Первый закон от джо аберкромби

Джо Аберкромби

Страна: Великобритания
Родился: 1974-12-31

Джо Аберкромби — молодой британский писатель, автор нашумевшей трилогии темного фэнтези «Первый закон» («The First Law»), надежда жанра, которой не просто прочат большое будущее после удачного дебюта, но уже сам дебют признают незаурядным событием. Права на его произведения были приобретены в тринадцати странах, и книги Аберкромби уже переведены на несколько языков, в том числе немецкий, испанский, французский, чешский, шведский, голландский и русский.

Будущий сотрясатель «общих мест» жанра фэнтези родился в последний день 1974 года в Ланкастере. Получил образование в Lancaster Royal Grammar School, где большую часть времени он провел, «играя в компьютерные игры, бросая кости и рисуя карты несуществующих местностей». Затем поступил в университет Манчестера, где изучал психологию. После чего попал сначала на ТВ, а потом стал монтажером-фрилансером. В числе его работ были различные документальные ленты, церемонии награждений и концерты, а также видеоклипы Барри Уайта, групп Coldplay и The Killers (список сериалов, над которыми он работал, можно посмотреть на страничке Аберкромби на сайте IMDb).

В 2002 году Джо вернулся к своей давней мечте — в одиночку переосмыслить устоявшиеся жанровые клише, и всерьёз принялся писать первый роман, «The Blade Itself» (в русском переводе получивший название «Кровь и железо»), повествующий о злоключениях Логена Девятипалого, варвара с философским отношением к жизни. В 2004-м он завершил его, но еще 2 года ушло на поиск издателя и выпуск книги. Знакомство Джо с Джиллиан Редфирн из издательства Gollancz привело к последовательному подписанию двух контрактов, предусматривающих публикацию в общей сложности пяти романов этого уроженца графства Ланкашир.

Джо АберкромбиВ 2007 — 2008 годах Аберкромби с блеском довершил начатое, выпустив романы «Before They Are Hanged» и «The Last Argument of Kings» — продолжение и, соответственно, завершение трилогии «The First Law», в определённом смысле, одной большой книги (каковой, например, является и «Песнь Льда и Огня» Джорджа Мартина).

Среди внежанровых источников своего вдохновения Аберкромби особенно отмечает полицейские триллеры Дж. Эллроя, трилогию Б. Корнуэлла об Артуре, а также популярные в последние годы телесериалы: «Клан Сопрано», «The Wire», «Battlestar Galactica» и «Deadwood».

После выхода книг рецензенты не скупились на похвалу: «Восхитительно злобная книга» (Guardian), «Тёмная, глубоко ироничная, полная блестящих персонажей, которые найдут отклик в циничной стороне вашей натуры. » (sfrevu.com), «Отличное чтиво: жёсткое, темповое и непретенциозное» (SFX magazine), «Мы — прямо там, в головах этих парней, благодаря стилю автора… Его понимающий тон подразумевает, что происходящее часто будет представать в ироническом свете, со второстепенными персонажами, которые балансируют на грани диккенсовских» (Дэйв Брэдли, журнал SFX).

Не отставали от критиков и писатели, отзываясь восторженно, а может быть даже завистливо:

«Если вы любите бескровное, высокопарное фэнтези, с персонажами, хрупкими как газетные страницы, и такими же скучными, как гипсовые фигурки святых, Джо Аберкромби и впрямь испортит ваш день…» Скотт Линч.

«В выдуманном им мире наличествуют несглаженные противоречия… и осознание неизбежности насилия, что очень по–современному… его читатель вознаграждается многим» Лиза Таттл.

Джо Аберкромби«Запутанный сюжет просто несёт вместе с собой варварских воинов, обладающих неподдельной храбростью (и получающих всамделишние раны), испорченных аристократов с искупительным потенциалом, волшебников со сбивающими с толку планами … плюс самого симпатичного заплечных дел мастера всех времён. Трилогия «Первый Закон» — это приключение, развитие героев которого происходит жесткими, непредсказуемыми, убедительными путями, в таком же жестком и странном мире. В мире, который иногда ужасен, и всегда поразителен…» Джон Мини.

«Аберкромби прямиком направился к статусу суперзвезды» Дж. Вандермеер.

После подобных заявлений как-то с трудом верится в скептические заявления о застое в жанре.

Проживал в Северном Лондоне. В настоящее время живет в Бате, графство Соммерсет, с женой Лу и двумя дочерьми. Менять сложившийся ритм жизни, и переходить из фрилансеров в разряд «профессиональных писателей» не планирует. Кстати, предвидя праздное любопытство, можно добавить, что ни писательница Линн Аберкромби, ни джазовый гитарист Джон Аберкромби не являются его родственниками.

Два года подряд номинировался на John W. Campbell Award. Также дважды его романы признавались «книгами года» посетителями популярного тематического ресурса SFF World.

Вместе с Филипом Пулманом, Терри Пратчеттом и Чайной Мьевилем в начале 2008 года Джо участвовал в телепроекте BBC «World of Fantasy», где говорил о. влиянии Мервина Пика на современное британское фэнтези.

В июне 2009 года вышла новая книга Аберкромби, «Best Served Cold». Отдельный (т.е. внецикловый) роман о наёмниках, мучительных смертях и кривых дорожках, действие которого происходит в мире «Первого Закона» через четыре года после событий дебютной трилогии. Сам автор отзывается об этой книге как о «темной, жесткой, и очень-очень кровавой. » и характеризует её как «фэнтезийный триллер». Она стала его первым произведением с официально одобренной картой. Кстати, познакомиться с частью главных героев романа можно было еще во втором томе дебютной трилогии. «Best Served Cold» был признан лучшим романом 2009 года на форуме SFFWorld, занял 3-е место в читательском выборе на SF Site, и был номинирован на The August Derleth Fantasy Award.

В конце июня 2010 года в антологии героической фэнтези Лу Андерса и Джонатана Страхана появился рассказ Аберкромби («The Fool Jobs»), уже по первым отзывам названный едва ли не лучшим в ней. На 2011-й запланирован к выходу новый роман писателя — «The Heroes», после чего ему предстоит воплотить на бумаге замыслы еще как минимум четырех книг — именно на такое количество был подписан его недавний контракт с издательством Gollancz. Первой из них станет, безымянный пока что, роман, условно именуемый Джо как «фэнтези-вестерн».

Напоследок предоставим слово самому автору, ведь кто скажет лучше него самого?

«Можете оставить себе Арагорнов и Гендальфов. Я куда охотнее распил бы пинту пива с Боромиром и Саруманом. Хотя,если подумать, наверняка Саруман из тех, кто предпочитает напитки из чистого солода. »

«Понятное дело, что вы не можете сочинять историю, происходящую в вымышленном мире без того, чтобы этот мир создать, а то, что вы создаёте, должно быть убедительным. Просто я считаю, что такой аспект эпического фэнтези, как подробное описание мироустройства часто заходит так далеко, что подавляет собой всё остальное. Люди пытаются «перепрофессорить Профессора»; без конца соперничают друг с другом в том, чтобы оказаться автором самой подробной, сложной и длинной книги. Так, как будто вся идея состояла в том, чтобы нарисовать набор географических карт и — ого, да мы решили все проблемы! — осталось лишь эскизно набросать парочку умилительно-клишированных персонажей. Чтобы было кому бродить между Занвонзом и Вибвабом, по дороге, путём неторопливой беседы, сливая информацию о том, как функционирует их магическая система.

Но что касается меня — мне истории по-настоящему интересны только персонажами и диалогами. Подробные описания великолепны в тех местах, где они действительно нужны. Но только не за счёт тех вещей, которые на самом-то деле и делают историю «той, что надо», верно?»

«В конечном счёте, полагаю, я просто старался написать книги, которые мне самому хотелось прочитать. Эпическую смесь любви, войны и всего прочего в том же духе. Некоторое количество пыток, некоторое количество интриг. Немного тайн и чуть-чуть магии. Небольшое количество постельных сцен и чертовски много насилия, которое вызывает прилив адреналина. Пару грандиозных картин, порождающих благоговейный трепет и парочку тошнотворных неожиданностей на пути к захватывающей, шокирующей кульминации. Смех, слёзы и немного тошноты. Вся гамма эмоций.

И главнее всего — несколько энергичных персонажей, с жёсткими, но смешными диалогами. Достаточно?

Не сочтите за наглость, можно попросить у вас за это ?»

fantasy-worlds.org

Земной круг — вселенная Джо Аберкромби

Что для вас важнее? Ваша семья и друзья или ваш дом? Первое — ваша жизнь, второе — фон для неё. У меня
даже не возникает вопроса, что должно стоять на первом месте. Придумывать мир здорово, но я не думаю, что он вправе отвлекать внимание от персонажей или сюжета.
Джо Аберкромби

Осторожно, спойлеры!

Брат на брата

На заре времён в мире Земного круга царил Хаос и над людьми властвовали демоны. Но затем всемогущий Эус, полудемон-получеловек, изгнал демонов из мира людей на Другую сторону и закрыл все врата между мирами. Чтобы Хаос не вернулся, Эус завещал потомкам исполнять два непреложных закона.

Первый закон — запрещено общаться с Другой стороной. Второй закон — запрещено вкушать человеческую плоть.

Законы имели вполне практическое значение. Любой контакт с нижним миром мог повлечь за собой возвращение демонов и очередной этап Хаоса. Каннибализм же давал едокам силу съеденных жертв и способность принимать их облик. Помимо того, людоеды могли таким образом продлевать жизнь и становиться почти неуязвимыми. Практически, новыми демонами.

У Эуса было четыре сына, каждому из которых он предназначил особый дар — один из видов волшебства. Старший, Иувин, унаследовал высокое искусство «традиционной» магии. Канедиас познал секреты делания — волшебного умения придавать форму камням и металлам. Бедеш обрел способность общаться с духами и подчинять их своей воле. Так возникли три ветви магии, называемые «чистыми». Младшему же, Гластроду, должен был достаться талант призывать демонов с Другой стороны. Но поскольку Эус провозгласил Первый закон, Гластрод не получил ничего, кроме отеческого благословения. Всемогущий наказал детям привести мир в порядок и навсегда покинул его.

Братья обосновались в разных частях света. Бедеш в уединении общался с духами. Канедиас построил себе башню в самом центре Земного круга — Срединных Землях. Иувин отправился на запад и поселился в долине реки Аос. Здешний народ Иувин обучил наукам и ремёслам и помог основать государство, вошедшее в историю как Старая Империя, со столицей в прекрасном городе Аулкус. Шли годы, император сменял императора, но бессмертный Иувин всегда был рядом, направлял и советовал.

