван и традиционные победные реляции направлены от имени султана губернаторам провинций империи. После падения Сигетвара кампания продолжалась так, как будто войсками по-прежнему командовал султан, причем армия постепенно отходила к турецкой границе осуществив по пути небольшую осаду, приказ о которой султан якобы отдал. Внутренние органы Сулеймана были захоронены, а его тело забальзамировано. Теперь оно следовало домой в его зарытом паланкине, сопровождаемое, как и тогда, когда он шел поход, его охраной и соответствующими выражениями почтения, полагающимися живому султану.

Только когда Соколлу получил известие, что принц Селим достиг Стамбула, чтобы официально занять трон, великий визирь позволил себе сообщить идущим походом солдатам о том, что их султан мертв. Они остановились на ночь на опушке леса недалеко Белграда. Великий визирь вызвал к себе чтецов Корана, чтобы встали вокруг паланкина султана, славя имя Бога, и прочли полагающуюся молитву об усопшем. Армия была разбужена призывом муэдзинов, торжественно поющих вокруг шатра султана. Узнав в этих звуках знакомое извещение о смерти, солдаты собирались группами, издавая скорбные звуки .

На рассвете Соколлу обошел воинов, говоря, что их падишах, друг солдат, теперь отдыхает у единого Бога, напомнил им о великих деяниях, совершенных султаном во имя ислама, и призвал солдат показать уважение к памяти Сулеймана не стенаниями, а законопослушным подчинением его сыну, славному султану Селиму, который теперь правит вместо отца. Смягченные словами визиря и перспективой подношений со стороны нового султана, войска возобновили свой марш в походном строю, эскортируя останки их покойного великого правителя и командира в Белград, город-свидетель первой победы Сулеймана. Затем тело было доставлено в Стамбул, где помещено в гробницу, как завещал сам султан в пределе его великой мечети Сулеймании.

Сулейман умер так же, как он, по существу, жил — в своем шатре, среди войск на поле битвы. Это заслуживало в глазах мусульман приобщения святого воина к лику святых. Отсюда заключительные элегические строки Бакы (Махмуд Абдулбакы — османский поэт, жил в Стамбуле Прим.Portalostranah.ru), великого лирического поэта того времени:

Долго звучит прощальный барабан, и ты

с этого времени отправился в путешествие;

Смотри! Твоя первая остановка посреди долины Рая.

Восславь Бога, ибо он в любом мире благословлял

тебя и начертал перед твоим благородным именем

Учитывая преклонный возраст и смерть в момент победы, это был удачный конец для султана, правившего огромной военной империей.

Сулейман Завоеватель, человек действия, расширил и сохранил ее;

Сулейман Законодатель, человек порядка, справедливости и рассудительности, преобразовал ее, благодаря силе своих статутов и мудрости своей политики, в просвещенную структуру управления;

Сулейман Государственный Деятель завоевал для своей страны господствующий статус мировой державы. Десятый и, пожалуй, величайший из турецких султанов, Сулейман привел империю к никем не превзойденному пику ее могущества и престижа.

Но само величие его достижений несло в себе семена конечного вырождения. Ибо теперь ему наследовали другие люди: не завоеватели, не законодатели, не государственные деятели. Пик Турецкой империи весьма резко и неожиданно превратился в водораздел, вершину склона, который постепенно, но тем не менее неумолимо вел вниз, к глубинам упадка и окончательного краха», пишет лорд Кинросс.

www.portalostranah.ru

История жизни и смерти Нурбану Султан

фото с сайта holland-new.narod.ru

7 декабря 1583 года. Великая валиде-султан, вошедшая в историю как Нурбану Султан, внезапно заболевает. Несмотря на усилия лучших придворных врачей, спасти ее не удалось. Эпоха влияния и правления одной из великих правительниц эпохи «Султаната женщин» подошло к концу. Свою жизнь она начала в качестве подданной венецианской республики, девочкой была продана в рабство, но умирая в 60-летнем возрасте лежала на королевских простынях. История ее жизни породила множество красивых легенд, а роль в политическом устройстве осталась записанной в летописях великой империи. Но как венецианская одалиска стала женой султана, матерью наследника престола и почти на десятилетие фактической правительницей Османской империи?

