Правила гамильтона

Правила гамильтона

«… перед нами стоят два основных вопроса. С одной стороны, ясно, что многие жизненные задачи легче решать совместными усилиями, чем в одиночку.

Почему же тогда биосфера так и не превратилась в царство всеобщей дружбы и взаимопомощи? Это первый вопрос.

Второй вопрос противоположен первому. Как вообще может в ходе эволюции возникнуть альтруизм, если движущей силой эволюции является естественный отбор — процесс, как представляется на первый взгляд, абсолютно эгоистический?

Всё дело в том, что этот «первый взгляд» — неправильный.

Ошибка здесь в смешении уровней, на которых мы рассматриваем эволюцию.

Эволюцию можно рассматривать на разных уровнях: генов, индивидов, групп, популяций, экосистем, всей биосферы. На каждом уровне свои закономерности и правила.

На уровне генов в основе эволюции лежит конкуренция разных вариантов (аллелей) одного и того же гена за доминирование в генофонде популяции. На генном уровне никакого альтруизма нет и быть не может. Ген всегда эгоистичен. Если появится «добрый» аллель, который в ущерб себе позволит размножаться другому аллелю, то этот альтруистический аллель будет вытеснен из генофонда и просто исчезнет.

Но если мы переведём взгляд с уровня генов на уровень организмов, то картина будет уже другой. Потому что интересы гена не всегда совпадают с интересами организма. Ген, или, точнее, аллель, — это не единичный объект, он присутствует в генофонде в виде множества одинаковых копий. «Интерес» у всех этих-копий один и тот же. Ведь они — просто молекулы, и они абсолютно идентичны. И им, и нам, и естественному отбору совершенно всё равно, какая именно из одинаковых молекул размножится, а какая нет. Важен только суммарный итог: сколько копий аллеля было и сколько их стало.

Организм, напротив, — это единичный объект, и в его геноме могут присутствовать, говоря упрощённо, только одна или две копии интересующего нас аллеля.

Иногда эгоистичному гену выгодно пожертвовать одной-двумя своими копиями для того, чтобы обеспечить преимущество остальным своим копиям, которые заключены в других организмах. К этой мысли биологи стали подходить уже в 30-е годы прошлого века. Важный вклад в понимание эволюции альтруизма внесли Рональд Фишер, Джон Холдейн и Уильям Гамильтон.

Теория, которую они построили, называется теорией родственного отбора. Суть её образно выразил Холдейн, который однажды сказал: «Я бы отдал жизнь за двух братьев или восьмерых кузенов». Что он имел при этом в виду, можно понять из формулы, которая вошла в науку под названием «правило Гамильтона».

Вот эта формула. «Ген альтруизма» (точнее, аллель, способствующий альтруистическому поведению) будет поддержан отбором и распространится в популяции, если

RB > C,

где R — степень генетического родства жертвователя и «принимающего жертву» (на самом деле родство важно не само по себе, а только как фактор, определяющий вероятность того, что у «принимающего» имеется тот же самый аллель альтруизма, что и у жертвователя); В — репродуктивное преимущество, полученное адресатом альтруистического акта; С — репродуктивный ущерб, нанесённый «жертвователем» самому себе. Репродуктивный выигрыш или ущерб можно измерять, например, числом оставленных или не оставленных потомков.

С учётом того, что от акта альтруизма может выиграть не одна, а много особей, формулу можно модифицировать следующим образом:

NRB > С,

где N — число принимающих жертву.

Обратите внимание, что правило Гамильтона не вводит никаких дополнительных сущностей, не требует специальных допущений и даже не нуждается в экспериментальной проверке. Оно чисто логически выводится из определений величин R, В, С и N — точно так же, как геометрические теоремы выводятся из аксиом. Если NRB > С, «аллель альтруизма» будет совершенно автоматически увеличивать свою частоту в генофонде популяции».

Марков А.В., Эволюция человека. Обезьяны, нейроны и душа. В 2-х книгах. Книга вторая, М., «Аст»; «Corpus», 2013 г., с. 298-300.

vikent.ru

Правило Гамильтона

Правило Гамильтона – это биологический закон, об­ус­лав­ли­ваю­щий рас­про­стра­не­ние альтруизма в популяции [1]. 7 марта 2018 года в Nature вышла работа [2], дополнившая правило Гамильтона таким образом, чтобы оно выполнялось во всех случаях. На основании на­блю­да­тель­ных данных удалось вывести более точную формулу закона Гамильтона, объясняющую рас­про­стра­не­ние генов альтруизма более детально. Но прежде, чем приступить к обсуждению самой статьи, следует вкратце сказать про сам закон Гамильтона, поскольку с ним могут быть знакомы не все. Суть его заключается в том, что «ген альтруизма» рас­про­стра­ня­ет­ся в популяции в том случае, если он способствует росту репродукции родственных особей.

