Подведомственность споров третейскому суду

Подведомственность споров и дел третейским судам

Компетенция арбитражных учреждений (третейских судов) определена Федеральным Законом «О третейских судах в Российской Федерации». Подведомственность споров третейским судам или арбитражным учреждениям определяется в связи с разграничением компетенции между судами. Каждый суд в России вправе рассматривать дела и разрешать только те споры, которые отнесены к его ведению законодательными и иными нормативными правовыми актами. Подведомственность дел третейским судам определяется характером возникших правоотношений, а также субъективным составом предпринимательских и иных экономических правоотношений.

Таким образом Первый Арбитражный Третейский Суд рассматривает дела:

— Экономические и гражданские споры в которых участвуют физические лица, юридические лица, а также индивидуальные предприниматели. То есть любые споры, касающиеся расторжения договоров, взыскание задолженности и т.д.

Подсудность определяется независимо от территориальной принадлежности и спор подлежит разбирательству в Первом Арбитражном третейском суде. То есть не важно где территориально находится истец и ответчик. Это значительное отличие от судов общей юрисдикции.

Подсудность определяется независимо от территориальной принадлежности и спор подлежит разбирательству в Первом Арбитражном третейском суде.

Подведомственность споров и дел третейскому суду определяется также наличием третейской оговорки (третейского соглашения или арбитражной оговорки) в договоре, на основании которого разрешается спор в третейском суде. Передача дел из одного третейского суда в другой не предусмотрена. При принятии дела в производство председателем третейского суда выносится определение. По факту рассмотрения дела выносится решение арбитражного учреждения которое, в зависимости от оговорки, либо незамедлительно вступает в силу либо может быть обжаловано в государственном суде.

300025, г. Тула, пр. Ленина, 96
телефон: 8 (4872) 71-79-01

Первый Арбитражный третейский Суд/ Первое Арбитражное Учреждение
© Все права защищены. 2009 — 2018
Перепечатка допускается со ссылкой на первоисточник
Соглашение об обработке персональных данных

treteiskiy-sud.ru

Подведомственность третейских судов

Подведомственность третейских судов определяется действующим законодательством. К подведомственности третейских судов относятся делам по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Третейский суд разрешает экономические споры и рассматривает иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (далее – индивидуальные предприниматели), с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органовместного самоуправления, иных органов, и просто граждан (далее — организации и граждане).

К подведомственности третейских судов федеральным законом могут быть отнесены и иные дела. Так, например, третейские суды вправе выносить решения по установлению права собственности на движимое и недвижимое имущество.

Также к подведомственности третейских судов относятся дела с участием российских организаций, граждан Российской Федерации, а также иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую деятельность, организаций с иностранными инвестициями, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Третейский суд рассматривает в порядке искового производства, возникающие из гражданских правоотношений экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности гражданами, юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями.

Третейские суды завершают рассмотрение дела вынесением решения суда, которое имеет ту же силу что и решение государственного суда. Сторона, выигравшая спор, получает исполнительный лист в своем судебном участке.

300025, г. Тула, пр. Ленина, 96
телефон: 8 (4872) 71-79-01

Первый Арбитражный третейский Суд/ Первое Арбитражное Учреждение
© Все права защищены. 2009 — 2018
Перепечатка допускается со ссылкой на первоисточник
Соглашение об обработке персональных данных

treteiskiy-sud.ru

Подсудность споров в отношении недвижимости третейским судам

Вопрос о подсудности или арбитрабельности третейским судам споров в отношении недвижимого имущества долгое время являлся дискуссионным в силу отсутствия в законодательстве четких критериев, позволяющих определить круг споров, которые компетентны рассматривать третейские суды, а также в силу отсутствия единообразия подходов к пониманию данного вопроса в судебной практике. В 2011 году определенную ясность в данной дискуссии внес Конституционный Суд Российской Федерации.

Арбитрабельность споров о недвижимости третейским судам и судебная практика

Компетенция третейских судов по разрешению споров о недвижимости базируется на ряде статей, а именно пункте 1 статьи 11 ГК РФ, прямо закрепляющем возможность защиты нарушенных гражданских прав в третейских судах с учетом подведомственности дел, определяемой процессуальным законодательством, а также части 2 статьи 1 Закона о третейских судах, установившей, что любые споры, основывающиеся на гражданско-правовых отношениях, за исключениями, утвержденными федеральным законом, могут быть рассмотрены в третейском суде.

