Преступления в сфере высоких технологий

Статья по теме:
Преступления в сфере высоких технологий

Работа над темой по самообразованию «Преступления в сфере высоких технологий» и выступление на МО преподавателей колледжа.

Предварительный просмотр:

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

Государственное образовательное учреждение среднего

Профессионального образования Тульской области

«Тульский сельскохозяйственный колледж имени И.С.Ефанова»

Работа над темой по самообразованию

«Преступления в сфере высоких технологий».

Преступления в сфере информационных технологий или киберпреступность

Преступления в сфере информационных технологий или киберпреступность — преступления , совершаемые людьми, использующими информационные технологии для преступных целей.

Преступления в сфере информационных технологий включают как распространение вредоносных вирусов , взлом паролей , кражу номеров кредитных карточек и других банковских реквизитов ( фишинг ), так и распространение противоправной информации ( клеветы , материалов порнографического характера, материалов, возбуждающих межнациональную и межрелигиозную вражду и т.п.) через Интернет , коммунальные объекты [1] .

Кроме того, одним из наиболее опасных и распространенных преступлений, совершаемых с использованием Интернета, является мошенничество . Так, в письме Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 20 января 2000 г. N ИБ-02/229, указывается, что инвестирование денежных средств на иностранных фондовых рынках с использованием сети Интернет сопряжено с риском быть вовлеченными в различного рода мошеннические схемы

Другой пример мошенничества — интернет-аукционы , в которых сами продавцы делают ставки, чтобы поднять цену выставленного на аукцион товара.

В зарубежных государствах, в частности США, получили распространение аферы, связанные с продажей доменных имен : производится массовая рассылка электронных сообщений, в которых, например, сообщают о попытках неизвестных лиц зарегистрировать доменные имена, похожие на адреса принадлежавших адресатам сайтов и владельцам сайтов предлагается зарегистрировать ненужное им доменное имя, чтобы опередить этих лиц. Так, вскоре после терактов 11 сентября 2001 г. Федеральная торговая комиссия США отметила факт массовой продажи доменных имен зоны «usa».

В соответствии с действующим уголовным законодательством Российской Федерации под преступлениями в сфере компьютерной информации понимаются совершаемые в сфере информационных процессов и посягающие на информационную безопасность деяния, предметом которых являются информация и компьютерные средства [ источник не указан 297 дней ] .

Данная группа посягательств являются институтом особенной части уголовного законодательства, ответственность за их совершение предусмотрена гл. 28 УК РФ [2] . В качестве самостоятельного института впервые выделен УК РФ 1996 года . и относится к субинституту « Преступления против общественной безопасности и общественного порядка ». Видовым объектом рассматриваемых преступлений являются общественные отношения , связанные с безопасностью информации и систем обработки информации с помощью ЭВМ .

По УК РФ преступлениями в сфере компьютерной информации являются: неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК РФ), Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ] (ст. 273 УК РФ), [[Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей]] (ст. 274 УК РФ).

Общественная опасность противоправных действий в области электронной техники и информационных технологий выражается в том, что они могут повлечь за собой нарушение деятельности автоматизированных систем управления и контроля различных объектов, серьёзное нарушение работы ЭВМ и их систем, несанкционированные действия по уничтожению, модификации, искажению, копированию информации и информационных ресурсов , иные формы незаконного вмешательства в информационные системы , которые способны вызвать тяжкие и необратимые последствия, связанные не только с имущественным ущербом , но и с физическим вредом людям.

Неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК РФ), а также Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ (ст. 273 УК РФ) совершаются только путём действий, в то время как [[Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей]] (ст. 274 УК РФ) — путём как действий, так и бездействием.

Неправомерный доступ к компьютерной информации и нарушение установленных правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети сформулированы как преступления с материальным составом , а создание либо использование вредоносных программ для ЭВМ — с формальным . В качестве последствий в ст. 272 и 274 УК указываются: уничтожение, модификация, блокирование либо копирование информации , нарушение работы ЭВМ или системы ЭВМ, причинение существенного вреда и т. п.

В России борьбой с преступлениями в сфере информационных технологий занимается Управление «К» МВД РФ и отделы «К» региональных управлений внутренних дел,входящие в состав Бюро специальных технических мероприятий МВД РФ.

  1. Уголовная ответственность в сфере компьютерной информации за рубежом

В Германии к преступлениям в сфере оборота компьютерной информации относятся: — действия лиц, неправомочно приобретающих для себя или иного лица непосредственно не воспринимаемые сведения, которые могут быть воспроизведены или переданы электронным, магнитным или иным способом (§ 202а); — нарушение тайны телекоммуникационной связи (§ 206); — действия лиц, учиняющих подделку или использующих поддельные технические записи, под которыми, в числе иного, понимаются данные, полностью или частично регистрируемые автоматическими устройствами (§ 268); — аналогичная подделка данных, имеющих доказательственное значение (§ 269); — действия лиц, уничтожающих, изменяющих или утаивающих технические записи (§ 274); — действия лиц, противоправно аннулирующих, уничтожающих, приводящих в негодность или изменяющих данные (§ 303а); — действия лиц, нарушающих обработку данных путем разрушения, повреждения, приведения в негодность установки для обработки данных или носителей информации (§ 303b). — незаконное вмешательство в деятельность телекоммуникационных установок (§ 317).

Кроме того, германское законодательство устанавливает уголовную ответственность за компьютерное мошенничество, под которым понимается умышленное деяние с намерением получить для себя или третьих лиц имущественную выгоду, заключающееся в причинении вреда чужому имуществу путем воздействия на результат обработки данных путем неправильного создания программ, использования неправильных или данных, неправомочного использования данных или иного воздействия на результат обработки данных (§ 263а).

Нормы о киберпреступлениях содержатся в ст. ст. 509-1, 509-2, 509-3, 524 УК Люксембурга.

Статья 509-1 УК Люксембурга предусматривает ответственность за неправомочный доступ к системе или части системы обработки данных и незаконное пребывание в такой системе. Санкция за это преступление предусмотрена в виде штрафа или заключения на срок от 2 месяцев до года. Если указанные действия повлекли изменение или уничтожение данных, содержащихся в системе, то верхний предел срока заключения увеличивается до 2 лет.

Статья 509-2 запрещает преднамеренное затруднение или изменение функционирования системы автоматической обработки данных. Наказание – штраф или лишение свободы на срок от 3 месяцев до 3 лет.

Статья 509-3 направлена на охрану целостности и качества данных. Она устанавливает, что лицо, умышленно и без надлежащих полномочий вводящее данные в электронную систему их обработки, удаляющее или изменяющее данные, находящиеся в этой системе, изменяющее действие системы или способ передачи данных, подлежит уголовной ответственности (штраф или заключение на срок от 3 месяцев до 3 лет). Согласно ст. 524 УК Люксембурга, любое вмешательство в телекоммуникации является преступлением, за которое лицо может быть подвергнуто штрафу или заключению от 1 месяца до 3 лет.

