Пленум брачный договор

Публикации

Верховный суд (ВС) РФ счел ничтожными условия брачных договоров, в которых оговариваются отступные при изменах, пьянстве или хулиганстве одного из членов семьи. Высшая инстанция посчитала, что соблюдение норм о запрете ставить одного из супругов при разводе в неблагоприятное положение, является важнее, чем договоренности об условиях расторжения брака.

Суть спора

ВС РФ анализировал положения брачного договора между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г., который удостоверил нотариус Люберецкого нотариального округа Московской области.

Условия предусматривали, что при расторжении брака по инициативе Сафаряна А.А., либо если семья прекращает существование из-за его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т.п.) имущество, акции, банковские счета переходят в собственность его супруги Карапетян Л.Г.

Спустя 20 лет брака Сафарян А.А. обратился в суд с заявлением о его расторжении, и мировой суд его удовлетворил. Спустя еще пять лет Гагаринский суд Москвы по иску Карапетян разделил между бывшими супругами имущество, основываясь на положениях заключенного между ними брачного договора.

Суд признал за Карапетян Л.Г. право собственности на квартиру и на обыкновенные, именные бездокументарные акции ОАО «Искож» номинальной стоимостью 0,04 рубля каждая в количестве 50 тысяч 150 штук.

Тогда Сафарян А.А. решил в судебном порядке признать условия брачного договора ничтожными и добился в этом успеха. Гагаринский суд Москвы признал недействительным брачный договор, а Мосгорсуд оставил это решение в силе.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Сафаряна А.А., суд первой инстанции исходил из того, что условия брачного договора поставили его в крайне неблагоприятное положение, поскольку после расторжения брака он лишился всего совместно нажитого имущества. Суд апелляционной инстанции согласился с этими выводами.

Бывшая супруга бизнесмена пыталась найти защиту в Верховном суде РФ и даже сначала одержала маленькую победу – судья Нечаев решил, что это дело должно быть пересмотрено. Однако судебная коллегия по гражданским делам своего коллегу не поддержала и отказалась отменить постановление о признании брачного договора недействительным.

Позиция ВС РФ о брачных договорах

Судебная коллегия по гражданским делам сочла правильными выводы судов первой и апелляционной инстанций. В решении ВС РФ ссылается на нормы Семейного кодекса, в том числе на положения, запрещающие ставить одного из супругов после развода в невыгодную ситуацию.
Пункт 1 статьи 33 Семейного кодекса РФ допускает изменение режима совместной собственности супругов условиями брачного договора, который нотариально удостоверен. При этом брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов, признает ВС РФ.

Он согласен с тем, что супруги могут определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения семейных расходов. Также суд не отрицает право членов семьи определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака и включить в свой договор любые иные положения, которые касаются их имущественных отношений.

«Между тем брачный договор не может содержать условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречит основным началам семейного законодательства (пункт 3 статьи 42 Семейного кодекса РФ)», — говорится в решении.

Кодекс позволяет суду признать недействительным брачный договор, если его условия ставят одного из членов в крайне неблагоприятное положение. Также законодатель предусмотрел возможность признать ничтожными условия брачного договора, если они опять же являются крайне неблагоприятными для одного из супругов, напоминает суд.

Он считает, что в данном случае даже не действуют нормы пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 года №15, которые разъясняют, что если брачный договор изменил режим совместной собственности, то суд при разделе имущества должен руководствоваться условиями такого договора.

«Однако следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишения одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака», — парирует коллегия.

Решение ВС РФ

Брачный договор между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. предусматривал, что в случае взаимного решения о расторжении семейных уз все нажитое имущество сохраняет правовой режим общей совместной собственности.

Переход имущества к жене предусматривался только в случаях расторжения брака по инициативе мужа: либо если он изменил супруге, пристрастился к алкогольным напиткам, хулиганил или вел себя иным недостойным образом.

Разделы договора оговаривали, что в таком случае Карапетян получает совместное имущество, банковские вклады и проценты по ним, акции и другие ценные бумаги и проценты по ним, долю в имуществе и доходы коммерческих организаций, а также приобретенную супругами во время брака посуду, кухонную утварь и технику.

