Недавнее решение суда

Решение Верховного суда как знак надежды

Галина Арапова, директор Центра защиты прав СМИ, сказала ЖУРНАЛИСТУ, что случай Елены Надтоки открывает новые возможности для защиты журналистов.

Президиум Верховного суда РФ 31 мая 2017 года отменил приговор в отношении главного редактора газеты «Частная лавочка» Елены Надтоки, вынесенный в 2004 году по уголовному делу об оскорблении экс-мэра Новочеркасска Анатолия Волкова. Кроме того, Верховный суд отменил все судебные акты по этому делу. Уголовное дело в отношении новочеркасской журналистки отправлено на повторное рассмотрение в суд, вынесший приговор. Это первый прецедент в новейшей истории.

Дело в отношении Елены Надтоки было возбуждено в 2004 году по заявлению бывшего мэра Новочеркасска Анатолия Волкова. Ему не понравилась фраза в статье Натальи Андреевской в газете «Вечерний Новочеркасск» о воровливом алтайском мужике, которую он принял на свой счёт. Редактором газеты «Вечерний Новочеркасск» в то время была Елена Надтока. Суд тогда признал Елену Надтоку и Наталью Андреевскую виновными и приговорил редактора к штрафу в 50 тысяч рублей, а автора — в 10 тысяч рублей. Европейский суд по права человека 31 мая 2016 года опубликовал решение в пользу главного редактора новочеркасской газеты «Частная лавочка» Елены Надтоки. Согласно вердикту, Российская Федерация обязана выплатить журналистке €5992 по делу «об оскорблении» бывшего мэра Новочеркасска Анатолия Волкова. Интересы Елены Надтоки в ЕСПЧ представлял Центр защиты прав СМИ.

Галина, вы защищали интересы Надтоки в ЕСПЧ. Расскажите, что означает недавнее решение ВС.

— Мы первый раз за многие годы смогли добиться отмены решения всех национальных судов по делу журналиста, после того как Европейский суд по правам человека отметил нарушение Европейской конвенции. На самом деле когда журналисты подают жалобы в ЕСПЧ, суд выносит постановление, в котором есть две составляющие в части индивидуальных мер по восстановлению нарушенного права лично заявителя. Первое — он констатирует нарушение Европейской конвенции по правам человека, допущенное на национальном уровне, и вторая — назначает компенсацию за причинение вреда и компенсацию судебных издержек. Обычно заявители останавливаются на этом. Восстановить право человека подчас трудно. Часто обратившийся получает компенсацию и удовлетворяются. Но помимо компенсации, по закону можно требовать и отмены тех судебных решений, которые и повлекли нарушение права. Но нам казалось важным добиться возвращения Елены Надтоки к тому правовому статусу, в котором она была до суда. Она не делала ничего предосудительного и не должна быть привлечена к уголовной ответственности за свою работу. А ее привлекли. Это привлечение имеет массу неприятных последствий — судимость, стигматизация в обществе, не говоря о потраченных нервах.

— По сути, она на всю жизнь с клеймом. Наш адвокат Тумас Мисакян, имеющий большой опыт ведения уголовных дел, в том числе и дел в ЕСПЧ обратился в ВС с ходатайством о возобновлении производства по делу, в связи с вновь открывшимися обстоятельствами (решение ЕСПЧ), а также с отменой всех решений предыдущих судебных инстанций в связи с отсутствием состава преступления. Он подал ходатайство в конце января 2017 года, и 31 мая возобновили производство — рассмотрение дела происходило в Президиуме Верховного суда, это самый высший уровень национального судопроизводства (кстати, ровно год до этого, 31 мая 2016 года, было вынесено решение ЕСПЧ).

Прошло 12 лет. Не все готовы ждать справедливости так долго.

— Надо сказать, что она попала в самый неудачный период. Последнее десятилетие ЕСПЧ стал заложником своей популярности. В конце 1990-х страны Восточной Европы присоединились к европейским институтам и конвенциям, и пришли в ЕСПЧ со своими проблемами, буквально завалив их делами. Дело еще в том, что ЕСПЧ был не готов не только к числу, но и к характеру новых дел. Первое рассмотренное российское дело об условиях содержания под стражей, это было дело банкира Калашникова, вызвало у судей ЕСПЧ шок. Они просто не поверили в то, что написанное в жалобе — правда, что такое бывает, и даже назначили выездное заседание, приехали в колонию, где сидел банкир. Жалобы накапливались, а пропускная способность ЕСПЧ ограничена, всего 47 судей, и обычно больше 2,5 тысяч в год решений они не выносят. А там десятки тысяч жалоб поступают ежегодно. В результате жалоба Елены Надтоки попала в большую очередь. Некоторые жалобы, поданные в то же время, кстати, еще не рассмотрены. Сейчас процедура меняется, прежде всего, в целях ускорения процесса, в среднем жалобы сегодня рассматривают уже три-четыре года.

В чем уникальность случая Надтоки?

— Уникальность его в том, что впервые по делу журналиста все обвинения, предъявленные журналисту, были сняты. Елена посчитала, что выплаты ей компенсации морального вреда за неправосудное привлечение к уголовной ответственности недостаточно и потребовала довести дело до логического конца. Чем это хорошо — это более эффективно для российской национальной судебной системы, теперь судьи когда будут рассматривать дела, поймут, что в случае обращения в ЕСПЧ решения коснутся и их непосредственно. Постановленный ими приговор будет отменен. А это, по идее, должно коснуться не только сухой судебной статистики, но и репутации судей, о которой должен заботиться каждый профессионал. Журналисты могут не ограничиться только компенсацией, потребуют пересмотра дела. Даже через много лет это после принятия решения. Мы надеемся, что это отразится на качестве ведения дел. Это первое. Второе — мы считаем крайне важным, чтобы все обвинения с журналиста были сняты, чтобы ярлык уголовника не висел над ним. В такой ситуации очень важно, чтобы именно доброе имя журналиста было восстановлено.