Если мы вспомним про правила естественного отбора, то нам станет понятно, что с био­ло­ги­чес­кой точки зрения значение имеет только фактор репродукции. Почему? Потому, что, согласно био­ло­ги­чес­ким законам, чтобы какой-то признак мог рас­про­стра­нять­ся по популяции, он должен спо­соб­ст­во­вать репродукции [3]. Другими словами, он должен обеспечивать кон­ку­рент­но­спо­соб­ность особи в репродукции по сравнению с другими особями. Поэтому признак может не обязательно спо­собст­во­вать репродукции сам. Достаточно того, чтобы он был более выгоден эволюционно, чем те признаки, с которыми он конкурирует. Именно поэтому и может работать правило Гамильтона. И именно поэтому оно зависит от степени родства особей.

Если суммарно преимущества в репродукции родственников, в чью пользу совершается альтруизм, превышают потери в репродукции альтруиста, то в таком случае соблюдается правило Гамильтона. И соблюдение данного правила часто согласуется с на­блю­да­тель­ны­ми данными [4], но иногда этого не происходит [5]. Вот исследователи, опу­бли­ко­вав­шие свою работу в Nature [2], и решили установить, почему так происходит, и как нужно дополнить закон Гамильтона, чтобы он выполнялся во всех случаях. И им это, к счастью, удалось сделать, чем в очередной раз подтвердилось преимущество научного метода!

Правило Гамильтона

, где R – это степень родства, B – ре­про­дук­тив­ный выигрыш бенефициара альтруизма, C – репродуктивная стоимость са­мо­по­жерт­во­ва­ния альтруиста.

R родных братьев и сестёр составляет 0,5, R кузенов – 0,25 [6], и, со­от­вет­ст­вен­но, чем менее близким род­ст­вен­ни­ком является бенефициар альтруизма, тем ниже коэффициент R. Таким образом, если у человека есть брат или сестра, то для того, чтобы ком­пен­си­ро­вать эволюционный ущерб от отсутствия каждого ребёнка, это отсутствие должно спо­соб­ст­во­вать рождению 2 детей у брата или сестры, которых не было бы в том случае, если бы человек не принёс какую-то жертву, которая лишила его самого ребёнка. Если детей у брата или сестры будет только на 1 больше, то альтруизм будет не выгоден. Если будет больше на 3 детей, то альтруизм должен становиться типичным признаком для популяции.

Казалось бы, что всё логично. Правило Гамильтона должно работать! Но на­блю­да­тель­ные факты де­мон­ст­ри­ру­ют, что закон Гамильтона выполняется не всегда [7]. Как объясняют это ис­сле­до­ва­те­ли в своей работе [2], связано это с рас­пре­де­ле­ни­ем рисков. Закон Гамильтона не должен обязательно выполняться в среднем, может быть достаточно и того, чтобы он снижал риски от колебаний естественных условий. Если есть два гена: A и B. A – ген альтруизма, и обладающие им особи в бла­го­при­ят­ный год рожают в среднем 3 детёныша, а в не­бла­го­при­ят­ный 2. В популяции с геном B они рожают 5 и 1 детёнышей со­от­вет­ст­вен­но. Если количество не­бла­го­при­ят­ных и бла­го­при­ят­ных периодов равно, то A в среднем рожают 2,5, а B –3.