Преступления в сфере информационных технологий очень часто являются международными, то есть преступники действуют в одном государстве, а их жертвы находятся в другом государстве. Поэтому для борьбы с такими преступлениями особое значение имеет международное сотрудничество.

Конвенция Совета Европы о преступности в сфере компьютерной информации ETS N 185 была подписана 23 ноября 2001 г. в Будапеште . Она открыта для подписания как государствами — членами Совета Европы, так и не являющимися его членами государствами, которые участвовали в ее разработке. В частности, ее подписали США и Япония. Россия на настоящий момент не подписала Конвенцию [3] .

Конвенция Совета Европы о киберпреступности подразделяет преступления в киберпространстве на четыре группы.

  • В первую группу преступлений, направленных против конфиденциальности, целостности и доступности компьютерных данных и систем, входят: незаконный доступ (ст. 2), незаконный перехват (ст. 3), воздействие на компьютерные данные (противоправное преднамеренное повреждение, удаление, ухудшение качества, изменение или блокирование компьютерных данных) (ст. 4) или системы (ст. 5). Также в эту группу преступлений входит противозаконное использование специальных технических устройств (ст. 6) — компьютерных программ, разработанных или адаптированных для совершения преступлений, предусмотренных в ст. 2 — 5, а также компьютерных паролей, кодов доступа, их аналогов, посредством которых может быть получен доступ к компьютерной системе в целом или любой ее части). Нормы ст. 6 применимы только в том случае, если использование (распространение) специальных технических устройств направлено на совершение противоправных деяний.
  • Во вторую группу входят преступления, связанные с использованием компьютерных средств. К ним относятся подлог и мошенничество с использованием компьютерных технологий (ст. 7 — 8). Подлог с использованием компьютерных технологий включает в себя злонамеренные и противоправные ввод, изменение, удаление или блокирование компьютерных данных, влекущие за собой нарушение аутентичности данных, с намерением, чтобы они рассматривались или использовались в юридических целях в качестве аутентичных.
  • Третью группу составляет производство (с целью распространения через компьютерную систему), предложение и (или) предоставление в пользование, распространение и приобретение детской порнографии , а также владении детской порнографией, находящейся в памяти компьютера (ст. 9).
  • Четвертую группу составляют преступления, связанные с нарушением авторского права и смежных прав.

Согласно Конвенции каждое государство-участник обязано создать необходимые правовые условия для предоставления следующих прав и обязанностей компетентным органам по борьбе с киберпреступностью: выемка компьютерной системы, ее части или носителей; изготовление и конфискация копий компьютерных данных; обеспечение целостности и сохранности хранимых компьютерных данных, относящихся к делу; уничтожение или блокирование компьютерных данных, находящихся в компьютерной системе.

Конвенция также требует создать необходимые правовые условия для обязания Интернет-провайдеров проводить сбор и фиксацию или перехват необходимой информации с помощью имеющихся технических средств, а также способствовать в этом правоохранительным органам. При этом рекомендуется обязать провайдеров сохранять полную конфиденциальность о фактах подобного сотрудничества.

В начале 2002 г. был принят Протокол N 1 к Конвенции о киберпреступности, добавляющий в перечень преступлений распространение информации расистского и другого характера, подстрекающего к насильственным действиям, ненависти или дискриминации отдельного лица или группы лиц, основывающегося на расовой, национальной, религиозной или этнической принадлежности.

Критика Конвенции о киберпреступности

Ряд общественных организаций подписались под совместным протестом против принятия вышеуказанной Конвенции. В их число вошли международная организация Internet Society , организации Electronic Frontier Foundation (США), Cyber-Rights & Cyber-Liberties (Великобритания), Kriptopolis (Испания) и другие. Авторы обращения возражают против положений, требующих от провайдеров Интернета вести записи о деятельности их клиентов. Во введении ответственности провайдеров за содержание информации авторы усматривают «бессмысленную обузу, которая поощряет слежку за частными коммуникациями». В обращении отмечается также, что положение об обеспечении государственных органов шифровальными ключами может стать основанием для свидетельствования пользователей против самих себя, что противоречит статье 4 Европейской конвенции о защите прав человека .

Общественность, кроме того, выступает против того, что за нарушение авторских прав должна непременно следовать уголовная ответственность.

  1. Виртуальная преступность в Тульской области

Удивительно, но факт: какие-то пятнадцать – двадцать лет назад мы вполне обходились без сотовой связи, компьютеров и Интернета. Сегодня мобильники есть даже у дошкольников, а виртуальный мир заменил многим мир реальный. В сети ведется деловая переписка, заключаются договоры, проводятся банковские операции, оказываются государственные услуги. Естественно, что в таких условиях внедрение новейших информационных технологий и развитие телекоммуникационных систем не прихоть, а одна из основных государственных задач, реализуемая под личным контролем Президента Российской Федерации.

В виртуальном мире и преступность виртуальная, таящаяся под вымышленными именами – «никами», помогающими остаться неузнанными лучше любой шапки-невидимки. Да и следы в сети удаляются порой одним нажатием клавиши. Не мудрено, что расследовать такие преступления способны только следователи принципиально новой формации.
Идя в ногу со временем, начальник СУ УМВД России по Тульской области Лопушанский И.Б. принял решение о создании в следственной части областного Следственного управления первого в стране отдела по расследованию организованной преступной деятельности в сфере высоких технологий и интеллектуальной собственности, наделив его исключительным правом расследования всех уголовных дел этой категории в Тульской области.
Возглавить вновь созданное подразделение поручили полковнику юстиции Елене Анатольевне Инкиной. Коллеги характеризуют ее коротко: «Много в полиции женщин-полковников?» За ее плечами почти двадцать лет добросовестной работы, на ее счету сотни расследованных и направленных в суд сложных дел. В 2007 году Е.А.Инкина была награждена медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Началось все в 1994 году. Елену Анатольевну называют в управлении первооткрывателем. Когда налоговые преступления после расформирования налоговой службы передали в органы внутренних дел, в СУ создали новый отдел, который возглавила Инкина. Они столкнулись сразу с рядом проблем. Во-первых, для проведения расследования необходимо было знать не только уголовный, но и налоговый кодексы. Во-вторых, в отличие от общеуголовных, такие преступления нужно было научиться как доказывать, так и выявлять. Быстро наработали практику и смогли поднять это направление на высокий уровень – 2 место по ЦФО и 3 по России, передавали опыт коллегам из других регионов.