Война — нормальное состояние для жителей Земного круга

Одиннадцать мудрейших людей он отобрал себе в ученики, основав небольшой орден магов. Никто из них не мог в полной мере познать все области магии — шутка ли, фундаментальный труд Иувина «Основы высокого искусства» занимал несколько книжных шкафов! Поэтому каждый стал экспертом в чём-то одном. Например, Байяз, первый из магов, специализировался на магии огня.

Обделённый наследством Гластрод затаил обиду на братьев. Он втайне начал заниматься магией, запрещённой Первым и Вторым законами, связался с Другой стороной и стал слушать советы демонов. Затем младший сын Эуса собрал армию из уцелевших потомков демонов — всеми презираемых изгоев. Улучив момент, когда Иувин покинул столицу по делам, Гластрод наслал на Аулкус безумие. Жёны восстали против мужей, а соседи ополчились друг на друга. В довершение резни армия Гластрода при поддержке демонов ворвалась на улицы города и добила тех, кто ещё сопротивлялся.

Узнав о бойне в Аулкусе, Иувин пришел в бешенство и обратился за помощью к братьям. Бедеш откликнулся на зов, а вот Канедиас, погруженный в исследования, остался дома. Между братьями разразилась ужасная война, армия Гластрода была разбита, а сам он оказался осаждён в Аулкусе. Чтобы насолить братьям напоследок, злодей решил распахнуть врата на Другую сторону, и вырвавшаяся сила уничтожила его самого вместе с городом. Аулкус превратился в проклятое место, которое обходят стороной. Бедеш вернулся к своему уединению, и о нём с тех пор практически никто не слышал.

Конец старой эпохи

Со временем среди учеников Иувина начался разброд. Байяз и Кхалюль, два первых мага, соперничали за внимание учителя. Соперничество переросло во вражду, а вражда — в ненависть. Когда дело дошло до магических дуэлей, Иувин отослал обоих учеников подальше. Байяз решил, что превзойдёт соперника, если познает искусство делания, и пошёл в обучение к Канедиасу.

За эти годы вокруг башни Канедиаса вырос целый город, жители которого называли волшебника Мастером Делателем. Поначалу маг был дружелюбен и помогал возводить дома в городе. Но постепенно он становился все более скрытным и почти перестал выходить из башни, откуда выселил всех, кроме своей дочери Толомеи и ближайшего помощника.

Канедиас оказался более суровым наставником, чем его брат. Он заставлял Байяза трудиться от заката до рассвета, а секретами делился неохотно. Зато молодой маг сумел соблазнить Толомею, и девушка раскрыла любовнику многие тайны отца. Оказалось, что Канедиас искал способы обойти Первый закон и использовать силу Другой стороны. Узнавшему лишнее Байязу пришлось бежать, прихватив секреты Делателя, и укрыться у своего первого учителя. Разгневанный Канедиас бросился в погоню за вором и соблазнителем, но Иувин отказался выдать блудного ученика. Между братьями началась схватка, и Иувин был убит.

Тогда ученики Иувина в последний раз собрались вместе и отправились мстить за учителя. Они пришли в Срединные земли и перебили помощников Канедиаса. Сам Делатель укрылся с дочерью в башне, но Байяз уговорил Толомею отпереть дверь. Делателя оказалось не так просто взять — он убил двоих магов и победил остальных, прежде чем Байяз смог загнать его на самую вершину здания. Оттуда Канедиас скинул предательницу-дочь, а затем и сам был сброшен Байязом.

Так, по крайней мере, гласит легенда — «официальная версия», которую для потомков сочинил Байяз. В его россказнях масса нестыковок и недосказанностей, поэтому многие герои подвергали вину Канедиаса сомнению. Как и почему на самом деле погибли два величайших волшебника Земного круга — мрачная тайна, которую Аберкромби раскрывает далеко не сразу.

Среди уцелевших магов не было единства. Первым орден покинул Кхалюль: он обвинил Байяза в убийстве Иувина и ушёл на юг. Юлвей отправился присматривать за Кхалюлем. Захарус остался на западе, где пытался восстановить погрязшую в междоусобицах Старую Империю. Конейль уединилась в Великой западной библиотеке, Карнольт отправился за океан, а Леру просто спряталась от всех.

Дети Пророка

Между Байязом и Кхалюлем началась своеобразная холодная война, шахматная партия, в которой роли пешек исполняли короли и императоры, лорды и маршалы, солдаты и крестьяне. Вражда двух волшебников больше не была чисто магической. Вскоре после смерти Иувина магия начала покидать мир, и с годами каждое новое заклинание давалось всё труднее. Оба соперника смекнули, что куда эффективнее обычных фокусов людей убеждают деньги, поэтому и Кхалюль, и Байяз позаботились, чтобы их притязания всегда были подкреплены солидным количеством золота.

Кто убил Иувина?

Историю гибели Иувина и Канедиаса мы знаем со слов Байяза. Но Аберкромби приучил и читателей, и своих героев, что первому из магов на слово верить нельзя. Так, во время экскурсии по дому Делателя Байяз показал оружие, которым Канедиас якобы убил брата. А в другой раз утверждал, что даже не видел битвы между братьями, потому что спрятался в сторонке. Он рассказывал, как Делатель победил Кхалюля, а позже заявлял, будто Кхалюль вообще не участвовал в штурме башни. Наконец, его версия гибели Толомеи рушится, когда свидетель вспоминает, что Канедиас упал с башни первым…

Мог ли Байяз решиться на убийство своего учителя? Это не кажется невероятным. Первый из магов неоднократно жертвовал другими ради достижения своих целей. У Байяза определённо был и мотив — спровоцировать своих соратников на поход против Делателя, которого он, в сущности, обокрал и обесчестил. Смерть сразу двоих сыновей Эуса сделала его могущественнейшим из чародеев Земного круга. Кроме того, Байяз презрительно относился к деятельности Иувина, который, по его словам, хотел изменить мир с помощью улыбок и добрых побуждений.

Кто кого сбросил с Дома Делателя, раскрывается только в последней книге трилогии

Кхалюль обосновался на юге в засушливом, пустынном, населённом чернокожими народами государстве Гуркхул. Он выдал себя за Пророка, посланного единым богом, и подчинил своей воле гуркхульских правителей. Формально власть принадлежала императору, правящему в городе Шаффа, а Пророк считался его советником и наставником. Фактически же Кхалюль и его жрецы контролировали всю общественную жизнь. Он собрал вокруг себя воспитанников, которые поэтично называли себя Тысяча слов, а в народе получили более меткое прозвище — едоки. Потому что Пророк и его ученики пошли по стопам Гластрода и начали есть человеческую плоть, получая от этого невиданные силы

Всю мощь государства Кхалюль направил на завоевание новых земель. Бесконечной рекой в Саркант, крепость Пророка, текли захваченные гурками рабы, предназначенные для корма едоков. Каждый едок получал разные способности – силу, скорость, выносливость, некоторые могли менять обличье или пользоваться магией. Общим у них было одно: раз попробовав человечины, они не могли остановиться.

С годами гурки захватили немалую часть южного континента, Канты, и поработили большинство местных народов. Некоторые, оказавшие агрессору ожесточенное сопротивление, были полностью уничтожены, другие бежали. Одним из немногих мест, не сдавшихся на милость гурков, стала Дагоска, город с очень мощными оборонительными сооружениями, стоящий на полуострове на самом севере континента.

Основные приметы Гуркхула — жара, сушь, все вокруг темнокожие и верят в Пророка

Союз нерушимый

Для игры против Кхалюля Байязу срочно нужны были собственные пешки. Он отправился к Гароду, королю одной из Срединных земель, которые в то время представляли собой множество враждующих друг с другом мелких государств. Байяз предложил сделать его владыкой всего континента, если тот будет слушать советов волшебника. Их усилиями возник Союз — крупнейшее из государств Земного круга и главное орудие Байяза в борьбе с Кхалюлем. Столицей Союза маг сделал Адую, где стоял дом Делателя.

Байяз тщательно продумал устройство будущей империи. Формальным главой Союза считается король, но фактически от лица монарха страной руководит Закрытый совет, состоящий из высокопоставленных вельмож, руководителей армии и флота, верховного судьи и архилектора инквизиции. Парламентом служит Открытый совет, в котором заседают главы дворянских семей Союза. Он мало что решает, зато поддерживает иллюзию, что все дворяне участвуют в делах государства.

В отличие от Пророка, подмявшего под себя власть в Гуркхуле, первый из магов предпочитал действовать утончённо и дергать за ниточки из-за кулис. Байяз закрепил за собой постоянное членство в Закрытом совете и управлял страной через доверенных лиц. Однако со временем маг стал забывать, что век людей короток. Он упустил момент, когда его ставленник канцлер Феект скончался, и незадолго до событий книг едва не потерял контроль над собственным детищем.

Большую власть в Союзе получила инквизиция, не имеющая, впрочем, никакого отношения к церкви. Инквизиция Союза выполняет роль тайной полиции и ловит не еретиков и ведьм, а шпионов, заговорщиков, казнокрадов и даже купцов, уклоняющихся от налогов. Во главе организации стоит архилектор. Каждой областью и крупным городом заведует наставник, в его подчинении находятся простые инквизиторы, а при каждом из них — несколько головорезов-практиков. В задачи последних входит выбивать показания из несчастных, попавших в лапы правосудия, или отправлять их в мир иной. Одних инквизиторы казнят прилюдно, изуродованные трупы других под пологом ночи сбрасывают в каналы. Самые везучие получают билет на каторгу в Инглии — небольшой колонии Союза на северном континенте.

Инквизитор Глокта и его коллеги во многом напоминают венецианских инквизиторов из реального мира, которые служили не церкви, а государству

Король Севера

Во многих фэнтезийных мирах северные земли – суровый край, населенный суровыми людьми, и Земной круг не исключение. Здешний север заселён довольно скудно, кое-где на многие мили вокруг нет ни единого человеческого жилья. Впрочем, поодиночке по северным дорогам не ходят, ведь смутные времена породили много лихих людей, промышляющих грабежами, разбоями да убийствами.

Несмотря на общее название, север неоднороден. Самая южная часть континента, Инглия — колония Союза, знаменитая каторжными рудниками инквизиции. Её граница проходит по реке Белая. Далее на север кланами живут люди, которых называют северянами, — простой, грубый и честный народ. Вождь каждого клана держит хорошо обученных и экипированных дружинников-карлов и несколько прославленных воинов — названных, завоевавших себе новые имена в битвах. Основу же армий составляют бонды, вчерашние крестьяне, силой отправленные на войну и легко вооруженные. Впрочем, на севере войны длятся часто и долго, так что крестьяне порой превращаются в закаленных и беспощадных солдат.