Казалось бы, что в случае, если количество благоприятных и не­бла­го­при­ят­ных периодов равно, то ген альтруизма рас­про­стра­нять­ся не может. Но это не так! Расчёты показывают, что из-за меньшей зависимости A от колебаний, количество особей с геном A будет стремиться к 100%. Связано это с тем, что в хорошие года B выше всего лишь в 1,67 раз (5/3), а в плохие года A выше в 2 раза (2/1). Именно поэтому в дол­го­сроч­ной перспективе A станет типичным для популяции. Таким образом, правило Гамильтона верно лишь в том случае, если бла­го­при­ят­ных периодов больше, чем не­бла­го­при­ят­ных или если колебания отсутствуют. Ввиду этого, формулу Гамильтона удалось дополнить:

\[ R(b_μ + vb_σ) > c_μ + vc_σ. \]

, где R – это степень родства, bμ – это выигрыш бенефициара, полученный за счет роста среднего ре­про­дук­тив­но­го успеха (B из старой формулы), v – величина колебаний, bσ и cσ – величины, де­мон­ст­ри­рую­щие влияние ре­про­дук­тив­ных ко­ле­ба­ний.

pop-science.ru

Альтруисты выживают за счет успешного развития своей семьи

Альтруисты могут распознавать и общаться друг с другом на генетическом уровне. То же самое относится к агрессорам. Живые примеры такого общения дали вторую жизнь теории Гамильтона.

В 1965 году молодой британский биолог-эволюционист Уильям Гамильтон предложил научному миру свое видение того, почему в животном мире есть альтруисты, жертвующие своими интересами ради других, и агрессоры, которых вообще не интересуют проблемы и заботы окружающих (позднее теорию Гамильтона популяризовал Ричард Докинз в своей книге «Эгоистичный ген»). Несмотря на почти полувековое существование, эта теория во многом так и осталась теорией, слабо подкрепленной реальными примерами из жизни. Ученые из Оксфордского университета доктор Стюарт Вест (Stuart A. West) и доктор Энди Гарднер (Andy Gardner) на страницах журнала Science приводят обзор самых последних исследований того, как работает теория Гамильтона.

Альтруизм как исключение из правила

История началась еще с Чарльза Дарвина. Согласно знаменитой теории Дарвина «О происхождении видов путем естественного отбора», максимальная приспособленность видов к среде обитания, которая и закрепляется естественным отбором, сводится к репродуктивному успеху. То есть выживают именно те виды, которые дают больше потомства. Но тогда Чарльз Дарвин совершенно не знал, что делать с альтруистами. Они совершенно не укладывались в его теорию, ведь альтруизм с биологической точки зрения абсолютно невыгоден. Почему же такое бескорыстие и самопожертвование имеют место в природе, и попытался объяснить Уильям Гамильтон.

Все ради семьи

Теория Гамильтона утверждает, что для особи важен не только ее личный репродуктивный успех, но успех его ближайших родственников, такой своеобразный «родственный отбор», или семейственный альтруизм. По идее Гамильтона, решающее значение имеет выживаемость определенных генов, а не конкретных особей.

Гамильтон придумал также и понятие «зеленой бороды» — своеобразных генетических маркеров, благодаря которым альтруисты или же, наоборот, агрессоры узнают друг друга и образуют группы. За счет генов «зеленой бороды» особи должны заметить своих собратьев, обладающих точно такими же генами, и вести между собой определенный диалог, чтобы проводить совместные действия.

Звучит эта теория, на первый взгляд, маловероятно. Но, как это ни удивительно, такие «зеленобородые» гены удалось найти.

«Зеленая борода» всегда найдет своих

Доктор Вест вместе со своим коллегой доктором Гарднером приводит анализ несколько последних работ, подтверждающих существование этих генов. Ген «зеленой бороды» csa встречается у диктиостелиума — клеточного слизевика (Dictyostelium discoideum) — организма из царства простейших. У этих существ особи, имеющие ген сsa, держатся всегда вместе. Они формируют сообща плодовое тело и никогда не принимают в свою группу особей, у которых этого гена нет. Другой пример — огненные муравьи (Solenopsis invicta). У них обнаружили ген, противоположный альтруистическому, — ген Gp-9. Это ген агрессии. Рабочие муравьи-носители этого гена выбирают будущих «королев» только среди носителей этого гена. По всей видимости, агрессивная самка — залог успешности сообщества. «Теоретически мы можем предположить ситуации, где может возникнуть эффект «зеленой бороды». Мы предлагаем такую классификацию этих генов: гены «зеленой бороды» могут быть альтруистическими и агрессивными (приносящими ущерб), а также облигатными (то есть присутствующими и работающими всегда) или «включающимися» только в присутствии точно таких же генов в других организмах», — пишут авторы работы. По их мнению, искать «зеленую бороду», нужно прежде всего среди микробов. А уже поняв принцип работы зеленобородых генов у простейших, можно переходить к поиску у более высокоорганизованных групп.

