Признание и исполнение решений международных коммерческих арбитражей

uristinfo.net

4. Признание и исполнение иностранных арбитражных решений

Основы международного режима признания и исполнения иностранных арбитражных решений были заложены Нью-Йоркской конвенцией 1958 г., которая носит универсальный характер и включает в состав ее участников свыше 120 государств. Конвенция применяется исключительно к «иностранным арбитражным решениям», то есть таким решениям, которые вынесены на территории государства иного, чем то государство, где испрашивается их признание и приведение в исполнение (п. 1 ст. 1). По общему смыслу конвенция распространяется на любое иностранное арбитражное решение независимо от того, вынесено оно на территории государства — участника конвенции или нет.
Каждое государство — участник конвенции признает арбитражные решения как обязательные и приводит их в исполнение в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашивается признание и приведение в исполнение этих решений. К признанию и приведению в исполнение арбитражных решений, к которым применяется вышеназванная конвенция, не должны применяться существенно более обременительные условия или более высокие пошлины или сборы, чем те, которые существуют для признания и приведения в исполнение внутренних решений (ст. 111).
Правовые режимы признания и исполнения решений иностранных судов и арбитражей могут быть различными.
1. Исполнение решения иностранного суда как вынесенного российским судом, без каких-либо оговорок. Такой режим исполнения предусмотрен Соглашением между РФ и Республикой Беларусь, согласно которому судебные акты компетентных судов не нуждаются в специальной процедуре признания и исполняются в таком же порядке, что и судебные акты судов своего государства на основании исполнительных документов судов, принявших решение. Исполнительные документы подписываются судьей, скрепляются печатью, представляются на русском языке и не требуют легализации.
2. Исполнение решения иностранного суда при облегченной процедуре его проверки, по ходатайству заинтересованной стороны, с исследованием возможных возражений должника. Такой порядок установлен, в частности, Киевским соглашением между государствами СНГ, подписавшими его.
3. Обращение в суд государства по месту исполнения с ходатайством о принудительном исполнении в рамках определенной правовой процедуры, в которой рассматривается как заявление взыскателя, так и возражения должника, получившей название экзекватуры (execuatur). Данная процедура применяется в отношениях между государствами, которые, как правило, не связаны общим экономическим пространством и имеют существенные различия в содержании правовых систем. Такой порядок установлен, например, Конвенцией 1958 года в отношении арбитражных решений, многими двусторонними договорами нашей страны о правовой помощи и правовых отношениях с другими государствами.
4. Выделяют еще один порядок признания и исполнения иностранных решений особого вида — обращенных против государства. Речь идет о решениях некоторых международных судов и арбитражей, образованных и действующих на основе международных соглашений и договоров. Например, решения Европейского суда по правам человека исполняются непосредственно на территориях государств — членов Совета Европы. Принудительное исполнение таких решений обеспечивается международными обязательствами государств, которые под угрозой приостановления их членства в Совете Европы либо исключения из данной организации обязаны исполнять решение данного суда. Другой такой орган — Международный центр по разрешению инвестиционных споров (ICSID). Это международный арбитраж, решения которого не могут проводиться для целей принудительного исполнения через процедуру экзекватуры либо иной проверки.
Арбитражными судами РФ признаются и приводятся в исполнение решения судов иностранных государств, принятые ими по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности (иностранные суды), решения третейских судов и международных коммерческих арбитражей, принятые ими на территориях иностранных государств по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности (иностранные арбитражные решения), если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором РФ и федеральным законом (ст. 241 АПК РФ).
Вопросы признания и приведения в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения разрешаются арбитражным судом по заявлению стороны в споре, рассмотренном иностранным судом, или стороны третейского разбирательства.
Заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения подается стороной в споре, в пользу которой состоялось решение (далее — взыскатель), в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства должника неизвестно, по месту нахождения имущества должника.
Заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения подается в письменной форме и должно быть подписано взыскателем или его представителем.
В заявлении должны быть указаны:
1) наименование арбитражного суда, в который подается заявление;
2) наименование и место нахождения иностранного суда либо наименование и состав третейского суда или международного коммерческого арбитража, место его нахождения;
3) наименование взыскателя, его место нахождения или место жительства;
4) наименование должника, его место нахождения или место жительства;
5) сведения о решении иностранного суда или об иностранном арбитражном решении, о признании и приведении в исполнение которых ходатайствует взыскатель;
6) ходатайство взыскателя о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения;
7) перечень прилагаемых документов.
В заявлении о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения могут быть также указаны номера телефонов, факсов, адреса электронной почты взыскателя, должника, их представителей и иные сведения.
Кзаявлению о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда прилагаются:
1) удостоверенная надлежащим образом копия решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения, о признании и приведении в исполнение которых ходатайствует взыскатель;
2) документ, удостоверенный надлежащим образом и подтверждающий вступление решения иностранного суда в законную силу, если это не указано в тексте самого решения;
3) документ, удостоверенный надлежащим образом и подтверждающий, что должник был своевременно и в надлежащей форме извещен о разбирательстве дела в иностранном суде, о признании и приведении в исполнение решения которого ходатайствует взыскатель;
4) доверенность или иной документ, удостоверенные надлежащим образом и подтверждающие полномочия лица, подписавшего заявление в арбитражный суд;
5) документ, подтверждающий направление должнику копии заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда;
6) заверенный надлежащим образом перевод документов на русский язык.
К заявлению о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения, если международным договором РФ не предусмотрено иное, прилагаются:
1) надлежащим образом заверенное подлинное иностранное арбитражное решение или его надлежащим образом заверенная копия;
2) подлинное соглашение о третейском разбирательстве или его надлежащим образом заверенная копия;
3) надлежащим образом заверенный перевод документов на русский язык.
К заявлению о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения прилагается также документ, подтверждающий уплату государственной пошлины в порядке и в размере, которые установлены федеральным законом для уплаты государственной пошлины при подаче в арбитражный суд заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения рассматривается в судебном заседании судьей единолично в срок, не превышающий месяца со дня его поступления в арбитражный суд, по правилам АПК РФ, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.
Арбитражный суд извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания. Неявка указанных лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения дела.
При рассмотрении дела арбитражный суд в судебном заседании устанавливает наличие или отсутствие оснований для признания и приведения в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения путем исследования представленных в арбитражный суд доказательств, обоснования заявленных требований и возражений.
При рассмотрении дела арбитражный суд не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу.
Арбитражный суд отказывает в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда полностью или в части в случае, если:
1) решение по закону государства, на территории которого оно принято, не вступило в законную силу;
2) сторона, против которой принято решение, не была своевременно и надлежащим образом извещена о времени и месте рассмотрения дела или по другим причинам не могла представить в суд свои объяснения;
3) рассмотрение дела в соответствии с международным договором Российской Федерации или федеральным законом относится к исключительной компетенции суда в Российской Федерации;
4) имеется вступившее в законную силу решение суда в Российской Федерации, принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям;
5) на рассмотрении суда в РФ находится дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям, производство по которому возбуждено до возбуждения производства по делу в иностранном суде, или суд в Российской Федерации первым принял к своему производству заявление по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям;
6) истек срок давности приведения решения иностранного суда к принудительному исполнению и этот срок не восстановлен арбитражным судом;
7) исполнение решения иностранного суда противоречило бы публичному порядку Российской Федерации.
По результатам рассмотрения заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения арбитражный суд выносит определение по правилам, установленным АПК РФ для принятия решения.
В определении по делу о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения должны содержаться:
1) наименование и место нахождения иностранного суда либо наименование и состав третейского суда или международного коммерческого арбитража, принявших решение;
2) наименования взыскателя и должника;
3) сведения о решении иностранного суда или об иностранном арбитражном решении, о признании и приведении в исполнение которого ходатайствовал взыскатель;
4) указание на признание и приведение в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения либо на отказ в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения.
Определение арбитражного суда по делу о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца со дня вынесения определения.
Принудительное исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения производится на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом, вынесшим определение о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения, в порядке, предусмотренном АПК РФ и федеральным законом об исполнительном производстве.
Решение иностранного суда или иностранное арбитражное решение может быть предъявлено к принудительному исполнению в срок, не превышающий трех лет со дня вступления его в законную силу. В случае пропуска указанного срока он может быть восстановлен арбитражным судом по ходатайству взыскателя.