Процессуальное законодательство при этом не устанавливает прямого запрета на рассмотрение третейскими судами споров о недвижимости (часть 6 статьи 4 и статья 33 АПК РФ).

Закон о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ст. 28) устанавливает решение третейского суда в качестве одного из оснований для регистрации прав на недвижимость. В рамках третейского разбирательства могут быть рассмотрены и земельные споры согласно статье 64 Земельного кодекса РФ.

Между тем, правоприменительная практика начала формировать неоднозначные решения, по-своему решая вопрос об арбитрабельности тех или иных споров о недвижимом имуществе.

Вопросы регистрации права на недвижимое имущество согласно правовой позиции ВАС РФ неподведомственны третейским судам в силу их публично-правового характера, а значит исполнительные листы по таким решениям выдаваться не могут.

Несмотря на позицию ВАС РФ, в судебной практике продолжало параллельно существовать два подхода к решению вопроса о подведомственности споров о недвижимости третейским судам и регистрации прав по таким решениям. Так, одни суды выдавали исполнительные листы на решения третейских судов (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 01.12.2010 по делу № А32-19883/2010), другие, напротив, отказывали в выдаче ввиду неарбитрабельности таких споров (Определение Арбитражного суда г. Москвы от 30.11.2010 по делу № А40-117038/10-141-979).

Конституционный Суд Российской Федерации своим Постановлением от 26.05.2011 № 10-П унифицировал судебную практику, признав споры о недвижимости арбитрабельными третейским судам. Суд указал, что государственная регистрация прав на недвижимое имущество не влияет и не изменяет природу гражданско-правовых отношений по поводу этого имущества. В силу этого обязательность государственной регистрации не может рассматриваться как обстоятельство, лишающее стороны возможности обратится в третейский суд за рассмотрением спора о недвижимости.

Изменения в действующее законодательство в части, касающейся арбитрабельности споров о недвижимости

С 1 сентября 2016 года в силу вступает Федеральный закон об арбитраже, который должен заменить Закон о третейских судах, а также в силу вступят изменения в статью 33 АПК РФ, в которой будет указан перечень споров, подлежащих передаче на рассмотрение третейского суда, и споров, передача которых будет запрещена.

Споры о недвижимости, кроме споров, возникающих из отношений, регулируемых законодательством Российской Федерации о приватизации государственного и муниципального имущества, статьей 33 АПК РФ в данные категории не включены.

Исполнение решений третейских судов по спорам о недвижимости: что есть и что будет

Федеральный закон о третейских судах предусматривает два пути исполнения решения третейского суда:

1. Добровольно (статья 44);

2. С помощью исполнительного листа, выданного государственным судом, на принудительное исполнение (статья 45).

Так, в случае добровольного исполнения решения в регистрирующий орган должны обратиться обе стороны спора с заявлениями о государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Во втором случае основанием для государственной регистрации является вступившее в законную силу определение государственного суда о принудительном исполнении решения третейского суда.

Отсутствие исполнительного листа, выданного государственным судом на принудительное исполнение решения третейского суда, о признании права собственности на недвижимость является основанием для отказа в государственной регистрации прав на недвижимое имущество (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2013 № 09АП-39574/2013 по делу № А40-27154/13).

При этом важно учитывать, что государственный суд правомочен отказать в выдаче исполнительного листа, если он найдет нарушения, указанные в законе (статья 239 АПК РФ).

В Законе об арбитраже в статье 43 прослеживается направленность законодателя на усиление судебного контроля за исполнением решений третейских судов. Теперь никакое третейское решение при отсутствии исполнительного листа, выданного на основании судебного акта компетентного суда, не может являться основанием для внесения записи в государственный реестр (в том числе Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним).

Данная статья на законодательном уровне в корне меняет сложившийся подход к порядку регистрации прав на недвижимое имущество на основании решений третейских судов. Положения о добровольном исполнении решения становиться более неактуальным.

Такое ужесточение в вопросе исполнения решения третейского суда во многом объясняется необходимостью защитить интересы третьих лиц, не являющихся стороной в споре о недвижимости.

Вывод

1. На основании комплексного анализа действующего законодательства, а также изменений в законодательство, которые вступят в силу с 1 сентября 2016 года, споры о недвижимости подведомственны третейским судам.