«Исходя из анализа положений пункта 1.4 и раздела 2 брачного договора в их совокупности, а также учитывая то, что при заключении оспариваемого брачного договора стороны исходили из всего совместно нажитого имущества, суд пришел к правильному выводу о том, что условия брачного договора ставят Сафаряна А.А. в крайне неблагоприятное положение, поскольку он после расторжения брака полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака», — указала судебная коллегия ВС РФ.

Доводы бывшей супруги об отсутствии диспропорции в распределении имущества, поскольку в собственности Сафаряна остались акции ОАО «Искож», а также автомобиль, счета в банке и некоторые предметы домашней обстановки судьи сочли несостоятельными.

«Доводы Карапетян являются несостоятельными, поскольку согласно условиям брачного договора все имущество, за исключением подарков, в случае расторжения брака по инициативе Сафаряна А.А. переходит в собственность Карапетян Л.Г.», — указывается в решении.

Суд также оговаривает, что наличие такого имущества и подарков он не установил.

«Исходя из того, что супруги не имели в совместной собственности имущества, право на которое по условиям брачного договора не перешло или не должно перейти к Карапетян Л.Г., суд пришел к правильному выводу о лишении Сафаряна после расторжения брака всего совместно нажитого имущества. При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что условиями брачного договора Сафарян А.А. поставлен в крайне неблагоприятное положение, соответствует установленным судом обстоятельствам и указанным выше нормам материального права», — установил ВС РФ.

Он считает, что суды первой и апелляционной инстанций правильно определили обстоятельства, имеющие значение для дела, и надлежащим образом применили нормы материального права, существенных процессуальных нарушений при рассмотрении дела ими допущено не было.

Мнение эксперта

«Как это можно прокомментировать? Боюсь, что у меня есть стойкое ощущение, что я читаю судебный акт не Верховного суда России — современной страны, признающей (формально) свободу личности, значимость частной воли, ценность частного интереса и защищающей его.

У меня ощущение, что я читаю судебный акт Верховного суда РСФСР. Все незнакомое, нетипичное, выделяющееся своей необычностью — ничтожно. Что, придумали что-то, чего нет в законе? Да как посмели! Ничтожно! Защитить женщину? Раздавленную, сломленную, униженную? Ничтожно!

Нежелание думать о праве и анализировать правовые аргументы сочится из каждой строчки актов по этому делу (правда, очень порадовал только заместитель председателя Верховного суда РФ Нечаев, который передал дело на пересмотр, но судебная коллегия его не поддержала)», — отмечает профессор Российской школы частного права Роман Бевзенко.

Он обращает внимание, что судьи так и не указали в своем постановлении, в чем же заключалось крайне неблагоприятное положение мужа, совершившего адюльтер, которое нивелирует брачный договор.

На взгляд Бевзенко, суд должен был решить вопрос соразмерности допущенного нарушения и ответственности за него. А в случае несогласия с размером, его можно было снизить, но не полностью отменять брачный договор, считает юрист.

«Вот такой вот ужас: ценность брачных договоров в части условий, защищающих женщину, равна нулю. Я не удивлюсь, когда услышу, что после таких решений наших судов не только коммерческие контракты, корпоративные организации, наследственные механизмы будут структурироваться по английскому праву. Брачные договоры тоже надо делать по праву той юрисдикции, где они будут признаваться и защищаться судами. Увы, но сегодня Россия к числу таких юрисдикций не относится», — подчеркивает Роман Бевзенко.

rapsinews.ru

Брачный договор: крайне неблагоприятное положение

Громкие бракоразводные процессы российских и иностранных миллиардеров при всей чувствительности вопроса побуждают все большее число россиян заключать брачные договоры. По данным Федеральной нотариальной палаты, только за первое полугодие 2016 года их заключили 25 000 граждан, что на 6% больше аналогичного периода прошлого года. Довольно часто супруги выбирают режим раздельной собственности, а нажитое в браке имущество (акции, недвижимость, банковские вклады, автомобили, доходы и прочее) становится собственностью того супруга, на имя которого оно получено или зарегистрировано.