uristinfo.net

9.3. Исполнение решений международного коммерческого арбитража

Поскольку в ст. 35 и 36 Закона РФ «О международном коммер­ческом арбитраже» не определено, на какие государственные суды возложена выдача исполнительных листов по решениям международ­ного коммерческого арбитража, на практике такие исполнительные листы выдаются и судами общей юрисдикции, и государственными арбитражными судами.

В г. Москве, где находятся два широко известных в мире посто­янно действующих третейских суда для рассмотрения внешнеэконо­мических споров — Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ, — заявление о выдаче исполнительных листов на принуди­тельное исполнение их решений, согласно давно сложившейся прак­тике, осуществляется судами общей юрисдикции. Уровень судов, вы­полнявших такую функцию, в разные периоды был различным: когда-то это был районный (в г. Москва) суд общей юрисдикции по месту нахождения Торгово-промышленной палаты СССР (суд общей юрис­дикции первого звена), затем практика изменилась и исполнение решений международного коммерческого арбитража осуществлялось Московским городским судом общей юрисдикции (суд общей юрис­дикции второго звена), после чего в первой половине 90-х гг. (на про­тяжении небольшого промежутка времени) — опять суд общей юрис­дикции района, города, но уже не по месту нахождения Торгово-про­мышленной палаты РФ, а по месту нахождения ответчика, в отно­шении которого испрашивается исполнение решения международно­го коммерческого арбитража.

Такая практика формировалась и изменялась на основе меняв­шегося толкования ст. 339 «Исполнительные документы» ГПК, со­гласно которой до последнего времени к числу исполнительных до­кументов относились: 1) «исполнительные листы, выдаваемые на ос­новании решений Арбитражного суда при Торгово-промышленной палате СССР и арбитражей, специально образуемых для рассмотре­ния отдельных дел»; 2) «надписи председателя Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате СССР о вступлении решения в законную силу».