Для нового отдела подбирали следователей опытных и коммуникабельных, способных найти общий язык и с оперативниками, и с участниками процесса. Следователям предстояло поставить на поток выявление, документирование и расследование преступлений, до сих пор считающихся многими редкими.

Елена Анатольевна Инкина для начала села за парту вместе со своими следователями. Рядом усадили и оперативных сотрудников, ведь не секрет, что без налаженного взаимодействия эффективной работы не видать.
Прежде всего, проводили практические занятия по документированию конкретных преступлений, совершенных с использованием сетей Интернет и интранет, программ Internet Explorer, и иных браузеров, связанных с работой провайдеров и хостеров. Следователям предстояло не просто познакомиться с непривычными терминами, а перейти с ними на «ты».
Проблемой стало и почти полное отсутствие судебно-следственной практики. Учась на собственных ошибках расследовали, к примеру, первые дела о неправомерном доступе к компьютерной информации.
Сегодня это одно из самых латентных преступлений. Жертвы могут и не подозревать, что перебои в работе Интернета связаны вовсе не с качеством услуг провайдера. С помощью специальной программы-шпиона преступник узнает и модифицирует охраняемые законом персональные данные пользователей сети и использует оплаченный ими трафик в своих целях. Хорошо, если эти цели не вредят общественной безопасности. Ведь компьютерные программы управляют движением поездов и самолетов, работой огромных предприятий и объектов жизнеобеспечения. От такого преступления не застрахованы ни физические, ни юридические лица.
Сотрудники отдела «К» и ФСБ помогают установить IP-адреса преступников, однако этого недостаточно. Задача следователя — доказать, что через этот адрес процессами в виртуальном мире управлял реальный человек. Только после выработки такого механизма скепсис прокуроров и судей сменился уверенностью, и суды Тульской области начали выносить обвинительные приговоры по все еще редкому в России преступлению, предусмотренному статьей 272 УК РФ.
Еще одна удача отдела – наработка практики реализации результатов оперативных разработок по фактам распространения в Интернете порнографических материалов с изображением малолетних, способствующих распространению педофилии. По всем делам данной категории преступники не только были осуждены, но и получили реальные сроки лишения свободы.
В том числе в 2011 году суд приговорил к 3 годам колонии общего режима Мишуру Р.А., который с февраля 2010 по июнь 2011 года систематически распространял через локальную файлообменную сеть одного из Интернет-провайдеров порнографические изображения несовершеннолетних. Преступник в открытую говорил следователю не только о том, что ему нравится смотреть порноролики с детьми, но и о том, что он бы с удовольствием воплотил увиденное на экране в жизнь, вот только случая пока не представилось.
В 2012 году суд вынес приговор в отношении членов организованной группы, распространявших порнографические видеозаписи с участием младенцев и животных. Следователям удалось установить любителей специфического видео в нескольких десятках регионах страны.
Преступления в сфере высоких технологий неразрывно связаны с нарушением авторских прав. В большинстве они связаны с распространением пиратских дисков с фильмами, реже – с программными продуктами. Выявление, документирование и расследование этих преступлений имеет свои сложности, поэтому такие уголовные дела не всегда доходят до суда. Успешная работа специализированного отдела разрушила в Тульской области этот стереотип, доказав, что дела, которым раньше не придавали значения, могут влиять на ситуацию в обществе.
В 2012 году суд вынес обвинительный приговор по делу об одном из крупнейших в России области изъятии контрафактных дисков. В результате внезапной операции, проведенной в выходной день одновременно в 15 сетевых магазинах Тулы и области, 50 следователей, экспертов и сотрудников отдела «К» изъяли более 130 000 дисков с нелицензионными программными продуктами.
Прослушивание телефонных разговоров членов организованной группы позволило установить склад на окраине Тулы, где на специальном оборудовании обычные DVD-болванки превращали в «лицензионные». Обыски длились почти сутки. На упаковку фальшивок ушло более 1000 мешков.
Один только осмотр изъятого растянулся на месяцы. При этом выяснилась неприятная деталь: постоянный контакт с дисками, представляющими собой результат деятельности химической промышленности, не полезен для здоровья. Поэтому работать следователям пришлось в перчатках и респираторах.
Ущерб корпорациям Microsoft, Corel и Autodesk Incorporated составил более 45 миллионов рублей. Так, рыночная стоимость только 1 лицензионного диска со всем знакомой операционной системой Microsoft Windows XP Professional составляет 12 тысяч рублей, стоимость 1 лицензионного диска профессиональной графики для дизайнеров Corel DESIGNER Technical Suite X4 – 38 тысяч рублей, 1 лицензионного диска для проектирования и строительства Autodesk 3ds Max 2010 — 135 тысяч рублей.
Членам организованной группы предъявили обвинение в совершении незаконного использования объектов авторского права в особо крупном размере. Контрафакт традиционно уничтожили на Косогорском металлургическом заводе. Эффектное зрелище заливки пиратской продукции раскаленным до 3000 градусов шлаком собрало толпу журналистов.
Средства массовой информации широко освещали весь ход расследования этого и других дел отдела. Успешная работа, систематически освещаемая прессой, привела к закрытию в Тульской области ряда крупных магазинов, торговавших поддельными дисками.
Очевидно, что проводимое под контролем Президента Российской Федерации дальнейшее внедрение новейших информационных технологий, приведет к увеличению количества и появлению новых видов преступлений в сфере высоких технологий. Поэтому работа тульских следователей по противодействию виртуальной преступности — это серьезный шаг на пути в безопасное и законопослушное будущее Интернета.

nsportal.ru

Преступления в сфере высоких технологий

Понятие преступлений в сфере высоких технологий: продолжаем дискуссию

До недавнего времени считалось, что киберпреступность — явление, присущее только зарубежным капиталистическим странам, и по причине слабой компьютеризации нашего общества, то есть недостаточного внедрения в производственные и общественные отношения информационных технологий, отсутствует вообще. Именно это обстоятельство и привело к отсутствию серьезных научных исследований этой проблемы (Рис. 1).

Как нередко случалось уже ранее, например, с наркоманией или организованной преступностью, борьба с этим социально опасным явлением началась лишь после того, как материальные потери от этого нового вида преступлений достигли существенных размеров и стали резко выделяться на общем фоне потерь от обычных видов общеуголовной преступности.

Киберпреступления чрезвычайно многогранные и сложные явления. Объектами таких преступных посягательств могут быть сами технические средства (компьютеры и периферия) как материальные объекты или программное обеспечение и базы данных, для которых технические средства являются окружением; компьютер может выступать как предмет посягательств или как инструмент [18].