Однако здесь важно не впадать в крайности и соблюдать определенный баланс интересов супругов. Брачный договор может быть признан недействительным, если ставит одного из супругов в «крайне неблагоприятное положение». А если договор недействителен, то в случае развода придется все делить по закону (статья 39 Семейного кодекса РФ), то есть поровну.

Рассмотрим, в каких случаях положение супруга (супруги) может быть признано крайне неблагоприятным.

1. Брачный договор подписан – вопрос решен?

В реальности может оказаться все гораздо сложнее. И дело иногда не в тексте договора, а в том, как супруги воплощают его в жизнь. Если, например, мужу удалось убедить жену заключить брачный договор, по условиям которого все нажитое в браке имущество достается только ему, то мужу рано открывать шампанское. Лишая всего нажитого в браке имущества, муж ставит жену в крайне неблагоприятное положение. Поэтому такой договор может быть признан недействительным. Об этом Верховный суд РФ говорил еще в 1998 году (Постановление Пленума ВС РФ от 05.11.1998 № 15).

Аналогичные последствия могут быть и в ситуации, когда по условиям брачного договора, к примеру, имущество является собственностью того супруга, на имя которого оно зарегистрировано, но при этом в реальности все нажитое в браке имущество оформлено только на одного супруга.

Так, например, в одном случае супруги договорились, что транспортные средства и недвижимость, приобретенные в период брака, будут являться собственностью жены, а собственностью супруга – ценные бумаги, паи, акции, доли в уставных капиталах компаний. Однако впоследствии каких-либо ценных бумаг, долей в уставных капиталах компаний (т. е. того имущества, которое стало бы собственностью мужа) приобретено не было. Таким образом, фактически супруга получила все нажитое в браке имущество, а супруг – ничего. Поскольку все приобретенное в браке имущество стало собственностью жены (т. е. муж лишился всего), суд посчитал, что брачный договор ставит супруга в крайне неблагоприятное положение, и признал такой брачный договор недействительным.

2. Мне побольше, тебе поменьше

Если с «лишением всего» все достаточно ясно, то с несоразмерным распределением имущества между супругами нужно быть весьма аккуратным. Допустим, супруги (для удобства назовем их Сидоровы) заключили брачный договор, по которому имущество является собственностью того супруга, на имя которого оно оформлено или зарегистрировано. В ситуации, когда на момент заключения брачного договора у супругов нет ценных активов, такое условие брачного договора представляется весьма справедливым. Впоследствии Сидоров начинает заниматься бизнесом, в то время как его Сидорова посвящает свое время семье и воспитанию детей. Спустя какое-то время Сидоров становится владельцем многомиллионного бизнеса, а его супруга формально владеет только небольшим загородным домом. Позже Сидоров решил развестись, поделив имущество с супругой в соответствии с условиями брачного договора. Супруга, разумеется, такие условия раздела нажитого в браке имущества посчитает несправедливыми и попытается оспорить брачный договор.

С одной стороны, Сидорова не лишена всего, у нее есть загородный дом. С другой — Сидоров владеет многомиллионным бизнесом, стоимость которого несоразмерна стоимости загородного дома. Оказалась ли Сидорова в крайне неблагоприятном положении? Можно ли брачный договор признать недействительным? Как правило, российские суды неохотно признают брачные договоры недействительными, если имущество распределено несоразмерно. Причина проста: заключил договор – исполняй. Иными словами, нельзя признать брачный договор недействительным только потому, что распределили нажитое в браке имущество не поровну.

Но не все так просто. Помимо несоразмерности бывает и «существенная диспропорция». Давайте рассмотрим поподробнее.

3. «Существенная диспропорция» в распределении имущества по брачному договору

Этот термин совсем недавно использовал Верховный суд РФ при оценке брачного договора и решении вопроса о его действительности (Определение ВС РФ от 24.05.2016 № 18-КГ16-10).