Согласно ст. 7 принятого в 1997 г. Закона «Об исполнительном производстве», к исполнительным документам отнесены исполни­тельные листы, выдаваемые судами на основании: а) решений меж­дународного коммерческого арбитража и иных третейских судов; б) решении иностранных арбитражей.

Поскольку действующее законодательство не дает ответа на вопрос о том, какой суд является «компетентным» выдавать исполнительные листы на основании решений международного коммерческого арбитра­жа, этот суд определяется с применением общих правил о подведомст­венности и подсудности. При этом суды общей юрисдикции и арбит­ражные суды по-разному решают этот вопрос.

По информации руководства Московского городского суда, при­веденной в докладе на состоявшейся 25 сентября 1997 г. конференции, посвященной 65-летию Международного коммерческого арбитраж­ного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федера­ции, в настоящее время, по крайней мере, для решений этого посто­янно действующего третейского суда и для Морской арбитражной комиссии установлена новая практика. Заявления на исполнение ре­шений этих постоянно действующих третейских судов снова рассмат­риваются Московским городским судом общей юрисдикции. В основе такой практики — толкование ст. I Нью-Йоркской конвенции о при­знании и исполнении иностранных арбитражных решений, где уста­новлено, что эта конвенция «применяется также к арбитражным ре­шениям, которые не считаются внутренними в том государстве, где испрашивается их признание и приведение в исполнение». Наличие в РФ специального Закона «О международном коммерческом арбит­раже», содержание которого сильно отличается от содержания рос­сийских законов и законодательных актов о «внутреннем» третейском суде, дало основание для распространения на решения международ­ного коммерческого арбитража порядка исполнения, установленного для исполнения иностранных арбитражных решений в Указе Прези­диума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» * .

* См.: ВВС СССР. 1988. № 29. Ст. 427.

Это единственный законодательный акт в РФ, позволяющий опре­делить, что вопрос о принудительном исполнении иностранных и «не внутренних» арбитражных решений решается судами общей юрис­дикции второго звена (края, области, иного субъекта РФ). По мнению автора настоящей главы, такой подход справедлив не только для двух институционных международных коммерческих арбитражей при Тор­гово-промышленной палате Российской Федерации, а для решений любых международных коммерческих арбитражей на территории Российской Федерации, поскольку сфера применения Закона РФ ох­ватывает любые международные коммерческие арбитражи.

Другой подход встречается в практике государственных арбит­ражных судов ряда субъектов РФ, где были случаи выдачи исполни­тельных листов на принудительное исполнение решений междуна­родного коммерческого арбитража.

Так, иногда стороны, и пользу которых выносились решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, обращались с заявлениями о выдаче исполнительного листа в Московский арбитражный суд, который рассматривал такие заявления и выдавал исполнительные листы. Кассационные жалобы на такие определения Московского арбитражного суда рассматривались и в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

Еще более распространена судебно-арбитражная практика, относящая все посто­янно действующие третейские суды, кроме Международного коммерческого арбит­ражного суда и Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, к так называемым внутренним, третейским судам. Это пред­ставляется неверным в отношении постоянно действующих в разных субъектах Рос­сийской Федерации третейских судов, рассматривающих не только «внутренние» экономические (гражданско-правовые споры), но и споры, одной из сторон в которых является иностранная организация (организация с иностранными инвестициями) и вытекающие из внешнеэкономической деятельности.

Такой подход мотивируется тем, что исполнение решений тре­тейских судов по экономическим спорам, подведомственным государ­ственным арбитражным судам, установлен во Временном положении о третейском суде для разрешения экономических споров. А посколь­ку с 1 июля 1995 г., когда был введен в действие новый АПК, госу­дарственным арбитражным судам стали подведомственны и экономические споры с участием иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, то, следовательно, согласно ст. 24-26 Временного положения 1992 г. исполнительный лист на принудитель­ное исполнение решений третейских судов по спорам с таким субъ­ектным составом должен выдаваться государственным арбитражным судом субъекта Российской Федерации (первого звена).

Сторонники такого подхода, скорее всего, не принимают во вни­мание содержание ч. 3 ст. 1 Временного положения, согласно которой это Временное положение применяется в отношении третейского суда, рассматривающего спор с участием иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями только в случаях, когда имеется специальное соглашение об этом сторон.

Дискуссия о том, в соответствии с каким законодательным актом должно осуществляться принудительное исполнение решения третей­ского суда по гражданско-правовым спорам экономического характе­ра с участием иностранных лиц, не может быть отнесена к числу ака­демических или объяснена «притязанием» на эту категорию дел как судов общей юрисдикции, так и арбитражных судов.

Более серьезным последствием ошибочной квалификации реше­ний третейских судов по экономическим спорам с участием иностран­ных организаций, организаций с иностранными инвестициями явля­ется то, что исполнение таких решений в соответствии с Временным положением означает, что арбитражные суды могут проверять соот­ветствие решений, вынесенных в порядке международного коммерческого арбитража, на предмет их соответствия законодательству или обстоятельствам дела, что недопустимо по Закону РФ «О междуна­родном коммерческом арбитраже».