История Нурбану Султан: биография жестоких времен

фото с сайта 1.bp.blogspot.com

Девочка, которой было суждено стать одной из самых заметных женщин в истории Оттаманской империи, родилась в 1525 году (вероятно), на острове Парос, который в то время находился под патронажем Венецианской республики. О ранних годах ее жизни известно мало – рабство, а затем императорский дворец стерли воспоминания об итальянской христианке, которой она некогда была. В зависимости от того, какая версия нам близка – венецианская или османская – корни Нурбану могут лежать как в запутанных интригах итальянского двора, так и домах знатных испанских евреев. Доподлинно известен род ее матери – семейство Баффо было достаточно известным и уважаемым. В детстве Нурбану носила фамилию этого рода. Относительно имени отца и его этнического происхождения есть две наиболее популярные версии.

  1. Еврейская история Рахель Оливии де Наси
    Согласно версии, основанной на оттоманских источниках, Нурбану была незаконнорожденной дочерью венецианки Виоланты Баффо и испанского еврея. Учитывая отношения, которые существовали между домами, вполне вероятно, что ее отцом мог быть родственник Йозефа де Наси, человека, известного хорошими отношениями с правителями Османской империи. Если родство действительно имело место быть, родственные связи могли способствовать продвижению девушки из положения рабыни в гарем будущего султана. Несмотря на то, что современные историки достаточно скептично относятся к этой версии, в ее пользу говорят те тесные связи с еврейским народом Константинополя, Манисы и, в частности, домом де Наси, которые валид-султанша активно поддерживала на протяжении всего периода своего неформального правления.
  2. Сесилия Веньер-Баффо из семейства венецианских дожей
    В стремлении подчеркнуть этническое происхождение персоны, фактически возглавлявшей великую империю, версию высокородного и исключительно итальянского происхождения наложницы поддерживали венецианцы. Согласно историкам, ее отцом был Николо Веньер. Его брат Себастьян Веньер, 86-ой дож Венеции, до своего избрания заслужил славу героя Третьей битвы при Лепанто – одного из эпизодов войны Священной Лиги против Оттоманской империи. Какое другое родство способно придать большую статусность женщине, всего через три года после битвы, занявшей самое высокое для женщины положение в империи?

От рабыни к королевской опочивальне

фото с сайта apowl.co

Какая из версий происхождения Нурбану является правдивой, если таковые вообще имеются, неизвестно. Как бы то ни было, даже информация о матери позволяет представить условия, в которых росла юная девушка – богатое убранство итальянского дома, католическое воспитание. Но когда ей исполнилось двенадцать лет, размеренная жизнь Пароса была нарушена – остров неоднократно осаждаемый турками, был захвачен. Многие некогда свободные граждане просвещенной республики из числа христиан стали рабами, и Рахель-Сесилию постигла та же участь. Как она оказалась в гареме принципа – неизвестно. С одной стороны, мы можем представить романтическую историю любви двух юных сердец, между которыми стояли условности двора и множество императорских родственников и слуг. Возможно, она была настолько красивой девушкой, что сразу покорила сердце некого важного человека, отправившего ее в Константинополь в гарем принца Селима II. С другой стороны, все могло сложиться более практично – родственники, узнавшие о пленении девочки, нашли возможность договориться с теми, кто имел влияние при императорском дворе, и ее представили вниманию принца как особу достойного происхождения и воспитания.

Конечно у нас нет возможности посмотреть фото Нурбану Султан в жизни, но живописные портреты передают ее красоту.

В Оттоманской империи Баффо пришлось начать другую жизнь. Она получила новое имя – Нурбану, приняла ислам, выучила турецкий язык, ей дали другое образование – все, что было необходимо в то время для наложниц принца. Но Нурбану не была обычной девушкой из гарема. Благодаря своей красоте, интеллекту и умению противостоять интригам двора, она смогла не только добиться особого расположения Селима, но и отстояла свое положение. Именно ей была оказана честь стать матерью наследника престола – в то время это был бесспорный факт, подтверждавший высокий статус наложницы. Со временем, она родила ему четырех детей – трех дочерей и одного сына, будущего султана Мурада III.

Правление султана Селима II и Нурбану

фото с сайта 122012.imgbb.ru

В 1566 году Селим II взошел на престол. Его первой женой оставалась Нурбану, получившая новый статус – руководительницы императорского гарема. В истории династии нет упоминания о свадьбе султана и наложницы. Порядки того времени не поощряли подобные союзы. Однако любовь и мудрость женщины не в первый и не в последний раз оказались выше социальных условностей. Безграничное расположение султана и венценосный статус их общего сына Мурада закрепил позиции Нурбаны среди остальных женщин. Она не только получила формальные привилегии, но и через связи и влияние смогла связывать руки своим врагам. Ей пришлось постоянно быть бдительной – огромное число интриг обрывалось в самом начале их зарождения. Огромный гарем Селима представлял опасность – каждая женщина претендовала на место Нурбаны и мечтала возвысить своего ребенка за счет Мурада. Это был сложный период дворцовых перипетий и жертв во имя будущей власти.