Северяне блюдут собственный кодекс чести. Споры между кланами порой разрешаются без лишней крови — при помощи поединков в круге. Стороны выставляют своих сильнейших бойцов, и те бьются до смерти. Если же клан готов сдаться на милость победителя, он выставляет в круг своего слабейшего бойца, которым не жалко пожертвовать.

Канедиас, который прославился как искусный мастер-оружейник, пытался создать и идеальных бойцов. Так появилась единственная нечеловеческая раса Земного круга — шанка, рослые гуманоиды с удивительными плоскими головами, безволосыми лбами, мощными челюстями и маленькими черными глазками. Создатель научил их всего трём вещам: расти, размножаться и разрушать.

Потеряв своего повелителя, шанка разбрелись по самым укромным уголкам мира. С годами магам удалось выследить и убить большинство плоскоголовых, но шанка ещё сохранились в труднодоступных местах, например, на севере и в руинах Аулкуса в Старой Империи. Встретить их непросто, зато уж если кто попадётся им на пути, мало ему не покажется.

Логен Девятипалый чудом уцелел после встречи со стаей шанка

Много столетий вечно враждующие кланы не признавали единого короля — с тех незапамятных времён, когда севером правил легендарный Скарлинг Простоволосый. Однако незадолго до событий «Крови и железа» молодой и амбициозный вождь по имени Бетод сумел объединить кланы севера. Важную роль в этом сыграл его названный Логен Девятипалый, одолевший в круге поединщиков из всех других кланов. Не покорились Бетоду только племена Высокогорья, чей предводитель Круммох-и-Фейл считался самым бешеным из вождей севера.

Бетод здраво рассудил, что его кланы вцепятся друг другу в горло, как только будет побеждён последний общий враг. А потому он нашёл себе достойного соперника в лице Союза и подходящую цель — Инглию.

К востоку от реки Кринны обитают племена, считающиеся дикарями даже по невысоким северным стандартам. Они носят звериные шкуры, у них нет законов и письменности, и они безжалостны к врагам

Стирия и Старая Империя

Постоянные междоусобные конфликты раздирали и другие части света. Долгие годы не знала покоя Стирия, архипелаг многочисленных городов-государств. Великий герцог Орсо Талинский пытался стать для Стирии тем, кем Бетод стал для севера: он хотел объединить острова в одно государство, чтобы Стирия стала такой же могущественной, как Союз или Гуркхул. Противостояли владыке Талина правители остальных земель, объединившиеся в Лигу Восьми

В бесконечных войнах погрязла и Старая Империя. Некогда единая нация растворилась в бурлящем котле мелких княжеств, городов-республик и крошечных поместий. Здесь в любой момент можно встретить несколько соперничающих претендентов на престол (однажды их набралось целых шестнадцать). Воды возле Старой Империи стали прибежищем для множества пиратов. Так же свободно морские разбойники чувствовали себя и в районе Тысячи Островов. А в Сулджуке местные жители боялись и ненавидели иностранцев до такой степени, что заезжий путешественник рисковал быть подвешенным с перерезанным горлом вверх ногами на ближайшем дереве только за то, что решил уточнить дорогу.

Наёмница Монца Меркатто, прозванная «Талинским мясником»

Вселенная атеистов

Мир Земного круга соответствует эпохе позднего Средневековья в нашем мире. Но, в отличие от реальной истории, религия играет здесь на удивление малую роль.

Наиболее религиозны народы юга, которые верят в единого бога. Когда Кхалюль пришёл на юг, он беззастенчиво этим воспользовался и провозгласил себя посланником этого бога, благо магия служила тому неплохим доказательством. Но в то время как гурки признали Кхалюля своим духовным вождем, остальные народы не горели желанием становиться рабами у императоров Шаффы или пищей для Тысячи слов. Многие бежали с юга и поселились в других местах, принеся с собой свои верования. Когда гурки захватили Даву, многие жители этой страны бежали в стирийский город Вестпорт, где возвели новые храмы и сильно изменили облик города.

Союз в этом смысле оказался полной противоположностью Гуркхулу. При жизни Делателя обитатели Срединных земель поклонялись ему как богу, но стоило ему погибнуть, страна стала развиваться исключительно в светском направлении. Казалось бы, исполинская башня Делателя и история его жизни должны были стать благодатной почвой для культов или хотя бы народных суеверий, но на деле этого не произошло. Скорее всего, своим атеизмом Союз обязан всё тому же Байязу. Первый из магов не желал, чтобы умы его пешек были забиты религиозной чепухой. Возможно, и зря. Пример Гуркхула показывает, что государственная религия могла бы стать дополнительным инструментом влияния

В других частях Земного круга божествами считались небесные тела. Жители Тхонда поклонялись солнцу, а северные горцы почитали луну. А вот остальные северяне, как ни странно, оказались такими же атеистами, как жители Союза. В отличие от земных скандинавов, у них не появилось ни богатой мифологии, ни обширного пантеона богов.

После ссоры с Логеном Бетод нашел себе ещё более сильного и страшного бойца — гиганта с юга по имени Фенрис Наводящий ужас

Наука и прогресс

Университет Адуи был основан ещё Мастером Делателем, впрочем, вовсе не для просвещения. В адепты допускались только самые толковые и удачливые и только чтобы помогать Делателю в его исследованиях. Остальные жители Срединных Земель оставались необразованными варварами. С возникновением Союза роль Университета увеличилась: величайшие умы почитали за честь заниматься наукой под крышей древнего здания. Однако к началу событий «Первого закона» лучшие дни университета давно остались в прошлом, а персонал сократился до кучки стариков, таких же ветхих развалин, как и само здание.

Возвращение в Союз Байяза вдохнуло жизнь в научные исследования. Всего через несколько лет адепты изобрели огнестрельное оружие. В трёхдневной битве возле городка Осрум во время очередной войны с северянами были проведены первые полевые испытания пушек. И хотя экспериментальный образец взорвался после нескольких выстрелов, нанесённого врагу ущерба хватило, чтобы понять: за этим оружием будущее. Справедливости ради стоит отметить, что сам порох изобрели гурки. А спустя несколько лет в Союзе сделали ещё одно важное открытие: исследователь Скидгард изобрел паровой двигатель. Земли, богатые залежами угля, немедленно стали ценными. В производстве активно стали применяться станки, на которых штамповалось всё — от обычных иголок до многотомных сочинений союзных литераторов.

Научно-технической революцией Союз и Гуркхул во многом обязаны противостоянию Байяза и Кхалюля. В других частях Земного круга наука не так развита. Старая Империя погрязла во многочисленных междоусобицах, и местным жителям не до изобретений. А на севере живут и воюют по старым традициям; для северян в диковинку даже такие удобства цивилизации, как застеклённые окна.

Завершив трилогию «Первый закон», Джо продолжил развивать свой мир в трёх одиночных романах. Там он на время отошёл от грандиозных событий, затрагивающих весь Земной круг. Сейчас Аберкромби собирается взять небольшой перерыв, а затем приступить к новой трилогии, в которой вернется к событиям глобального масштаба. А значит, мир Земного круга ждут новые изменения и потрясения.

www.mirf.ru

Джо Аберкромби «Первый Закон»

Первый Закон

The First Law Trilogy

Роман-эпопея, 2006 год; цикл «Земной Круг»

  • Жанры/поджанры: Фэнтези(Тёмное фэнтези| Эпическое фэнтези| Героическое фэнтези)
  • Общие характеристики: Приключенческое| С множеством интриг
  • Место действия: Другой мир, не связанный с нашим
  • Сюжетные ходы: Путешествие к особой цели| Становление/взросление героя
  • Линейность сюжета: Линейно-параллельный
  • Возраст читателя: Только для взрослых

Логену Девятипалому, варвару с дурной репутацией, удача в конце концов изменила. Он оказался втянутым во столько междоусобиц, что вот-вот станет мёртвым варваром, и от него не останется ничего, кроме плохих песен, мертвых друзей и множества счастливых врагов.

Благородный капитан Джезаль дан Луфар — бравый офицер и воплощение эгоизма. Самое рискованное, из того, что он хочет в своей жизни — это обчистить друзей в карты, и мечтает он лишь о славе в круге для фехтования. Но грядет война, и на полях ледяного Севера сражаться придётся по куда более жестоким правилам.

Инквизитор Глокта — калека, ставший пыточных дел мастером, — больше всего хотел бы увидеть, как Джезаль сыграет в ящик. Но с другой стороны, Глокта ненавидит всех: когда выбиваешь одно признание за другим, чтобы очистить Союз от государственной измены, времени на дружбу не остаётся. И цепочка трупов может привести его прямо в прогнившее сердце правительства, если, конечно, ему удастся прожить достаточно долго.

А вот и волшебник, Байяз. Лысый старик с ужасным характером и с жалким помощником. Может, он Первый из Магов, а может просто талантливый мошенник, но, кем бы он ни был, он сильно усложнит жизни Логена, Джезаля и Глокты.

Всплывают смертоносные заговоры, сводятся старые счёты, а грань между героем и злодеем так тонка, что об неё можно порезаться.

Обозначения: циклы романы повести графические произведения рассказы и пр.

Olesher, 14 июня 2011 г.

Все вокруг говорили, что это открытие в мировом фэнтези.

Что это супер. Вах. Ах. И маст рид.

Дважды начинал и дважды бросал. На третий раз прочел три книги за месяц (для меня это очень-очень-очень быстро).

Это хорошее фэнтези. Не потрясающее, не гениальное, не маст рид. Просто хорошее.

Я прочитал, местами получил удовольствие и что самое главное — не хотелось взять карандаш и все исправить.

В книге есть несколько интересных персонажей, есть пара хороших линий, есть неплохая идея о том, что на «войне все средства хороши и к черту дурацкие законы». Есть отличные описания, создающие картинку.

Есть и минусы. Некоторые линии были откровенно скучны. А порой становились лишними. Герои неприятны. Да. Они типа как в жизни, но мне были до лампочки все. Лишь Глокта, благодаря своим мыслям идущим в «кавычках» радовал.

И еще, судя по героиням, автор не слишком жалует женщин. Здесь мы с ним совершенно не сходимся. :))

«Первый закон» это ученический цикл новичка. Цикл с бешеным потенциалом, с мастерскими зачинами сюжета, с попыткой обрисовать персонажей, но вместе с тем — ученический.

Авторы уровня Мартина или Джордана превратили бы его в открытие десятилетия. Аберкомбри — просто сделал хорошую книгу с очень рваным стилем, резкими обрывами, прыжками и достаточно неуклюжим введением в мир.

В итоге у нас на руках фэнтези, которое можно читать и не плеваться. Что лично для меня — показатель. В конце-концов так редко можно найти книгу, которую именно читаешь, а не переписываешь.

skein, 14 февраля 2013 г.