2. Сформирована единообразная и понятная судебная практика по вопросу подведомственности споров о недвижимости третейским судам. Так, стороны могут предусмотреть в третейском (арбитражном) соглашении положения о передаче споров о недвижимости в третейский суд без риска признания таких споров неподведомственными третейскому суду государственным судом в будущем.

3. С 1 сентября 2016 года для исполнения решения третейского суда, на основании которого будут вноситься изменения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним, необходимо получить исполнительный лист от государственного суда.

brace-lf.com

Разграничение подведомственности дел между общими и третейскими судами

1. Дела в порядке гражданского судопроизводства (наряду с общими и хозяйственными судами) могут рассматриваться третейскими судами.

Граждане, а также граждане и юридические лица вправе передать любой возникший между ними гражданско-правовой спор на рассмотрение третейского суда. Иные споры, в том числе вытекающие из семейных и трудовых правоотношений, не могут быть предметом третейского разбирательства.

На рассмотрение третейского суда могут передаваться гражданско-правовые споры, возникающие в Республике Беларусь при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных и экономических связей, если местонахождение или местожительство хотя бы одной из сторон находится за границей, а также иные споры экономического характера (ст. 4 Закона Республики Беларусь «О международном арбитражном (третейском) суде» от 9 июля 1999 г.).

Поскольку’ иностранные граждане и лица без гражданства пользуются на территории Республики Беларусь гражданскими процессуальными правами наравне с белорусскими гражданами, гражданско-правовые споры с их участием также могут быть в установленном законом порядке переданы на рассмотрение в третейский суд.

Перечень споров, которые исключены из ведения третейских судов, не является исчерпывающим. Кроме споров, вытекающих из трудовых и семейных правоотношений, третейские суды не вправе принимать к рассмотрению споры, в отношении которых законом установлена исключительная их подведомственность иным юрисдикционным органам. Так. разрешение спора между членами ЖСК. нуждающимися в улучшении жилищных условий, о том. кто из них имеет преимущественное право на получение освободившейся квартиры, отнесено к подведомственности общего собрания членов ЖСК. Такой спор не может быть передан на рассмотрение третейского суда.

2. Гражданско-правовой спор на рассмотрение третейского суда может быть передан только по соглашению сторон, т.е. при взаимном их согласии. Это соглашение оформляется в виде письменного договора (третейской записи), в котором должны содержаться следующие сведения:

а) наименования сторон и их места жительства;

б) предмет спора;

в) имена избранных судей;

г) срок разрешения спора:

д) место и время составления договора.

Соглашение о передаче спора на рассмотрение третейского суда исключает подведомственность такого спора общему суду. Судья должен отказать в возбуждении дела, если заявление подано заинтересованным лицом, заключившим с ответчиком договор о передаче данного спора на разрешение третейского суда (п. 4 ст. 245 ГПК), либо прекратить производство по делу, если это обстоятельство обнаружено при рассмотрении дела в суде (п. 7 ст. 164 ГПК).

Таким образом, основными критериями разграничении подведомственности дел между общими и третейскими судами являются:

гражданско-правовой характер спора:

Споры о подведомственности

1. По общему правилу подведомственность дел определяется тем органом, к которому обращаются за их разрешением заинтересованные лица.

В гражданском процессе подведомственность спора о праве определяется судьей, принимающим дело к своему производству, или судом, в производстве которою дело находится (ст. 40 ГП К).

2. Пререкания о подведомственности дела ущемляют право граждан и юридических лиц на судебную защиту, препятствуют своевременной защите их нарушенных прав и охраняемых законом интересов, дезорганизуют работу государственного аппарата. Чтобы свести такие пререкания до минимума, законодатель предусмотрел ряд мер процессуального характера.

Дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подведомственности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало ему неподведомственно (ч. 1ст. 38 ГПК).

При предъявлении нескольких связанных между собой требований, из которых одни подведомственны общему суду, а другие — иному суду или иному государственному органу либо организации, все требования подлежат рассмотрению в общем суде, если иное не предусмотрено законодательством.

Таким образом. закон закрепляет приоритет общего суда перед хозяйственным судом и иными юрисдикционными органами в случае коллизии их компетенции по рассмотрению связанных между собой требований.