Верховный суд РФ разрешал спор между супругами относительно условий брачного договора, согласно которому мужу переданы в собственность гараж и автомобиль, а жене – квартира и обязательство по погашению кредита. Верховный суд РФ отметил, что брачный договор не должен ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например, вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишать одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака. В данном случае Верховный суд РФ не увидел «существенной диспропорции» в распределении имущества между супругами. В результате брачный договор не был признан недействительным, имущество не было разделено пополам.

Однако понятие и признаки (критерии) такой существенной диспропорции Верховный суд РФ не уточнил. Поэтому пока остается открытым вопрос о том, что следует понимать под существенной диспропорцией и какой порог существенности. Возвращаясь к примеру с супругами Сидоровыми, предполагаю, что условия распределения имущества между ними, возможно, попадут под понятие «существенная диспропорция», а брачный договор будет признан недействительным. Тогда многомиллионный бизнес Сидорову придется делить с супругой пополам, как если бы этого брачного договора и не было.

Таким образом, к брачному договору нужно подходить продуманно не только на этапе заключения, но и на этапе его исполнения. Заключив брачный договор, постарайтесь не лишать супругу (или супруга) всего нажитого в браке имущества и избегать существенной диспропорции при распределении имущества. Не помешает также время от времени перечитывать брачный договор и при необходимости вносить в него изменения, которые будут отражать перемены в семейных имущественных отношениях супругов.

www.forbes.ru

ВС поправил практику раздела имущества между бывшими супругами

Судей двух инстанций, неверно трактовавших нормы материального права при разделе имущества бывших супругов, поправил Верховный суд РФ в деле, которое вошло в новый 160-страничный обзор судебной практики ВС, второй за текущий год.

Как отмечает ВС в главе, посвященной анализу практики коллегии по гражданским делам, на имущество, приобретенное в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, режим общей совместной собственности супругов не распространяется.

У. обратился в суд с иском к П. о разделе совместно нажитого имущества, ссылаясь на то, что состоял в браке с П. В период брака по договору купли-продажи супругами в совместную собственность была приобретена квартира. Поскольку брачный договор между сторонами не заключался, соглашение о разделе совместно нажитого имущества не достигнуто, У. просил произвести раздел квартиры между ним и П. и признать за ним право собственности на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру.

Ответчик П. исковые требования не признала, просила признать за истцом право собственности на 1/15 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру, а за ней – право собственности на 14/15 доли, учитывая приобретение квартиры на личные средства ответчика в сумме 1 750 000 руб.

Судом установлено, что с 23 декабря 2010 г. У. состоял с П. в браке. В период брака на основании договора купли-продажи от 11 февраля 2011 г. супругами приобретена квартира, право совместной собственности на которую зарегистрировано за ними 10 марта 2011 г. Цена приобретенной квартиры составила 1 995 000 руб.

Как было установлено в ходе рассмотрения дела и сторонами не оспаривалось, часть денежных средств в размере 1 750 000 руб., потраченных на приобретение указанной квартиры, была получена П. в дар от П. Л. (матери П.) по договору дарения от 11 февраля 2011 г. Данная сумма выручена матерью П. от продажи принадлежавшей ей на праве собственности квартиры. Все названные выше сделки были совершены в один день – 11 февраля 2011 г.

Брак между У. и П. расторгнут 9 октября 2014 г. Раздел имущества супругов после расторжения брака между сторонами не производился.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования о разделе спорной квартиры между супругами в равных долях, суд первой инстанции исходил из того, что между сторонами было достигнуто соглашение о приобретении квартиры в общую совместную собственность, и поскольку полученные в дар денежные средства были внесены П. по ее усмотрению на общие нужды супругов – покупку квартиры, то на данное имущество распространяется режим совместной собственности супругов.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ признала, что выводы судов сделаны с нарушением норм материального права.

В соответствии со ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В соответствии с п. 1 ст. 36 СК РФ имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Как установлено судом, источником приобретения спорной квартиры являлись средства, полученные П. по безвозмездной сделке, а также частично совместно нажитые средства супругов.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце четвертом п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.