Аберкромби – талантливый автор, однако успех его книг явно превышает его талант. Автору удалось попасть в струю. В полном соответствии с формулой «Бытие определяет сознание» наше циничное, крушащее идеалы время создаёт спрос на соответствующую литературу в стиле «Правды нет, Россию продали, кругом враньё, хороших людей не бывает». Таким образом, многие читатели увидели в книгах Аберкромби Правду Жизни, сотрясение штампов и «глоток свежего воздуха». Про Правду особенно забавно, учитывая, что Аберкромби не скрывает коммерческого характера своих произведений и отрицает любые намерения проникнуть в суть вещей. Если оставить в стороне удачное попадание в тренд, мы получим хорошее динамичное фэнтези с яркими (хотя несколько односторонними) образами героев, отличными диалогами. Недостатки тоже наличествуют: провисающий временами сюжет, определённая предсказуемость и однообразие (ну, по крайней мере в том же смысле, в каком однообразны фильмы Тарантино), несоответствие психологии героев квазисредневековому миру (местные аналоги викингов, рыдающие над каждым убитым и горько упрекающие конунга за то, что он потащил их на войну – убили). Ну, и немного о сравнениях.

Часто сравнивают с Мартином, что на мой взгляд некорректно. Мартин не смакует грязь и кровь, у него человечество не состоит исключительно из дураков и сволочей, хотя есть и первые и вторые. Мартин не пытается «сотрясать штампы», он просто пишет жизнь как есть со всем чёрным, серым и, как не странно, белым. Так же как жизнь, Мартин непредсказуем. А у Аберкромби, если в повествовании появляется мудрец в белых одеждах, то он обязательно окажется мерзавцем, героическое деяние обернётся преступлением или нелепостью и т.д. Удручающая предсказуемость.

Ещё сравнивают с Толкином, негативно. В смысле, у Толкина «розовые сопли», а Аберкромби показал Настоящую Правду Жизни и Войны. Ну да, достаточно посмотреть на фотографии – крутой мэн Аберкромби с брутальной стрижкой и добрый дедушка Толкин с трубочкой. Однако, учитывая, что Толкин четыре месяца провёл в мясорубке на Сомме (боевые потери – свыше миллиона человек, максимальное продвижение – 10 км.) и всё то, что Аберкромби с таким смаком описывает, все эти оторванные конечности, развороченные внутренности, мёртвых друзей и тифозные бараки, видел на самом деле, его мнение о том, что на войне главное, а что нет, представляется мне более компетентным.

Mezeh, 27 октября 2011 г.

Ну вот, трилогия «Первый закон» дочитана, можно и отзыв написать.

Аберкромби многие называют «учеником Мартина». Насколько это справедливо? Сложно сказать. Аберкромби определенно использует несколько приемов, которые есть у Мартина в ПЛИО. Параллельные сюжеты — действие начинается в разных местах и затем сходится к одному месту. Отсутствие четко положительных и отрицательных героев, использование перевернутых фэнтезийных штампов. Однако, если у Мартина мы имеем детально продуманный мир и «живых» персонажей, даже второстепенных, то в случае с «первым законом» это совсем не так.

Первое недоумение возникает уже когда сталкиваешься с политической системой центрального в книге государства — Союза. Простите, это что типа средневековье? Ну и при чем здесь «Гулаг» и «кровавая гебня»? Детали совершенно не проработаны — король правит или только царствует? В «малом совете» выписаны только двое из 12, а остальные что делают? «Большой совет» — это типа парламента? Но тогда как сюда вписывается всесильная? инквизиция? Что вообще держит этот союз вместе, магия что ли? Бросается в глаза так же отсутствие религии. Короче мира как такового нет — есть сваленные в кучу элементы отовсюду, которые Аберкромби особо не озаботился связать вместе.

Далее — герои Аберкромби конечно типа не черно-белые, но если черный картон склеить с белым это все равно картон. Особой глубины характеров не наблюдается, более того они все послушно делают то, что нужно автору, даже если это и не особо сочетается с их предшествующей легендой.

Кроме того, Аберкромби, если ему надо, легко меняет «правила игры», что видно на примере двух осад по ходу сюжета.

Бросаются в глаза некоторые неправдоподобные детали — ну не может быть, чтобы на ширму для прикрытия своих дел (непонятно каких) тратили настолько мало, чтобы приходилось экономить на скрепках и этого никто не заметил.

Схемы интриг увы прозрачны и прямолинейны, когда в романе появилась некая тайная сила, действующая из за кулис, у меня почти до самого конца теплилась слабая надежда, что это не то, что я думаю но увы. Да забыл — весьма раздражают «внезапные» простые решения вроде бы сложных проблем.

И так далее, описание недостатков можно продолжать долго, но тогда это будет уже рецензия, а не отзыв. Короче вывод — весьма слабая книга, неплохо наверное для первой пробы пера, но до уровня мастера, да что там подмастерья еще очень далеко.

Михаэль, 19 сентября 2013 г.

хотел написать развернутый и подробный отзыв на это очень популярное произведение.

причем как ругательный, так и положительный.

но до меня на эту тему уже высказалось столько людей, что пожалуй воздержусь от очередного обсуждения «богатого внутреннего мира героев» и «плохо прописанного, схематичного мира».

книгу испортил сам автор, перенасытив ее «месседжем».

месседж был незамысловат — «мир во зле лежит, люди по определению подловаты, а хэппи-эндов в жизни не бывает».

при том, что в жизни классические хэппи-энды с уходом в закат редки, зла в мире хватает, а люди в самом деле бывают подлыми, набитые в немереном количестве описания кидков, подстав, манипуляций, разводок, пыток, убийств, снова разводок и снова пыток, вовсе не составляют ощущения «сурового, грязного и жестокого средневекового мира», а становятся концентрированной чернухой в исполнении книжного мальчика, который сам, скорее всего никого по-настоящему не кидал, и уж точно не пытал.

надрывный цинизм автора, которым он трясет, словно погремушкой, отвлекает от того, что у него в самом деле получается — написания увлекательного, остросюжетного фэнтези в рамках пусть и традиционного для жанра, но живого, колоритного мира.

«сделанность», вторичность произведения сама по себе не была бы недостатком, если бы не выпирающее в каждом сюжетном повороте подмигивание «я не такой автор фэнтези как все, я тут разоблачаю штампы и рассказываю суровую правду ЖИЗНИ».

что уже хорошо в качестве сверхзадачи, когда нам рассказывают о жизни маловозможного магического мира, на заре истории созданного могущественными магами, а сейчас непринужденно сочетающего в себе элементы 18 века и века бронзового.

одно из лучших описаний осады города, которое я читал, прекрасная линия военной кампании на Севере, атмосферное путешествие через земли рухнувшей цивилизации, оригинальная, хоть и простая магическая система.

и непрерывное кокетство, реплики «в зал» и подмигивание читателю, которым занимаются практически все герои, особенно те, которых автор любит.

наверное потому самый сильный персонаж — Ферро, она нужна для движения сюжета, а не озвучивания по седьмому кругу одних и тех же мыслей на тему того, что политика — грязное дело.

не понимаю ни всеобщей любви к Глокте, ни восхищения «глубиной проработки» Логена.

линия Глокты это вообще-то отвратительный в искренности гимн застенку, охранке, пыточному следствию и агентурным разводкам.

Логен же сделан по принципу «борьбы со штампами», к «могучему берсерку с Севера, славному непобедимому воину-варвару» белыми нитками пришита непрерывная рефлексия и внутренняя неуверенность в себе, впрочем, никак не мешающие ему крошить врагов в капусту в промышленных масштабах.

потому он (Логен) хорош только когда перестает ныть и становится собой.

по понятному стечению обстоятельств хорошо у Аберкромби вышли те персонажи, которых он просто описывает со стороны, не копаясь в их психике.

потому что в психике тех героев, кто удостоен ПОВ-а есть только Джо Аберкромби, всемогущий АВТОР, который вертит ими, как хочет.

зато фактурный донельзя, пьяный кондотьер Коска и полоумный «возлюбленный Луны», варварский вождь Круммох достойны отдельной книги на каждого.

только без ПОВ-ов.

хорош даже Байяз.

запоминается присловье «вернулся в грязь» — об умершем.

напоследок рецепт приготовления нашумевшего фэнтези романа:

«берем две четверти Мартина, одну четверть Толкина, одну шестую Гэммела, одну восьмую Говарда, по вкусу добавляем порнографии, натурализма (побольше дерьма и гноя!) и варим на огне развенчивания клише жанра в течение трех томов».

может показаться, что я слишком сосредоточил внимание на АВТОРЕ книг, его взглядах и авторских приемах.

но АВТОРА в трилогии слишком много, что бы она ожила по-настоящему.

засим ставлю шесть баллов и желаю писателю избавиться от комплекса циника со свежим взглядом, оригинала и срывателя покровов.

nenas, 4 апреля 2017 г.

Я прочёл первую книгу цикла и начал вторую. Боюсь, что на этом я и закончу. Скучно. Просто скучно.

При этом я понимаю, почему на Западе книжки пользуются популярностью. Они, бедные, всё ещё открывают для себя приёмы, которые восточноевропейская и русская фантастика давно освоили. Я имею в виду внесение в сказочный мир «реализма» — понимаемого в стиле «всё ложь, всё обман, всё зло», «хороший человек — или идиот, или притворяется», и «принцессы тоже какают». Ну да, всё именно так и обстоит. Но само по себе внесение этих жизненных реалий в текст ещё не делает его интересным. А то получится переписанный Толкиен, примерно в таком стиле:

«Пина разбудили грубые голоса и рыгание. Голова Пина расклывалась от выпитого вчера скверного пойла. Он разлепил один глаз. В сыром вонючем тумане занимались холодные сумерки. Беллазор стоял, высоко вскинув голову, и, попердывая, мочился в кряж. Струя мочи стояла столбом. «Эй, ты, придурок» — раздался голос Гендальфа, «кончай скорее, не то у тебя там розы вырастут». Солдатня захохотала. Спина Беллазора молча послала всех нахрен.

Огромным усилием воли Пин разлепил второй глаз и увидел несколько рослых людей в плащах. Сзади смутно вырисовывалась полуразрушенная стена. Там стучали молотки, скрипели колеса, скрежетало железо, в тумане тускло светились факела. Гэндальф говорил с людьми в плащах, и Пин понял, что речь шла о нем.

— Да без проблем, Геша, — говорил один из тех, что стояли рядом, — ты можешь ехать свободно. Мы знаем тебя, и тебе известны пароли для всех семи ворот. Но этого мелкого пидрилку мы не знаем. Он вообще кто? Гном с Серых Гор? Чужеземцам закрыт вход в Гондор. Ну разве что они сильные воины. Этот мелкий таким не выглядит. Отдай его нашим ребятам, им некого трахать, а у этого парнишки очень милая попка. А потом мы выколем ему глазки и распорем животик.