m.infox.ru

ГАМИЛЬТОН, АЛЕКСАНДР

ГАМИЛЬТОН, АЛЕКСАНДР (Hamilton, Alexander) (1755–1804), выдающийся государственный деятель и первый министр финансов США. Родился на острове Невис в Британской Вест-Индии 11 января 1755. Отец Гамильтона оставил семью, его мать умерла, когда мальчику было 13 лет. Чтобы заработать на жизнь, он поступил на работу в счетоводческую контору. В 1772 перебрался в Америку и на следующий год поступил в Кингз-колледж (ныне Колумбийский университет), где после года учебы получил степень бакалавра искусств.

В колледже он начал писать политические статьи для «Нью-Йорк джорнэл». Прежде чем ему исполнилось двадцать лет, опубликовал два памфлета – Полное оправдание мер, предпринятых Конгрессом, в ответ на обвинения их противников и Ответ фермеру, которые были изданы, по обычаю того времени, анонимно. Это была полемическая реакция на весьма популярные статьи С.Сибери, вышедшие под псевдонимом «уэстчестерский фермер». Памфлеты Гамильтона, появившиеся в критические для отечества годы (1774–1775) и содержавшие энергичную защиту американских колоний от притязаний Великобритании, стали важным вкладом в литературу Американской революции. Эти памфлеты, основанные на четком знании принципов конституции Великобритании и отличавшиеся остротой и логичностью аргументации, выявили лучшие черты Гамильтона-полемиста и произвели сильное впечатление на современников.

В начале войны с Великобританией он сформировал артиллерийскую роту и стал ее капитаном. Вскоре привлек внимание генерала Н.Грина, который представил его Дж.Вашингтону, главнокомандующему американской армией. В марте 1777 Вашингтон, на которого произвели впечатление личные качества молодого офицера, назначил его своим адъютантом в звании подполковника. Знание французского языка и литературные способности нового адъютанта представляли исключительную ценность для Вашингтона, и Гамильтон оставался на этом посту около четырех лет. Участвовал в осаде Йорктауна в 1781, по приказу Вашингтона возглавил штурмовую группу.

После войны Гамильтон занялся юридической практикой в Нью-Йорке, но не мог оставаться в стороне от политики. В качестве члена Континентального конгресса в 1782–1783 убедился в его неэффективности и стал энергичным сторонником общенационального союза и сильного центрального правительства. Был также участником безрезультатно завершившегося Аннаполисского конвента 1786, а через год одним из трех делегатов от Нью-Йорка на Конституционном конвенте в Филадельфии. Если Гамильтон и не внес существенного вклада в создание федеральной конституции, то вполне возместил это ее защитой в прессе и в ходе Ратификационного конвента в штате Нью-Йорк. Он стал на защиту конституции, несмотря на критическое к ней отношение, по двум причинам. Во-первых, ему пришлось, пусть неохотно, признать, что ничего лучшего в сложившихся обстоятельствах не могло получиться. Другой причиной было опасение, что если конституция будет отвергнута, стране грозит, как сам он выразился, еще больший «раскол, анархия и страдания». Через две недели после подписания конституции Гамильтон опубликовал в нью-йоркской «Индепендент джорнэл» от 2 октября 1787 свою первую статью в ее защиту. Другие статьи печатались там же и в других нью-йоркских газетах до апреля 1788, когда все они, включая четырнадцать (№№ 10, 14 и 37–48), написанных Дж.Мэдисоном, и пять (№№ 2–5 и 64), написанных Дж.Джеем, были опубликованы в сборнике под названием Федералист.

Из 85 записок в Федералисте лично Гамильтону принадлежит 51 (№№ 1, 6–9, 11–13,15–17, 21–36, 59–61 и 65–85), и три (№№ 18–20) написаны совместно с Мэдисоном. Авторство двенадцати записок (№№ 49–58, 62 и 63) не установлено, но они были написаны либо Гамильтоном, либо Мэдисоном. В любом случае основная часть текста Федералиста принадлежит Гамильтону, которого можно считать автором труда, признанного классическим в политической науке и воспроизведенного в многочисленных последующих изданиях и переводах.