В настоящее время в отечественной криминалистической науке не

существует сколько-нибудь обобщенных данных для формирования понятий основных элементов характеристики киберпреступлений. Все еще не существует четкого определения понятия киберпреступления и дискутируются различные точки зрения по их классификации.

Сложность в формулировке этих понятий существует, по-видимому, как по причине невозможности выделения единого объекта преступного посягательства, так и множественности предметов преступных посягательств с точки зрения их уголовно-правовой охраны.

Некоторые правоведы считают, что компьютерные преступления представляют собой все преступления, при котором компьютер является орудием, средством или целью их совершения, а другие объединяют под этим термином все противозаконные действия, которые причиняют ущерб имуществу и связаны с электронной обработкой информации. В Германии, например, полиция, использует определение киберпреступности как “все противозаконные действия, при которых электронная информация выступала средством либо объектом.”

Ю.М. Батурин считает, что компьютерных преступлений как особой группы преступлений в юридическом смысле не существует, однако при этом отмечает, что многие традиционные виды преступлений модифицировались из-за вовлечения в них вычислительной техники и поэтому правильнее было бы говорить лишь о компьютерных аспектах преступлений, не выделяя их в обособленную группу [19].

Другого, более определенного взгляда придерживается А.Н. Караханьян. Под компьютерными преступлениями он понимает противозаконные действия, объектом или орудием совершения которых являются электронно-вычислительные машины [20].

Но вот в чем заключается еще одно разногласие — в самом понятии, в определении, как обозначить данный вид преступлений: компьютерный или информационный, а может быть, компьютерные информационные? Бытуют различные точки зрения. Например, В.В. Крылов считает, что подход, согласно которому в законодательстве следует отражать конкретные технические средства, себя не оправдывает и поэтому нецелесообразно принимать термин «компьютерные преступления» за основу для наименования в криминалистике всей совокупности преступлений в области информационных отношений. Компьютер, по его мнению, является лишь одной из разновидностей информационного оборудования и проблемами использования этого оборудования не исчерпывается совокупность отношений, связанных с обращением конфиденциальной документированной информации. Крылов предлагает рассматривать в качестве базового понятия «информационные преступления», исходя из того, что сложившаяся система правоотношений в области информационной деятельности, позволяет абстрагироваться от конкретных технических средств. Он делает вывод, что преступление в области компьютерной информации, выделенные в отдельную главу УК РФ, являются частью информационных преступлений, объединенной общим инструментом обработки информации — компьютером.

С точкой зрения законодателя не расходится В.Б. Вехов, определяя в своей работе данный вид преступлений как компьютерные преступления. В своих определениях «компьютерного преступления» Вехов четко акцентирует внимание на том, что это «. предусмотренные уголовным законом общественно опасные действия. «.

Обобщая различные точки зрения, можно сделать вывод о том, что в настоящее время существуют два основных течения научной мысли.

Одна часть исследователей относит к компьютерным преступлениям действия, в которых компьютер является либо объектом, либо орудием посягательств.

Исследователи же второй группы относят к компьютерным преступлениям только противозаконные действия в сфере автоматизированной обработки информации. В качестве главного классифицирующего признака, позволяющего отнести эти преступления в обособленную группу, выделяется общность способов, орудий, объектов посягательств.

Иными словами, объектом посягательства является информация, обрабатываемая в компьютерной системе, а компьютер служит орудием посягательства.

Надо отметить, что законодательство многих стран, в том числе и России, стало развиваться именно по этому пути.

Следует отметить, что относительно объекта преступного посягательства двух мнений быть не может — им, естественно, является информация, а действия преступника следует рассматривать как покушение на информационные отношения общества. Но далее необходимо учесть, что если информация является не объектом, а средством покушения на другой объект уголовно-правовой охраны, то здесь необходимо делать различия в том, была ли это машинная информация, т.е. информация, являющаяся продуктом, произведенным с помощью или для компьютерной техники, либо она имела другой, «некомпьютерный» характер.

Поэтому надо сразу уяснить, что под машинной информацией понимается информация, циркулирующая в вычислительной среде, зафиксированная на физическом носителе в форме, доступной восприятию ЭВМ, или передающаяся по телекоммуникационным каналам, сформированная в вычислительной среде и пересылаемая посредством электромагнитных сигналов из одной ЭВМ в другую, из ЭВМ на периферийное устройство, либо на управляющий датчик оборудования. В первом случае преступление должно относиться к категории компьютерных преступлений, во втором — к категории того вида преступных деяний, которые собственно и обозначены в уголовном законе.

При этом необходимо учитывать одну особенность: компьютер в преступлениях может выступать одновременно в качестве предмета и в качестве орудия совершения преступления.

Указанное свойство компьютера определяется технологической спецификой его строения (архитектурной), под которой понимается концепция взаимодействия элементов сложной структуры, включающей в себя компоненты логической, физической и программной структур.

Подводя некоторые итоги, можно выделить следующие характерные особенности киберпреступления:

1) неоднородность объекта посягательства;

2) выступление машинной информации, как в качестве объекта, так и в качестве средства преступления;

3) многообразие предметов и средств преступного посягательства.

Проблема налицо: существует проблема, которая нашла отражение в работах ученых, существуют разнообразные мнения, но отсутствует единство взглядов на понятие указанной категории преступлений. Зарубежными коллегами например, используются такие понятия как H igh tech с rime или Cyber crime , которые переводятся как «преступления в сфере высоких технологий» и «киберпреступления». Действующий УК Украины в ХVІ разделе определил данный вид преступных деяний как преступления в сфере использования электронно-вычислительных машин (компьютеров), систем и компьютерных сетей, тем самым, указав точку зрения законодателя. Учитывая, что компьютеры используются практически во всех сферах жизнедеятельности общества, вышеуказанное название не дает возможности четко определить конкретный вид преступлений, приводит к неоднозначности. Поэтому, на мой взгляд, целесообразно обозначить данные преступления как преступления, совершенные с применением компьютерных технологий, акцентируя внимание на способе совершения.

www.crime-research.ru

§ 14. Преступления в сфере высоких технологий (киберпреступность)

В настоящее время происходят большие изменения в мире, вы­званные распространением цифровых технологий, конвергенцией и продолжающейся глобализацией компьютерных сетей. Быстрое рас­пространение новых информационных технологий сопровождается их использованием в преступных целях, возрастанием юридических проблем как на национальном, так и международном уровнях.

Следует заметить, что в 80-е и в начале 90-х гг. XX в. доля пре­ступлений, связанных с использованием компьютерной техники, была невелика. Однако незаконное проникновение в компьютерные сети в целях наживы или ради забавы, распространение детской

порнографии, вымогательство с применением угроз разрушения компьютерных и информационных систем, а также использование компьютерных сетей для осуществления краж или мошенничества стали обычными формами компьютерной преступности. Последние события показали, что преступления с использованием компьютер­ных сетей приобрели транснациональный характер 1 .