ВС отменил все судебный акты по делу Елены Надтоки и направил его на новое рассмотрение в судебные инстанции города Новочеркасска. То есть мы видим в этом знак судебным инстанциям — исправляйте свои ошибки сами. Хотя Верховный Суд мог бы исправить это сам, это в его компетенции. Зато теперь уж точно все ростовские судьи прочитают решение Европейского Суда по делу Надтоки и обратят внимание на правовые последствия принятия этого решения.

— Это не только восстановление справедливости, но и образовательный момент. То, что дело будет прекращено, это неизбежно. Даже уголовной ответственности уже такой нет — статья 130 УК РФ (оскорбление), по которой Елену осудили, отменена в 2011 году, там осталось теперь только оскорбление представителя власти. Мне кажется, в данном случае важно то, что суд дал сигнал — вы нагородили, вы и разгребайте. Иногда в суде какого-то маленького городка принимают решение, которое потом оспаривается в ЕСПЧ, выплачивают компенсацию, а в суде как было болото, так и остается. Это вроде их не касается. А сейчас все вернется к ним, и будет правовой экзамен на местном уровне.

И все же, мне кажется, важнее сегодня для коллег символический смысл дела Надтоки. Как несколько лет назад символический смысл имел тот факт, что главный редактор онлайн-издания «Новый фокус» Михаил Афанасьев из далекого Абакана стал рекордсменом по числу оправдательных приговоров.

— Журналисты получили важный сигнал — можно восстановить справедливость. Даже через много лет. Это важно. Мы уже говорили, что сегодня дела в ЕСПЧ рассматриваются намного быстрее. Что касается Афанасьева — да, более 10 раз в отношении него уголовные дела прекращались, или заканчивались оправдательным приговором. Хотя он признавался, что у него практически не остается времени на серьезную работу из-за преследований, почти десять лет жизни и работы ушли на сопротивление преследованиям.

Привлечение «неудобных» журналистов к уголовной ответственностиэто новый тренд? Можно ли считать его новой формой цензуры?

— На сегодняшний день по уголовным статьям привлечены единицы из числа журналистов, но опасность у такой практики не только в жесткости уголовного преследования, но и в навешивании ярлыков, дискредитация журналиста. У нас ведь привычно думают — раз привлекли «по уголовке», значит у него «рыльце» в пушку. Важно журналисту не только работать юридически безопасно и не подставляться, но и в случае преследования грамотно защититься и сохранить честное имя. И тут солидарность проявленная коллегами, конечно, имеет большое значение. Того же Афанасьева защищали всем миром, но на первых порах он старался защищаться самостоятельно, даже когда его избивали и ограничили свободу передвижения.

Сейчас он, если не ошибаюсь, настаивает на возбуждении против уголовного дела в связи с угрозами жизни в свой адрес.

— Михаил Афанасьев постоянно привлекает внимание своими критическими материалами. Он независимый, смелый журналист с острым чувством справедливости. Долго писал о злоупотреблениях в полиции. Теперь написал о беспределе и отсутствии должной реакции правоохранительных органов, упомянув лидера ОПГ, и получил недвусмысленные угрозы по телефону. Записал разговор, обратился в следственные органы. Там несколько месяцев ничего не происходило. Наконец лидер ОПГ сам из-за самонадеянности попался — средь бела дня из сельского магазина унес ящик пива, его арестовали за грабеж (осмелились). Потом Афанасьеву прислали постановление — отказывают в возбуждении уголовного дела о воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналиста, потому что арестованный лидер ОПГ «отказывается выйти из камеры», чтобы дать показания следователю. Только вдумайтесь в абсурдность ситуации, они не могут его допросить, потому что он не хочет на эту тему общаться, поэтому отказывают в возбуждении уголовного дела.

Просто кино какое-то.

— Адвокат обжаловал постановление, его отменили, следствие возобновлено. Во многом потому, что в СМИ много говорили об этом случае.

Когда-то журналисты радовались статье 144 в нашем УК и поправкам, ужесточившим наказания для тех, кто препятствует деятельности журналиста. Но не слышно о том, чтобы в массовом порядке реально наказывали тех, кто мешает работать, бьет и преследует журналистов.

— У нас в УК около 20 статей, которые могут быть так или иначе использованы против журналиста. Сепаратизм, распространение экстремистских материалов, оскорбление чувств верующих, оскорбление представителей власти и т д. И только одна статья, которая призвана защищать журналиста, и она почти не работает. Сколько раз пытались ее применить, но следственные органы проверки затягивают, спускают на тормозах. Неофициально говорят, что практики нет, рекомендаций нет, мол, не убили, и слава богу. Очень мало приговоров. При этом в тех редких случаях, когда статья все же применяется, очень любопытно, как это делается. Особенно в последние несколько лет. Если запросы поступают от независимого издания, все обычно спускается на тормозах. А как только это федеральные телеканалы, непременно выносятся приговоры, в качестве показательного примера защиты прав журналистов нашими властями. То есть очень избирательно.

Недавно были два приговора — вынесены в одном случае в отношении начальника штаба оппозиционера Навального, который оттолкнул назойливого оператора телеканала LifeNews и, во втором случае, в адрес водителя маршрутки, который грубо повел себя с оператором другого федерального телеканала, в обоих случаях, если не ошибаюсь, незначительно пострадала съемочная техника. Конечно, они были неправы. Но когда мы сопоставим эти эпизоды с массовыми случаями нарушений прав журналистов, включая задержания, избиения, угрозы убийством им самим и членам семей и т д, оставшиеся без наказания, — становится понятно, что суды стараются защитить не журналиста, а власть.

