Право на законное и гласное рассмотрение дела судом относится к поколению

Права человека и их защита

Понятие прав и свобод человека и их классификация

Права человека с позиций международного права — это права, существенные для характеристики правового положения лица в любом современном обществе. Различные общества имеют разные социальные возможности для обеспечения прав человека. Но в принципе для государств характерно определенное совпадение взглядов на то, какие права должны быть предоставлены индивидам и закреплены в национальных законах. Права человека — одна из отраслей современного международного права, которая объединяет отрасли и нормы, закрепляющие основные и производные права человека и определяющие стандарты демократии в международных и национальных системах.

В современных условиях международно-правовое значение прав человека возросло несоизмеримо, поскольку большинство демократических государств признает в качестве основополагающего принципа примат прав человека над всеми остальными сферами взаимных обязанностей государства и общества.

Права и свободы человека обладают особым юридическим качеством: они незыблемы. В соответствии с Конституцией РФ они «неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения». При этом ни международный договор, ни нормы внутреннего права не могут нарушать или ущемлять основные права и свободы человека.

В международно-правовых документах традиционно сохраняется классификация прав человека в соответствии с их содержанием. В этой связи выделяют:

  • естественные права: право на жизнь, на свободу и т. д.;
  • гражданские права: право на правосубъектность, право на судебную защиту, неприкосновенность жилища, переписки и т. д.;
  • политические права: свобода передвижения и выбора места жительства, право убежища, право гражданства, свободы мысли, совести, право ассоциаций, право на участие в управлении своей страной, право голоса;
  • экономические права: право собственности, свобода предпринимательства;
  • социальные права: право на социальное обеспечение, право на труд, на свободный выбор работы и т. д.;
  • культурные права: право на свободное участие в культурной жизни общества, право на защиту своих моральных и материальных интересов и т. д.

Международные документы в области прав человека:

  • Устав ООН;
  • Всеобщая декларация прав человека 1948 г.;
  • Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.;
  • Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.;
  • Иные международные договоры (например, Конвенции МОТ).

В международном праве существует концепция трех поколений прав человека.

К первому поколению прав относят гражданские и политические права. Они подлежат реализации в государстве для обеспечения его демократического устройства.

Ко второму поколению прав относят экономические, социальные и культурные права. Реализация данных прав требует определенных социальных, экономических и культурных условий.

К третьему поколению прав относятся так называемые коллективные права. Данные права принадлежат крупным объединениям индивидов (народам, нациям). Так, к коллективным правам относятся право на самоопределение, право свободно распоряжаться своими естественными богатствами.

Всеобщая декларация прав человека 1948 г.: содержание и оценка

Всеобщая декларация прав человека 1948 г. относится к резолюциям международных организаций, имеющим рекомендательный характер. Генеральная Ассамблея ООН провозгласила Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства, с тем, чтобы каждый человек и каждый орган общества стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению путем национальных и международных прогрессивных мероприятий всеобщего и эффективного признания и осуществления их как среди народов государств — членов ООН, так и среди народов территорий, находящихся под их юрисдикцией.

Декларация провозгласила право каждого человека на свободу и равенство вне зависимости от его расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения. Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит.

Декларация содержит следующие общие основные права человека.

Право на жизнь и личную неприкосновенность. Никто не должен содержаться в рабстве, подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию.

Право на равную защиту закона, на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию. Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком.

Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию.

Право свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства, покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну, искать убежища от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем.

Право на гражданство; на охрану семьи; на свободу мысли, совести и религии; на свободу убеждений и на свободное их выражение; на свободу мирных собраний; право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей; право на труд, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы, на равную оплату за равный труд; право на образование.

Морально-политический авторитет Декларации очень высок, и государства с ней считаются, хотя формально она не налагает на них юридических обязательств. Довольно широко распространено мнение, что положения Всеобщей декларации прав человека превратились в международный обычай.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах человека 1966 г. Международный пакт о гражданских и политических правах человека 1966 г

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах человека содержит:

  1. экономические права:
    • право на владение имуществом;
    • право на право народа свободно распоряжаться своими естественными ресурсами и др.;
  2. социальные права:
    • право на труд и свободный выбор профессии;
    • право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование;
    • право на вступление в брак и создание семьи;
    • право на защиту материнства и детства;
    • право на отдых и досуг;
    • право на жизненный уровень, необходимый для поддержания здоровья и благосостояния (включая пищу, одежду, жилище и медицинский уход);
    • право на социальное обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от человека обстоятельствам и др.;
  3. культурные права:
    • право на защиту моральных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов автора;
    • право на образование;
    • право на участие в культурной жизни;
    • право на пользование результатами научного прогресса и их практического применения и др.

Международный пакт о гражданских и политических правах содержит:

  1. гражданские права:
    • право на жизнь;
    • право на неприкосновенность личности;
    • свобода личности;
    • свобода передвижения;
    • равенство перед судом;
    • право на презумпцию невиновности, пока виновность не будет доказана;
    • право на безопасность личности;
    • право на свободу от произвольного ареста, задержания или изгнания;
    • право на гласное с соблюдением всех требований справедливости рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом;
    • право на свободу от произвольного вмешательства в личную и семейную жизнь, произвольного посягательства на неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции;
    • право на свободу от пыток и жестокого, бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения и наказания;
  2. политические права:
    • право на участие в управлении своей страной;
    • право на равный доступ к государственной службе в своей стране;
    • право на свободу убеждений и свободное их выражение;
    • право на свободу мирных ассоциаций и собраний и др.

В некоторых случаях допускаются те или иные ограничения прав и свобод. Так, в Международном пакте о гражданских и политических правах предусматривается, что соответствующие права и свободы могут быть подвергнуты только таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Конвенции о запрещении геноцида 1948 г. и апартеида 1973 г. Конвенция о запрещении пыток 1984 г

Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. устанавливает, что под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

  • убийство членов такой группы;
  • причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;
  • предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;
  • меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;
  • насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Наказуемы следующие деяния:

  1. геноцид;
  2. заговор с целью совершения геноцида.