Кроме того, исполнение решений, вынесенных в порядке между­народного коммерческого арбитража в соответствии с Временным по­ложением, ведет к определению правил третейского разбирательства также в соответствии с этим Временным положением. Несоответствие же процедуры третейского разбирательства соглашению сторон яв­ляется основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на исполнение решения третейского суда. Как это объяснялось приме­нительно к правилам третейского разбирательства, такие правила оп­ределяются соглашением сторон, которое не может противоречить им­перативным нормам законодательства о третейском суде. В случае отсутствия соглашения сторон о процедуре третейского разбиратель­ства должны применяться диспозитивные нормы этого законодатель­ства. Поскольку состав и содержание императивных и диспозитивных норм Временного положения и Закона РФ «О международном ком­мерческом арбитраже» различаются, исполнение решений междуна­родного коммерческого арбитража в соответствии с Временным по­ложением ведет к «дискриминации» международного коммерческого арбитража, применению к нему несвойственных правил третейского разбирательства.

Наглядной иллюстрацией такой «дискриминации» является при­мер из судебно-арбитражной практики. Ввиду чрезвычайной важнос­ти обсуждаемого вопроса и во избежание неточностей пересказа текст постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 2046 от 29 апреля 1997 г. приводится полностью.

Совместное предприятие «Балтик-Мюльхсн-Ленинград» обратилось в Арбитраж­ный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о выдаче испол­нительного листа на принудительное исполнение решения постоянно действующего третейского суда при Санкт-Петербургском юридическом обществе от 4 июня 1996 г. о взыскании с акционерного общества открытого тина «Балтийское морское пароход­ство» стоимости выполненных работ, поставленных материалов, комиссионного воз­награждения, пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами в общей сумме 6 364 107,03 немецкой марки, а также третейского сбора в сумме 254 564,28 немецкой марки.

Определением от 2 октября 1996 г. заявленное требование было удовлетворено.

Постановлением апелляционной инстанции от 10 декабря 1996 г. определение суда оставлено без изменения.

В кассационной инстанции законность определения не проверялась.

В протесте предлагается определение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции отменить и направить дело на новое рассмотрение в тре­тейский суд.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим осно­ваниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 7 Федерального закона Российской Федерации «О вве­дении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» впредь до принятия Федерального закона о третейских судах в Российской Федерации выдача исполнительных листов по решениям третейских судов производится в по­рядке, установленном Временным положением о третейском суде для разрешения эко­номических споров (далее—Временное положение), утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 июня 1992 г. № 3115-1.

Согласно ст. 25 Временного положения в случае неисполнения ответчиком ре­шения третейского суда в установленный срок приказ на принудительное исполнение решения выдается арбитражным судом республики в составе Российской Федерации, края, области, города, на территории которых находится третейский суд.

В силу ст. 26 Временного положения арбитражный суд вправе отказать в выдаче приказа па исполнение решения третейского суда в случаях: если соглашение сторон о рассмотрении спора в третейском суде не достигнуто; если состав третейского суда или процедура рассмотрения спора не соответствовали соглашению сторон о рассмот­рении спора в третейском суде; если сторона, против которой принято решение третейского суда, не была надлежащим образом извещена о дне разбирательства в тре­тейском суде или но другим причинам не могла представить свои объяснения.

Арбитражный суд, удовлетворяя требование СП «Балтик-Мюльхен-Ленинград» о выдаче исполнительного листа на взыскание основного долга, пеней, процентов и третейского сбора, не проверил соблюдение порядка назначения третейских судей.

Исходя из Временного положения при передаче спора в постоянно действующий третейский суд стороны назначают третейских судей в порядке, установленном пра­вилами этого суда.

Предусмотренный в ст. 22 Регламента постоянно действующего третейского суда для рассмотрения экономических споров при Санкт-Петербургском юридическом об­ществе порядок единоличного (без консультаций с истцом и ответчиком) назначения председателем третейского суда состава суда противоречит основным положениям и принципам Временного положения, поэтому он применяться не может.

При таких обстоятельствах акты, вынесенные арбитражным судом, подлежат от­мене, а дело — передаче на новое рассмотрение.

Кроме того, арбитражный суд не учел, что приказ на принудительное исполнение решения (исполнительный лист) должен полностью соответствовать решению третей­ского суда. Между тем арбитражный суд выдал СП «Балтик-Мюльхен-Ленинград» исполнительный лист на взыскание с АООТ «Балтийское морское пароходство» суммы третейского сбора. Однако третейский суд решение в этой части не принимал.

В нарушение требований ст. 317 Гражданского кодекса Российской Федерации арбитражный суд вынес определение о выдаче истцу исполнительного листа на взыс­кание с ответчика задолженности в иностранной валюте — немецких марках, а не в рублях * .

* ВВАС РФ. 1997. № 9. С. 69-70.