Из приведенных выше положений следует, что юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака. Имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), не является общим имуществом супругов. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Вместе с тем судом такое юридически значимое обстоятельство, как использование для приобретения спорной квартиры средств, принадлежавших лично П., ошибочно было оставлено без внимания.

Делая вывод о том, что спорная квартира относится к совместно нажитому имуществу супругов, суд исходил из отсутствия в договоре о ее покупке условий о распределении долей в квартире.

При этом суд не учел, что полученные П. в дар денежные средства в размере 1 750 000 руб. и потраченные на покупку квартиры являлись личной собственностью П., поскольку совместно в период брака с истцом не приобретались и не являлись общим доходом супругов.

Внесение этих средств для покупки квартиры не меняет их природы личного имущества П.

Таким образом, доли сторон в праве собственности на квартиру подлежали определению пропорционально вложенным личным денежным средствам ответчика и совместным средствам сторон.

Это судебными инстанциями учтено не было и повлекло за собой вынесение незаконных судебных постановлений (определение № 45-КГ16-16).

m.legal.report

Юристы рассказали о подводных камнях брачного договора

Брачные договоры набирают популярность в России, однако далеко не все знают, какие условия можно там прописать. Практика показывает, что даже нотариусы удостоверяют незаконные контракты. На примере дела в Верховном суде «Право.ru» объясняет, какие права и обязанности супруги могут включить в брачные соглашения. А эксперты разъясняют каверзные ситуацииможно ли, например, предусмотреть в «семейном контракте» частоту встреч с тещей или компенсацию за измену.

Нормы, которые находятся на стыке нескольких отраслей права, часто вызывают проблемы. Одним из ярких примеров является регулирование брачного договора. Многие юристы ошибочно применяют к этому соглашению только положения ГК, хотя он в первую очередь регулируется ст. 4 Семейного кодекса (СК). У брачного договора следующие обязательные признаки: особый субъектный состав (лица, находящиеся в браке или планирующие вступить в бракприм ред.), письменная форма и нотариальное удостоверение.

«Брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения».

Источник: ст. 40 Семейного кодекса

На деловом завтраке «Право.ru» «Семейное и наследственное право: законодательные изменения и актуальная практика» Татьяна Старикова, партнер юридической фирмы «ЮСТ», отметила, что за последнее время брачные договоры между супругами встречаются все чаще (см. «Семейное и наследственное право: проблемы и перспективы»). Соответственно увеличивается и количество судебных споров о недействительности тех или иных пунктов таких соглашений. Одно из таких дел недавно дошло до Верховного суда.

Супруг попал в «крайне неблагоприятное положение»

В 2008 году Артур Сарян и Инна Капетян* развелись после 20 лет брака. Последней спустя 5 лет удалось отсудить у бывшего мужа часть совместно нажитого имущества (квартиру и акции ОАО «Искож»). Суд вынес такое решение на основании брачного договора от 2001 года. Один из пунктов соглашения содержал следующее условие: «В случае расторжения брака по инициативе Саряна либо в результате его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т. п.) имущество, нажитое во время брака и относящееся к общей совместной собственности супругов, переходит в собственность Капетян».

Со второго круга разбирательств Гагаринский суд удовлетворил иск Саряна и признал брачное соглашение недействительным. Мосгорсуд оставил решение без изменения. Капетян стала добиваться пересмотра в ВС. Зампред ВС Василий Нечаев передал спор на рассмотрение гражданской коллегии, которая, однако, в итоге признала акты нижестоящих инстанций законными: брачный договор не может содержать условия, которые ставят одного из супругов в «крайне неблагоприятное положение» (п. 3 ст. 42 СК) – таков был мотив. Например, нельзя полностью лишить одного из супругов права на имущество, нажитое в период брака, подчеркнул ВС. «Неблагоприятность» условий соглашения определяется в каждом случае отдельно – исходя из совокупности фактических обстоятельств. В рассматриваемом случае она имеется, подтвердил ВС (дело № 5-КГ16-174).