Лица, совершающие геноцид или какие-либо другие из перечисленных деяний, подлежат наказанию, независимо от того, являются они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами.

Апартеид — это политика и практика расовой сегрегации и дискриминации. Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г. относит к «преступлению апартеида» следующие акты:

  • лишение члена или членов расовой группы или групп права на жизнь и свободу личности;
  • умышленное создание для расовой группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на ее или их полное или частичное физическое уничтожение;
  • любые меры законодательного характера, препятствующие участию расовой группы или групп в политической, социальной, экономической и культурной жизни страны;
  • любые меры, в том числе законодательного характера, направленные на разделение населения по расовому признаку посредством создания изолированных резерваций и гетто для членов расовой группы, запрещения смешанных браков между членами различных расовых групп, экспроприации земельной собственности;
  • эксплуатация труда членов расовой группы;
  • преследование организаций и лиц путем лишения их основных прав и свобод за то, что они выступают против апартеида.

Конвенция о запрещении пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г. устанавливает, что пытка означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия.

Международные стандарты прав человека. Международные процедуры и механизмы защиты прав человека

Международно-правовые обязательства, развивающие и конкретизирующие принцип уважения прав человека, часто называют международными стандартами в области прав человека. Это обязательства не только предоставлять лицам, находящимся под их юрисдикцией, какие-либо определенные права и свободы, но и не посягать на такие права и свободы (например, не допускать расовой, национальной и другой дискриминации, применения пыток и т. д.). В соответствии с Уставом ООН государства обязуются соблюдать международные стандарты прав человека. Вопрос соблюдения прав человека отнесен к внутренней компетенции государства. Если для соблюдения одних прав (гражданских и политических) государства должны приложить минимальные усилия — принятие Конституции и основных законов, то для соблюдения других (культурных, социальных и политических) необходимы прежде всего экономические и культурные предпосылки.

Международные стандарты прав человека могут быть универсальными, т. е. признанными во всем мире, и региональными. Региональные стандарты, имея особенности, вытекающие из традиций, уровня развития какой-либо группы стран, могут идти дальше универсальных, быть более широкими, конкретными (стандарты в рамках общеевропейского процесса).

Международные стандарты прав человека обычно закрепляются в различного рода документах, как являющихся источниками международного права, так и носящих морально-политический характер.

При этом следует учесть, что индивид не является, субъектом международного права и международное право обязывает государство обеспечить реализацию его прав. В исключительном случае, если государство не в состоянии обеспечить средствами внутреннего права реализацию основных прав и свобод граждан, международное право предусматривает непосредственное применение своих норм при помощи международных органов. Существует два уровня международной защиты прав человека:

На универсальном уровне контроль осуществляет ООН (Генеральная Ассамблея, Экономический и социальный совет — ЭКОСОС, Комиссия по правам человека, Комиссия по правам женщин, верховный комиссар по правам человека, ЮНЕСКО, МОТ).

Примером регионального уровня защиты может служить работа Совета Европы. Первой инстанцией при рассмотрении дел в Совете Европы выступает Европейская комиссия по правам человека. Право на обращение в данную комиссию имеют государства, а также отдельные индивиды.

После рассмотрения дела в комиссии любое заинтересованное лицо вправе обратиться в Европейский суд по правам человека. Обеспечение исполнения решений указанных органов возложено на Комитет министров Совета Европы.

Существует три основные меры контроля за соблюдением прав человека:

  • рассмотрение в ООН периодических докладов государств;
  • рассмотрение споров о толковании и осуществлении конкретных соглашений;
  • рассмотрение индивидуальных петиций.

be5.biz

Определение Конституционного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 1274-О “По жалобе гражданина Байкулова Артура Ахмедовича на нарушение его конституционных прав пунктами 2 и 3 части второй статьи 30 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи К.В. Арановского, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина А.А. Байкулова, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.А. Байкулов просит признать не соответствующими статье 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации следующие положения части второй статьи 30 УПК Российской Федерации:

пункт 2, устанавливающий подсудность суду с участием присяжных заседателей уголовных дел о преступлениях, указанных в части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации, за исключением уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 205, частями второй — четвертой статьи 206, частью первой статьи 208, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 278, 279 и 281 УК Российской Федерации;

пункт 3, относящий к подсудности суда в составе коллегии из трех судей федерального суда общей юрисдикции уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьей 205, частями второй — четвертой статьи 206, частью первой статьи 208, частью первой статьи 212, статьями 275, 276, 278, 279 и 281 УК Российской Федерации, а при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания в соответствии со статьей 231 УПК Российской Федерации, — уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью второй статьи 105, частью третьей статьи 126, частями третьей и четвертой статьи 131, частями третьей и четвертой статьи 132, статьями 205.1, 205.2, 209 — 211, 227, частью пятой статьи 228.1, частью четвертой статьи 229.1, статьями 277, 295, 317, 353 — 358, частями первой и второй статьи 359 и статьей 360 УК Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, А.А. Байкулов обвинялся в том, что в период отбывания наказания в воспитательной колонии совершил преступления, предусмотренные частью четвертой статьи 111, частями второй и третьей статьи 212 и частью третьей статьи 321 (два эпизода) УК Российской Федерации. В рамках того же уголовного дела обвинение было предъявлено кроме А.А. Байкулова еще сорока четырем лицам, из которых девятерым вменялось в вину совершение преступления, предусмотренного частью первой статьи 212 УК Российской Федерации.

По окончании ознакомления с материалами уголовного дела А.А. Байкулов и ряд других обвиняемых заявили ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, однако эти ходатайства были оставлены без удовлетворения на предварительном слушании (постановление судьи Свердловского областного суда от 18 декабря 2009 года), а также в подготовительной части судебного заседания (определение Свердловского областного суда от 19 января 2010 года) со ссылкой на то, что пункты 2 и 3 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации исключают рассмотрение уголовных дел о преступлении, предусмотренном частью первой статьи 212 УК Российской Федерации, обвинение в совершении которого предъявлено некоторым обвиняемым по данному уголовному делу, судом с участием присяжных заседателей и относят такие дела к подсудности суда в составе коллегии из трех судей федерального суда общей юрисдикции.