В приведенном постановлении Президиум Высшего Арбитраж­ного Суда Российской Федерации определил правила третейского разбирательства на основе Временного положения. Однако при этом не был принят во внимание субъектный состав участников спора, одним из которых была организация с иностранными инвестициями (СП). Такой субъектный состав указывал на то, что спор, по общему правилу, должен рассматриваться с соблюдением правил третейского разбирательства, установленных для международного коммерческого арбитража. Исполнение решения третейского суда по этому спору могло осуществляться с применением Временного положения только при наличии специального соглашения сторон о подчинении третей­ского разбирательства этому законодательному акту. Однако вопрос о наличии или отсутствии такого соглашения не нашел отражения в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда и, по-ви­димому, им не рассматривался.

Применение к данному делу Закона «О международном коммер­ческом арбитраже» не привело бы к отказу в выдаче исполнительного листа по мотиву нарушения императивной нормы о порядке назна­чения третейских судей. Закон Российской Федерации «О междуна­родном коммерческом арбитраже» по-иному определяет порядок назначения третейских судей, не вводя императивного требования об их «назначении» только самими сторонами, а наоборот, предоставляя им возможность возложить такое назначение на «третье лицо, вклю­чая учреждение» (абз. 3 п. 4 ст. 11 Закона «О международном ком­мерческом арбитраже»).

Завершая изложение необходимого минимума материала, отно­сящегося к исполнению решений международного коммерческого ар­битража, вынесенных на территории Российской Федерации, следует еще раз обратить внимание на то, что изучение этого вопроса пред­полагает не заучивание, а усвоение базовых понятий и подходов, по­зволяющих находить правильные практические решения.

Прикладной аспект обсуждаемого вопроса сводится к тому, что при его решении применительно к каждому конкретному делу надо не только уточнять содержание действующего на момент принятия решения законодательства, но и сложившуюся практику исполнения вынесенных на территории Российской Федерации решений между­народного коммерческого арбитража. Эта практика изменчива и имеет региональные различия. Поэтому планируя совершение процессуаль­ных действий, направленных на исполнение таких решений, следует получать информацию о практике применения законодательства как в, системах федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов Российской Федерации в целом, так и в феде­ральных судах отдельных регионов.

www.bibliotekar.ru

Признание и исполнение иностранных арбитражных решений

Важным для международного коммерческого арбитража является вопрос о признании и приведении в исполнение арбитражного решения, вынесенного на территории государства, отличного от того, где испрашиваются его признание и исполнение.

Основы международного режима признания и исполнения иностранных арбитражных решений были заложены Конвенцией ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. (далее – Нью-Йоркская конвенция 1958 г.), которая носит универсальный характер [1] . В состав ее участников входят 145 государств. Следует отметить, что российский Закон о международном коммерческом арбитраже практически полностью воспроизводит в разделе VIII соответствующие нормы Нью-Йоркской конвенции 1958 г. Данная Конвенция применяется исключительно к иностранным арбитражным решениям, т.е. таким решениям, которые вынесены на территории государства иного, чем то государство, где испрашиваются их признание и приведение в исполнение (π. 1 ст. I). Конвенция применяется ко всем арбитражным решениям как институционного, так и изолированного арбитража (п. 2 ст. I). Конвенция не применяется к арбитражным решениям, вынесенным в том же государстве, где испрашиваются их признание и исполнение. Не применяется она и к процедуре оспаривания решения, которая входит в компетенцию суда того государства, на территории которого оно было вынесено.

Каждое государство – участник конвенции признает арбитражные решения как обязательные и приводит их в исполнение в соответствии со своими процессуальными нормами. В Российской Федерации процедура признания и приведения в исполнение решения международного коммерческого арбитража государственными арбитражными судами регулируется гл. 31 «Производство по делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений» АПК РФ. Перечень оснований для отказа в признании и исполнении иностранных арбитражных решений закреплен в ст. V Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и носит исчерпывающий характер. Эти основания совпадают с теми, которые содержатся в ст. 36 Закона о международном коммерческом арбитраже. В соответствии с положениями данной статьи в признании или приведении в исполнение арбитражного решения, независимо от того, в какой стране оно было вынесено, может быть отказано:

1) по просьбе стороны, против которой оно направлено, если эта сторона представит компетентному суду, в котором испрашивается признание или приведение в исполнение, доказательства того, что:

– одна из сторон в арбитражном соглашении была в какой-либо мере недееспособна;

– это соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания – по закону страны, где решение было вынесено;

– сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения;

– решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения, с тем, однако, что если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, то та часть арбитражного решения, в которой содержатся постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, может быть признана и приведена в исполнение;

– состав третейского суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон или в отсутствие такового не соответствовали закону той страны, где имел место арбитраж;

– решение еще не стало обязательным для сторон, или было отменено, или его исполнение было приостановлено судом страны, в которой или в соответствии с законом которой оно было вынесено;

2) если суд найдет, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону РФ или признание и приведение в исполнение этого арбитражного решения противоречат публичному порядку Российской Федерации.

Арбитражные решения, вынесенные в России, также могут быть исполнены за рубежом в соответствии с упоминавшимися международными конвенциями, наиболее важной из которых является Нью-Йоркская конвенция 1958 г.