Активно развивается торговля с использованием Интернета. Прави­тельства предпринимают значительные усилия, с тем чтобы разработать методы регулирования в этой сфере. Принципы регулирования обычных рыночных сделок для электронной торговли здесь часто не пригодны. Рав­ным образом правоохранительная деятельность и стратегии, успешно применяемые в реальном мире, являются неприемлемыми для мира вирту­ального. Например, действующий через Интернет игорный дом в Нью- Йорке использует компьютеры, установленные на Антигуа, где игра в ка­зино является законной. Интернет не только делает более доступными «традиционные» преступления, например запрещенные азартные игры, но и порождает новые формы преступности. Новые технологии используются также для совершения традиционных преступлений. Многие лица оказа­лись жертвами мошеннических сделок с предварительной оплатой, кото­рые предлагались через Интернет и электронную почту. Следует также упо­мянуть об использовании новых графических и принтерных технологий для подделки документов, например паспортов и виз. (Положение в мире в области преступности и уголовного правосудия: Доклад Генерального сек­ретаря ООН // Десятый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Вена. 10-17 апреля 2000 г. CONF. 187/5.) Случаи отмывания денег, присвоения крупных сумм с банковских депозитов, публикаций непристойного содержания, разжигания расовой ненависти с помощью электронных средств связи широко освещались в средствах массовой информации. Однако эти случаи не были соответст­вующим образом зарегистрированы национальными правоохранительны­ми органами вследствие основной юридической трудности определения locus delicti этих новых и изменчивых форм преступности. Имеют также место случаи, когда денежные средства, незаконно снятые со счетов физи­ческих и юридических лиц посредством компьютерных сетей, идут на фи­нансирование международного терроризма. В разделе I своей резолюции 51/210 Генеральная Ассамблея ООН призвала все государства обратить внимание на опасность того, что террористы могут использовать элек­тронные или проводные системы и сети связи для совершения преступных деяний. (Руководство для дискуссии на семинарах-практикумах, вспомога- 337

Ввиду этого у мирового сообщества возникла обеспокоенность по поводу того, что компьютерные сети и электронная информация могут наряду со своим прогрессивным предназначением также ис­пользоваться для совершения деяний, представляющих угрозу для государств, частных лиц и организаций. Появилась необходимость в разработке и осуществлении общей политики в противодействии киберпреступлениям на международной арене и внутри государств. Ее целью должна стать защита мирового сообщества от этих пре­ступлений путем принятия комплекса мер, в том числе расширения международного сотрудничества, развития международного права и национального законодательства.

Мировое сообщество стало предпринимать первые шаги, направ­ленные на расширение международного взаимопонимания и сотруд­ничества в сфере борьбы с киберпреступлениями. Этим вопросом непосредственно занялись ООН, Совет Европы, СНГ, ОБСЕ, Евро­пейский Союз, страны Большой восьмерки (G8).

Наиболее активную деятельность в борьбе с киберпреступле­ниями предпринимает Совет Европы. Его члены заключили 23 но­ября 2001 г. в Будапеште Конвенцию о киберпреступности (пре­ступлениях в киберпространстве) (далее — Конвенция). Ее положе­ния направлены на противодействие деяниям против конфиденци­альности, целостности и доступности компьютерных систем, сетей и данных, а также неправомерного их использования. Это достига­ется признанием этих деяний в качестве преступлений, а также применением соответствующих властных полномочий, направлен­ных на обнаружение киберпреступлений, их расследование, судеб­ное преследование лиц, их совершивших.

Заключая Конвенцию, члены Совета Европы стремились соблю­сти в ней баланс между интересами законности и уважением фун­даментальных прав человека. Это относится к правам, закреплен­ным в принятой в рамках этой международной организации Кон-

тельных совещаниях, симпозиумах и выставках, которые должны быть проведены в рамках десятого Конгресса ООН по предупреждению пре­ступности и обращению с правонарушителями // Десятый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Ве­на. 10-17 апреля 2000 г. A/CONF. 187/РМ. І/Add. 1. Р. 10.)

венции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., в Меж­дународном пакте о гражданских и политических правах 1966 г., а также в других применимых в данном случае международных дого­ворах о правах человека [CII] . В этих документах, в частности, подтвер­ждается право каждого не подвергаться преследованию за свое мнение, равно как и право на свободу самовыражения, включая свободу искать, получать и распространять информацию и идеи, независимо от государственных границ, а также право на защиту от вмешательства в частную жизнь.

При разработке Конвенции 2001 г. также учитывались дейст­вующие международные договоры Совета Европы, касающиеся со­трудничества в борьбе с преступлениями, а также соглашения схо­жего характера, заключенные между государствами — членами Со­вета Европы и другими государствами. В качестве примера можно привести Европейскую конвенцию об экстрадиции, открытую для подписания 13 декабря 1957 г. в Париже (ETS № 24). Европейскую конвенцию об оказании содействия в расследовании уголовных дел, открытую для подписания 20 апреля 1959 г. в Страсбурге (ETS № 30), Дополнительный протокол к Европейской конвенции об ока­зании содействия в расследовании уголовных дел, открытый для подписания 17 марта 1978 г. в Страсбурге (ETS № 99)’.

В то же время Конвенция призвана дополнить указанные кон­венции с тем, чтобы повысить эффективность расследования и раз­бирательства уголовных дел, связанных с компьютерными систе­мами и данными, а также сделать возможным сбор доказательств по престу плениям в электронной форме.

Конвенция закрепила ряд преступлений, по сути, не имеющих аналогов в международной практике, а именно преступления про­тив конфиденциальности, целостности и доступности компьютер­ных данных и систем, а также преступления, связанные с компью­терами, содержанием компьютерной информации, нарушениями авторского права и смежных прав.

Преступления против конфиденциальности, целостности и доступности компьютерных данных и систем включают следую­щие виды:

— незаконный доступ — противоправный умышленный доступ к компьютерной системе в целом или любой ее части;

— незаконный перехват — осуществляемый техническими средст­вами противоправный умышленный перехват не предназначенных для общественности передач компьютерных данных на компьютер­ную систему с нее либо в ее пределах, включая исходящие от ком­пьютерной системы электромагнитные излучения, несущие в себе подобные компьютерные данные;

— вмешательство в данные — противоправное умышленное поврежде­ние, стирание, порча, изменение или подавление компьютерных данных;

— вмешательство в систему — противоправное умышленное созда­ние серьезных препятствий функционированию компьютерной системы путем ввода, передачи, повреждения, удаления, порчи, изменения или подавления компьютерных данных.