Эксперты «Право.ru»: «Права слабого пола не нарушены, а к нотариусу вопросы есть»

Это решение ВС вызвало множество споров: кто-то даже считает, что этот акт нарушает права женщин. Верховный суд вынес свое решение, ссылаясь на крайне неблагоприятное положение супруга из-за раздела имущества после развода с женой, комментирует решение Ольга Пучкова, ведущий эксперт практики семейного и наследственного права «Пепеляев Групп»: «Женщин защищать надо (хотя почему только женщин?), но институт брачного договора предусмотрен для иных целей, которые регулируются определенными правилами». Управляющий партнер АБ ЕМПП Сергей Егоров добавляет, что суд не должен исследовать личные отношения супругов и давать им процессуальную оценку. В то же время адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры» Павел Хлюстов предполагает, что ВС признал бы договор с аналогичным условием действительным, если бы жене отходила не вся доля мужа, а лишь ее часть.

У экспертов возникли вопросы и к специалисту, который засвидетельствовал упомянутый документ. Галина Павлова, управляющий партнер АК «Павлова и партнеры», руководитель практики по семейному и наследственному праву, поясняет, что брачные договоры с «крайне неблагоприятными» условиями «отсеиваются» еще у нотариуса: “Поэтому удивительно, что соглашение из обсуждаемого дела вообще удостоверили». Алина Зеленская, адвокат национальной юридической компании «Митра», соглашаясь с коллегой, напоминает, что ВС почти 20 лет назад дал трактовку «крайне неблагоприятному положению» (Постановление Пленума ВС от 5 ноября 1998 года № 15). К последнему отнесли в том числе и лишение одного из супругов всего имущества, нажитого в период брака.

Идеальный брачный договор: советы от экспертов «Право.ru»

«Право.ru» узнало у экспертов, как правильно составить соглашение, чтобы в суде его посчитали законным.

Павел Хлюстов В брачном договоре нет ничего предосудительного – это современный цивилизованный способ разделить имущество, сохранить нервные клетки и сэкономить на адвокатах.

Во-первых, важно понимать, что обсуждаемый документ регулирует юридическую судьбу имущества, а не уклад семейной жизни, напоминает Хлюстов: «По этой причине в брачный договор нельзя включить условия о том, как часто жена должна стирать, в какое время муж должен приходить домой и когда должна приезжать тёща». Брачный договор в соответствии с положениями СК регулирует только имущественные отношения супругов, подтверждает и Пучкова: «Расширительному толкованию эти нормы не подлежат, а значит, на права мужа или жены не могут влиять такие обстоятельства как измена и иное недостойное поведение, например, хулиганство или пьянство, а также инициатива при расторжении брака». По словам Пучковой, подобные условия являются не только незаконными, но выглядят еще и аморальными, так как могут создать почву для злоупотреблений. Например, супруг, который заинтересован в получении имущества, может спровоцировать другую сторону на агрессивные действия или подтолкнуть к разводу.

Брачный договор не может ограничивать:

– правоспособность или дееспособность супругов

– их право на обращение в суд за защитой своих прав

– регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей

– предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания

– содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства

Источник: п. 3 ст. 42 Семейного кодекса

Помимо этого в брачном договоре нельзя прописать условия, которые связаны с приватизацией жилого помещения, обращает внимание Павлова. Московский областной суд указал, что эти отношения не относятся к имущественным отношениям супругов, так как регулируются специальным законом – «О приватизации жилищного фонда в РФ» (дело № 33-22464/2014). Невозможно предусмотреть и порядок раздела имущества, которое куплено с использованием материнского капитала, потому что оно нарушает права несовершеннолетних детей.

Павлова приводит в пример и более экзотичную причину, по которой суд может признать соглашение между супругами ничтожной сделкой. Например, что «…в брачном договоре отсутствует не только указание на то, что он был вслух прочитан нотариусом, но и указание на то, что он был прочитан сторонами лично и что сторонам были разъяснены основные положения о правах и обязанностях сторон, последствиях заключения брачного договора и что эти положения понятны» (дело № 33-0146/2016).

Что же тогда можно прописать в брачном договоре? Егоров поясняет, что супруги могут определить в документе:

– свои права и обязанности по взаимному содержанию;

– способы участия в доходах друг друга и порядок семейных расходов;

– имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака.