  • [1] Подробнее см.: Карабельников Б. Р. Признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений: научно-практический комментарий Нью-Йоркской конвенции 1958 г. М., 2001; Он же. Исполнение решений международных арбитражей: комментарий к Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и главам 30 и 31 АПК РФ 2002 г. М., 2003.

studme.org

ИСПОЛНЕНИЕ РЕШЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНОГО КОММЕРЧЕСКОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ ТПП РФ И ИНЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ

Сеглин Борис Сергеевич, директор специализированной юридической фирмы «Лого — Консульт» международное коммерческое право.

I. Исполнение решений международных арбитражных судов на территории Российской Федерации
Гражданский процессуальный кодекс, действующий в Российской Федерации, предусматривает порядок исполнения решений, вынесенных Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово — промышленной палате РФ (далее — МКАС). В статье 338 ГПК приведена общая норма о том, что решения МКАС исполняются по правилам, изложенным в ГПК. Статья 339 указывает, что исполнительными документами являются исполнительные листы, выдаваемые на основании решений МКАС. Эти статьи трактуют вопросы исполнения решений именно МКАС, а не иных международных, в том числе иностранных, арбитражных судов. Это и понятно, поскольку исполнение иностранных судебных решений, в том числе иностранных арбитражных судов, регламентируется в разделе VI ГПК.
Когда мы говорим об исполнительном производстве в отношении решений МКАС, мы предполагаем, как правило, исполнение против российских ответчиков, не исключая при этом случаи исполнения против иностранных ответчиков, имеющих на территории России банковские счета или какое-либо имущество.
В условиях монополии внешнеэкономической деятельности вопросы принудительного исполнения решений МКАС против российских ответчиков на территории Российской Федерации вовсе не были актуальными, так как эти решения исполнялись на добровольной основе и у истцов не было надобности прибегать к принудительному исполнению. В тех редких случаях, когда истцы обращались в суды общей юрисдикции с просьбами о выдаче исполнительных листов, ходатайства истцов рассматривались обычно народным судом по месту нахождения МКАС, который удовлетворял их, не прибегая к каким-либо процессуальным процедурам.
Ситуация резко изменилась в последние годы. Вновь вышедшие на внешний рынок российские юридические лица, оказавшись в роли ответчиков в спорах, рассмотренных в МКАС, подчас уклоняются от выполнения принятых против них решений и у истцов возникают проблемы в вопросах исполнения.
В настоящее время можно констатировать, что существует правовая ситуация, при которой в законодательстве Российской Федерации различно регулируется порядок признания и исполнения иностранных судебных и арбитражных решений, в том числе иностранных международных арбитражных судов, и порядок признания и исполнения решений Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово — промышленной палате РФ. Так, признание и исполнение иностранных судебных и арбитражных решений регулируется Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 года. К иностранным арбитражным решениям относятся решения, вынесенные международными арбитражными судами, расположенными вне территории России. При этом не имеет значения, являются эти арбитражные суды институционными или созданы по случаю (ad hoc) для решения конкретного спора.
Признание и исполнение иностранных арбитражных решений регулируется не только Указом от 21 июня 1988 года, но также в большинстве случаев и Нью — Йоркской конвенцией 1958 года «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» и Законом РФ от 7 июля 1993 года «О международном коммерческом арбитраже».
Следует отличать признание решения от его исполнения. Признание без исполнения применяется в случаях, когда решение не предусматривает исполнения. Разрешение на исполнение выдается в случае, когда в решении содержится указание об исполнении . Уместно проанализировать понятие признания в российском праве в отношении судебного и арбитражного решения. Здесь можно говорить о признании как о таковом только в отношении иностранных судебных и арбитражных решений. Именно о признании идет речь в Нью — Йоркской конвенции 1958 года. Признание в отношении иностранных решений предусмотрено и Указом от 21 июня 1988 года.
———————————
См.: Комментарий к ГПК РФ. М.: Юридическая литература, 1991. С. 678.
Таким образом, признание в Российской Федерации является необходимым элементом для любых иностранных судебных и арбитражных решений независимо от того, предполагается или не предполагается их исполнение. Однако законодательство делает изъятие из общего принципа признания иностранных арбитражных решений: в Московской конвенции 1972 года «О разрешении арбитражным путем гражданско — правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно — технического сотрудничества» предусмотрено, что решение, вынесенное в международных судах при Торговых палатах стран — участниц Конвенции, не нуждается в признании в других странах — участницах Конвенции. Рассуждая последовательно, приходим к выводу, что не нуждается в признании со стороны российского суда общей юрисдикции решение, вынесенное Международным коммерческим арбитражным судом при ТПП РФ.
Однако практике известны случаи, когда истцы обращаются в суды с просьбами о признании решений МКАС и суды принимают эти просьбы к исполнению, что совершенно недопустимо.
Так, Дубненский городской суд Московской области рассмотрел в 1995 году ходатайство о признании решения МКАС (дело N 463/1992) и отказал в его удовлетворении, а судебная коллегия Московского областного суда отклонила жалобу на определение городского суда.
Другая важная проблема — право суда по просьбе ответчика рассмотреть вопрос о наличии или отсутствии арбитражной оговорки, или, иначе говоря, о юрисдикции международного арбитража. При этом отмечается, что понятие «арбитражная оговорка» суды подчас понимают буквально, без учета широкого толкования этого понятия. Так, типичной ошибкой является игнорирование международных документов, в которых содержится условие об арбитраже и на которые имеется ссылка в договорах, заключенных сторонами арбитражного процесса. Такого рода условие об арбитраже содержится в общих условиях поставки товаров между СССР и КНР, между СССР и КНДР, между СССР и Финляндией и в других подобных документах.
Условие об арбитраже присутствует в соглашениях о Международных хозяйственных объединениях, созданных ранее в рамках СЭВ. Что касается Московской конвенции 1972 года по вопросам международного арбитража, то она применяется независимо от того, имеются ли ссылки на нее в договорах, из которых возникает спор.
Согласно п. 2 ст. 7 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» арбитражным соглашением признается также обмен исковым заявлением и отзывом на иск, в котором одна из сторон утверждает о наличии арбитражного соглашения, а другая против этого не возражает. Согласно регламенту Арбитражного института Торговой палаты г. Стокгольма истец обязан представить при исковом заявлении арбитражное соглашение, однако ответчик может выдвинуть возражения относительно его действительности или применимости. Окончательное решение по вопросу юрисдикции, в том числе по вопросу действительности арбитражного соглашения, принимает сформированный состав арбитража, основываясь на законе или доктрине страны, где решение должно быть вынесено .
———————————
Лебедев С.Н. Международное сотрудничество в области коммерческого арбитража. М., 1979. С. 51.