К данному виду преступлений относится также ненадлежащее ис­пользование устройств, а именно:

— производство, продажа, приобретение в целях использования, им­порт, распространение или предоставление каким-либо иным образом: устройства, в том числе компьютерной программы, разработанного или приспособленного прежде всего для совершения любого из выше-

го процессуального законодательства, связанного с информационными технологиями.

указанных преступлении; компьютерного пароля, кода доступа или аналогичных данных, с помощью которых можно осуществить дос­туп к компьютерной системе в целом или отдельной ее части, с на­мерением использования их в целях совершения любого из выше­указанных преступлений;

— обладание одним из предметов, указанных выше, или с наме­рением использовать его в целях совершения любого из вышеука­занных преступлений. Любая из сторон может установить в законе, что уголовная ответственность наступает при условии обладания определенным количеством такого рода предметов 1 .

Преступления, связанные с компьютерами, охватывают сле­дующие виды:

— подлог компьютерных данных — противоправное умышленное введение, изменение, стирание или подавление компьютерных дан­ных, имеющее результатом недостоверные данные, с намерением, чтобы такие данные считались подлинными или над ними соверша­лись действия, как если бы они были подлинными, вне зависимости от того, действительно ли эти данные являются удобочитаемыми и разборчивыми. Для наступления уголовной ответственности любая из сторон может потребовать наличия намерения ввести в заблуж­дение или схожего нечестного умысла;

— компьютерное мошенничество — противоправное умышленное причинение материального ущерба другому лицу путем любого ввода, изменения, стирания или подавления компьютерных данных, а также любого вмешательства в функционирование компьютерной системы с обманным или нечестным намерением противоправного получения экономической выгоды для себя самого или для другого лица.

Правонарушения, связанные с содержанием компьютерной информации, охватывают преступления в области детской порно­графин, а именно противоправное умышленное поведение следую­щего характера:

— изготовление материалов, связанных с детской порнографией, в целях распространения их через компьютерную систему;

— предложение или предоставление материалов, связанных с дет­ской порнографией, через компьютерную систему;

— распространение или передача материалов, связанных с дет­ской порнографией, через компьютерную систему;

— получение материалов, связанных с детской порнографией, че­рез компьютерную систему для себя или для другого лица;

— обладание материалами, связанными с детской порнографией, в компьютерной системе или на носителе компьютерных данных.

Конвенция разъясняет, что под «материалами, связанными с детской порнографией» понимаются любые материалы порнографи­ческого характера, которые наглядно показывают: несовершенно­летнего 1 , принимающего участие в сексуально откровенном дейст­вии; лицо, выступающее в роли несовершеннолетнего, принимаю­щее участие в сексуально откровенном действии; реалистические изображения, представляющие несовершеннолетнего, принимаю­щего участие в сексуально откровенном действии.

Преступления, связанные с нарушениями авторского права и смежных прав, предусматривают следующие виды:

— нарушения, связанные с нарушениями авторского права, — нару­шение авторского права, как оно определяется законом государства- участника в соответствии с обязательствами, которые оно приняло на себя согласно Парижскому акту от 24 июля 1971 г. о внесении изменений в Бернскую конвенцию об охране литературных и худо­жественных произведений, Соглашению по торговым аспектам прав на интеллектуальную собственность и Соглашению по автор­ским правам Всемирной организации интеллектуальной собствен­ности (ВОИС), за исключением любых моральных прав, присвоен­ных в соответствии с такими конвенциями, когда такого рода дей-

Участники этой Конвенции договорились, что каждая из сторон мо­жет сохранить за собой право не применять это положение при условии, что действие этой оговорки не будет распространяться на продажу, распро­странение или предоставление каким-либо иным образом вышеупомяну­тых предметов.

ствия совершаются преднамеренно, в коммерческом масштабе и посредством компьютерной системы;

— нарушение смежных прав, как оно определяется законом госу­дарства-участника в соответствии с обязательствами, которые оно приняло на себя согласно Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных орга­низаций (Римской конвенции). Соглашению по торговым аспектам прав на интеллектуальную собственность, а также Договору ВОИС по исполнениям и фонограммам, за исключением любых мораль­ных прав, присвоенных в соответствии с такими конвенциями, ко­гда такого рода действия совершаются преднамеренно, в коммерче­ском масштабе и посредством компьютерной системы.

Конвенцией о киберпреступности подчеркнуто, что любая из сторон может сохранить за собой право не налагать в определенных обстоятельствах уголовную ответственность за нарушение смежных прав при условии, что доступны другие эффективные средства пра­вовой защиты и что данное право не снижает международных обя­зательств государства-участника, сформулированных в упомянутых выше международных документах.

Кроме того, этим международным договором закреплена ответ­ственность и предусмотрены санкции в отношении умышленного пособничества или подстрекательства к совершению киберпреступ­лений, а также умышленного покушения на совершение ряда дру­гих преступлений, составы которых приведены в Конвенции. Ее положениями предусмотрена ответственность юридического лица в случае совершения этих преступлений. При этом Конвенция уточ­няет, что в соответствии с юридическими принципами государства- участника ответственность юридического лица может быть уголов­ной, гражданской или административной. Такая ответственность наступает без какого-либо ущерба для уголовной ответственности физических лиц, которые совершили преступление.

Что касается уровня санкций и мер, то каждый участник Кон­венции должен сделать все необходимое, чтобы вышеупомянутые преступления были наказаны действенными, соразмерными и убе­дительными санкциями, включающими и лишение свободы.

Согласно Конвенции каждый ее участник должен принять такие меры законодательного и иного характера, которые могут понадо­биться для того, чтобы признать в своем внутреннем законодатель­стве все вышеприведенные деяния в качестве уголовно наказуемых.

Каждое государство согласно принятым по Конвенции обяза­тельствам должно установить свою юрисдикцию в отношении вы­шеуказанных преступлений, если преступление совершено на его территории. Однако каждая из сторон может сохранить за собой право не применять вовсе либо применять только в определенных случаях или при определенных обстоятельствах такие касающиеся юрисдикции правила, когда преступление совершено на борту суд­на, плавающего под флагом данной стороны; или на борту воздуш­ного судна, зарегистрированного согласно ее законам; или одним из ее подданных, если правонарушение подпадает под действие уго­ловного законодательства на территории, где оно было совершено, или же если правонарушение совершено вне территориальной юрисдикции любого государства.

В случае если сразу несколько государств-участников предъяв­ляют права на юрисдикцию по предполагаемому нарушению, уста­новленному в соответствии с Конвенцией, т. е. имеет место колли­зия юрисдикции, вовлеченные стороны должны, если это целесооб­разно, провести консультации в целях определения юрисдикции, наиболее подходящей для судебного преследования.