Можно включить и обязанности имущественного характера в отношении детей, добавляет Зеленская: «Например, указать, кто будет покупать ребенку одежду и оплачивать его обучение».

При этом некоторые эксперты считают, что брачный договор все же может содержать условие, которое предусматривают перераспределение имущества в случае измены или иных аморальных действий одного из супругов. Например, такого мнения придерживается Хлюстов, но подчеркивает: «По общему правилу нельзя допустить, чтобы соглашение полностью лишило одну из сторон права собственности на имущество, нажитое в период брака». Кира Корума, партнер, адвокат, руководитель судебно-арбитражной практики ЮГ «Яковлев и Партнеры», тоже считает, что упомянутое положение можно включить в соглашение, ссылаясь на принцип свободы договора.

Вместе с тем открытым остается вопрос о том, признают ли суды действительным договор, который лишит супруга части имущества за измену или другое непристойное поведение. Эксперты пояснили, что подобная судебная практика отсутствует. Егоров, например, объясняет это тем, что сейчас нотариусы отказываются включать «крайне неблагоприятные» условия в брачные договоры: «Рассматриваемый случай (дело Сарянприм. ред.) является единичным, спорный договор заключался еще в 2001 году, когда у нотариусов еще не было опыта работы с такими документами».

* – имена и фамилии изменены редакцией

pravo.ru

Пополам не делится

Рост популярности супружеских договоров понять можно. Ведь в документе заранее, четко, по обоюдному согласию, прописано, сколько, чего и кому полагается из совместно нажитого добра в случае расторжения контракта или нарушения его условий одной из сторон. Поэтому теоретически должны исчезать все основания для споров, склок и тяжб при разводе. Но это теоретически.

Как показывает судебная практика, при расторжении брачных договоров на свет порой являются настоящие юридические головоломки, разобраться в которых не всегда под силу даже опытным правоведам. Поэтому представляется очень важным недавнее решение Верховного суда по поводу одного из таких контрактов. В этом решении дано точное разъяснение, когда договор можно изменить, а когда нельзя.

Предметом рассмотрения Судебной коллегии по гражданским дела ВС стал брачный контракт, заключенный не перед свадьбой, а спустя годы совместной жизни супругов. Супруг подписал документ легко, но, когда семья распалась, посчитал себя обиженным, осознав, какая часть семейного добра достается ему по брачному договору. Поэтому бывший муж пошел в суд и попросил признать контракт недействительным. Ему даже удалось убедить местных судей в своей правоте. Но Верховный суд с этим не согласился.

Яблоком раздора стала квартира. Ее супруги приобрели через год после свадьбы. Спорная жилплощадь была куплена частью за счет общих денег, но в основном за счет кредита. Кредит брала супруга, а поручителем выступал муж. Спустя полгода жена взяла еще один кредит. И вновь поручителем был муж. Полученные от банка деньги пошли не только на квартиру, но и на мебель, бытовую технику, ремонт нового жилья. Записали квартиру на жену.

Прошло семь лет, и супруги подписали брачный договор, по условиям которого квартира в случае развода становилась собственностью жены. Еще через год брак распался. После развода бывший муж пошел в суд. Он заявил, что брачный договор в пункте, касающемся квартиры, ущемляет его права. Поэтому данный пункт надо отменить, а жилье поделить пополам, как приобретенное в браке. Суд истцу отказал, а вот апелляция — Краснодарский краевой суд — это решение отменила, квартиру признали совместным имуществом, ну а брачный договор — недействительным.

Ответчица в свою очередь с таким решением не согласилась и обратилась в Верховный суд. Там дело изучили и сказали, что апелляция была не права. В брачном договоре супругов было записано, что любое недвижимое имущество, которое муж и жена когда-нибудь приобретут, в случае развода достанется тому, на кого оно будет записано. Про квартиру, купленную в браке, есть отдельная запись о том, что она после развода переходит в исключительную собственность жены. В этом же договоре сказано, что другое имущество — машина и гаражный бокс — записано на мужа и переходит в его собственность.