Российскому судье, который рассматривает просьбу о выдаче исполнительного листа, порой чрезвычайно трудно вынести свое суждение в отношении правильности решения международного суда о его юрисдикции, поскольку мы не можем ожидать от российского судьи достаточных знаний иностранного законодательства, а также знания действующих международных доктрин юрисдикции международного арбитража. Еще большие трудности возникают, когда вопросы юрисдикции осложнены проблемами цессии.
Согласно Указу от 21 июня 1988 года компетентным судом для рассмотрения ходатайства об исполнении иностранных решений является Верховный суд области, края, городской суд по месту нахождения ответчика или, если его местонахождение неизвестно, по месту нахождения его имущества. Законодатель изъял эти дела из компетенции районных судов, учитывая их сложность и значимость. Вполне логично установить подобную подсудность и для ходатайств для выдачи исполнительных листов на основании решений МКАС.
В этой связи можно только приветствовать то, что эта категория дел передана в ведение Московского городского суда.
Что касается судебного заседания для рассмотрения ходатайства о выдаче исполнительного листа, то вполне логично проводить его таким же образом, как предусмотрено в Указе от 21 июня 1988 года, то есть рассматривать эти ходатайства в открытом судебном заседании с извещением ответчика. Как показывает практика, вызов ответчика на заседание и его присутствие на нем способствуют успешному проведению исполнительного производства.
Практике известны случаи ходатайства ответчика об отсрочке или рассрочке исполнения. Общий порядок отсрочки или рассрочки предусмотрен ст. 355 ГПК. Однако возникает вопрос относительно возможности отсрочки или рассрочки исполнения решения МКАС. Текстуально ст. 355 ГПК предусматривает, что указанные процессуальные действия могут быть совершены лишь судом, принявшим решение по делу. Таким судом в отношении решений МКАС является лишь сам МКАС. Думается, что суд общей юрисдикции не наделен правом для подобных процессуальных действий в отношении решений МКАС. Известно, что Московский городской суд принимал решения об отсрочке исполнения решений МКАС, однако эти решения сопровождались общим согласием как истца, так и ответчика. Это как раз тот случай, когда в отсрочке были заинтересованы обе стороны. Представляется, что только в ситуациях, когда обе стороны согласны с отсрочкой, суд общей юрисдикции может отсрочить исполнение решения МКАС. Известен и другой случай из судебной практики, когда районный суд предоставил рассрочку в исполнении решения МКАС по ходатайству ответчика, несмотря на возражение взыскателя, и Московский городской суд отклонил жалобу взыскателя и оставил в силе определение районного суда.
Чрезвычайно актуален вопрос о преюдициальной силе решений МКАС. Этот вопрос не урегулирован ни в Законе РФ «О международном коммерческом арбитраже», ни в действующих процессуальных кодексах. Так, ст. 58 Арбитражного процессуального кодекса РФ указывает, что обладают преюдициальной силой для арбитража решения, принятые арбитражными судами и судами общей юрисдикции. При этом не упомянуты решения международных арбитражных судов. Основываясь на указанной ст. 58, некоторые юристы делают вывод о том, что решения МКАС не могут считаться обстоятельствами, которые не нуждаются в доказывании. Так, по одному из споров (дело N 463/92) МКАС вынес решение о признании недействительной сделки купли — продажи. Арбитражный суд Московской области, куда истец обратился с иском об истребовании своего имущества в силу ст. 301 ГК РФ, отказался признать преюдициальность этого решения и предложил истцу заново обращаться в арбитражный суд с иском о недействительности сделки.
В этой связи следует высказать соображения о противоречиях, которые содержатся в АПК РФ. Во-первых, Кодекс отказывает в преюдициальности не только решениям, вынесенным МКАС, но и решениям, вынесенным международными коммерческими судами, расположенными на территориях других государств. Тем самым Кодекс вступает в противоречие с международными обязательствами российского государства. Во-вторых, в ст. 214 АПК предусматривается оставление иска без рассмотрения или прекращение производства по делу, которое находится на рассмотрении компетентного суда иностранного государства. Формулируя такого рода предписания, эта статья исходит из того, что будущее решение иностранного суда будет иметь обязательное значение и для российских судебных органов и оно будет обладать преюдициальной силой. Представляется, что в Кодексе содержится внутреннее противоречие, поскольку ст. 214 не соответствует положениям ст. 58 АПК.
Что касается Гражданского процессуального кодекса, то и в нем отсутствует указание на преюдициальность решений МКАС, равно как и решений компетентных международных коммерческих арбитражных судов иностранных государств, что также существенно осложняет исполнение этих решений.
II. Исполнение решений Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ на территории других государств
Правовой основой для признания и исполнения за границей решений МКАС считается Нью — Йоркская конвенция 1958 года, среди участников которой значительное число государств. Во многих из них Конвенция инкорпорирована в национальное законодательство или принят специальный закон о ее применении. Кроме того, правовой основой для исполнения решений МКАС также являются Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже, двусторонние договоры между СССР (РФ) и иностранными государствами, в которых содержатся статьи об арбитраже. В основном эти статьи однотипны и не имеют сколько-нибудь значительных и принципиальных отклонений от формулировок Конвенции 1958 года. Тем не менее ссылки на эти договоры, как правило, присутствуют в ходатайствах о признании и исполнении решений МКАС. Следует специально упомянуть Московскую конвенцию 1972 года о разрешении арбитражным путем гражданско — правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно — технического сотрудничества, статьи IV и V которой посвящены исполнению решений международных арбитражных судов. Изначально участниками Конвенции были Болгария, Венгрия, ГДР, Монголия, Польша, Румыния, СССР, Чехословакия, Куба. В настоящее время участниками Конвенции являются только Болгария, Монголия, Румыния, Куба и Российская Федерация.
Таким образом, наиболее значительным правовым документом для исполнения за границей решений МКАС остается Нью — Йоркская конвенция 1958 года. Основными вопросами данной Конвенции, помимо положений о сфере применения, о признании «арбитражных соглашений» в юрисдикционной сфере каждого государства, являются интересующие нас вопросы признания арбитражных решений как обязательных и соответственно подлежащих исполнению. Конвенция определяет право заинтересованной стороны просить о признании и исполнении, прилагая к своей просьбе необходимые письменные доказательства наличия арбитражного решения и «арбитражного соглашения». Конвенция предусматривает обязательство соответствующей юрисдикционной системы привести в исполнение решение МКАС, если только противной стороной не будут представлены доказательства, которые могут привести к отказу в признании и исполнении. Перечень таких оснований дан в ст. V Конвенции.
В своей правовой практике исполнения за рубежом решений МКАС юридическая фирма «Лого — Консульт» старается учесть возможные препятствия, основанные на ст. V Конвенции, которые могут возникнуть при разбирательстве дела в судебных органах. Чаще всего ответчик, против которого вынесено решение, желая уклониться от исполнения, ссылается на п. 1.В ст.