Помню, вполне официальный журналист РИА Новости Андрей Стенин был задержан и избит полицией во время съемки протестных акций на Болотной. СЖР тогда требовал от ГУВД Москвы ответа, безуспешно. Стенин был убит на Востоке Украины в 2014 году, сейчас ему на здании РИА весит памятная доска. А тех, кто его бил за два года до гибели, так и не наказали.

— Как и тех, кто угрожал убийством многим журналистам и членам их семей. Заместителю главного редактора газеты «Новое дело» из Махачкалы Ахмеднаби Ахмеднабиеву, неоднократно угрожали, на него покушались, но несмотря на его требования, на призывы СЖР и коллег, уголовное дело по покушению на убийство не возбудили, а формально расследовали «нанесение вреда имуществу», поскольку пули, когда стреляли в Ахмеднаби, попали в его автомобиль, за которым он укрылся. А через полгода при тех же обстоятельствах его убили, и теперь никак не продвигается расследование его убийства. Возможно как раз бездействие следствия, массовая безнаказанность, поддерживает эту ужасную уверенность убийц в том, что у них развязаны руки, все равно никого не накажут, поэтому они идут на преступление, считая это легким, нехлопотным и безнаказанным способом заткнуть рот журналисту.

За что сегодня чаще всего преследуют журналистов в России? Можно ли это сопоставить с зарубежной практикой?

— За оскорбление чувств верующих, распространение экстремистских материалов. Это новые тенденции. Часто привлекают и блогеров, да и просто активных в интернете и в общественной жизни граждан. Наказания, как в случае Соколовского, чаще всего условные, но они все равно избыточны. Конечно, в Казахстане или Азербайджане ситуация куда более жесткая, сажают сразу на 10-15 лет. Хуже всего дело обстоит в Турции. Но и в Европе, прежде всего, в Италии журналистов преследуют, возбуждая против них уголовные дела. Кстати, со времени рекриминализации в России уголовной ответственности за клевету никто из журналистов не был осужден. Но это не должно создавать ложных иллюзий. Как говорится, если ружье на стене висит, то рано или поздно оно выстрелит. Такие уголовные дела против журналистов возбуждались, нервы им трепались серьезно, давление оказывалось существенное, и даже если дело было прекращено, выводы этот журналист и многие его коллеги явно сделают из этого негативного опыта. Многие становятся осторожными, а острые темы больше не пишут. Так что эта статья свою сдерживающую функцию выполняет, страх наводит, самоцензуру вызывает. При этом в отношении граждан статья все же активно применяется, например, в 2016 году по ст. 128.1 УК РФ было осужден 94 человека, а оправданы — 511. Но важно думать не о том, где хуже, чем у нас, а том, как должно быть. Уголовные преступления — это из ряда вон выходящие, действительно тяжкие и опасные для общества. Вопрос только один: нужна ли уголовная ответственность за нанесенную словом обиду?

Что можно сделать для того, чтобы защита профессиональных интересов была более эффективной? Очевидно, что одним решением суда, даже Верховного, не обойтись. Наверное, профессиональные и бизнес-сообщества в СМИ тоже могут занять активную позицию.

— Несомненно, от них многое зависит. Это первое, что нужно помнить. Привлечение внимания общества ко всем случаям преследования журналиста или редакции, мобилизация сообщества и солидарность очень важны. Важно защищать и поддерживать коллег. Во многих случаях публичность, общественная поддержка оказывается решающей при вынесения судебного решения.

Второй момент — профессиональные организации имеют опыт лоббирования, в том числе лоббирования законодательных решения. Это региональные издатели, вещатели. Тут важны консолидированные действия в широким спектром гражданских инициатив — экспертных сообщества, профессиональных и творческих ассоциаций. Принципиально также, чтобы все лоббистские инициативы были основаны на качественном профессиональном анализе ситуации.

Должно быть внимание к каждому случаю. Очень важно не оставлять человека без поддержки. Не допускать, чтобы не применялись чрезмерно жесткие наказания за публикации в СМИ или в интернете, будь то оскорбление чувств верующих, что бы под этим не подразумевалось, или демонстрация нацистской символики — когда нет пропаганды, а есть, напротив, антифашистская направленность публикации. Тут без активной поддержки профессионального сообщества нельзя. Еще одна важная составляющая успеха — надо немедленно обратиться к квалифицированному юристу. Часто помочь берутся энтузиасты, у которых недостает компетенции. А потом на стадии обжаловании даже опытным юристам бывает нелегко все исправить.

mmdc.ru

научная статья по теме Недавние решения Суда ЕврАзЭС: попытка доктринального анализа Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

ТОЛСТЫХ ВЛАДИСЛАВ ЛЕОНИДОВИЧ

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «Недавние решения Суда ЕврАзЭС: попытка доктринального анализа»

НЕДАВНИЕ РЕШЕНИЯ СУДА ЕВРАЗЭС: ПОПЫТКА ДОКТРИНАЛЬНОГО АНАЛИЗА

в статье рассматриваются и комментируются некоторые решения суда ЕврАзЭс. Автор сравнивает выводы суда с выводами других международных судов и констатирует некоторые общие тенденции развития практики Суда, среди которых — ориентация на другие международные суды, судейский активизм и пр.

Ключевые слова: международное право, международный суд, международное судебное решение, интеграция, международная организация, Суд ЕврАзЭС, право ЕврАзЭС, право ВТО.

RECENT JUDGMENTS OF THE EURASEC COURT: AN ATTEMPT TO DOCTRINAL ANALYSIS

The author reviews and comments on some of the judgments of the EurAsEC Court. The author compares the Court’s findings with those of other international courts and establishes some general trends in the development of the Court practice, including the focus on other international courts, judicial activism, etc.