Приговором Свердловского областного суда от 14 декабря 2010 года А.А. Байкулов был признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 111 УК Российской Федерации, обвинение по части третьей статьи 212 данного Кодекса исключено как излишне вмененное, по остальным эпизодам предъявленного обвинения он был осужден. В кассационной жалобе на вынесенный в отношении него приговор А.А. Байкулов, помимо прочего, указал на то, что, не будучи обвиняемым в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 212 УК Российской Федерации, имел право на рассмотрение своего уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, о чем и заявлял ходатайство, а потому считает состав суда, который рассматривал данное уголовное дело, незаконным. Оставляя приговор в отношении А.А. Байкулова без изменения, а его кассационную жалобу без удовлетворения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в определении от 2 июня 2011 года сослалась, в свою очередь, на пункт 3 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации, в силу которого уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 212 УК Российской Федерации, рассматриваются судом в составе коллегии из трех судей федерального суда общей юрисдикции.

Нарушение конституционного права каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, заявитель усматривает в произвольном определении состава суда, который должен рассматривать уголовное дело в случае, когда одни обвиняемые по этому уголовному делу в соответствии с пунктом 2 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации имеют право на суд с участием присяжных заседателей, а в отношении других согласно пункту 3 части второй той же статьи дело подлежит рассмотрению коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции.

2. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на судебную защиту его прав и свобод (статья 46, часть 1) и в качестве его непременной составляющей — право на законный суд, закрепленное в ее статье 47 (часть 1), согласно которой никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Конституционное право на судебную защиту охватывает своим содержанием и право на доступ к правосудию, которое по самой своей сути может признаваться таковым, если оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах, что следует из статей 1, 2, 17, 18 и 46 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им положений международно-правовых актов, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации (статьи 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека, статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод); в рамках уголовного судопроизводства это требует, по меньшей мере, установления на основе исследованных доказательств обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильной правовой оценки, выявления конкретного вреда, причиненного обществу и отдельным лицам, и действительной степени вины лица в совершении инкриминируемого ему деяния; при этом не предполагается возможность для гражданина по своему усмотрению выбирать способ и процедуру судебной защиты, — они определяются федеральными законами на основе Конституции Российской Федерации (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 года № 18-П и от 17 ноября 2005 года № 11-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 апреля 2006 года № 114-О, от 21 декабря 2006 года № 565-О, от 16 января 2007 года № 233-О-П и № 234-О-П, от 17 июля 2007 года № 548-О-О, от 21 октября 2008 года № 514-О-О, от 16 апреля 2009 года № 359-О-О, от 25 февраля 2010 года № 221-О-О, от 29 сентября 2011 года № 1185-О-О и др.).

Так, не является непременным условием реализации права на судебную защиту — как оно гарантировано Конституцией Российской Федерации, ее статьей 46 во взаимосвязи со статьями 15 (часть 4), 17, 47 и 123 (часть 4), а также со статьей 20 (часть 2) по ее смыслу в условиях действующего в Российской Федерации моратория на смертную казнь и статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в ее официальном истолковании Европейским Судом по правам человека — рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей, право на которое предоставляется обвиняемому в совершении преступления в случаях, предусмотренных федеральным законом. При этом предполагается, что, определяя подсудность уголовных дел суду с участием присяжных заседателей, федеральный законодатель действует не произвольно, а исходя из обусловленности дифференциации процессуальных форм судебной защиты — при соблюдении баланса конституционных ценностей и безусловного гарантирования равенства перед законом и судом (статья 2; статья 17, часть 3; статья 19, части 1 и 2; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации) — обязанностью государства обеспечивать эффективность способов правовой защиты.

Соответственно, продиктованное указанными целями изменение подсудности уголовных дел о тех или иных преступлениях суду с участием присяжных заседателей, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 апреля 2010 года № 8-П, само по себе не затрагивает существо права на законный суд и не может расцениваться как ограничение права на судебную защиту. Исходя из этого Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что положения пунктов 2 и 3 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2008 года № 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму») — по своему смыслу в системе норм, регулирующих подсудность уголовных дел, — как исключающие из подсудности суда с участием присяжных заседателей некоторые уголовные дела (именно с учетом их специфики), не предполагают возможность их рассмотрения этим судом, несмотря на то что в объем обвинения включены и составы преступлений, подлежащие рассмотрению судом с участием присяжных заседателей; дискреция федерального законодателя в выборе для рассмотрения уголовных дел при такой совокупности преступлений в качестве законного суда исключительно коллегии из трех профессиональных судей — в силу необратимости процесса отмены смертной казни в системе действующего правового регулирования в соответствии с целью статьи 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации — не может быть ограничена, равно как и его правомочие вводить в процессе совершенствования уголовно-процессуального регулирования дополнительные процедуры, обеспечивающие раздельное рассмотрение уголовных дел.

3. В ходе осуществления уголовного судопроизводства возможно использование различных способов учета позиции обвиняемого, ходатайствующего о рассмотрении его дела тем или иным составом суда.

В частности, в случае возражения части подсудимых против рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей не исключается принятие судом решения о раздельном рассмотрении дел, поскольку именно суду в конечном счете принадлежит право определять надлежащие процедуры для разрешения конкретного дела, оценивая достаточность либо недостаточность оснований для применения данных процедур и возможность обеспечить полноту и объективность рассмотрения обвинений в отношении других подсудимых судом с участием присяжных заседателей (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2010 года № 8-П). В таких случаях в силу прямого предписания части второй статьи 325 УПК Российской Федерации, действующей в редакции Федерального закона от 11 июля 2011 года № 194-ФЗ, судом должно быть установлено, что такое выделение уголовного дела в отношении одного или нескольких подсудимых в отдельное производство не будет препятствовать всесторонности и объективности разрешения уголовного дела, выделенного в отдельное производство, и уголовного дела, рассматриваемого судом с участием присяжных заседателей; при невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство уголовное дело в целом рассматривается судом с участием присяжных заседателей.