Вместе с тем закон не закрепляет приоритет общего суда, когда разрешается вопрос о подведомственности требований, не связанных между собой. В данном случае требования разрешаются раздельно -в соответствии с характером правоотношений, из которых эти требования возникли.

.V Согласно ст. 41 ГПК. вступившее в законную силу судебное постановление о подведомственности обязательно для иных судов, государственных органов, а также организаций, указанных в судебном постановлении, которые вправе поставить вопрос о его отмене перед вышестоящим судом.

studme.org

Критерии подведомственности дел третейским судам

Главные вкладки

Номер журнала:

юрисконсульт Института региональных экономических исследований

Настоящая статья посвящена проблемам подведомственности дел третейским судам. Хотя государство и признает альтернативную юрисдикцию в виде третейских судов, однако по-прежнему относится к ней осмотрительно, поскольку дела, рассматриваемые в порядке приказного, публичного (административного), особого производства относится к исключительной компетенции государственных судов. Наблюдаемое недоверие альтернативным формам судопроизводства, выражаемое в исключительности прав государства на устройство и регулирование всевозможных отношений и занятий, обрекает его на расточительность и бездействие в беспочвенном расчете на преувеличенные таланты чиновничества, а граждан побуждает к безответственной требовательности и вместе с тем к безучастности в общих делах. Признание за третейским судом юрисдикции не противоречит подлинно конституционной действительности, но, напротив, содержательно и целостно соединяется с нею, входит в конституционную перспективу. В статье делается вывод, что государство в целях общего благополучия должно конкурировать с общественным механизмом саморегулирования, элементом которого выступают третейские суды.

третейский суд, третейское судопроизводство, альтернативная юрисдикция, критерии подведомственности, спор о праве, правое регулирование, Россия, РФ.

Согласно части 2 ст. 1 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», части 3 ст. 3 Гражданского процессуального кодекса РФ и части 6 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, может по соглашению сторон быть передан на рассмотрение в третейский суд, если иное не установлено федеральным законом. В данной правовой норме «красной нитью» проходят две ключевые юридические конструкции: «спор, вытекающий из гражданских правоотношений» и «если иное не установлено федеральным законом», на основании которых можно выработать критерии подведомственности дел третейским судам.

Во-первых, необходимо чёткое понимание сущности гражданского правоотношения (его специфических черт и признаков), которое возможно постигнуть с помощью таких элементов, как субъектный состав, содержание и объект.

Субъектным составом гражданско-правовых отношений является совокупность лиц (участников), как правило — управомоченный и обязанный.

Содержание гражданского правоотношения – это субъективные права и юридические обязанности участников гражданского оборота.

Объектом выступает материальное или(и) идеальное благо.

Специфические черты и признаки гражданско-правового отношения предопределены принципами гражданского права, приведу ключевые:

а) опосредовать отношения имущественного и неимущественного характера через интересы частных лиц;

б) преимущественно диспозитивный метод правового регулирования;

в) «горизонтальные» (т.е. отсутствие субординации) отношения субъектов, которые юридически равны между собой, независимы и самостоятельны;

г) свобода договора;

г) инициатива защиты нарушенных прав принадлежит лицу, право которого нарушено, с целью получения материальной компенсации.

Из вышеизложенных доводов следует, что гражданское правоотношение – это юридическое отношение, урегулированное нормами гражданского права и, существующее между равными, независимыми, самостоятельными субъектами, которые имущественно и организационно обособлены друг от друга, носящие субъективные права и юридические обязанности, с возможностью применения к их нарушителям принудительных мер имущественного характера.

Логическим выводом общей мысли будет являться тезис о том, что круг гражданско-правовых дел, допустимых к рассмотрению и разрешению третейскими судами, заложен в ст.2 ГК РФ. Следовательно, в настоящее время по общему правилу третейские суды компетентны рассматривать:

а) споры, связанные с правом собственности (и другими вещными правами);

б) споры, связанные с результатами интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав);

в) корпоративные споры;

г) споры, возникшие из договорных и иных обязательств;

д) имущественные споры;

е) споры, вытекающие из личных неимущественных прав.

Однако в практической деятельности нередко сталкиваешься с отождествлением гражданских правоотношений с другими видами частноправовых отношений, в частности — семейными, трудовыми, жилищными, земельными. Этого делать не стоит, поскольку данные отношения выделены в отдельные отрасли права, имеют обособленный предмет и метод правового регулирования, а также субъектный состав, содержание и объект.