Keywords: international law, international court, international court judgment, integration, international organization, the EurAsEC Court, EurAsEC law, WTO law.

1. В 2012 г. на постсоветском пространстве начал действовать новый юрисдикционный орган — Суд Евразийского экономического сообщества. Символическое значение этого события трудно переоценить. Государства, участвовавшие в создании ЕврАзЭС и Таможенного союза (ТС), продемонстрировали желание преодолеть негативный опыт первых интеграционных экспериментов, использовать прогрессивные модели интеграционных институтов, строить свои отношения в соответствии с международным правом. Создание и деятельность Суда уже стали объектом пристального внимания со стороны отечественной доктрины; примечательно и то обстоятельство, что в обсуждении приняли участие судьи Суда. Очевидно, что этот интерес будет только возрастать, поскольку в деятельности Суда в гораздо большей степени, чем в деятельности других институтов, отражаются геополитические перспективы интеграционных процессов. Суд обладает тремя важными характеристиками, которые в совокупности отсутствуют у любого другого органа: он не зависит от правительств, он обладает наднациональными полномочиями, он выполняет судебные функции.

Интеграционные процессы на постсоветском пространстве не только оформляют экономическое взаимодействие; они являются способом, может быть единственным, преодоления того исторического и культурного кризиса, в котором оказались народы, входившие в состав СССР. Для многих людей, желающих видеть свое отечество процветающим, эти процессы являются светлой надеждой. Именно поэтому Суд так важен; именно поэтому его деятельность должна быть максимально публичной; именно поэтому доктрина имеет не только право, но и моральную обязанность рассматривать его практику, в т. ч. под критическим углом; именно поэтому Суд должен находиться в постоянном диалоге с государствами, национальными судами, предпринимательским сообществом и доктриной.

2. Наибольший интерес для анализа представляют три недавних решения Суда: постановление от 8 апреля 2013 г., разъясняющее решение от 5 сентября 2012 г. по делу «Угольная компания «Южный Кузбасс»» против Комиссии; решение от 24 июня 2013 г. по делу «Новокраматорский машиностроительный завод» против Комиссии; решение по делу о применении решений Комиссии ТС № 130 и № 728 от 10 июля 2013 г.

В первом случае поводом для вмешательства Суда стала запоздалая реакция Евразийской экономической комиссии на решение Суда, признающее акт Комиссии ТС не соответствующим международным договорам. В отсутствие четкого регламентирования данного вопроса в праве ЕврАзЭС, Суд разъяснил юридические последствия собственных решений. В частности, он указал, что правовым последствием признания акта Комиссии не соответствующим международным договорам является его ничтожность с момента принятия или с момента, указанного Судом. Соответствующее решение Суда действует непосредственно, не только в отношении участников дела, но и erga omnes. В этой связи оно может повлечь пересмотр национальных судебных решений, в которых дано иное толкование спорных актов. Суд может предписывать меры для исполнения своего решения, общего и индивидуального характера, Комиссии и государствам. Комиссия обязана исполнять решения Суда в разумный срок, не превышающий 60 дней; государства — в разумный срок. Отношения между Комиссией и Судом регулируются принципом разделения властей. Любой акт или действие, направленные на неисполнение или ненадлежащее исполнение решения Суда, являются юридически ничтожными.

тщательный анализ данного постановления проведен А.И. Исполиновым, по мнению которого позиция Суда является «первым на постсоветском пространстве случаем судейского активизма». Среди прочего, автор подвергает критике ссылку Суда на нормы jus cogens; утверждение Суда о том, что его решение действует erga omnes; утверждение Суда о том, что его решение «подлежит неукоснительному исполнению»; «раздраженно-менторский тон» Суда; «отповедь со стороны Суда в адрес ЕЭК»; недостаток «рефлексии Суда о будущем евразийской интеграции»; отсутствие выводов о проблеме возмещения ущерба, понесенного частными лицами в результате применения оспоренного решения Комиссии1.

3. Действительно, выводы Суда, изложенные в Постановлении, выходят далеко за пределы договорных положений,

1 Исполинов А.С. Решение большой коллегии суда ЕврАзЭС по делу южного Кузбасса: насколько обоснован судейский активизм? // Евразийский юридический журнал. — 2013. — № 5. — С. 19-26.

определяющих компетенцию Суда и последствия его решений, и, по сути, представляют собой правотворчество. Новыми выглядят главный вывод Суда о ничтожности акта, признанного им не соответствующим международным договорам, а также выводы о том, что решение Суда действует erga omnes; о возможности пересмотра национальных судебных решений; о праве Суда указывать меры общего и индивидуального характера «в целях неповторения в дальнейшем нарушения прав в отношении неопределенного круга лиц, а также для восстановления нарушенных прав конкретного заявителя»; о ничтожности акта, направленного на неисполнение судебного решения. Не всегда эти выводы мотивированы в достаточной степени; стилистика Постановления более близка к стилистике закона, чем к стилистике судебного решения.

Некоторые выводы Суда могут быть восприняты как противоречащие принципу свободы выбора государствами средств (процедур и норм) исполнения международных обязательств. В интеграционном сообществе действие данного принципа является менее выраженным, чем в общем международном праве, однако оно все же имеет место. В последнее время Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) отходит от данного принципа, однако делает это ad hoc, в особых случаях, признавая, что соответствующая практика «пилотных» постановлений является скорее исключением, чем правилом. Неслучайно в Постановлении по делу «Броневский против Польши» от 22 июня 2004 г. ЕСПЧ указал: «Хотя в принципе Суду не следует определять, какими могут быть надлежащие меры восстановления для того, чтобы государство-ответчик выполнило свои обязательства по ст. 46 Конвенции, — с учетом констатируемой ситуации структурного характера Суд отмечает, что в рамках исполнения настоящего решения несомненно необходимы общие меры на национальном уровне, — меры, которые должны принять во внимание многочисленных затронутых лиц».