Принятие судом решения о раздельном рассмотрении дел возможно и в случае, когда в числе преступлений, совершение которых вменяется в вину части подсудимых по уголовному делу, имеется такое преступление, дело о котором в силу осуществленного федеральным законодателем в рамках своих дискреционных полномочий регулирования не подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей. Но даже если в таком случае будет установлено, что разделение дел (в целях удовлетворения ходатайства подсудимого о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей) отразится на всесторонности и объективности их разрешения, всем подсудимым по данному уголовному делу — исходя из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации — в равной мере гарантирован доступ к правосудию, отвечающему требованиям справедливости и обеспечивающему всестороннее и объективное разрешение уголовного дела.

4. Таким образом, поскольку рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей не является обязательным условием реализации конституционного права на судебную защиту, а положения пунктов 2 и 3 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации, как исключающие определенные категории уголовных дел из подсудности суда с участием присяжных заседателей, не предполагают возможность их рассмотрения этим судом, постольку в целях обеспечения справедливого, всестороннего и объективного разрешения уголовного дела в том случае, когда невозможно выделить в отдельное производство уголовное дело в отношении одного или нескольких подсудимых, заявивших ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, такое уголовное дело не подсудно этому суду, а подлежит рассмотрению в отношении всех подсудимых судом в составе трех судей федерального суда общей юрисдикции, являющимся законным судом для всех подсудимых. Иное приводило бы либо к нарушению законодательного исключения из подсудности суду с участием присяжных заседателей уголовных дел о соответствующих преступлениях, а потому к разрешению дела незаконным составом суда, либо к рассмотрению уголовного дела в условиях, не отвечающих требованиям справедливого, всестороннего и объективного его разрешения, т.е. к искажению самого существа правосудия и нарушению права на судебную защиту.

Соответственно, пункты 2 и 3 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие права гражданина А.А. Байкулова (при том, что выбор федеральным законодателем составов преступлений, дела о которых выведены из юрисдикции суда с участием присяжных заседателей, им не оспаривается). Вопрос же о том, могло ли раздельное рассмотрение уголовных дел в отношении него и других подсудимых воспрепятствовать постановлению законных и обоснованных судебных решений, требует проверки и оценки фактических обстоятельств и не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Этим не затрагивается правомочие федерального законодателя — исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, выраженных в том числе в настоящем Определении, — вносить изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, направленные на совершенствование регулирования подсудности уголовных дел суду с участием присяжных заседателей, а также на обеспечение интересов лиц, обвиняемых в совершении преступлений, дела о которых не подлежат рассмотрению судом в таком составе.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктами 2 и 3 части первой статьи 43, частью четвертой статьи 71, статьей 78 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Признать жалобу гражданина Байкулова Артура Ахмедовича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

www.garant.ru

Статья 47 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 47 Конституции РФ гласит:

1. Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

2. Обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Комментарий к Ст. 47 КРФ

1. В соответствии со ст. 10 Всеобщей декларации прав человека «каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдение всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом». Развивая эти положения, Конвенция о защите прав человека и основных свобод (п. 1 ст. 6) и Международный пакт о гражданских и политических правах (п. 1 ст. 14) установили, что каждый имеет право при предъявлении ему уголовного обвинения на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым, беспристрастным и компетентным судом, созданным на основании закона, при соблюдении принципа равенства всех перед судом.

Правосудие должен осуществлять только тот суд и тот судья, к ведению которых законом отнесено рассмотрение конкретного дела, при этом рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда, — согласно ч. 1 ст. 47 Конституции, никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Как отметил Конституционный Суд в Постановлении от 6 апреля 2006 г. N 3-П (СЗ РФ. 2006. N 16. ст. 1775), права на доступ к правосудию и на законный суд, гарантированные Конституцией и названными международно-правовыми актами, являющимися в силу ч. 4 ст. 15 Конституции составной частью правовой системы Российской Федерации, по самой своей природе требуют законодательного регулирования, при осуществлении которого федеральный законодатель располагает определенной свободой усмотрения, что, однако, не освобождает его от обязанности соблюдать вытекающее из Конституции требование разумной соразмерности между используемыми средствами и поставленной целью

Одной из гарантий обеспечения независимости и беспристрастности суда при осуществлении правосудия является прямое и четкое определение законом круга дел, которые подлежат рассмотрению тем или иным судом. Благодаря этому у человека заранее появляется возможность знать, где и каким судьей будет рассмотрено его дело, если таковое возникнет. Свойство дела быть рассмотренным определенным судом именуется подсудностью. Процессуальному законодательству известны несколько видов подсудности: территориальная, предметная, персональная и составная.

Территориальная подсудность определяется в зависимости от той территории, на которую распространяются полномочия определенного суда. В гражданском судопроизводстве территориальная подсудность, по общему правилу, определяется местом жительства ответчика либо местом нахождения организации (ст. 28 ГПК). Иски о взыскании алиментов, об установлении отцовства, о расторжении брака (в случае, если при истце находится несовершеннолетний или по состоянию здоровья его выезд к месту жительства ответчика представляется затруднительным), а также иски о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанные с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным уголовным преследованием или наложением административного наказания в виде ареста, могут быть предъявлены истцом также в суд по месту его жительства. Иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или смертью кормильца, могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда, а иски о защите прав потребителей также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора (ст. 29 ГПК). Гражданским процессуальным законодательством устанавливаются также некоторые другие правила определения территориальной подсудности дел, которые связаны с особым характером судебного спора, особенностями его предмета и участников, а также волеизъявлением сторон.

Схожие правила определения территориальной подсудности содержатся в АПК (ст. 35-38).

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством территориальная подсудность уголовных дел определяется местом совершения преступления (ст. 32 УПК). Если же преступления, в связи с которыми ведется производство по уголовному делу, совершены в разных местах, то уголовное дело рассматривается судом, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство расследованных по данному делу преступлений или наиболее тяжкое из них.

Предметная (родовая) подсудность зависит от категории дела, от его сложности, значимости и тому подобных обстоятельств.