— Хорошо, ребята, — сказал Гэндальф, — он ваш. Делайте с ним что хотите, да и мне дайте попользоваться, — он хихикнул.

Грубые руки схватили Пина и тут же выпустили: Гендальф, дождавшись, пока воин повернётся к нему спиной, пронзил ему печень эльфийским кинжалом. Беллазора он сразил светлым пламенем Анора, извлечённым из посоха. Остальные разбежались.

Пин быстро обобрал убитых и они направились вперёд, к новым приключениям. »

Вот примерно такое впечатление оставляет текст Аберкромби. Это упрощённый «Толкиен» с мочой и подлянами.

При этом, если убрать эти детальки, остаётся крайне скучный и убогий сюжет, причём абсолютно немотивированный. Например: что, собственно, нужно Логану Девятипалому [кстати, девятипалость — откровенная отсылка к Фродо]? Похоже, этому парню просто нравится страдать, посколько иначе его идиотские «подвиги» объяснить невозможно. Запытанный калека-инквизитор вызывает интерес, но он пропадает, как только понимаешь, что на его месте мог бы быть самый обычный подагрик. Описания мучительного подъёма по лестницам были бы ещё круче! А уж жирный недееспособный король — это такой штамп, что за автора стыдно. Правда, этот король довольно внятно изъясняется, когда раскрывает рот, но будем считать это ошибкой переводчика. Или всё-таки нет?

Что касается «политики», она в романе совершенно бессмысленная. Автор, похоже, решил передрать всё у Мартина, причём не задумываясь о том, что у Мартина чётко прописаны все намерения и интересы на три слоя вглубь. У Аберкромби и первый-то слой плывёт. Ну вот, скажем, какого хрена «король Севера» [явная отсылка к Мартину] вообще начал воевать? «А он такой, воевать любит» — ответ автора. И вообще, «а он такой» — главный объясняющий приём.

В общем, скажу так. Хотите почитать фентези с кровью и правдой жизни — читайте хоть Сапковского, у него всё это есть. Если хочется погорячее. тогда почитайте греческие трагедии. Где хорошие люди делают ужасные вещи, потому что нет другого выхода. Да «Эдипа» прочитайте, что-ли! Или Шекспира, вот где кровища и ужас на фоне меча и магии. В «Гамлете», например.

А товарищу Аберкромби я поставлю четверку. И то — потому, что автор хотя бы умеет писать на ремесленном уровне.

vasex, 9 мая 2011 г.

Последний том трилогии «Первый закон» британского автора Джо Аберкромби прочитан и впору вынести вердикт. Безусловно англичанина не зря уже называют ходячей легендой и живым классиком фэнтези. Хоть его и считают многие каким-то новым открытием, новой волной в жанре, но я больше склоняюсь в сторону тех, кто надевает на писателя ярлык «наследник» Джорджа Мартина, и ведь заслуженно, но обо всём по порядку.

Как удивить читателя, если практически любая необычность просится в аннотацию или в первые главы произведения? В такой ситуации читатель уже как будто «вооружен» и готов столкнуться с непредсказуемостью, отчего частенько бывает, что ожидания превосходят по размаху реальную обстановку вещей. Поэтому Аберкромби пошёл слегка истоптанным (тем же Пратчеттом и прочими жанровыми пародистами), но до сих пор эффективным путём: каждая сюжетная линия стартует достаточно просто, и теми же простыми напрашивающимися приёмами автор кормит читателя всю дорогу через сотни страниц первого тома — «Кровь и железо».

Вот перед нами типичный варвар Логен Девятипалый по прозвищу Девять Смертей – сильный могучий воин, чьё огромное тело повидало немало сражений, собрав, пожалуй, самую богатую коллекцию шрамов и увечий. Он внушает ужас не только своим врагам, но и друзьям, если таковые находятся. Борьба за выживание в суровых северных землях для такого человека никогда не прекращается, и, похоже, он лишь мечтает о покое, но почти всегда долг зовёт его кому-то мстить или кого-то выручать.

Вот перед нами типичный маг, я бы даже сказал – архимаг Байяз. Почти Гэндальф Белый, да и магов на страницах книги не так много, чтобы разрушить эту параллель, причём владение магией примерно того же уровня. У него, как это не стереотипно, планы и цели намного масштабнее, чем у всех других персонажей вместе взятых.

Вот перед нами типичный ассасин-ловкач девушка по имени Ферро. В прошлом – измученная рабыня, в настоящем и будущем – бесстрастный мститель, готовый убивать обидчиков до последнего вздоха.

Вот перед нами типичный молодой дворянин-аристократ Джезаль, который отменно владеет фехтованием, богат, красив, удачлив в картах и даже присмотрел себе даму сердца, несмотря на её сурового братца Веста, который из менее обеспеченной семьи, но в целом такой же по званию.

И лишь один единственный персонаж тянет вначале на себе всю эту «Санта-Барбару», позволяя читателю побыстрей вливаться в сюжет и имена персонажей, а самому сюжету медленно разгоняться, закручиваться, закручиваться… Зан дан Глокта, искалеченный и измученный жизнью старикашка-инквизитор, который каждый день испытывает невыносимую боль во всём теле, подвергнутом когда-то жесточайшим пыткам в военном плену южан, но и сам каждый день причиняет людям боль с помощью своих практиков и холодной стали. Он хитроумен, он прекрасно себя чувствует среди интриг и сплетен, он борется то за ложь, то за правду, то за собственное выживание, его сложно запугать, но хотя он знает о боли абсолютно всё, его злейшим врагом всегда будут только… ступеньки. Естественно даже такому яркому образу тяжеловато в одиночку тащить на себе интерес читателя до финальных страниц первого тома. И поэтому, на мой взгляд, «Кровь и железо» заканчивается широко открытыми вопросами: мир замирает на пороге двух войн – на севере и на юге одновременно, каждый герой наметил себе новую цель, какие-то дорожки сходятся, какие-то расходятся, но второй том обещает намного больше, чем первый. Фигуры на доске, партия началась.

И вот уже во второй книге под названием «Прежде чем их повесят» начинается, пожалуй, то, за что так любят Аберкромби на Западе и уже начинают любить у нас. Героев на переднем плане становится значительно больше (многие из них появлялись только далеко на фоне, а теперь вырвались вперёд и засияли чуть ли не ярче основных персонажей), каждый раскрывается по полной программе, и в мирной обстановке, и в бою. А последнего в книге навалом: если в первом томе войны лишь скалились в отдалении от читателя, то теперь развернули свои огромные пасти, пожирая всех без разбору. Мужественные и непобедимые северяне устраивают ловушки в недружелюбных снежных лесах, многочисленные гурки осаждают крепости на юге. Глокта распутывает интриги, пытаясь не прилипнуть к этой паутине, попутно обороняя портовый город. Байяз со своим учеником Ки собрал команду а-ля «братство кольца», состоящего из Логена, Ферро и Джезаля, чтобы найти какой-то очень важный артефакт на Краю Мира.

И пока ещё продолжают всплывать намёки на штампы, начинается эпического размаха транформация характеров героев. Здесь содержатся практически главные спойлеры книги, другими словами, самое вкусненькое для читателя. Каждый герой раскрывается по-новому, одни приоткрывают своё шокирующее прошлое или раскрывают тайные способности, другие приобретают нечто новое и неприсущее ранее чаще всего в жестоких боях, столкнувшись со страхом, кровью и безжалостными противниками. Байяз уже совсем не Гэндальф, Логен уже совсем не бездумная машина-убийца из Diablo и т.д. Добряки звереют, а злодеи оказываются не такими чудовищами, какими подаются изначально. И это раз за разом на протяжении книги поражает читателя, заставляет сопереживать и тем, и другим, даже страшно гадать, какие ещё шутки преподнесёт судьба каждой пешке в этой масштабной игре.

Кстати о масштабе. С первых строк в «Прежде чем их повесят» нас тычут лицом в битвы многочисленных воинств, горы трупов и жестокость всех и каждого вокруг. Вот чего не хватало первому тому, и внимание терпеливого читателя окупается сполна.

Мало того, ближе к концу тома сюжетные стези, берущие начала из истоптанных штампов, вдруг оборачиваются не совсем тем, чем ожидались. Один штамп за другим высмеивается, рушится, читатель снова и снова остаётся в дураках, удивляется, и, чуть ли не пуская слюни от возбуждения интереса, читает дальше.

«Последний довод королей» — заключительный том трилогии, но вряд ли конец истории, ведь многие сюжетные линии остались открыты, притом тут совсем не напрашивается «и жили они долго и счастливо». Просто вредная судьба подкинула каждому из центральных героев новую обстановку, новые испытания, хотя цели можно считать достигнутыми. Уверен, Аберкромби ещё вернётся к циклу (и не просто отсылками к отдельно взятым героям типа Чёрного Доу в его новой книге «Heroes»), ведь большинству героев ещё найдётся, чем удивить или позабавить читателя.

Финальный том, по мнению многих, удался ещё лучше, чем первые. И сложно назвать это заблуждением. Да, сражений стало ещё больше, битвы и поединки ещё кровопролитнее и безумнее, интриги вокруг власти и денег выходят на новый уровень, когда ситуация уже опасная и серьёзная, как никогда, и бедному хромому Глокте едва удаётся выбираться из одной задницы, чтобы торжественно попасть в другую. Конечно, сюжетные линии практически всех героев наконец пересекаются в одной точке, и автор бережно вырисовывает полюбившиеся читателю образы с позиции других героев. Больше способностей, больше шуточек и запоминающихся фразочек, больше действия и описаний, безусловно в этом книга преуспела.

Единственный серьёзный минус, преследующий персонажей в «Первом законе», это некоторая мультяшность, нередкая комичность. Иногда это выражается в образах, например командиры Поулдер и Крой, которые скорее напоминают карикатуры высших чинов, чем реальных людей. Иногда это выражается в действиях, таких как поведение толпы, мирных жителей во время осады, поведение трусливых противников и так далее. Ещё это касается тех же центральных героев. Если в «Прежде чем их повесят» они ещё были выпуклыми реалистичными ходячими энциклопедиями по психологии с болезненным прошлым, то в «Последний довод королей» опустились до уровня юнитов из какой-нибудь компьютерной ролевой игры. Если скрытая способность Логена во втором томе внушала читателю ужас и удивление, то в следующей книге она превратилась в банальную «активку», включение которой привычно ждёшь, если персонаж попадает в передрягу. Это же касается других персонажей – Ищейки, Глокты, Джезаля и других.