Гамильтон сыграл решающую роль в ратификации конституции штатом Нью-Йорк на конвенте в Покипси в июне 1788. Около двух третей делегатов конвента были настроены против конституции. Ратификация казалась безнадежной задачей, но Гамильтон, проявив исключительное ораторское искусство, сумел изменить мнение примерно дюжины делегатов. Окончательный итог голосования оказался в пользу ратификации с незначительным перевесом: тридцать «за» и двадцать семь «против».

Федеральная конституция вступила в силу после инаугурации президента Вашингтона в апреле 1789. 34-летний Гамильтон принял предложение стать министром финансов, поскольку, как выразился в письме от 2 мая 1797, «считал себя обязанным помочь в запуске механизма правительственной власти». Он находился на этом посту (который рассматривал, к неудовольствию государственного секретаря Джефферсона и других членов правительства, как своего рода премьерство) в течение более пяти лет, подав в отставку в январе 1795.

Гамильтон ликвидировал царивший в то время валютный хаос, учредил доллар в качестве основной денежной единицы и обеспечил чеканку золотых и серебряных долларов в соотношении 15:1, изменившемся в 1834 на 16:1. Он убедил Конгресс взять на себя ответственность за выплату как долгов штатов, скопившихся за годы войны, так и долгов Конфедерации. Общая их сумма была достаточно высокой и составляла ок. 75 млн. долл., но, как подчеркнул министр финансов в докладе Конгрессу 14 января 1790, ее необходимо выплатить, чтобы обеспечить доверие новому правительству США. Гамильтон основал центральный банк – как для хранения вкладов, так и для предоставления кредитов. Этот первый банк открылся в 1791, располагая начальным капиталом в 10 млн. долл., и пользовался столь большим успехом, что его билеты имели хождение по номиналу, а размер дивидендов составлял 8%. В течение двадцати лет, вплоть до окончания срока действия его устава в 1811, Первый банк США, как и предполагал Гамильтон, служил финансовой базой быстро развивавшейся экономики. В своем знаменитом докладе о промышленных товарах 5 декабря 1791 министр финансов предложил установить тарифы на импорт, предназначенные в основном для защиты молодой промышленности США; он был убежден, что «Американская империя» добьется мощи и процветания скорее как индустриальная, чем аграрная экономическая система. Но эта часть его программы не была принята Конгрессом.

После отставки с поста министра финансов он вернулся в Нью-Йорк и посвятил себя семье, в которой было уже семеро детей, и успешной юридической практике. Его единственной общественной деятельностью в эти годы, помимо оказания помощи Дж.Вашингтону в составлении его Прощального послания (1796), была служба в армии в 1798 в чине генерал-майора в ходе необъявленной войны с Францией.

Президентские выборы ноября 1800 закончились ничьей между Джефферсоном и Бэрром, и решение исхода выборов было передано в палату представителей, – ситуация, вызвавшая у Гамильтона ужас. Для него это было выбором из двух зол – между «демагогичным» Джефферсоном и «презренным» Бэрром, «болезнью» и «ядом» демократии. Гамильтон недолюбливал Джефферсона по политическим мотивам, что же касается Бэрра, то к нему он питал личную неприязнь, и настолько глубокую, что мог написать в частном письме в 1792: «Я считаю своим религиозным долгом препятствовать его карьере». Избрание Бэрра президентом, заявил он, «опозорит нашу страну», и в 1800–1801 он использовал все свое влияние, чтобы помешать этому. «Ради Бога, – взывал он в одном из писем (22 декабря 1800), – не делайте Федералистскую партию ответственной за возвышение этого человека!» Таким образом, волей-неволей Гамильтон содействовал избранию Джефферсона. Однако победа демократов-республиканцев была для него настоящей трагедией. В июне 1804 вице-президент А.Бэрр, которого информировали об уничижительных высказываниях Гамильтона в его адрес, потребовал объяснений или публичного извинения. Гамильтон, в состоянии глубокого отчаяния и явно не способный на извинения, принял вызов Бэрра на дуэль. Она состоялась ранним утром 11 июля 1804 на берегу реки Гудзон в Уихокене (шт. Нью-Джерси). Гамильтон не стрелял и был убит, и это разрушило карьеру Бэрра.

Печатнов В.О. Гамильтон и Джефферсон. М., 1984
Американские федералисты: Гамильтон, Мэдисон, Джей. Избранные статьи. С приложением документов: Декларация независимости. Статьи Конфедерации. Конституция США. Бенсон, 1990
Федералист: политические эссе А.Гамильтона, Д.Мэдисона и Д.Джея. М., 1993

www.krugosvet.ru

Идеи для отпуска: О. Гамильтона, Техас

«Это провал», – подумал бы Штирлиц, увидев это место. Потому что так оно и есть.