Гражданские дела, подсудные судам общей юрисдикции, согласно ст. 24 ГПК рассматриваются районными судами, за исключением дел, относящихся к подсудности мировых судей, военных и иных специализированных судов, судов субъектов РФ и Верховного Суда РФ.

При этом в соответствии со ст. 23 ГПК мировым судьям подсудны: 1) дела о выдаче судебного приказа; 2) дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях; 3) дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества; 4) иные дела, возникающие из семейно-правовых отношений, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), установлении отцовства, о лишении родительских прав, об установлении усыновления (удочерения) ребенка; 5) дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных законом на момент подачи заявления; 6) дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров; 7) дела об определении порядка пользования земельными участками, строениями и другим недвижимым имуществом; 8) иные дела, отнесенные федеральными законами к компетенции мировых судей.

Рассмотрению верховным судом республики, краевым, областным и приравненным к ним судом подлежат гражданские дела: 1) связанные с государственной тайной; 2) об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций*(8); 3) о приостановлении деятельности или о ликвидации регионального отделения либо иного структурного подразделения политической партии, межрегиональных и региональных общественных объединений; о ликвидации местных религиозных организаций; о запрете деятельности не являющихся юридическими лицами межрегиональных и региональных общественных объединений и местных религиозных организаций, централизованных религиозных организаций, состоящих из местных религиозных организаций, находящихся в пределах одного субъекта Федерации; о приостановлении или прекращении деятельности средств массовой информации, распространяемых преимущественно на территории одного субъекта Федерации; 4) об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) избирательных комиссий субъектов Федерации (независимо от уровня выборов, референдума), окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Федерации; 5) о расформировании избирательных комиссий субъектов Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Федерации (ст. 26).

Значительную группу дел ГПК (ст. 27) относит к подсудности Верховного Суда РФ. Это дела: 1) об оспаривании ненормативных правовых актов Президента РФ, палат Федерального Собрания, Правительства РФ; 2) об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ, нормативных правовых актов Правительства РФ (кроме тех, которые были приняты во исполнение прямого указания закона: Постановление Конституционного Суда от 27 января 2004 г. N 1-П//СЗ РФ. 2004. N 5. ст. 403) об оспаривании постановлений о приостановлении или прекращении полномочий судей либо о прекращении их отставки; 4) о приостановлении деятельности или о ликвидации политических партий, общероссийских и международных общественных объединений, о ликвидации централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территориях двух и более субъектов Федерации; 5) об оспаривании решений (уклонения от принятия решений) ЦИК РФ (независимо от уровня выборов, референдума), за исключением решений, оставляющих в силе решения нижестоящих избирательных комиссий, комиссий референдума; 6) по разрешению споров между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации, между органами государственной власти субъектов Федерации, переданных на рассмотрение в Верховный Суд РФ Президентом РФ в соответствии со ст. 85 Конституции; 7) о расформировании ЦИК РФ; 8) другие дела, отнесенные к подсудности Верховного Суда РФ федеральными законами.

В арбитражном процессе дела рассматриваются в первой инстанции арбитражными судами субъектов Федерации, за исключением тех дел, которые, согласно ч. 1 ст. 34 АПК, отнесены к исключительной подсудности Высшего Арбитражного Суда. В соответствии с ч. 2 указанной статьи Высшим Арбитражным Судом в качестве суда первой инстанции рассматриваются: 1) дела об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; 2) дела об оспаривании ненормативных правовых актов Президента РФ, Совета Федерации и Государственной Думы, Правительства РФ, не соответствующих закону и затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; 3) экономические споры между Российской Федерацией и ее субъектами, между субъектами Федерации.

В соответствии с ч. 2 ст. 31 УПК все уголовные дела, кроме дел, подсудных вышестоящим судам или военным судам, а также дел, подсудных мировым судьям, подсудны районному суду.

Перечень дел, подсудных вышестоящим (республиканским, краевым, областным, городским, автономной области и автономного округа) судам, содержится в ч. 3 ст. 31 УПК и включает в себя дела о прямо указанных в этой статье преступлениях, относящихся преимущественно к категориям тяжких и особо тяжких, а также дела, в которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Вышестоящим судом является также Верховный Суд РФ, однако УПК к его подсудности никаких дел, выделяемых по предметному признаку, прямо не относит. Только пункт 2 ч. 3 ст. 9 ФКЗ «О военных судах» предусматривает, что Военной коллегией, входящей в состав Верховного Суда РФ, могут рассматриваться дела о преступлениях особой сложности или особого общественного значения при наличии о том ходатайства обвиняемого.

К подсудности мировых судей в уголовном судопроизводстве относятся дела частного обвинения (об оскорблении, о клевете, легком вреде здоровью и побоях), а также дела о преступлениях, максимальное наказание за которые не превышает трех лет лишения свободы, за исключением тех из них, которые перечислены в ч. 1 ст. 31 УПК.

Персональная подсудность определяется в зависимости от категории лиц, выступающих в качестве сторон в гражданском процессе или в качестве подсудимого в уголовном процессе.

В гражданском судопроизводстве персональная подсудность фактически совпадает с подсудностью предметной, так как специфика предмета спора в значительной степени обуславливается особенностями его участников. В частности, гражданские и административные дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих от действий органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений, а также дела об административных правонарушениях военнослужащих подлежат рассмотрению военными судами (ст. 7 ФКЗ «О военных судах»).

В уголовном судопроизводстве выделяются две категории подсудимых, в отношении которых действуют особые правила подсудности: 1) военнослужащие, а также граждане, проходящие военные сборы, и граждане, уволенные с военной службы или прошедшие военные сборы, если они совершили преступления в период прохождения военной службы или военных сборов, дела о преступлениях которых рассматриваются военным судом (ч. 5, 6 ст. 31 УПК; ст. 7 ФКЗ «О военных судах»); 2) члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы и судьи федеральных судов, дела о преступлениях которых по их ходатайству подлежат рассмотрению Верховным Судом РФ (ст. 452 УПК).