Из текста Постановления можно сделать вывод, что в своих рассуждениях Суд опирался на практику других международных судов. Концепции «pacta sunt servanda», «jus cogens», обязательств «erga omnes» относятся к общему международному праву, с которым работает МС ООН; концепция «пилотных» постановлений была сформулирована ЕСПЧ; концепция ничтожности акта, не соответствующего коммунитарному праву, закреплена в ст. 264 Договора о функционировании ЕС и применяется Судом ЕС. Ориентацию Суда на опыт других международных судов следует приветствовать, однако комбинация концепций, действующих в разных сферах международного права, могла бы быть более осторожной. Ссылка Суда на принцип разделения властей едва ли может быть принята. В Решении по делу Тадича от 2 октября 1995 г. Апелляционная камера Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии указала, что разделение законодательной, исполнительной и судебной властей, широко используемое в большинстве национальных систем, не применяется в международном правопорядке, в частности, в рамках международной организации, такой как ООН (пар. 43).

Выводы Суда вполне могут вызвать неодобрение государств, которым Суд готов предписывать меры общего и индивидуального характера; высших судов, верховенство которых в рамках национального правопорядка Суд готов оспаривать; Комиссии, решение которой, по мнению Суда, «дезавуирует судебное решение, нарушает баланс полномочий»; и, наконец, доктрины, которая, наверное, предпочла бы, чтобы Суд привел больше аргументов. Такая бескомпромиссность, с одной стороны, свидетельствует о торжестве независимого правосудия; с другой стороны, осложняет работу Суда и про-

паганду его решений, ведет к изоляции, а следовательно, к невостребованности Суда.

4. Решение от 24 июня 2013 г. по делу «Новокраматорский машиностроительный завод» («НКМЗ») против Комиссии примечательно тем, что оно вынесено по спору с участием иностранного субъекта. В основе спора лежит конфликт экономических интересов украинского общества «НКМЗ» и российского общества «Уралмашзавод». Оба общества производят стальные кованые прокатные валки, однако продукция украинского общества реализовывалась в России по более низкой цене. Российское общество инициировало введение антидемпинговой пошлины. Данная пошлина сначала была введена на национальном уровне, а затем Решением Комиссии № 904 была распространена на членов ТС. Это решение и было оспорено НКМЗ, считающим, что оно не соответствует соглашениям ВТО. По существу НКМЗ полагал, что антидемпинговое расследование Минпромторга, предшествующее введению пошлины на национальном уровне, не учло некоторых экономических факторов. Его возражения вызывало также то, чт

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

naukarus.com

ВС поправил суд, который отказался рассматривать жалобу

«МедБизнесКонсалтинг» подал иск к обществу «Перспектива» в АСГМ, который рассмотрел его в упрощенном порядке и отказал в удовлетворении требований. Истец пожаловался в 9-й ААС и смог добиться рассмотрения спора по правилам первой инстанции, а по его итогам – удовлетворение части заявленных требований. Но «МедБизнесКонсалтинг» решил продолжить отстаивать свои права в судебном порядке и обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой.

Там заявителю отказали в рассмотрении жалобы, указав, что обжалуемое решение было принято в упрощенном порядке, а значит, не может быть обжаловано в кассационном порядке. Экономколлегия Верховного суда исправила эту ошибку и указала: если апелляционный суд рассмотрел спор по правилам первой инстанции, то у сторон есть право обжаловать решение в кассационной инстанции. «Возможность обжалования судебного акта и его пересмотра в вышестоящей инстанции является одним из неотъемлемых элементов права на судебную защиту», – подчеркнули в высшей инстанции.

По итогам рассмотрения жалобы ВС отправил спор на новое рассмотрение в СИП.

Ни ГПК, ни АПК не содержат однозначного разъяснения, как действовать суду, если ответчик до вынесения решения устранил спорную ситуацию. Поэтому возможны следующие варианты, многие из которых прямо противоречат друг другу, хотя на практике встречаются одинаково часто:

истец отказывается от иска, и суд прекращает производство по делу (№ Ф04-2136/2018);ответчик признает иск, и суд удовлетворяет его. «При этом указывает, что решение суда не приводится в исполнение в связи с фактическим исполнением – как в делах № 33-22581/2017, № 33-5259/2017, № 33-50399/2016, № 33-47715/2017», – сообщила адвокат КА города Москвы «Барщевский и Партнеры» Елена Михалевич;стороны заключают мировое соглашение, и суд прекращает производство по делу;стороны не делают никаких заявлений, а суд отказывает истцу в иске. «Ведь у истца к этому времени уже нет права на иск в материальном смысле, т. е. на его удовлетворение», – объяснил руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Кирилл Данилов. «Чтобы исполнение должника послужило основанием для полного отказа от удовлетворения исковых требований, оно должно быть исчерпывающим. Когда заявлены требования о взыскании задолженности и неустойки и во время судебного процесса должник добровольно погашает истцу сумму основного долга, суд может отказать в удовлетворении иска в части основных требований, но не в части взыскания неустойки», – говорит юрист Saveliev, Batanov & Partners Максим Белозеров. Например, после подачи иска, но до вынесения решения ответчик оплатил сумму долга и Арбитражный суд Краснодарского края отказал истцу в удовлетворении его требований в этой части, но взыскал с него проценты (№ А32-23336/2013). Аналогичных примеров множество (№ Ф07-10510/2017, № А71-7751/2016, № 2-1283/2015, № С01-611/2017, № 07АП-283/2018, № 33-48476/2016, № Ф05-4966/13, № Ф06-18845/2017, № А40-63155/12-16-593). Однако Верховный суд по делу о страховом возмещении пришел к следующему выводу: «Отказ в иске может иметь место лишь в случае признания исковых требований незаконными или необоснованными» (№ 78-КГ14-28).