Несмотря на то, что формальные правила и религиозные устои исламского мира отводили женщинам функции, которые были значительно скромнее, чем те, на которые могли рассчитывать женщины европейских стран, их фактическая роль была гораздо значительнее. Так, Селим часто обращался к Нурбану за советом по государственным делам – как внутренним, так внешнеполитическим, поскольку уважал ее мнение и способность к суждениям. В свою очередь, она была ему верной женой и заботливой матерью их общему сыну.

Дворцовые интриги и престол султана

фото с сайта lenta.co

Как и в любом другом государстве с монархической формой правления, двор Османской империи раздирался кулуарными противостояниями. Множество мелких группировок, которые, исходя из своих узконаправленных интересов, поддерживали отдельных наследников, составляли внутреннюю политическую жизнь Константинополя. Некоторые высокопоставленные лица вносили смуту специально – их целью был хаос и ослабление турок, могущественных, но находящихся в очевидном кризисе.

Порядки того времени не жаловали семьи претендентов на престол. Если наследник проигрывал сражение, то вне зависимости от своего возраста и былого расположения отца, обрекался на смерть. Вместе с ним устраняли и других членов его семьи – мать, сестры, братья становились жертвами локальных переворотов. Султаном мог стать лишь сильнейший.

фото с сайта upload.wikimedia.org

В таких условиях умирал Селим II. Нурбану знала порядки дома, в котором жила и была готова отстаивать свои права и интересы сына. Незадолго до смерти отца, принц Мурад был отправлен служить губернатором Манисы. Поэтому когда Нурбану слушала последние вздохи своего умирающего мужа, он был далеко от престола. Занять освободившийся престол и убить всех соперников – несложная задача, когда на кону могущество султаната. Еще легче убить наследника вне дворца. Устранив его мать, сын лишится единственной поддержки, и группы поддержат сильнейшего. Нурбану понимала это как никто другой.

Будучи связанными с правителями, женщины всегда играли особую роль в политике государств. Намеренно или невольно они становились причинами конфликтов или прогрессивных изменений. Узнайте больше о женщинах в истории Древнего Египта в статье«Великолепная Нефертити — царица Египта»

Когда стало очевидно, что правление Селима II, скоро прервется его смертью, бастард, бывшая рабыня, наложница, любимая супруга – Нурбану знала, что делать. Доверенные лица и охранники были расставлены по всему гарему. Никто не мог свободно общаться и покидать свои комнаты. Фактически, дворец был переведен на военное положение. Поэтому когда Селим умер, тайна смерти осталась в его покоях. Отдав дань уважения человеку, который помог ей занять высокое положение, Нурбану спрятала мертвое тело супруга в коробку со льдом и отправила срочное письмо для сына. Она умоляла его тайно покинуть свой пост и немедленно прибыть в Константинополь. В ожидании сына, она делала все возможное, чтобы скрыть факт смерти султана. Подданные были уверены, что он сражается с недугом. Убедить в этом всех было несложно – Селим был известен своими пристрастиями к алкоголю, что не могло не отразить на его внешнем виде и здоровье. Публичного оглашения о смерти не было сделано до тех пор, пока 12 дней спустя не прибыл Мурад. Только тогда, отдав дань уважения памяти великого правителя, был провозглашен новый султан. Сын Нурбаны стал Мурадом III, а она получила титул валиде-султан ,что было равнозначно европейскому титулу «Королева-мать». Это была высшая позиция, которую могла занять женщина в Османской империи. Нурбану стала грозной фигурой с огромным влиянием, начав эпоху, которую позже историки назовут «Султанат Женщин» из-за невероятного влияния, которое матери и жены фактических правителей оказывали на политику империи в целом. Согласно некоторым источникам (преимущественно, венецианским) Нурбану эффективно управляла империей, и ее мнение было выше всех советников.

Женщины, проживающие во дворе, вне зависимости от своего состояния и положения, были ограничены в передвижениях. Они не могли покидать пределы дворца и, тем более, встречаться с людьми, не входящими в число приставленной прислуги. Поэтому Нурбану зависела от своего ювелира, который передавал ей письма и отправлял ответы. Они были настолько близки, что их дружба породила много сплетен и попыток повлиять на ее положение при дворе.