Составная подсудность определяется особенностями состава суда, управомоченного рассматривать конкретное дело. Согласно ст. 10 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» (Ведомости РСФСР. 1981. N 28. ст. 976, с изм. и доп.) рассмотрение гражданских и уголовных дел в судах осуществляется коллегиально (в суде первой инстанции — с участием присяжных заседателей, народных заседателей либо коллегией из трех профессиональных судей; в судах кассационной и надзорной инстанций — коллегией из профессиональных судей) или единолично судьей. Данная норма, однако, в настоящее время не действует в полном объеме, так как в соответствии с федеральными законами от 14 ноября 2002 г. N 137-ФЗ «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (СЗ РФ. 2002. N 46. ст. 4531) и от 29 мая 2002 г. N 59-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»» (СЗ РФ. 2002. N 22. ст. 2028) ФЗ от 2 января 2000 г. N 37-ФЗ «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» признан утратившим силу в части, касающейся гражданского судопроизводства, с 1 февраля 2003 г., а в части, касающейся уголовного судопроизводства, — с 1 января 2004 г. Следует при этом заметить, что в целом ФЗ от 2 января 2000 г. N 37-ФЗ не был отменен и, следовательно, не был упразднен институт народных заседателей. Более того, в ч. 1 ст. 15 ФКЗ «О военных судах», имеющего приоритетное значение по отношению к вышеназванным федеральным законам, предусматривается возможность рассмотрения уголовных дел военным судом в составе судьи и народных заседателей.

Гражданские дела в судах первой инстанции в соответствии со ст. 7 ГПК рассматриваются судьями этих судов единолично, а в случаях, предусмотренных федеральным законом, коллегиально. В частности, в силу ч. 2 ст. 260 ГПК коллегией в составе трех профессиональных судей рассматриваются дела о расформировании избирательных комиссий и комиссий референдума. Рассмотрение гражданских дел в апелляционном порядке осуществляется единолично судьей районного суда, в кассационном порядке — в составе трех членов суда, а в порядке судебного надзора — в составе не менее чем трех членов суда.

В арбитражных судах первой инстанции дела также рассматриваются главным образом судьей единолично. Коллегиальное же рассмотрение арбитражных дел возможно в двух формах: коллегией, состоящей из трех профессиональных судей, или в коллегией в составе судьи и двух арбитражных заседателей (ч. 1 ст. 17 АПК). Коллегией в составе трех судей рассматриваются: 1) дела, относящиеся к подсудности Высшего Арбитражного Суда РФ; 2) дела об оспаривании нормативных правовых актов; 3) дела о несостоятельности (банкротстве), если иное не установлено федеральным законом; 4) дела, направленные в арбитражный суд первой инстанции на новое рассмотрение с указанием на коллегиальное рассмотрение. Рассмотрение арбитражных дел судом в составе судьи и двух арбитражных заседателей осуществляется только в случаях, если какая-либо из сторон заявит ходатайство о рассмотрении дела именно таким составом суда. При этом с участием арбитражных заседателей не могут рассматриваться дела, которые в силу закона подлежат рассмотрению коллегией из трех судей, а также дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, и дела особого производства.

В арбитражном суде апелляционной и кассационной инстанций, а также в порядке надзора дела рассматриваются коллегиально в составе трех или иного нечетного количества судей, если иное специально не установлено АПК.

Рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции осуществляется, по общему правилу, единолично мировым судьей или же судьей федерального суда в соответствии с установленной предметной подсудностью. Вместе с тем уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях могут быть рассмотрены по ходатайству обвиняемого коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции, а уголовные дела, подсудные по предметному признаку верховному суду республики, краевому, областному и приравненным к ним судам, по ходатайству обвиняемого — судьей федерального суда общей юрисдикции и коллегией в составе 12 присяжных заседателей.

Как гражданский процессуальный, так и уголовно-процессуальный законы предусматривают при определенных условиях возможность изменения подсудности дел. Касаясь вопроса о допустимости изменения законодательно установленной подсудности гражданских и уголовных дел, Конституционный Суд пришел к выводу, что такое изменение может иметь место лишь при выявлении прямо предусмотренных законом оснований (обстоятельств) и при отсутствии объективной возможности рассмотрения дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Обязательным условием изменения подсудности дела, согласно позиции Конституционного Суда, является вынесение в рамках судебной процедуры мотивированного процессуального акта. Иной порядок изменения подсудности дел не соответствует Конституции, в том числе ч. 1 ее ст. 47 (Постановление Конституционного Суда от 16 марта 1998 г. N 9-П//СЗ РФ. 1998. N 12. ст. 1459).

С учетом сформулированной Конституционным Судом правовой позиции федеральный законодатель в новых процессуальных кодексах в большей степени формализовал основания и порядок изменения подсудности гражданских и уголовных дел, значительно ограничив усмотрение соответствующих судов и придав большее значение учету прав и законных интересов сторон в процессе.

В частности, в гражданском судопроизводстве подсудность дел может быть изменена вследствие соединения в одном производстве нескольких связанных между собой дел, подсудных мировому судье и районному суду (в этом случае в силу ч. 3 ст. 23 ГПК все дела подлежат рассмотрению районным судом), либо дел по искам к ответчикам, проживающим в разных местах (согласно ч. 1 ст. 31 ГПК, такие иски рассматриваются по месту жительства одного из ответчиков по выбору истца). Кроме того, в соответствии со ст. 33 ГПК дело может быть передано из одного суда в другой, в частности: если ответчик, место жительства или место нахождения которого не было известно ранее, заявит ходатайство о передаче дела в суд по месту его жительства или месту его нахождения; если обе стороны заявят ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств; если после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными.

Точно так же возможно изменение подсудности уголовного дела, что может быть обусловлено соединением в одном производстве нескольких уголовных дел, относящихся к подсудности судов, действующих на разных территориях, либо судов разного уровня, либо общего и военного судов, либо разных составов судов. Территориальная подсудность уголовного дела также может быть изменена по ходатайству стороны — в случае удовлетворения заявленного ею отвода всему составу соответствующего суда либо по ходатайству стороны или по инициативе председателя суда, в который поступило уголовное дело, — в случае если все судьи данного суда ранее принимали участие в производстве по рассматриваемому уголовному делу и в связи с этим подлежат отводу или если не все участники уголовного судопроизводства по данному уголовному делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция данного суда, и все обвиняемые согласны на изменение территориальной подсудности данного уголовного дела (статья 35 УПК РФ).