«Бывает, стороны не делают никаких заявлений, а суд прекращает производство в связи с добровольным удовлетворением требований истца. Однако такой подход является ошибочным, поскольку противоречит ст. 220 ГПК и ст. 150 АПК, в которых установлен закрытый перечень оснований для прекращения производства. Удовлетворение ответчиком исковых требований в ходе судебного процесса к таким основаниям не относится», – отметил старший юрист АБ «Андрей Городисский и Партнеры» Дмитрий Якушев. Действительно, ни гл. 17–18 АПК, ни гл. 18–19 ГПК не содержат полномочия суда по прекращению производства в случае устранения ответчиком спорной ситуации. Следовательно, суд обязан рассмотреть дело по существу.

Распределение судрасходов в каждом вариантеЕсли истец отказывается от иска и суд прекращает производство по делу, судебные расходы взыскиваются с ответчика (ч. 1 ст. 101 ГПК; ст. 110 АПК; п. 26 постановления Пленума ВС от 21.01.2016 № 1; п. 8 постановления Пленума ВАС от 20 марта 1997 г. № 6; п. 13 Информационного письма Президиума ВАС от 5 декабря 2007 г. № 121). Судебная практика это подтверждает (№ 01АП-5107/17, № 33-1201/2018, № А73-18312/2016, № А33-26425/2016). «Однако истец должен представить суду обоснование того, что отказ от иска вызван действиями ответчика по добровольному удовлетворению исковых требований. Если истец просто передумал судиться, тогда ответчик, наоборот, может сам претендовать на взыскание с истца судебных расходов», – сообщил Белозеров. «И добровольное устранение нарушения должно быть обусловлено подачей иска в суд. В ином случае судебные расходы взысканию не подлежат – как в деле № Ф05-4278/18», – заявил партнер практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Иван Веселов. При этом госпошлина не возвращается из бюджета, а тоже взыскивается с ответчика (абз. 2 п. 11 постановления Пленума ВАС от 11 июля 2014 г. № 46; абз. 3 подп. 3 п. 1 ст. 333.40 НК). Практика ВС это подтверждает (№ 306-ЭС14-7423, № 302-КГ18-304).Если ответчик признает иск и суд удовлетворит его, истец формально выигрывает спор – а значит, он вправе возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы (ч. 1 ст. 98 ГПК; ч. 1 ст. 110 АПК).Когда стороны заключают мировое соглашение, они сами договариваются о распределении судебных расходов (ч. 2 ст. 101 ГПК; ч. 3 ст. 140 АПК).Если стороны не делают никаких заявлений, а суд отказывает истцу в иске, вернуть судебные расходы у истца не получится. «Он не будет считаться стороной, в пользу которой было вынесено судебное решение. А значит, согласно принципу домино, ему также откажут в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов», – сообщил юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Александр Свашенко.

Чтобы стать нотариусом, помимо высшего юридического образования и пятилетнего стажа работы по специальности, нужно получить право на занятие нотариальной деятельностью и выиграть конкурс на замещение вакантной должности. До 1 июля 2015 года такое право подтверждалось лицензией, а потом – сведениями о сданном квалификационном экзамене и соответствующей записью в реестре. Юрист с правом занятия нотариальной деятельностью может временно исполнять обязанности нотариуса. Чтобы открыть собственную нотариальную контору, ему нужно дождаться вакансии – ведь количество нотариусов в каждом нотариальном округе строго ограничено законом и зависит от числа проживающих там лиц.

Конкурс на замещение вакантной должности в определенном нотариальном округе объявляют, как правило, когда кто-то из действующих нотариусов прекращает работать. Это случается нечасто. По информации Федеральной нотариальной палаты, в России в 2017 году работало 8033 нотариуса: 8030 частных и 3 государственных. В том же году было 112 вакантных должностей нотариусов (1,37% от общего числа), 2 из которых – в государственных конторах, а 205 нотариусов (2,6 % от общего числа) сложили с себя полномочия: 170 – по собственному желанию, 6 – по достижении пенсионного возраста (нотариусы могут работать до 75 лет), 3 – по решению суда за совершение дисциплинарных проступков и нарушение законодательства, 1 – в других случаях, предусмотренных законом. В 2017 году в Москве было 703 нотариуса (все они частные) из расчета 1 нотариус на 15 000 человек, и лишь 10 вакантных должностей. А недавно в московском городском нотариальном округе были прекращены полномочия двух нотариусов, в связи с чем появились две вакантные должности. Минюст объявил конкурс, к участию в котором допустили 131 человека. Только двое из них получили право открыть собственные нотариальные конторы в московском городском нотариальном округе (то есть в любой части Москвы).

О работе нотариуса

Екатерина Лексакова в 1994 году окончила Московский государственный юридический университет имени О. Е Кутафина (МГЮА), несколько лет проработала помощником прокурора и стажером нотариуса, в 1996 году сдала квалификационный экзамен и получила лицензию на право совершения нотариальных действий, после чего еще 16 лет трудилась временно исполняющим обязанности нотариуса. В 2012 году Лексакова выиграла конкурс на замещение вакантной должности и открыла собственную нотариальную контору.

Утро Лексаковой началось с выездного действия: нужно заверить изменения, вносимые в устав общества. Встреча с заказчиком – им оказался бизнесмен из Ирака – назначена в дорогой московской гостинице. Кроме самого нотариуса и консультанта, присутствует переводчик, через которого и происходит общение. Лексакова убеждается, что иракец понимает суть действий и знаком со всеми вносимыми изменениями, а сами изменения соответствуют закону. После этого она удостоверяет личность, просит подписать документы, а затем заверяет их своей подписью.