www.lawmix.ru

Популярное:

  • Осаго 1 год не было дтп C 1 июня 2018 года ДТП можно будет оформить без ГИБДД даже при разногласиях Как оформить аварию без ГИБДД, если есть разногласия участников аварии. 1 июня 2018 года вступают в силу поправки в Федеральный закон «Об обязательном […]
  • Закон рф 400 от 28122013 Закон рф 400 от 28122013 Субсидии: 78-19-14 Пролетарский район №каб 112 78-19-16 Заволжский район №каб 114 78-19-17 Центральный район №каб 114 78-19-86 Московский район № каб.114 Детские пособия, питание в школах, путевки […]
  • Федеральный закон от 21122009 334-фз РТН подвёл итоги проверок второго квартала. Нарушения те же, суды продолжаются… Ростехнадзор опубликовал результаты проверок саморегулируемых организаций во втором квартале 2018 года. Традиционно документ состоит из двух частей. […]
  • Приказ нанимателя Генеральная прокуратураРоссийской Федерации Генеральный прокурор Заместители Генерального прокурора О Генпрокуратуре России Международное сотрудничество Взаимодействие со СМИ Правовое просвещение Генеральная […]
  • Разнородное преступление Сложение однородных и разнородных преступлений Однородными следует признать такие преступления «…посягающие на одинаковые или сходные непосредственные объекты, совершенные с одинаковой формой вины и сходными мотивами» 2 . […]
  • Уголовный кодекс рф ст 112 Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью 1. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 настоящего Кодекса, но […]
  • Субсидия измаил Субсидия измаил Бланки оформлення субсидії С 1 мая 2018 года постановлением Кабинета Министров Украины от 27.04.2018г. № 329 утверждена новая редакция Положения о порядке назначения и предоставления населению субсидий для […]
  • Какие дети имеют право на алименты Алименты после 18 лет В 2018 году принципы алиментных отношений в части обязанности родителей содержать своих детей не изменились. В соответствии с нормами Семейного кодекса РФ, детьми признаются лица, не достигшие […]