Передача дела из одного суда в другой осуществляется на основе определения (постановления), выносимого либо судом, в производстве которого находится дело, либо председателем (заместителем председателя) вышестоящего суда.

Несмотря на то что процессуальное законодательство не допускает споров между судами по вопросу подсудности (ч. 4 ст. 33 ГПК, ст. 36 УПК), это не исключает права участников судопроизводства обжаловать передачу его дела на рассмотрение суду, к подсудности которого это дело не относится. В Определении от 25 марта 2004 г. N 127-О Конституционный Суд РФ, основываясь на правовой позиции, сформулированной им в Постановлении от 2 июля 1998 г. N 20-П, признал наличие такого права у заинтересованных лиц, поскольку необоснованное определение подсудности, приводя к нарушению гарантированного статьей 47 (ч. 1) Конституции РФ права, может повлечь задержку судебного разбирательства и тем самым нарушить разумные сроки разрешения дел.

2. Суд присяжных был введен в России Законом РФ от 16 июля 1993 г. о внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», УПК РСФСР, УК РСФСР и КоАП РСФСР (Ведомости РФ. 1993. N 33. ст. 1313). Постановлением Верховного Совета РФ, вводящим этот Закон в действие, предусмотрено поэтапное учреждение судов присяжных на территории России: с 1 ноября 1993 г. они функционируют в Ставропольском крае, в Ивановской, Московской, Рязанской и Саратовской областях; с 1 января 1994 г. — в Алтайском и Краснодарском краях, в Ульяновской и Ростовской областях. В соответствии с ФЗ от 18 декабря 2001 г. N 177-ФЗ «О введении в действие УПК РФ» суды присяжных были введены: с 1 июля 2002 г. — в Алтайском, Краснодарском и Ставропольском краях, в Ивановской, Московской, Ростовской, Рязанской, Саратовской и Ульяновской областях; с 1 января 2003 г. — в Республике Адыгее, Республике Алтай, Республике Башкортостан, Республике Бурятии, Республике Дагестан, Республике Ингушетии, Кабардино-Балкарской Республике, Республике Калмыкии, Республике Коми, Республике Марий Эл, Республике Мордовии, Республике Северная Осетия — Алания, Республике Татарстан, Удмуртской Республике, Республике Хакасии, Чувашской Республике — Чувашии, в Красноярском и Приморском краях, в Амурской, Архангельской, Астраханской, Белгородской, Брянской, Владимирской, Волгоградской, Вологодской, Воронежской, Иркутской, Калининградской, Калужской, Камчатской, Кемеровской, Кировской, Курганской, Курской, Ленинградской, Липецкой, Магаданской, Мурманской, Нижегородской, Новосибирской, Омской, Оренбургской, Орловской, Пензенской, Псковской, Самарской, Свердловской, Смоленской, Тамбовской, Тверской, Тульской, Тюменской, Челябинской, Читинской и Ярославской областях, в Еврейской автономной области, в Агинском Бурятском, Коми-Пермяцком и Корякском автономных округах; с 1 июля 2003 г. — в Республике Карелии, Республике Саха (Якутия), Республике Тыва, в Хабаровском крае, в Костромской, Новгородской, Пермской, Сахалинской и Томской областях, в городе федерального значения Москве, в Усть-Ордынском Бурятском, Ханты-Мансийском, Чукотском и Ямало-Ненецком автономных округах; с 1 января 2004 г. — в Карачаево-Черкесской Республике, в городе федерального значения Санкт-Петербурге, в Ненецком, Таймырском (Долгано-Ненецком) и Эвенкийском автономных округах. С 1 января 2010 г. предполагается введение суда присяжных на территории Чеченской Республики.

Как отметил Конституционный Суд в Определении от 31 мая 1999 г. N 120-О (ВКС РФ. 1999. N 5), исходя из закрепленного в ч. 2 ст. 47 положения в его взаимосвязи с абз. 1 п. 6 разд. второго «Заключительные и переходные положения» Конституции, законодатель вправе и обязан в течение переходного периода, конкретные временные границы которого в Конституции не указаны, внести изменения в действующее законодательство, с тем чтобы право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей, предоставленное обвиняемым в совершении преступлений, отнесенных, согласно федеральному закону, к подсудности такого суда, было обеспечено на территории всей России. Установление сроков, порядка и процессуальных механизмов введения суда присяжных по делам о преступлениях, за которые в качестве меры наказания не предусмотрена смертная казнь и применительно к которым Конституция прямо не предусмотрела право обвиняемого на суд присяжных, составляет компетенцию законодателя. В течение же переходного периода на территориях, где суды присяжных не созданы, производство по таким уголовным делам должно осуществляться в прежнем порядке.

Эта правовая позиция получила свое подтверждение и развитие в Постановлении Конституционного Суда от 6 апреля 2006 г. N 3-П (СЗ РФ. 2006. N 16. ст. 1775). Основываясь на ней, Конституционный Суд пришел к выводу, что до установленной законом даты введения суда присяжных в Чеченской Республике Верховный суд этой республики, в силу абз. 1 п. 6 разд. второго «Заключительные и переходные положения» Конституции, рассматривает дела о преступлениях, за совершение которых законом в качестве меры наказания предусмотрена смертная казнь, в прежнем порядке, без участия присяжных заседателей, — при действующем запрете назначения осужденным исключительной меры наказания.