По ее наблюдениям, к нотариусу обращаются за совершением выездных действий примерно раз в неделю. Для юрлиц это стоит 10 000 руб., для физлиц – 5000 руб., для нетранспортабельных граждан и инвалидов I и II группы – 2000 руб. Сам нотариальный документ (госпошлина и услуги правового и технического характера) оплачивается отдельно. «Пенсионеры, инвалиды, люди с детьми заказывают выезды, когда у них возникает потребность, какая-то жизненная ситуация. Но чаще всего этой услугой пользуются бизнесмены, у которых нет времени приехать в контору лично. Обычно, если просят о выезде, я беру с собой консультанта, который готовил документы – поскольку он хорошо в них ориентируется. Однако, строго говоря, его присутствие не требуется», – рассказала Лексакова.

Когда Лексакова вернулась в офис, ее уже ждали пятеро заявителей, которые хотели составить и нотариально заверить соглашение о переводе долга в 30 млн руб. и взаиморасчетах со сторонами (акционерным обществом и физлицом). Нотариус собрала всех в переговорной и принялась рисовать на доске схему сделки. Она разъяснила каждому присутствующему его риски и объяснила, как их можно минимизировать. В итоге получилось несколько вариантов, которые Лексакова набросала на бумаге. После всех уточняющих вопросов стороны отправились на улицу созваниваться со своими юристами. Примерно через два часа они выбрали один из вариантов. Так как договор нетривиальный, его составляла сама нотариус, а консультанты готовили сопутствующие документы. На изучение договора сторонами ушло еще около 30 минут, причем заявителей развели по разным углам конторы – чтобы каждый мог созвониться с юристом, задать уточняющие вопросы и предложить свои правки. Когда все были готовы, нотариус заверила документы, зафиксировав процесс на видео. В общей сложности заявители провели в нотариальной конторе более четырех часов и заплатили со всех 23 000 руб.

«Мы часто записываем нотариальные действия на видео. Особенно это касается крупных сделок и завещаний, а также удостоверения документов от пожилых людей. Если вызывает подозрение, что обратившийся хочет именно это действие и понимает и осознает последствия, я обязательно беседую с ним на камеру», – рассказала Лексакова. Когда она принимает решение совершить нотариальное действие под видеозапись, то приглашает стороны к себе в кабинет, включает камеру, вслух произносит дату и время съемки, устанавливает личности присутствующих и демонстрирует паспорта, зачитывает документы и объясняет сторонам их суть. После того как стороны под запись подтвердят свое желание совершить определенные действия (например, продать квартиру), происходит подписание и обмен документами, запись прекращается. Все видеофайлы хранятся в архиве нотариуса минимум пять лет и могут быть истребованы судом.

В коридорах нотариальной конторы весь день оживленно, хотя как таковой очереди нет. «Долго ждать услуги не приходится, поскольку в основном все записываются к определенному времени. А народу много, так как заявители часто берут с собой родственников», – рассказала консультант. В среднем за день совершается 30–35 нотариальных действий (хотя их может быть и 10, и 100) – именно столько бумаг приходится проверить и подписать нотариусу. Многие посетители обращаются просто за консультацией по совершению нотариального действия, тем более это бесплатно. Другие приходят познакомиться. «Иногда ко мне в кабинет заходит человек, здоровается и начинает пристально разглядывать. Я уже знаю: он пытается для себя решить, можно ли доверить мне, например, деньги, которые он собирается внести на депозит нотариуса», – говорит Лексакова.

Враждебно настроенные заявители встречаются регулярно. Как правило, их приводит к нотариусу противная сторона сделки, поэтому при первом знакомстве они осторожничают, медлят, боятся подписывать документы. «Я не заверю документ, относительно которого у меня имеются сомнения, что кто-то из заявителей или сторон сделки не осознает в полной мере юридические последствия. Если же я вижу, что сделка законная и все интересы соблюдены, стараюсь успокоить людей. Надо добиться, чтобы все начали друг другу доверять – это будет справедливо и честно. Тем более что нотариус несет имущественную ответственность – возмещает в полной мере любой ущерб, если он возник по его вине. Такие случаи бывали даже при несоблюдении какой-то малозначительной формальности. Теперь появился новый нормативный документ – Кодекс профессиональной этики нотариуса, который тоже накладывает определенные обязанности. Но и без него нотариусы слишком дорожат своей репутацией, чтобы допускать какие-то отступления от регламента», – уверена Лексакова.

Однажды она засвидетельствовала подлинность подписи на документе, после чего сторона попыталась оспорить это в суде: «Хотя заявитель проиграл, мне такого опыта хватило. Больше не хочу сидеть в коридорах судов и доказывать, что действовала по закону. Если у меня или у моих консультантов есть какие-либо опасения, мы по 10 раз все перепроверим, внесем уточняющие правки и запишем нотариальное действие на камеру, чтобы подтвердить законность своих действий».

К концу дня народ рассеялся, а консультанты с нотариусом занялись подготовкой к завтрашним сделкам – среди них и купля-продажа недвижимости, и уступка права требования, и брачный договор. В итоге за день Лексакова совершила один выезд, заверила порядка 40 нотариальных документов, записала на камеру два нотариальных действия и проконсультировала еще по пяти, а также составила один многомиллионный договор.