Финалы каждой из линии, как обещал автор, непредсказуемы и «каждый получает не то, что заслужил, а то, к чему привели обстоятельства». И действительно, предсказать многие исходы, пожалуй, невозможно. Такой перетасовки карт никто не мог ожидать. И тем интересней додумывать самому, что же будет с героями дальше. А мы знаем, что если книга заставляет думать после прочтения… да-да.

Стилистически все три тома выглядят безупречно. Это идеальный стиль для героического фэнтези, что подтверждает и Мартин, и теперь Аберкромби. Лёгкий динамичный язык, прерывается на краткие, но сочные описания окружения (порой сатирически-ироничные, порой грязные подробности), а диалоги и мысли персонажей – это просто музыка, бальзам на душу, наркотик, с которого невозможно спрыгнуть.

Ради замечательных героев, ради отличного непредсказуемого сюжета, ради приятного текста, пожалуйста, прочитайте эти три книги. Это Вам подарок.

И немного о переводе. Иногда (хоть и редко) встречаются опечатки, например в окончаниях, но чаще встречается раздражительная фигня в диалогах, когда реплику персонажа могут отнести к реплике другого, или просто разделить речь.

— Прямая речь. — Авторская речь.

— Продолжение той прямой речи.

А выглядит, будто ответ собеседника. Т.е. нажали лишний раз Enter после авторской речи.

Проблемы перевода также коснулись имён собственных, например Ищейка в оригинале назывался Dogman (отсюда и способность чуять опасность), а Иней — Frost, есть и другие примеры. Безусловно, Ищейка и Иней тоже прижились, но видно, что у автора уклон в более суровое и менее мягкое произношение, т.е. более точными русскими эквивалентами были бы Пёс и Мороз, к примеру.

Ну и названия, они конечно хороши, и на «Кровь и железо» я, можно сказать, как раз и клюнул. Но в оригинале более тонкое и загадочное — Blade Itself, даже не знаю как перевести поточнее, ну может «Сама сталь» или «Сущность стали», «Сущность лезвия», «Лезвие само».

Но в целом перевод не напрягает, и серия «Чёрное фэнтези» вообще несказанно радует.

Igolo4ka, 28 апреля 2015 г.

Начали за здравие, кончили за упокой. Скорбь и уныние. В первой книге нам представляют занимательный фэнтезийный мир БЕЗ эльфов и иже с ними. Весьма необычны персонажи, очень активно развешиваются ружья. По большому счету первая книга — вообще ни о чем, и сюжета в ней толком нет. Читателю просто обрисовывается мир, политические перепетии, немного местной географии и совсем капельку истории. Ну и сет героев, собирающихся вместе зачем-то.

Зачем — становится ясно только во второй книге. Собственно, этому путешествию книга и посвящена.

В фэнтези я с детства люблю именно тему путешествия. Этим и обусловлена моя завышенная оценка этому тому. Ох уж это подвешенное состояние героев, топчущих из точки А в точку Б за своим «Граалем». Тут и красочные необычные места мира, и бестиарий, и раскрытие характеров персонажей — их взаимодействие, изменение. Беспроигрышный вариант «сюжета» на мой взгляд. В общем, автору есть где разгуляться и проявить как свою фантазию, так и писательские качества.

Я бы не сказала, что Аберкромби меня поразил своим талантом. Да, читать интересно. Да, язык легкий. Но особо не увлекло. Очень быстро надоедает нытье Логена о своей судьбине и горемычном прошлом. Соплежуйство Джезаля просто пролистывала — если пассаж о нем, то там будут те же предложения, что и в предыдущем аналогичном пассаже, но в другом порядке. Универсальная реакция Ферро на все — шипение. Абсолютно. Это интересно пару раз, когда нам представляли персонажа, подчеркивало ее необычность. На протяжении же всей второй книги. ну, это, мягко говоря, задолбало. Первый из магов как-то уж больно истеричен и эпатажен. Если б этот герой был женского пола, смотрелось бы более органично и соответствующе поведению. И с юморком. Но это мое скромное имхо.

Линия Глокты и Веста с Ищейкой наиболее сбалансированы, но характеры тоже очень «плавающие». Глокта вроде бы и саркастичен, и цинчен, но уж слишком сильно его сарказм да цинизм разбавлены гореваниями о своем прошлом и жалком настоящем. Жалостливому полковнику(. ) Весту не хватает только бездомных щенков подбирать, да котят с деревьев снимать. А Ищейка предстает то ли столбом нерешительным, то ли трусом. И у него явно проблемы с почками.

В третьей книге обещали больше кровищщи и черного юмора. И без особого хэппи-энда. Честно, вот, что я представляла. Глокта свалится-таки с лестницы и свернет себе шею. Девятипалый победит Наводящего Ужас, но и сам в этом поединке помрет (логично же! для чего еще этот берсерк в книге нужен-то был?). Вест победит Бетода во главе объединенной армии, но по дороге домой окочурится от какой-нибудь мелочи (непромытая рана, дизентерия, кто-то из геренало прибьет его). Арди, пьяная в хлам, свалится во время прогулки в канал/ров/пруд и утонет. Нафигатор сгниет в застенках инквизиции. Байяз своим Семенем (звучит-то как х_х) расхреначит все живое в n-ном радиусе (и сам помрет) и из-за этого Джезаль не успеет насладиться короной, а Ферро — помереть на мече какого-нибудь удачливого гурка.

Оказалось, что «больше крови» — это еще больше описаний поединков, где обязательно будет разрублен череп до челюсти (вариативно, до плеча), при этом также достанется носу или глазу. ВСЯ боевка — как под копирку. Абсолютно одинаковые описания из сражения в сражение.

Черный юмор — это, наверное, тот самый «хитрый план» со стеной в горах. Полный бред. И чем дальше, тем бредовее.

Еще прилагается целый арсенал невыстреливших ружей. Взять хотя бы ту же Кауриб — слишком поверхyостно описана. Что за магию она использовала? Откуда она? Связана ли с Кхалюлем? Как она подчинила плоскоголовых? Ведь вряд ли их так впечатлила харизма Бетода. Что за восточные племена были в его армии? Да и что с самим-то Кхалюлем? Как он тренировал едоков? От чего зависят их способности? Что в итоге-то с гильдиями? Ушли в подполье и стали бандито-гангстерито? Вопросов уйма. Только вот читать дальше книги по вселенной желания нет никакого.

В целом картинка в голове рисуется какая-то мультяшная. Почти комиксовая. Яркие краски, яркие позы, краткие (чтоб в «облачко» поместиться) пафосные речи, ТЫДЫЩ в желто-красных всплохах и да-да, он самый, разрубленный череп)))

КИРА-КИРА, 18 декабря 2013 г.

Долго с большим скепсисом относилась к громким аплодисментам в адрес трилогии. Все-таки, совместила свободное время, наличие всех трех томов и ограниченный доступ к другим книгам – чтобы не бросить через полсотни страниц. Прочитала. Что могу сказать?

Ну, смысла бить в тамтамы и литавры не вижу. Темное фэнтези, как темное фэнтези. Муркоковский Элрик и Гленкуковский «Черный отряд», даже после самых больших придирок, ничуть не хуже. «Циклоп» Олди – на порядок лучше. Про «Темную башню» Кинга вообще молчу. (Это я сравниваю только с тем, что сильно нравится лично мне, а ведь есть еще с чем сравнивать!).

Чем хорош «Первый закон»? На первый взгляд, эсхатологией. Но даже у Эддингса она закручена более лихо. Героями? Ну, да. Их развитием, несомненно. «Подумать только – я, Занд дан Глокта, величайший фехтовальщик Союза, позволяю старику-слуге отнести меня на руках в ванную, чтобы отмыть от своего же дерьма!». Или: «Я в свое время сводил счеты с людьми – проговорил Логен – но в итоге получал только новые поводы для вражды. Месть порой доставляет наслаждение, но это не роскошь». Нормальненько.

Что запомнилось, что выбилось из фэнтези-стандарта? Сюжетные повороты третьей книги: прошлое Байяза и Логена, настоящее Логена и Джезаля. Да полуфинальная магическая схватка Байяза с Толомеей. Все.

Зато ругать, как изредка но бывает, Аберкромби совсем не за что. Это напиток из той серии, что с разной степенью удовлетворения могут пить все читатели, за исключением одного процента, которому не позволяет физиология. (Оценки ниже 5). Не пейте.

Но больше всего проняла одна тема, которой буквально пропитываешься к середине третьего тома: грязь войны. Антивоенная короче проза.

Героически-пасмурная эпопея о людях, которые готовы умереть, но отказываются проигрывать. При этом часть из них понимает, что никогда не станет лучше, но пытается не стать хуже.

Farit, 8 июня 2013 г.

Книга неплохая, но восторга я не совсем понимаю.

Что выставляется плюсами.

1. Живые персонажи. На самом деле они, в большинстве своем, скорее утрированные. Ходячие «архетипы» — утонченный дворянин, северный дикарь, мудрый волшебник, надменный варварский король и пр. Эффект «живости» у них только в том, что утонченного окунают в грязь и выбивают ему зубы, дикарь рассуждает о стратегии и проявляет подлинный дар дружелюбия, волшебник оказывается пройдохой и пр. Ну и типажи более менее свежие, типа Глокты, Коски или Витари, но если приглядеться — то же самое «наложение».

2. Правдоподобие описания, живой, реалистичный мир. Вот уж более, чем далеко от истины. Тут тот же прием, что и с героями — на дворец наложили нужник и пыточную. Три, в общем-то равно утрированные картинки.

3. Захватывающий сюжет. Здесь, пожалуй, больше всего претензий. Сюжет скорее неожиданный, но неожиданность там из разряда «поставить все с ног на голову). Долгое, трудное и опасное путешествие — но заканчивается оно ничем; долгая и мучительная оборона города — а заканчивается она его взятием и так далее. Ну и чисто писательские фортели «для облегчения» поворотов сюжета, типа прорезающегося в самый интересный момент безумия Логена или холодной расчетливости Байяза, который вообще может выкинуть все, что угодно, ну или джокер типа Сульфура. Оно, конечно, интересно, когда нарушается канон фэнтези, но тут вот какая штука — нарушения канона хороши у того, кто каноном уже овладел и хочет чего-то большего. А по прочтению трилогии не скажешь, что автор взялся ломать каноны от того, что все в них познал и всего достиг.

Несколько странная география мира тоже добавляет сюрпризов.

PS Собственно говоря, все вышесказанное уже много раз говорилось. Когда на базе традиционного детектива появился нуар, в котором кропотливое расследование заменялось ураганным темпом и разбитыми челюстями. Смотрелось свежо, но. Вот как мне кажется, жанр нуар-фэнтези еще ждет своего Хэммета.

planzzz, 23 ноября 2011 г.