Много тысяч лет назад на этом месте, точнее, под этим местом по направлению к реке Колорадо бежали шустрые подземные воды. Капля камень точит, чего уж говорить о целом потоке! Вода подмыла известняковые стены, и огромная крыша грота обрушилась вниз. Брызг было! На месте провала открылась бездна, полная изумрудной воды. Сверху над водой свисали чудом удержавшиеся на обломках крыши сталактиты. Получилось красиво. Идеальная картинка для обоев на десктоп.

Поначалу в озере плескались индейцы тонкава и липан-апачи. Потом краснокожие как-то неожиданно закончились. Первым бледнолицым, который завладел этой землей, был техасский делец Морган Гамильтон. В его честь озеро и назвали. Дальше показания путаются, во многом благодаря деятельности семейства немецких иммигрантов Раймер, которые купили поместье в 1880 году. Раймеры смекнули, что прямо под носом у них отличная курортная зона, и стали пускать туда не только скот (земля была изначально приобретена под выпас), но и купальщиков с туристами. К шестидесятым нехоженая территория оказалась изрядно затоптана. Чтобы спасти уникальную экосистему, в 1985 году правительство округа выкупило этот кусок земли у Раймеров и сделало тут что-то вроде национального заповедника. Купаться можно. Все остальное – нельзя.

Озеро расположено в 37 км от техасской столицы – г. Остина. Пересадку целесообразнее делать в Нью-Йорке. На сайте texasoutside.com подробно описано, как добраться до озера, по какой дороге ехать и где сворачивать. Но к самому озеру на машине не подкатишь. Оставив ее на стоянке, ты еще километра полтора будешь идти пешком.

БЫВАЮТ ДНИ ВЕСЕЛЫЕ

Идеальное время посещения – после дождичка в четверг. Другими словами – в будний день после дождливой погоды. Так как стоянка рассчитана всего на 75 машин, в выходные она забивается к десяти утра и тебе придется ждать. Дождь же нужен для заправки местного водопада. Если осадков долго не было, он будет не низвергаться, а скучно течь вялой струйкой.

www.maximonline.ru

Популярное:

  • Жалоба на методиста Если не устраивает заведующая детским садом … Вопрос: Добрый день! Г. Калининград. Скажите, пожалуйста, если родителей полностью не устраивает заведующая детским садом, могут ли они требовать от начальника управления образования […]
  • Индивидуально трудовая собственность Индивидуально трудовая собственность 3.2. Типы и формы собственности Отношения собственности в ходе исторического развития образовались в различные формы. Формы собственности отличаются друг от друга по субъектам собственности, […]
  • Налог на капитальный ремонт кто не платит Что говорит закон об оплате за капитальный ремонт, есть ли льготы пенсионерам? Компенсация взносов - сколько должны платить пенсионеры? С начала 2016 года вступил в силу Федеральный Закон № 271 «О капитальном ремонте в […]
  • Два закона кирхгофа Два закона кирхгофа Иногда их называют правилами. Они широко используются в электротехнике вместе с другими методами расчётов и позволяют решать целый ряд задач. Основное преимущество этих правил в том, что они имеют довольно […]
  • Заявление в садик электронное Запись в детский сад: как пойти в садик через электронную запись? Запись в детский сад — процедура хлопотная и малоприятная. По крайней мере, так было до недавнего времени. Современные технологии призваны облегчить жизнь простым […]
  • За сколько работодатель должен предупреждать об увольнении Увольнение по собственному желанию Увольнение по собственному желанию (другими словами, по инициативе работника) - одно из самых распространенных оснований расторжения трудового договора. Инициатива прекращения трудовых […]
  • Ликвидация предприятий способы "Закрытие фирмы или головная боль?" 04.02.2009 – Баранов В.В. Зачем нужно закрытие предприятия «Всё – пришла пора закрыть фирму!» - такая проблема рано или поздно встаёт перед каждым российским предпринимателем. Причины тому […]
  • Закон о больничном по беременности Пособие по беременности и родам в 2018 году Пособие по беременности и родам (или, как его часто называют, «декретные») является одним из видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию. Разберемся, кому и в […]