О работе нотариальной конторы

Нотариальная контора Лексаковой расположена в центре Москвы, в Дмитровском переулке. Это небольшой офис на первом этаже жилого дома, с несколькими кабинетами, ресепшеном, зоной для ожидания и переговорной. Лексакова с командой переехала в него год назад, но уже успела разбить во дворе цветник. «У нотариусов в спальных районах больше наследственных дел, порой это означает и больший объем работы, и больший доход. Однако открывать нотариальную контору по соседству с действующей – неправильно, поэтому, когда я выбирала помещение под офис, искала такое, где поблизости нет других контор. В итоге я расположилась на месте нотариуса, который до этого сложил полномочия. Наткнулась на это место и влюбилась: историческое здание, за семь минут можно дойти до Кремля. Его минус в том, что из-за специфического месторасположения – вокруг одни театры да рестораны – к нам редко обращаются физлица, хотя мы им тоже очень рады», – говорит нотариус.Трудятся в конторе девять человек: нотариус, семь консультантов и администратор-секретарь. Каждый консультант отвечает за свое направление работы: один ведет наследственные дела, другой специализируется на сделках между юрлицами, третий оформляет доверенности. Они же общаются с посетителями и готовят большинство документов. Все нотариальные действия консультанты заносят в журнал и в Единую информационную систему нотариата.

У двух из семи консультантов есть лицензии на право совершения нотариальных действий, и один из них исполняет обязанности Лексаковой, когда ее нет на месте. Если и этот консультант отсутствует, прием не осуществляется. Другие консультанты тоже нацелены на сдачу квалификационного экзамена на право занятия нотариальной деятельностью и дальнейшее участие в конкурсе.

Пришедшего в нотариальную контору заявителя отправляют к консультанту, который выслушивает его и дает рекомендации. Если дело простое, консультант сам готовит пакет документов, а нотариус устанавливает личность клиента по паспорту, проверяет документы и заверяет их. Когда у консультанта сомнения в том, как лучше оформить документ, вопрос обсуждается с нотариусом. По сложным делам нотариус самостоятельно консультирует граждан (это бесплатно) и составляет документы. Все вопросы функционирования конторы (прием и увольнение сотрудников, оплата их труда, материальное обеспечение офиса, бухгалтерия, издание локальных актов, взаимодействие с банками и налоговой и т. д.) также лежат на нотариусе.

О стоимости услуг нотариуса

Стоимость услуг нотариуса складывается из тарифа (установленного Основами законодательства о нотариате либо Налоговым кодексом) и платы за услуги правового и технического характера (ее размер устанавливает нотариальная палата каждого субъекта, выше этой величины поднять плату нельзя). Недавно Верховный суд решил: клиент нотариуса вправе сделать всю работу самостоятельно и отказаться от технических и правовых услуг. «Нотариальная деятельность осуществляется без каких-либо дотаций из бюджета, исключительно на принципах самофинансирования. Наш доход образуется в большей части именно за счет оказания услуг правового и технического характера, и мы сами оплачиваем и содержим офис, покупаем в него компьютеры, мебель и канцелярку, отчисляем налоги, выдаем зарплаты сотрудникам и так далее. Мы также выплачиваем взносы в региональную нотариальную палату и в ФНП – на эти деньги, например, содержится Единая информационная система нотариата, благодаря которой все наши данные надежно защищены от мошенничеств, а мы можем предоставлять удобный сервис и услуги электронного нотариата. Благодаря этому работают все бесплатные публичные реестры – проверка доверенностей, например, или реестр уведомлений о залогах движимого имущества. Из этих же средств оказывается помощь нотариусам, работающим в малонаселенных и труднодоступных территориях, где они физически не могут самостоятельно содержать контору. Бюджетных денег мы не получаем в принципе. Так как наши тарифы десятилетиями не пересматривались, плата за услуги правового и технического характера была и остается естественным регулятором реальной стоимости нотариальных действий», – считает Лексакова.

pravo.ru

Популярное:

  • Правила создания содержания и охраны зелёных насаждений города москвы Постановление Правительства Москвы от 10 сентября 2002 г. N 743-ПП "Об утверждении Правил создания, содержания и охраны зеленых насаждений города Москвы" Информация об изменениях: Постановлением Правительства Москвы от 28 […]
  • Материнский капитал выплаты до какого года Материнский капитал продлили до 2021 года включительно 28 декабря 2017 года Владимир Путин подписал закон о продлении программы материнского капитала после 2018 года еще в течение 3 лет — до 31 декабря 2021 года. Это уже не […]
  • Последние изменения в материнском капитале в 2014 Материнский капитал в 2015 и 2016 году Программа материнского капитала началась в 2007 году в виде реализации дополнительных мер государственной поддержки семей, имеющих детей. Их обеспечение в рамках программы установлено […]
  • Правила распорядка сизо Приказ Минюста РФ от 14 октября 2005 г. N 189 "Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы" (с изменениями и дополнениями) Приказ Минюста РФ от 14 октября 2005 г. N 189"Об […]
  • Штрафы гибдд по решению суда Штрафы ГИБДД со скидкой 50%, делимся опытом С 1 января 2016 года водители и собственники транспортных средств могут оплачивать штрафы ГИБДД со скидкой 50%. Основное условие - нужно совершить платеж не позднее 20 дней с даты […]
  • Включение в реестр субъектов малого и среднего предпринимательства Вопросы и ответы Общая информация Субъектам малого и среднего предпринимательства Заказчикам товаров и услуг Реестродержателям Общая информация Единый реестр – это размещенная в открытом доступе база данных о субъектах […]
  • Мчс рф полномочия Приказ МЧС России от 10 мая 2017 г. N 209 "Об утверждении полномочий должностных лиц в системе Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по […]
  • Приказ мвд 130 от 2007 Приказ МВД России от 13 марта 2018 г. № 130 “Об утверждении Порядка принятия подразделениями центрального аппарата Министерства внутренних дел Российской Федерации, территориальными органами Министерства внутренних дел […]