Таким образом, дела о защите нарушенных (или оспариваемых) прав и законных интересов, по спорам, возникающим из семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических правоотношений, которые подведомственны общему суду (п.1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ) могут рассматриваться и разрешаться третейским судом лишь через призму оснований и отношений, заложенных в ст. 2 ГК РФ. Иными словами, необходимо выделять предмет гражданско-правового регулирования от предмета той или иной отрасли частного права. Например, к спору, вытекающему из семейных отношений может быть применена процедура медиации, поскольку ч.2 ст. 1 Федерального закона от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» это прямо предусмотрено, а третейскому суду данный спор возможно передать на рассмотрение в случае, если из семейных отношений возникнет гражданско-правовой спор (предположим, о праве собственности на имущество).

Во-вторых, третейский суд может рассматривать лишь те дела, в основе которых заложен спор о праве, т.е. в виде искового судопроизводства. Следовательно, из компетенции третейского суда исключаются дела, которые рассматриваются в порядке:

а) приказного производства (гл. 11 ГПК РФ);

б) публичного (административного) производства (ст. 245 ГПК РФ, гл. 22-26 АПК РФ), несмотря на то, что в таких делах имеется спор о праве (данный тезис будет обоснован ниже);

в) особого производства, перечень которых закреплен в ст. 262 ГПК РФ и 218 АПК РФ.

В-третьих, юридическая конструкция – «если иное не установлено федеральным законом», предоставляет законодателю правовую возможность сужать круг гражданских дел, подведомственных третейским судам. Как правило, такие дела, возникающие из публичных правоотношений в таких сферах, в частности:

  • споры на рынке ценных бумаг (кроме указанных в ст. 15 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»);
  • дела о банкротстве (п. 3 ст. 33 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»;
  • дела о приватизации государственного и муниципального имущества;
  • споры в сфере антимонопольного регулирования (ст. 39 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»);
  • споры о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок (ч.1-2 ст. 3 Федерального закона от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»).

Следовательно, споры, носящие публичный характер, исключаются из компетенции третейских судов специальными федеральными законами. Однако среди значительного количества нормативно-правовых актов федерального уровня, регулирующих публичные (административные) правоотношения, существуют и те, в которых не содержится прямых запретов на рассмотрение в третейских судах споров, вытекающих из гражданских правоотношений. По мнению Нестеренко А.В. сам факт участия органа государственной власти или местного самоуправления в третейском соглашении не делает такое соглашение недействительным. И при условии отсутствия в федеральном законе запрета на передачу конкретных споров на рассмотрение третейского суда дело подлежит передаче на рассмотрение в предусмотренный сторонами третейский суд или международный коммерческий арбитраж [5].

С моей же точки зрения, рассмотрение третейскими судами споров, возникших из публичных (административных) правоотношений, хотя и носящих гражданско-правовой характер, должно быть вне его компетенции по ряду причин:

Во-первых, свойство такого рода дел противоречит юридической природе третейского суда, поскольку стороны находятся в правовых отношениях власти и подчинения;

Во-вторых, велика вероятность наступления неблагоприятных последствий для стороны подчинения в виде отмены компетентным судом решения третейского суда (подчас справедливого и верного), вынесенного по существу такого дела (или отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда) на основании того, что спор не является предметом третейского разбирательства по аналогии закона (судья компетентного суда может применить тот закон, из смысла которого следует, что спор может рассматривать только компетентным судом, т.е. аналогию закона).

Если брать во внимание правоприменительную практику, то споры о переходе прав на недвижимость от одного частного лица к другому, затрагивающие публичные интересы, также не могут быть предметом третейского рассмотрения [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13]. Вместе с тем, в п. 6.3 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26.05.2011 г. N 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» указано, что в контексте статьи 46 Конституции Российской Федерации предполагается, что третейский суд не вправе разрешать спор, если в процессе третейского разбирательства затрагиваются права и обязанности лиц, которые в нем не участвуют и не давали согласия на участие в нем.