Есть такая замечательная книга «Кино: между адом и раем» режиссера А.Митты. Так вот, хороший фильм (в данном случае это подойдет и для литературного произведения) состоит из 3х частей: вступление, основная часть и заключение. Во вступлении режиссер «раздает карты», т.е. зритель понимает с какими героями он имеет дело, какие у них проблемы, какие цели, какая расстановка сил и пр. Основная часть это то, что неминуемо несет нас к развязке. Заключение — собственно развязка. Это в общих чертах.

У Аберкромби новые герои могут появится за несколько страниц до финала, новые сюжетные перепитьи быть примотаны к основному сюжету в самом конце, «главный квест» просто окончится ничем. Из-за этого целостность книги лично для меня сильно страдает, а финальный аккорд, который показывает истинную картину мира и кто на самом деле им рулит выглядит как еще один заурядный поворот событий.

Огромный объем произведения напрягает, очень много воды. Цикл можно было бы уместить и в одной книге. В первом, самом длинном, томе по сути не произошло ничего важного для сюжета. Большую часть времени один из героев без цели странствует, другой, по сути тоже без цели, пытает, тритий бесконечно долго готовится к турниру. И, боже мой, эти бесконечно нудные заседния совета! И аж целых два главных героя на них присутствуют!

Описанный мир несколько смущает. Мундиры, дворцы и шпаги лично у меня ассоциируются с 18 веком, а варвары на Севере — со средневековьем. А добавлять к этому еще и античность (в третьей книге) — по-моему, чересчур. Наличие инквизиции как бэ подразумевает церковь, если что. Тем не менее про религию ни слова.

В плане ведения военных действий и описания поединков — тоже есть придирки, но это так, личное 🙂

В рецензиях очень много сравнений с Мартином — лучше/хуже. У Мартина — Тирион, у Аберкромби — Глокта. По-моему, Тирион гораздо более сильный персонаж. А момент с обороной у Мартина — Королевской гавани, а у Аберкромби — Дагоски, меня вообще настораживает в плане заимствования идей 😉 Два «колечных» чела с похожими характерами и оба обороняют города! А вот заимствовать у Мартина любовь к литью воды не стоило. Это не самая сильная его сторона 😆

В плане новаций, сюжета, идеи или какой-либо еще оригинальной находки — ничего. Герои довольно банальны. Множество персонажей не прописаны вообще, даже без маленькой предыстории, но текста про них очень много.

Понравилось сравнение автора рецензии Hell-lie с желе: сладкое, но застревающее в зубах. И без послевкусия.

Roxennrox, 31 марта 2014 г.

Понравился ли мне Аберкромби? Нет. Как не понравился Толкиен с его детскими сказками, как не тронул Роберт Сальваторе (тоже, кстати, темное фэнтези), как угнетал Мартин своей паранормальной жестокостью и стремлением искалечить как можно больше персонажей.

По его книгам не хочется сочинять песни.

Аберкромби. Я не люблю боевики. Кровь ради крови неинтересна. Как секс ради секса. Скучно, пресно, примитивно. Ну кровь. Ну кишки, ну мясо. И зачем? Какова цель? Что ты хочешь этим показать? Что у человека внутри кровь и мясо, всем и так известно.

У него нет ни одного героя, который мог бы нравиться. Они все мерзкие. НИ ОДНОГО «нормального» человека, чтобы можно было сказать: вот этот герой мне полностью симпатичен. И я не преувеличиваю. Ни одного такого персонажа нет.

Мир, в котором всё покупается, все предают друг друга, правят только деньги, а люди, которые имеют хоть мало-мальскую самостоятельность и свое видение мира, в итоге оказываются раздавленными или чьими-то рабами.

И да, мне неинтересно читать каждый раз, как Глокта просыпается в собственном дерьме и пытается выползти из своей постели. И как щелкает его шея и болит нога, когда он поднимается по лестницам. Один раз сказал об этом, всё, я запомнила, зачем мне читать об этом на каждой станице на протяжении трех томов? Меня передергивает каждый раз, когда алкоголик Коска чешет свои струпья на грязной шее, кто-то захлебывается собственной рвотой или кто-то кого-то насилует. Нет, вы серьезно? ЭТО вы читать хотите? Ради этого пишутся книги? Искусство должно тянуть человека вверх, а не валять в грязи и отбирать надежду.

У Аберкромби есть слог, но демонстрирует он его крайне редко. Так что большая часть написана обычным языком, без какого-либо особенного стиля. А я очень привередлива к стилю.

+ Не знаю, что у писателя с врожденным понятием о красоте и выразительности, но с этим явно проблема. У него было много удачных сцен и хороших идей, которые можно было обыграть куда более удачно и поэтично, тогда они произвели бы куда больший эффект. Но он упорно скатывается в чернуху, грязь, кровищу и предельный материализм, выбрасывая те крупицы, что могли бы послужить ему на пользу. Это как швырять жемчуг в навоз.

Одно и то же событие или действие можно описать красиво и некрасиво. Он описывает некрасиво, неизящно и грубо. Было всего пара сцен, которые я действительно оценила, в редкие минуты, когда на писателя находило вдохновение: сцена сражения Девять Смертей в Высокогорье и танец на свадьбе Джезаля. Всё.

Такая же бессмысленная и бесцельная жестокость. Зачем? Чтобы было.

И как всегда, привожу в пример Сапковского (который тоже, кстати, пишет темное фэнтези), Марию Семенову (героическое фэнтези), да даже Веру Камшу : они ведь описывают всё то же самое: смерть, войну, пытки, насилие и секс. Но почему-то они пишут так красиво, что об этом хочется читать. Это хочется видеть. Ты действительно оказываешься в их мире и видишь красоту даже в смерти. Эти люди пишут о трупах так красиво, как остальные пишут о любви. (Что уж говорить о том, как они пишут о любви!)

Аберкромби о любви пишет, как о трупе. А от его описания плотской связи передергивает, будто видишь перед собой труп. Где оно, мастерство художника слова? Ау?

Многие персонажи не раскрыты или раскрыты поверхностно. (Ки, Витари, Тереза и др.)

Отдельно о Глокте, которым многие так восхищаются.

Ммм. Он создает что-то важное? Прекрасное? Незаменимое? Нет. Он пытает людей. Заставляет заведомо невинных признаться в том, что они не совершали, а затем отправляет на каторгу или на прилюдную казнь на плахе. Он отрезает людям части тела и увечит их. Он несет боль и разрушение. Это и есть его работа. И он постоянно задает себе вопрос «Зачем? Зачем я это делаю?», но не может на него ответить даже себе.

Палач, который которого сначала пытали, а теперь он пытает других. Чем он отличается от фашистов в концлагерях или приспешников Сталина? Ничем. Как может нравится палач? Сколько жизней было бы спасено, если бы он сдался и сдох в канаве, а не выполнял свою «работу».

sk-joker, 26 мая 2010 г.

“Первый закон” — это мрачная эпическая сага. Не ждите от нее проработанного мира в духе Мартина, Сапковского или, на худой конец Джордана. Это все равно, что сравнивать шедевр живописи и карандашную зарисовку. Карта мира невнятна и находится на уровне “земли Союза между молотом севера и наковальней юга», ну и загадочные дальние земли.

Глядя на обложки русскоязычных изданий с надписью “Черная Fantasy” ожидаешь чего-то мрачного, кровавого. Ожидания, для кого к счастью, а для кого и, к сожалению, не оправдаются. Да, здесь есть кровь; да, атмосфера сурова и мрачна, но все это словно отражение реальной исторической эпохи ― Средневековья (Позднее Средневековье ― начало Ренессанса, но без огнестрельного оружия), так любимого авторами фэнтези в качестве декораций своих историй. Здесь есть войны, распри, закулисные игры, поединки, убийства, пытки ― все это рождает чувство безысходности. Романы цикла очень далеки от красочных фэнтези-творений с четким разделением на добро и зло ― здесь эта грань стерта, а буйство красок заменено на серые тона. Но копнув глубже, читатель все же сможет обнаружить эту невидимую черту между ними. Я, пожалуй, охарактеризовал бы весь цикл словом “реализм”. Ведь даже “великое зло” на поверку может оказаться обыкновенной враждой с отбрасыванием моральных принципов. Своим миром “Первый закон” вряд ли поразит читателя, здесь акцент сделан на атмосферу и персонажей. Причем последние и обеспечили ему львиную долю успеха. Каждый из них является незабываемой фигурой с своим оригинальным прошлым, своей целью. И все они — кусочки в мозаике надвигающихся событий, которые потрясут весь мир. Но не ждите, что они понесутся спасать его: их стремления куда более эгоистичны. Персонажи под стать миру, в котором живут: не совершают подвигов, ― а просто пытаются выжить, сделать карьеру, отомстить; не становятся в горделивые театральные позы для излияния пафосных речей, зато запросто могут нанести удар в спину или украсть все, что «плохо лежит». Они не герои и не злодеи, в обычном понимании этих слов, а скорее различные виды отбросов. Но какими бы они, ни были, рано или поздно в отношении многих из них зарождается некое подобие симпатии. Они как бы говорят читателю со страниц книги: «не мы такие ― жизнь такая”. И читатель им верит.

Текст очень легок для чтения, несмотря на некоторую суровость и непоколебимость: скупые описания (ровно необходимый минимум, без занудства), содержательные диалоги, украшенные простоватым юмором. Сюжетные линии персонажей сходятся и расходятся вновь и вновь, образуя единое целое. Нечто подобное мы уже наблюдали, и не раз. Да и второстепенные персонажи, выходящие на передний план, вряд ли кого-то удивят, а вот эволюционирование героев в сторону добра или зла ― это уже интересно. Чего не отнять у персонажей Аберкромби, так это их нешаблонность.

Сюжет лихой и динамичный, развивающийся по закону геометрической прогрессии. Поначалу развитие сюжета казалось несколько затянутым, но постепенно оно набирает обороты, а события ― масштабности. В “Первом законе” можно предугадать сюжетные ходы, но отнюдь не их последствия. В таком хитросплетении очень легко сделать ошибки. И Аберкромби сделал их: в тексте присутствуют ляпы. Их не так уж и много, но если читать вдумчиво ― впечатление портят. Не хочу останавливаться на них, захотите ― поищете сами. Но стоит ли выливать бочку меда в поисках ложки дегтя?

Аберкромби в «Первом законе» попытался сломать стереотипы жанра относительно персонажей и сюжетных ходов, прочно засевшие в умах любителей фэнтези. Но иногда он явно перегибает палку и получается такой себе «антимейнстрим», иногда переходящий, прямо-таки, в ересь. А ведь и без таких дешевых трюков вполне можно было написать жесткое фэнтези, вспомним хотя бы Бэккера. Несмотря на все усилия, творения Аберкромби несколько вторичны: даже если вывернуть штамп наизнанку, он чем-то другим не станет. Но, смешав все эти поднадоевшие штампы с дозой черного юмора, и прибавив к этому неожиданные повороты сюжета и лихую скорость прохождения поворотов ожидаемых, получим вполне интересную и нетривиальную историю.