Женщина, ставшая историей

Разумеется, итальянские историки любят описывать Нурбану как женщину, которая никогда не забывала своего происхождения. За девять лет регентства она развернула внешнюю политику Османской империи в сторону Венеции настолько, что их прямой конкурент, Генуэзская республика, видела в Нурбану прямую угрозу политическим связям. Она вела переписку с Екатериной Медичи, королевой Франции, и всегда была в поиске потенциальных союзников против династии Габсбургов, в частности, Австро-Венгрии. Это государство было прямой угрозой Османской империи и препятствовало дальнейшему расширению их влияния на европейском континенте. Также она была известна своей благотворительностью. Архитектурные ансамбли мечетей, медресе, системы городских бань строились по ее велению.

Как умерла Нурбану Султан

Она была глубоко уважаемой и почитаемой женщиной на момент своей смерти 7 декабря 1583 года. Предположительно валиде-султан скончалась от естественных причин, хотя и тогда, и сейчас версии о насильственном характере ее смерти были весьма популярны. Наиболее вероятной среди них считалась смерть от рук отравителя, подосланного Генуэзскими врагами.

Нельзя сказать, что смерть Нурбану Султан привела Османскую империю в упадок, но стала шагом на пути к этому. С момента ее вступления в регентство началась эпоха правления слабых мужчин или юных сыновей, которые зависели от окружения. Междоусобные конфликты, розни становились причиной ослабления политического и военного влияния. Правление Мурада III не было лучшим в истории. Но он вошел в историю, как истинный сын своей матери – подобно тому, как она переписывалась с Екатериной Медичи, руководствуясь желанием найти союзника, он написал письмо английской королеве Елизавете I. В этом письме он призывал ее задуматься об общем враге, который есть у мусульман и протестантов – власть католиков. Эти слова королева, безусловно, держала в голове, когда вступала в борьбу с Габсбургской Испанией. В любом случае, результат эпистолярного общения был успешен – обе стороны выиграли от продажи английского олова, и османы смогли обновить и расширить свой военный арсенал.

История жизни и смерть Нурбану Султан полна загадок и красивых сказок. На самом деле, это была жестокая борьба за выживание в мире, полном коварства и опасностей. Но без таких личностей как она, рассматривать роль женщины в политике невозможно.

История Османской империи удивительна, но на другом конце мира существовало совершенно иное образование – империя ацтеков. Их политическое устройство, архитектура были настолько своеобразны, что даже сегодня ответы на многие загадки остаются скрытыми. Узнайте больше в статье «Наследие ацтеков»

perstni.com

Популярное:

  • В каком месяце будет индексация пенсии работающим пенсионерам ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ В соответствии с изменениями в пенсионном законодательстве, с 2016 года работающие пенсионеры получают страховую пенсию и фиксированную выплату к ней без учета плановых индексаций. […]
  • Учебники по основам управления интеллектуальной собственностью Учебники по основам управления интеллектуальной собственностью Алексеев В.И. Обеспечение прав организации на результаты интеллектуальной деятельности: Методические рекомендации / В.И.Алексеев. - М.: ИНИЦ […]
  • Кадровый аудит пособия Кадровый аудит Автор: Чешко Анатолий. Руководитель направления «Кадровый консалтинг» ЗАО «Евроменеджмент» Источник: Акционерное общество: вопросы корпоративного управления Опубликовано: 6 февраля 2007 Несмотря на то, что […]
  • Памятники права законы ману § 2. Законы Ману - памятник права и произведение древнеиндийского искусства Другим важным памятником права стран Древнего Востока является свод древнеиндийских законов Ману. Их составление относят ко II в. до н.э. - I в. н.э. […]
  • Роль конституционного суда в развитии федеративных отношений Роль конституционного суда Российской Федерации в развитии федеративных отношений Дербенев Евгений Анатольевич Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время Уведомить о поступлении […]
  • Пособие за не трудоспособность в связи с травмой Порядок оплаты больничного листа в связи с бытовой травмой Работник представил на предприятие больничный лист с диагнозом "бытовая травма". На предприятии ему отказались оплачивать больничный, сославшись на то, что травма в быту […]
  • Налог на недвижимость калькулятор москва 2018 Калькулятор налога на имущество организаций Как рассчитать налог на имущество организаций Форма расчета по авансовым платежам изменилась. Начиная с отчетности за первое полугодие 2017, расчет налога на имущество организаций […]
  • Если умер муж наследование Умер муж. Как и между кем делится наследство. Умер муж, завещания не оставил. У него от первого брака дочь (инвалид II группы) и родители-пенсионеры, все живут отдельно. У меня от первого брака двое детей - 15 и 12 лет, живут с […]