Конвенция не исключает какой-либо иной уголовной юрисдик­ции, осуществляемой в соответствии с национальным законода­тельством.

В интересах борьбы с киберпреступлениями стороны должны осуществить на внутригосударственном уровне комплекс мер зако­нодательного и иного характера, направленных на незамедлитель­ное сохранение компьютерных данных, сохранение и частичное предоставление компетентным органам данных трафика [CIII] , обеспече-

ние полномочиями своих компетентных органов издавать предписа­ние о предоставлении информации, осуществлять поиск и изъятие компьютерных данных и производить перехват данных определен­ных передач информации, в порядке, предусмотренном Конвенцией.

В частности, компетентные органы государства должны иметь возможность конфисковывать или равным образом изымать ком­пьютерные данные, доступ к которым получен на основании выше­изложенных положений. Эти меры должны включать в себя полно­мочия: по конфискации или, равным образом, изъятию компьютер­ной системы или ее части, или же носителя компьютерных данных; изготовлению и сохранению копии таких компьютерных данных; поддержанию целостности соответствующих сохраненных компью­терных данных, а также прекращению доступа к этим компьютер­ным данным в компьютерной системе, к которой получен доступ, или удалению их из этой системы.

В рамках международного сотрудничества Конвенцией также определен комплекс мер, сформулированных в этом документе в виде группы принципов сотрудничества в борьбе с киберпреступ­лениями.

В качестве общего принципа можно выделить принцип широкого сотрудничества друг с другом в целях расследования или судебно­го преследования преступлений, связанных с компьютерными сис­темами и данными, а также в целях сбора доказательств по престу­плениям в электронной форме. Данное сотрудничество должно осуществляться в соответствии с положениями Конвенции и по­средством применения соответствующих международных докумен­тов о международном сотрудничестве в области борьбы с преступ­ностью, договоренностей, достигнутых на основе единообразного или взаимообязывающего законодательства, а также национальных законов.

Принципы экстрадиции. Экстрадиция лиц, совершивших кибер­преступления, применяется при условии, что такие преступления наказываются согласно законам обеих сторон лишением свободы на максимальный срок не менее одного года или же наложением более серьезного взыскания. В случаях если имеются иные договоры об экстрадиции, то должно применяться минимальное наказание, пре­дусмотренное таким договором.

Преступления согласно Конвенции должны считаться преступ­лениями, влекущими за собой экстрадицию во всех существующих между сторонами соглашениях об экстрадиции. Стороны обязаны включать такие преступления в список преступлений, влекущих за собой экстрадицию, во все соглашения об экстрадиции, которые будут заключаться между сторонами.

Если сторона, обусловливающая экстрадицию наличием соот­ветствующего соглашения, получает просьбу об экстрадиции от другой стороны, с которой у нее нет соглашения об экстрадиции, то она может рассматривать Конвенцию в качестве юридического ос­нования для экстрадиции в отношении любого из указанных пре­ступлений.

Стороны, которые не обусловливают экстрадицию наличием со­ответствующего соглашения, в отношениях между собой должны считать указанные преступления преступлениями, которые подле­жат экстрадиции.

Экстрадиция подчиняется условиям, предусмотренным законами запрашиваемой стороны или применимыми договорами об экстра­диции, в том числе основаниям, по которым запрашиваемая сторона может отказаться от экстрадиции.

Если отказ в экстрадиции за преступление производится исклю­чительно на основании гражданства подозреваемого лица или же если запрашиваемая сторона считает, что она обладает юрисдикци­ей по данному преступлению, то запрашиваемая сторона по просьбе запрашивающей стороны должна передать дело с целью судебного преследования своим компетентным органам. Кроме того, она обя­зана уведомить в должной форме запрашивающую сторону о ре­зультатах такого преследования. Указанные органы при принятии своих решений, проведении расследования и разбирательства должны действовать таким же образом, как и в случае любых дру­гих преступлений схожего типа согласно своему законодательству.

Общие принципы взаимной помощи. Стороны должны в самой широкой степени оказывать друг другу взаимную помощь в рассле­довании или судебном преследовании преступлений, связанных с
компьютерными системами и данными, а также в сборе доказа­тельств по преступлениям в электронной форме.

Принципы направления и выполнения запросов о содействии в случае отсутствия соответствующих международных соглашений. В случае если между запрашивающей и запрашиваемой сторонами не заключено соглашений и договоров о взаимной помощи на осно­ве единообразного или взаимообязывающего законодательства, применяются следующие положения.

Каждое государство-участник обязано назначить центральный орган или органы, ответственные за отправку запросов о содейст­вии и ответы на поступившие запросы, выполнение подобных за­просов или передачу их на выполнение в соответствующие органы. Направленные запросы о содействии подлежат исполнению соглас­но указаниям запрашивающей стороны, за исключением случаев, когда это противоречит ее законодательству. Центральные органы обязаны поддерживать между собой прямую связь.

Запрашиваемая сторона обязана своевременно доводить до све­дения запрашивающей стороны результаты выполнения запроса о содействии. Она вправе потребовать от запрашиваемой стороны сохранения в тайне как самого факта направления запроса, так и содержания направленного запроса, в той степени, насколько при этом возможно выполнение запроса.

В экстренных случаях запросы о содействии или предоставлении информации в рамках такого содействия могут направляться судеб­ными органами запрашивающей стороны непосредственно в адрес соответствующих органов запрашиваемой стороны. В таком случае копия запроса должна быть одновременно направлена в централь­ные органы запрашиваемой стороны через центральные органы за­прашивающей стороны.

Любой запрос о содействии или предоставлении информации в рамках такого содействия может быть направлен через Интерпол.

Запросы о содействии или предоставлении информации в рамках такого содействия, и не предполагающие принудительных дейст­вий, могут быть направлены непосредственно компетентными ор­ганами запрашивающей стороны в компетентные органы запраши­ваемой стороны.

Принципы конфиденциальности и ограниченного использования. В тех же случаях в ответ на направленный запрос запрашиваемая сто­рона вправе обусловить предоставление информации и прочих ма­териалов тем, что информация будет сохраняться в тайне. Данная сторона может потребовать, чтобы информация использовалась ис­ключительно для проведения расследования или разбирательства тех дел. которые указаны в запросе.

Если запрашивающая сторона не может выполнить это условие, она обязана незамедлительно уведомить об этом запрашиваемую сторону, после чего запрашиваемая сторона принимает решение о предоставлении информации. Принятие запрашивающей стороной поставленных условий означает, что она обязана их выполнять.