Романы цикла носят исключительно развлекательный характер, здесь нет скрытых посланий и двойного дна. Аберкромби, видимо, пишет не ради «высокой цели» — скормить читателю очередное псевдофилософское откровение. Зато есть тщательно выписанное полотно жизни: любовь, дружба, предательство, месть. Причем все уместилось в трилогию, а не раздулось до неизвестных размеров. А уж после прочтения сами заметите, что призадумались над рядом вопросов. Какова истинная природа зла? Можно ли измениться, стать лучше? Возможно ли сбежать от прошлого?

Поначалу я отнесся к первым двум романам трилогии более скептично, но последний, третий, расставил все по местам. Недаром сам автор говорит, что “Первый закон” — это, по сути, один роман в трех томах. Так что, если вы прочли первый роман трилогии, или же первые два ― не спешите выносить безапелляционный вердикт этим произведениям.

“Первый закон” далеко не шедевр, но он ― нечто особенное. Хотя рекомендовать его к прочтению не буду. Хотя бы потому, что спустя пару недель после прочтения последней страницы, впечатления сильно сгладились и если бы оценку ставил сейчас, то она была намного ниже выставленной девятки. По сути это было представление бродячего театра с превосходными актерами (пусть и играли они самих себя). Но декорации были сделаны на скорую руку, уставшим после долгой рабочей недели, плотником. Сочинитель пьесы был хоть и талантлив, но явно спешил куда-то и за него ее оканчивали сами актеры: она как бы и сложна по своему замыслу, но не глубока по сути. Выступление впечатлило, но на следующий день о бродячих артистах никто и не вспомнил. Я потраченного времени не жалею, но и перечитывать вряд ли когда-то стану.

kinaye, 2 марта 2013 г.

Не могу обойти вниманием эту серию. Достойный дебют, не только дающий надежду на перспективность автора, но и ценный сам по себе.

Небольшое предупреждение тем, кто ещё только собирается познакомиться с творчеством Аберкромби,- если, первоначально, вам покажется эта книга недостаточно увлекательной, то не торопитесь ее закрывать. Толика вашего терпения вам воздастся, и неспешность введения и знакомства с героями сменится столь внятным и бодрым сюжетом, что оторваться от книги будет весьма сложно. И это, конечно же, хорошо. Аберкромби стал для меня тем автором, который вернул веру в фэнтези. Его история живая, не оставляющая равнодушным, переживаешь её вместе с героями. И с какими героями! Они и просты и противоречивы одновременно, что и делает их столь притягательными. Тема рока или неизменности идет рука об руку с темой неоднозначности человека. Рок побеждает, но борьба не видится бессмысленной, потому что в ней так много по-настоящему человеческого.

Мне известны, но остались малопонятны, нарекания относительно языка автора. Он лаконичен, точен, разумно бережлив, но отнюдь не беден. Очень мужской язык. Не так чтоб автор уж совсем был чужд поэтике («открытый разум подобен открытой ране. »), но это не то, чем его можно правильно охарактеризовать. Дело вкуса, но бестолковые виньетки меня раздражают, и Аберкромби весьма радует их отсутствием.

Я симпатизирую дарковой стилистике, но то, что написал Аберкромби, это прагматизм и государственный цинизм, а не дитя темных фантазий. Автор, ко всему прочему, весьма физиологичен, по моим пристрастиям, так и излишне. Но все равно красавчик! Фэнтезийный нуар мне по нраву. Сравнения с Мартином считаю малоинформативными. Да и ещё одного Мартина нам не надо, одного более чем достаточно.

Это следует видеть лично. Слышите?! Лично!

yozheGGG, 23 января 2013 г.

Любой искушенный читатель сегодня, положив руку на сердце, признает — фэнтези вырождается стремительными темпами. Истории о мудрых и бессмертных эльфах, мастеровитых, вечно хмурых гномах, благородных волшебниках и справедливых королях, во славу которых все вышеупомянутые личности готовы в лепешку расшибиться больше не завораживают читателя. А «Темный Властелин» и вовсе стал нарицательным именем, как нельзя точнее характеризующий очередную шаблонную писюльку про то, «как могучие герои отправились к черту на рога, отыскать волшебный лом, дабы силою его погубить Злобного Властителя Ухыка».

На фоне всеобщего засилья штампов трилогия Аберкромби оказалась сродни глотку свежего воздуха. Да, здесь есть могущественный, и, бесспорно, мудрый волшебник. Здесь нашлось место юному герою, который в итоге становится королем. Здесь грозный, мускулистый варвар в компании других, не менее колоритных личностей, отправляется в путешествие через половину мира за Очень Важным Артефактом. Вопрос в том, чем же все это оборачивается для героев?

Могучий северянин Логан Девятипалый первым отзывается на призыв мудрейшего волшебника Байяза — им предстоит совершить путешествие на край света за древним колдовским камнем. Тем временем, кровавый инквизитор Глокта выбивает очередное признание из изменника Родины, а надменный дворянчик готовится к фехтовальному турниру. Штамп на штампе? Это только кажется.

В первую очередь книга «берет» своими персонажами. Особенно — кто бы сомневался — автору удался инквизитор Глокта. Главы с жизнеописанием бывшего полковника, изуродованного в плену, однозначно понравятся любому читателю. Варвар Логен, на первый взгляд, кажущийся типичным «Конаном», не раз удивит нас скелетами из своего шкафа. Но, кто радует особенно, так это волшебник Байяз. Фактически, Аберкромби оказался первым автором, который серьезно задумался о том, каким на самом деле должен быть волшебник, живущий много столетий, и фактически, создавший существующий миропорядок. Прочие персонажи — начиная с честного и благородного служаки Веста, и заканчивая отрядом северян тоже весьма неплохи. Откровенно говоря, в книге не нашлось ни одного «проходного», «картонного» героя, что приятно радует.

Не обошлось и без минусов. Совершенно безликий мир, вообразить который можно лишь обладая изрядной фантазией — главный из них. Даже карта, которую добавили во втором томе, не слишком помогает ориентироваться в нем. Не помешала бы так же карта города Агрионта — столицы государства, в которой происходит львиная доля событий. Действия Инквизиции, как уже неоднократно упоминалось другими рецензентами, не выдерживают никакой критики — очевидно, что англичанин Аберкромби очень плохо представляет себе работу правоохранительных органов, и в описании данной организации руководствовался лишь худшими из клише. Атмосфера тоже подкачала — несмотря на две описываемые войны, расследование заговоров и тяжелое путешествие, никакой атмосферы, присущей «темному фэнтези», или жанру нуар, с которыми часто равняют трилогию «Первый закон» здесь нет.

В заключение, следует отметить, что Аберкромби, действительно, не второй Мартин. «Первый закон» вряд-ли экранизируют в виде замечательного сериала, и уж точно не вставят в школьную программу. Тем не менее, это замечательные книги для всех, кто устал от шаблонной фэнтезятины, и уже прочел всего Мартина. Наконец, помните, что данную трилогию следует воспринимать всю сразу — не отдельными книгами. В таком случае, перевернув последнюю страницу последнего тома, вы точно не будете разочарованы. Ведь в итоге все получают лишь то, чего заслуживают.

Бывший, 14 февраля 2013 г.

Вот уже который отзыв молча читаю про Аберкромби. Наконец молчать надоело.

Ну почему, почему. Каждый пишущий отзыв обязательно начинает либо бурно восхищаться, либо бурно негодовать по поводу «чернушности» книги. Обязательно упоминается принадлежность к некоему якобы существующему поджанру «дарк фентази». Потом обязательно надо высказаться относительно места Аберкромби в тени великого Мартина. Наверное уже десятки отзывов на тысячи знаков написаны в этом однообразном ключе.

Итак, господа! Перед нами мастерски написанная увлекательная книга, которую блестяще перевели (не считая совершенно диких «троллей» из третьего тома) и оформили. В книге вовсе не смакуется грязь. Книга совершенно не цинична и не чернушна. Герои романа не подлецы и не подонки. Да, она мрачна. Да, не все положительные вроде бы герои действительно положительны. В остальном это просто качественная книга. Увлекательно. Ярко. Живые герои. И, кстати, вызывающие симпатию и уважение; реальные живые люди как с хорошими, так и плохими поступками и побуждениями логично вытекающими из характера и жизненного опыта.

Что еще нужно для хорошей книги?

И наконец главное. Если уж эту книгу обязательно надо с чем то сравнивать, то давайте сравнивать с Дюной Герберта, или с Мантикорой Пехова! Да мало ли еще книг?

fantlab.ru

Популярное:

  • Как это похоже на юриста Шесть мифов о юристах, или Профессия для психопата Традиционно считается, что юрист — человек пессимистичный и циничный. Согласно популярному объяснению, это связано с особенностями профессии — ее представители обязаны иметь в […]
  • Мать одиночка в белоруссии Быть матерью-одиночкой в Беларуси выгодно? К ежемесячному пособию по уходу за ребенком женщинам, одним воспитывающим ребенка, доплачивается надбавка в размере. 30 октября в Минске обсуждали, как сделать отцов социально активными […]
  • Транспортный налог спб за 2014 Транспортный налог Санкт-Петербург 2016 Закон Санкт-Петербурга о транспортном налоге на 2016 год за номером 487-53, от 04 ноября 2002 года, устанавливает правила начисления транспортного налога для двух категорий граждан: […]
  • Отдел субсидий северное бутово Отдел субсидий северное бутово Для района Северное Бутово характерен достаточно высокий коэффициент трудоспособного населения - 39,412 тыс. человек, и сравнительно небольшая доля пенсионеров - 10,4 тыс. человек, […]
  • Россия германия налог прибыль Научно-исследовательский журнал Comparative analysis of profit taxes in Russia and other countries Барбашева Яна Александровна, Крыш Елена Константиновна, Фрайс Вероника Эдуардовна 1. Студентка группы ЭМ-253305 2. Студентка […]
  • Вне закона википедия Вне закона. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон . 1890—1907 . Смотреть что такое "Вне закона." в других словарях: вне закона — вне закона … Орфографический словарь-справочник ВНЕ […]
  • Консультации авто юриста Автоюристы. Бесплатная консультация онлайн круглосуточно Даже самый внимательный водитель с большим опытом управления автомобилем не застрахован от непредсказуемых ситуаций на дороге — ведь кроме него есть и другие участники […]
  • Секретарь опек Секретарь опек Стало известно имя нового директора Uber Должность нового генерального директора Uber займет Дара Хосровшахи, ранее занимавший аналогичную должность в. Генеральный секретарь ОПЕК примет участие в […]