То же обстоятельство, что, несмотря на значительный срок, прошедший с момента вступления в силу Конституции, создание суда присяжных в Российской Федерации до настоящего времени не завершено, само по себе не может расцениваться как нарушение требований Конституции, поскольку отсрочка в реализации гарантированных ею прав граждан носит временный характер и обусловлена как обстоятельствами организационного и материально-технического характера, так и необходимостью создания условий, при которых могут быть обеспечены беспристрастность и объективность судебного разбирательства с участием присяжных заседателей. Такая отсрочка не означает, по мнению Конституционного Суда, и недопустимого с точки зрения требований ст. 55 (ч. 3) Конституции ограничения права на законный суд, поскольку применительно к указанным в ст. 20 (ч. 2) Конституции преступлениям законным судом в смысле ее ст. 47 (ч. 1) — при том, что смертная казнь не назначается, — может быть суд в ином установленном законом составе.

Вместе с тем, как признал Конституционный Суд в Определении от 13 апреля 2000 г. N 69-О (ВКС РФ. 2000. N 4), закрепление в уголовно-процессуальном законе права лица, обвиняемого в совершении преступления определенной категории, на рассмотрение его уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, а также высказанное обвиняемым желание быть судимым именно таким судом в случае, если в субъекте Федерации, где было совершено преступление, такой суд не учрежден, не могут служить основанием для изменения подсудности уголовного дела. В отсутствие в уголовно-процессуальном законе положений, допускающих возможность изменения подсудности дел в связи с необходимостью обеспечения права на суд присяжных, нормы о праве обвиняемого на рассмотрение его уголовного дела судом присяжных не могут отменять, изменять или дополнять предписания уголовно-процессуального закона, определяющие территориальную подсудность уголовных дел; иное противоречило бы ст. 47 (ч. 1) Конституции.

Тот факт, что право на суд присяжных получило в Конституции специальное закрепление, обусловлено особенностями такого суда, в частности тем, что в нем в большей степени реализуется коллегиальное начало; решения присяжных в большей мере основываются не на формальном праве, а на здравом смысле и жизненном опыте; вопросы факта (доказанности обвинения) и права (квалификации содеянного и наказания) решаются раздельно, соответственно, коллегией присяжных и профессиональным судьей; присяжные заседатели не обязаны мотивировать свое решение, в том числе по основному вопросу уголовного дела — о доказанности или недоказанности виновности подсудимого в совершении преступления. Значительная численность коллегии присяжных (12 основных и 2 или более запасных присяжных заседателей), случайный характер их подбора, разделение компетенции с профессиональным судьей и более состязательный характер судопроизводства — все это делает рассмотрение дела более объективным и справедливым (прежде всего с позиций народного правосознания), превращая суд присяжных в дополнительную гарантию для подсудимого.

Как указывается в ч. 2 ст. 47 Конституции, право на рассмотрение дела судом присяжных принадлежит обвиняемому в случаях, предусмотренных федеральным законом. Таким федеральным законом является УПК, гл. 42 которого специально регулирует производство в суде с участием присяжных заседателей, определяя как категории дел, рассмотрение которых может осуществляться судом присяжных, так и порядок формирования коллегии присяжных заседателей, процедуру судебного разбирательства, а также последствия вердикта присяжных. Закон всецело связывает решение вопроса о том, в обычном ли порядке или судом присяжных будет рассматриваться дело, с волеизъявлением обвиняемого, что ему должно быть разъяснено следователем или прокурором либо в ходе предварительного слушания судом. Если обвиняемый выберет суд присяжных, он должен еще на этапе ознакомления с материалами уголовного дела, либо в течение трех суток после вручения ему копии обвинительного заключения, либо в процессе предварительного слушания заявить об этом ходатайство (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23 «О применении судами норм УПК РФ, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей//БВС РФ. 2006. N 1). Обвиняемый, не заявивший своевременно ходатайство о рассмотрения его дела судом присяжных, не может в последующем настаивать на этом.

Исходя из особого значения, придаваемого Конституцией праву обвиняемого на рассмотрение его уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, федеральный законодатель установил, что, если хотя бы один из нескольких обвиняемых по одному и тому же уголовному делу ходатайствует о рассмотрении данного дела судом с участием присяжных заседателей, уголовное дело в отношении всех обвиняемых, даже если все остальные не высказывали такую просьбу или, более того, возражали против этого, должно быть рассмотрено судом присяжных.

constitutionrf.ru

Популярное:

  • Закон вступление в права наследства Основное содержание закона о наследстве Закон о наследстве регулирует особую процедуру, которая обусловливает переход прав и обязанностей, а также имущества умершего гражданина его родственникам или иным лицам, в том числе […]
  • Помощь юриста по автокредиту Суд по автокредиту – советы адвоката Если вы берете целевой кредит на покупку автомобиля, то купленная вами машина будет оформлена как залог. Грубо говоря, в случае невыплаты автокредита банк имеет право забрать у вас автомобиль […]
  • Бланк заявления иностранного гражданина по месту жительства Как составляется заявление иностранного гражданина или лица без гражданства о регистрации по месту жительства Житель другого государства, прибывший в РФ, должен подать в миграционную службу заявление иностранного гражданина или […]
  • Таблица штрафов гибдд 2018 страховка Новая таблица штрафов ПДД С начала 2018 года в российской дорожной системе появится множество корректировок, которые затронут и штрафы ПДД. Теперь всем участникам движения – автолюбителям и пешеходам – потребуется проявлять […]
  • Заявление на единый жилищный документ Единый жилищный документ В век информационных технологий бумажная волокита постепенно уходит в прошлое. Наша повседневная жизнь постепенно наполняется разнообразными нововведениями, призванными упростить получение справок и […]
  • Пенсия ребёнку-инвалиду в апреле Пенсия по инвалидности ребенка Государство поддерживает незащищенные слои населения различными методами: пенсиями, льготами. Дети-инвалиды имеют право на получение выплат на федеральном и региональном уровнях, однако в основном […]
  • Образец жалобы директору магазина Как и куда написать жалобу на Евросеть Если по вине магазина удовольствие от приобретения гаджета заканчивается разочарованием от его качества, покупатель имеет право вернуть покупку, обменять ее или получить обратно деньги. […]
  • Займы под расписку в вологде Займы под расписку в Вологде Предложение «займы под расписку в Вологде» — это шанс решить финансовую проблему за несколько часов. Причем речь может идти как о крупных суммах (на покупку нового автомобиля), так и о необходимости […]