Первый суд пришел к выводу, что сам брачный договор соответствует закону и что условиями договора муж не поставлен, как он пишет, «в крайне неблагоприятное положение». Кстати, суд заметил, что несоразмерность дележа имущества не является основанием для признания договора недействительным. А еще суд подчеркнул, что ответчица соблюдает условия брачного договора — она сама и за свой счет выплачивает кредит за жилье. А у мужа вообще-то есть еще квартира.

Апелляция же, отменяя это решение, заявила, что муж по кредитам был поручителем, свою квартиру продал и часть денег отдал за новое жилье. А передача жилья по брачному договору бывшей жене полностью лишает экс-мужа права на имущество.

Верховный суд с такими выводами не согласился. Он напомнил о Семейном кодексе, по которому брачный договор можно заключить не только на уже имеющееся имущество, но и на будущее. Вступает в силу договор после его нотариального утверждения. Но при этом договор не может ограничивать дееспособность супругов, их право идти в суд и регулировать неимущественные отношения. Нельзя брачным договором регламентировать отношения друг с другом и с детьми, запрещено ограничивать право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания, а также (на что и ссылался истец) нельзя ставить супруга в «крайне неблагоприятное положение». В общем, запрещено все, что противоречит семейному законодательству.

Действительно, суд может признать брачный договор недействительным, если по этому договору один из супругов оказывается в тяжелой ситуации. Это подчеркивается и в материалах специального пленума Верховного суда — «О практике судов по расторжению браков» (N 15 от 5 ноября 1998 года). Там сказано, что брачный договор не должен ставить человека в то самое «неблагоприятное положение», например, лишая его всего имущества или делая бедным из-за «существенной непропорциональности» дележа общего имущества. В рассматриваемом же нами случае истец в такую категорию, по мнению Верховного суда, не попадает.

rg.ru

Популярное:

  • Ставка транспортного налога в спб в 2018 Транспортный налог 2018: Санкт-Петербург Похожие публикации Транспортный налог относится к сфере влияния главы 28 НК РФ и властей субъектов РФ, которые на региональном уровне могут устанавливать свои ставки налогообложения […]
  • Скб банк жалобы Отзывы о СКБ-Банке В сентябре мне пришло смс уведомление о том, что мне пришел перевод от "Золотой короны". На следующий день я пошла в СКБ банк и получила деньги от неизвестного мне человека, в размере двух тысяч рублей. Я так […]
  • Кто имеет право на льготы по транспортному налогу в московской области Кто имеет право на льготы по транспортному налогу в московской области Получите квалифицированную помощь прямо сейчас! Наши адвокаты проконсультируют вас по любым вопросам вне очереди. Льготы по транспортному налогу для […]
  • Гпк размер госпошлины Госпошлина за апелляционную жалобу Актуально на: 26 июня 2017 г. В том случае, когда сторона, участвующая в рассмотрении дела судом, не согласна с его решением, до вступления такого решения в силу может быть подана апелляционная […]
  • От чего зависит осаго Как рассчитывается ОСАГО? Что входит в стоимость ОСАГО? По закону РФ в тарификацию включается и регион. Это делается для того, чтобы учесть возможный процент аварий, который отличается в зависимости от географического […]
  • Растаможка мотоциклов в россии Растаможка мотоциклов в россии Растаможка мотоциклов и мототранспортных средств Растаможку мотоциклов и мототехники в России нельзя назвать простым делом. С чем связаны трудности растаможки мотоциклов? Для тех, кто планирует […]
  • Пункт правил 141 пдд Наша группа в ВК Получить Скидку на обучение. Успей получить скидку 1000 рублей! Запись в автошколу Заполните эту форму, мы свяжемся с Вами и пригласим Вас на занятия. Добро пожаловать! 1. Предупреждающие знаки Предупреждающие […]
  • Налоги на мед Налоги в пчеловодстве — есть или нет? Вернусь к такому важному и в тоже время не совсем понятному вопросу как налоги в пчеловодстве — есть они или нет, сколько и как платить и прочее. Уже был пост о налогах, но он был кратким, и […]