Важно отметить, что гражданско-правовой спор, переданный на рассмотрение третейского суда остается альтернативной формой защиты права и не превращает сам по себе порядок третейского разбирательства в собственно судебную форму защиты права, равно как и не порождает иных юридических последствий, помимо предусмотренных законом именно для третейского решения, которое — в силу юридической природы третейского разбирательства — принимается третейским судом от своего имени, обязательно для сторон на основе добровольного исполнения, а обеспечение его принудительного исполнения находится за пределами третейского рассмотрения и является задачей государственных судов и органов принудительного исполнения.

По мнению судьи Конституционного суда Российской Федерации Арановского К.В. наблюдается недоверие государства гражданским институтам, в частности третейскому суду, что конституционно несостоятельно. Если Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно и обоснованно следовал принципу поддержания доверия граждан к действиям государства, то тем более бесспорна обязанность конституционного государства, поставленного на службу обществу, доверять его институтам и самим гражданам, презюмируя их ответственность и добросовестность. Недоверие, выражаемое в исключительности прав государства на устройство и регулирование всевозможных отношений и занятий, обрекает его на расточительность и бездействие в беспочвенном расчете на преувеличенные таланты чиновничества, а граждан побуждает к безответственной требовательности и вместе с тем к безучастности в общих делах. Недоверие это, кроме прочего, противоречит конституционным основам народовластия и признанию конституционных прав высшей ценностью, поскольку единственным его основанием может быть признание за государством отдельных от граждан интересов, следуя которым оно и ограждало бы себя и свои дела от притязаний гражданского общества на соучастие в них и на самоорганизацию… Признание за третейским судом юрисдикции не противоречит подлинно конституционной действительности, но, напротив, содержательно и целостно соединяется с нею, входит в конституционную перспективу [14].

Соглашаясь с мнением Арановского К.В., прихожу к следующему выводу: хотя государство и признает альтернативную юрисдикцию в виде третейских судов, однако по-прежнему относится к ней осмотрительно, поскольку дела, рассматриваемые в порядке приказного, публичного (административного), особого производства относится к исключительной компетенции государственных судов. Относительно дел, рассматриваемых в порядке искового производства, то компетенция третейских судов законодательно ограничивается лишь спорами, вытекающими из гражданско-правовых отношений. В этой связи можно утверждать, что наблюдается этатистская (от ф р. État -государство) модель правового регулирования подведомственности дел третейским судам, на основании которой государство в целях общего благополучия должно конкурировать с механизмом саморегулирования [15].

49e.ru

Популярное:

  • Закон вступление в права наследства Основное содержание закона о наследстве Закон о наследстве регулирует особую процедуру, которая обусловливает переход прав и обязанностей, а также имущества умершего гражданина его родственникам или иным лицам, в том числе […]
  • Жалоба на методиста Если не устраивает заведующая детским садом … Вопрос: Добрый день! Г. Калининград. Скажите, пожалуйста, если родителей полностью не устраивает заведующая детским садом, могут ли они требовать от начальника управления образования […]
  • Бланк заявления иностранного гражданина по месту жительства Как составляется заявление иностранного гражданина или лица без гражданства о регистрации по месту жительства Житель другого государства, прибывший в РФ, должен подать в миграционную службу заявление иностранного гражданина или […]
  • Помощь юриста по автокредиту Суд по автокредиту – советы адвоката Если вы берете целевой кредит на покупку автомобиля, то купленная вами машина будет оформлена как залог. Грубо говоря, в случае невыплаты автокредита банк имеет право забрать у вас автомобиль […]
  • Счетчики на газ закон Президент РФ отменил обязательную установку счетчиков на газ Президент Владимир Путин подписал закон, который вносит поправку в закон № 261-ФЗ "Об энергосбережении. " и отменяет обязательную установку газовых счетчиков в […]
  • Когда пенсии за январь 2013 ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ Подписка на новости Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail. 27 декабря 2013 График выплаты пенсий, ЕДВ и иных социальных выплат за январь 2014 года […]
  • Получить пенсионные накопления по наследству Как унаследовать средства пенсионных накоплений наследодателя? Наследодатель при жизни вправе в любое время подать заявление в территориальный орган ПФР и определить конкретных лиц (правопреемников) и доли средств, которые […]
  • Основные признаки права собственности Понятие и основные признаки права собственности на природные объекты и ресурсы. ГК, Статья 209. Содержание права собственности. Право владения означает закрепленную законом возможность фактичес­кого обладания природным объектом, […]