Любая из сторон, предоставляющих информацию и прочие ма­териалы на указанных условиях, вправе потребовать от другой сто­роны объяснить, в связи с этими условиями, как будет использована предоставляемая информация и прочие материалы.

В качестве особых положений в Конвенции отмечены принципы содействия при принятии временных мер и принципы содействия деятельности следственных служб.

Принципы содействия при принятии временных мер охватывают вопросы незамедлительного сохранения компьютерных данных, а также незамедлительного предоставления сохраненных данных трафика. Так, любая из сторон вправе запросить другую сторону предписать или иным способом добиться незамедлительного сохра­нения данных, хранящихся в компьютерной системе, расположен­ной на территории данной стороны, и в отношении которых запра­шивающая сторона намеревается направить запрос о содействии в целях поиска данных или получения доступа к ним, их изъятия или обеспечения сохранности, а также предоставления этих данных. Конвенцией предусмотрен механизм осуществления подобных за­просов.

Принципы содействия деятельности следственных служб, преду­смотренные Конвенцией, охватывают вопросы: содействия в отно­шении доступа к компьютерным данным; трансграничного доступа к компьютерным данным, находящимся в системах общего доступа, либо при получении соответствующего разрешения; содействия в сборе данных трафика в режиме реального времени, а также в пере­хвате данных содержания.

В Конвенции предусмотрены вопросы организации и круглосу­точного функционирования сети в интересах борьбы с киберпре­

ступлениями. Так, каждая из сторон обязуется назначить коммуни­кационный пункт, доступный ежедневно и круглосуточно, целью которого является обеспечение оказания незамедлительного содей­ствия в проведении расследования или разбирательства в отноше­нии преступлений, связанных с использованием компьютерных систем или данных, и в сборе доказательств по преступлениям в электронном виде. Коммуникационные пункты сторон должны иметь возможности обмениваться данными и сообщениями друг с другом посредством срочной связи. Такой пункт может быть со­ставной частью органа или органов, ответственных за оказание ме­ждународного содействия и проведение экстрадиции.

В рамках СНГ 1 июня 2001 г. было подписано Соглашение о со­трудничестве государств — участников СНГ в борьбе с преступле­ниями в сфере компьютерной информации. Соглашением среди прочих направлений взаимодействия предусмотрены совместные меры по предупреждению, выявлению, пресечению, раскрытию и расследованию преступлений в сфере компьютерной информации.

В соответствии с действующим уголовным законодательством Российской Федерации под преступлениями в сфере компьютерной информации понимаются совершаемые в сфере информационных процессов и посягающие на информационную безопасность деяния, предметом которых являются информация и компьютерные средства.

Данная группа посягательств является институтом особенной части уголовного законодательства, ответственность за их соверше­ние предусмотрена гл. 28 УК РФ. В качестве самостоятельного ин­ститута впервые выделен УК РФ 1996 г. и относится к субинституту «Преступления против общественной безопасности и общественно­го порядка». Данная глава была существенно изменена Федераль­ным законом от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ. Видовым объектом рас­сматриваемых преступлений являются общественные отношения, связанные с безопасностью информации и систем обработки ин­формации.

По УК РФ преступлениями в сфере компьютерной информации являются: неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272 УК РФ), создание, использование и распространение вредо­носных компьютерных программ (ст. 273 УК РФ), нарушение пра­вил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи ком­пьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей (ст. 274 УК РФ).

Общественная опасность противоправных действий в области электронной техники и информационных технологий выражается в том, что они могут повлечь за собой нарушение деятельности авто­матизированных систем управления и контроля различных объек­тов, серьезное нарушение работы компьютеров и их систем, не­санкционированные действия по уничтожению, модификации, ис­кажению, копированию информации и информационных ресурсов, иные формы незаконного вмешательства в информационные систе­мы, которые способны вызвать тяжкие и необратимые последствия, связанные не только с имущественным ущербом, но и с физическим вредом людям. Неправомерный доступ к компьютерной информа­ции (ст. 272 УК РФ), а также создание, использование и распро­странение вредоносных компьютерных программ (ст. 273 УК РФ) совершаются только путем действий, в то время как нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекомму­никационных сетей (ст. 274 УК РФ) — путем как действий, так и бездействием.

Неправомерный доступ к компьютерной информации и наруше­ние правил эксплуатации средств хранения, обработки или переда­чи компьютерной информации и информационно-телекоммуни­кационных сетей сформулированы как преступления с материаль­ным составом, а создание, использование и распространение вредо­носных компьютерных программ — с формальным.

В России борьбой с преступлениями в сфере информационных технологий занимается Управление «К» МВД России и отделы «К» региональных управлений (отделов) внутренних дел.

pravo.studio

Популярное:

  • Нотариус лермонтовская Нотариус в Санкт-Петербурге Лицензия №399 от 26.12.2000 г. Адрес нотариальной конторы: 190068 , г. Санкт-Петербург , Лермонтовский пр. 18 +7(812) 714-04-14 +7(812) 418-34-03 +7(911) 299-87-77 Пн-Пт: 10 00 -20 00 (без перерыва) […]
  • Ввк во фсин приказ Прохождение ввк в фсин Ввк во фсин 1 ответ. Челябинск Просмотрен 424 раза. Задан 2012-08-17 15:58:33 +0400 в тематике «Другие вопросы» В каком документе находиться полное расписание болезней с которыми не берут в армию? — В […]
  • Гк направление претензии Что будет являться надлежащим исполнением обязанности по соблюдению претензионного порядка урегулирования спора в случае уклонения другой стороны от получения претензии? По существу заданного вопроса сообщаем следующее. В […]
  • Знаменитый российский адвокат Официальный рейтинг известных адвокатов Москвы Нашими аналитиками и экспертами совместно с международным аналитическим центром производился опрос жителей Москвы для выявления самых известных адвокатов и юридических фирм в Москве […]
  • Список литературы по несовершеннолетним Список литературы по несовершеннолетним Список литературы / Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних (автор: oksi999) 1. Всеобщая декларация прав человека 1948 г. 2. Руководящие принципы ООН для предупреждения […]
  • Закон о сетевом маркетинге 2018 Статистика сетевого маркетинга Я продолжаю описывать особенности сетевого маркетинга как социально экономического процесса и темой сегодняшней статьи стала статистика млм компаний. На конец 2010 года в мире насчитывается […]
  • Штрафы в россии за превышение скорости Рассмотрим штрафы и лишение прав за превышение скорости в 2018 году. Величина разрешенной скорости не должна быть выше значения 130 км/ч на дорогах, обозначенных знаком 5.1, и 110 км/ч на дорогах, обозначенных знаком 5.3. - […]
  • Приказ 640 от 2005 Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Минюста РФ от 17 октября 2005 г. N 640/190 "О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу" […]