Штраф по агентскому договору

Штраф по агентскому договору пункт

Закон позволяет сформулировать в договоре агентирования условие, ограничивающее те или иные права одной или обеих сторон (ст. 1007 ГК РФ). Например, агенту можно запретить заключать аналогичные договоры с другими принципалами, а принципалу – заключать аналогичные договоры с другими агентами. Такое условие называют условием об эксклюзивности (исключительности).

Условие об эксклюзивности будет соответствовать интересам принципала, если при заключении договора агентирования одновременно будут выполняться три требования:

  • условие будет ограничивать права агента;
  • условие не будет ограничивать права принципала;
  • условие не будет нарушать требования закона.

Как ограничить права агента с помощью условия об эксклюзивности

Принципал может ограничить права агента путем включения в агентский договор условия об эксклюзивности. В частности, можно запретить агенту заключать агентские договоры с другими принципалами. В итоге посредник будет вынужден работать только с одним клиентом. Например, агент будет вправе реализовывать и рекламировать товар только конкретного принципала, а не его конкурентов.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения налоговых и юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Чтобы запретить агенту заключать агентские договоры с другими принципалами, необходимо соблюсти два требования.

Во-первых, в договоре нужно указать, на какую территорию распространяются те или иные ограничения прав агента.

Внимание! Если при формулировке условия об эксклюзивности не определить территорию, на которую будут распространяться ограничения, принципала могут оштрафовать, а само это условие будет несогласованным.

Отсутствие в договоре указания на конкретную территорию (Орловская область, Россия, Федеративная Республика Германия и т. д.) может повлечь одно из следующих негативных последствий либо оба последствия одновременно.

1. Условие об эксклюзивности будет считаться несогласованным. Так, закон прямо устанавливает, что данное условие должно содержать указание на территорию, на которую будут распространяться те или иные ограничения прав агента. Если нарушить требование закона и не определить в договоре такую территорию, то это будет означать, что стороны не сформулировали условие об эксклюзивности. Следовательно, принципал не сможет ограничить деятельность агента.

2. Принципала могут оштрафовать. Так, статья 11 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции) устанавливает запрет на соглашения, ограничивающие конкуренцию. В частности, запрещаются соглашения о создании препятствий для доступа на товарный рынок или выхода из товарного рынка (подп. 3 п. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции).

Суд может решить, что условие об эксклюзивности, не содержащее указание на территорию, нарушает требования антимонопольного законодательства. За нарушение требований статьи 11 Закона о защите конкуренции установлена административная ответственность. Наказание за такое правонарушение – штраф, сумма которого рассчитывается исходя из конкретных обстоятельств дела. На практике такой штраф может достигать нескольких миллионов рублей.

Во-вторых, нужно учесть, что ограничения могут распространяться не на любые агентские договоры с другими принципалами, а только на те, которые соответствуют следующим критериям:

  • такие договоры должны быть аналогичны по своему предмету договору, заключаемому между агентом и принципалом;

Пример агентского договора, который будет считаться аналогичным договору, заключаемому между принципалом и агентом

Принципал заключил с агентом договор агентирования, направленный на реализацию компьютеров. Аналогичным будет считаться договор между этим же агентом и новым принципалом, направленный на реализацию этого же товара – компьютеров.

Не будут аналогичными следующие договоры между агентом и новым принципалом:

  • агентский договор, направленный на приобретение компьютеров;
  • агентский договор, направленный на реализацию другого товара, – например, мобильных телефонов.
  • такие договоры должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в заключаемом договоре.

Если при заключении договора стороны выполнят все рассмотренные выше требования, то условие об эксклюзивности будет считаться действительным.

Пример правильной формулировки условия об эксклюзивности, ограничивающего права агента

Предположим, принципал производит мотоциклы. Агент обязался реализовать такой товар на территории Краснодарского края.

В этом случае условие об эксклюзивности можно сформулировать следующим образом: «Агент не вправе заключать с другими принципалами агентские договоры, направленные на реализацию мотоциклов на территории Краснодарского края».

Такая формулировка будет соответствовать закону, поскольку стороны:

  • конкретизировали термин «аналогичные договоры» – агентские договоры, направленные на реализацию мотоциклов;
  • определили территорию, на которой будут действовать ограничения, – Краснодарский край.

Кроме того, в агентском договоре необходимо установить меры ответственности за нарушение агентом условия об эксклюзивности. Иными словами, необходимо определить санкции, которые можно будет применить к агенту, если тот заключит аналогичный агентский договор с другим принципалом. Помимо этого стороны вправе установить, что нарушение условия об эксклюзивности считается существенным нарушением агентского договора. Следовательно, если агент не исполнит такое условие, принципал получит право обратиться в суд с требованием о расторжении договора на основании пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса РФ.

Пример формулировки условия об ответственности агента за несоблюдение тех или иных ограничений

«При нарушении Агентом установленного в договоре запрета на заключение агентских договоров с другими принципалами Агент уплачивает Принципалу штраф в размере 100 000 руб.».

Если не установить меры ответственности за нарушение условия об эксклюзивности, то такое условие фактически утратит свой смысл. Если агент откажется соблюдать те или иные ограничения, то принципал не сможет предъявить к нему требования. В итоге агент сможет действовать так, как действовал бы по договору, не содержащему условия об эксклюзивности.

Что нужно проверить для того, чтобы условие об эксклюзивности не нарушало интересы принципала

Стороны договора агентирования вправе установить те или иные ограничения не только для агента, но и для принципала.

Так, агент может настаивать на включении в договор одного из следующих условий либо обоих условий сразу (п. 1 ст. 1007 ГК РФ).

1. Условие, запрещающее принципалу заключать аналогичные агентские договоры с другими агентами, действующими на определенной сторонами территории. Если сформулировать это условие, то принципал будет не вправе давать другим посредникам такие же поручения, как и поручение, данное агенту по договору агентирования. Например, клиент не сможет реализовать свой товар через других агентов, поскольку он предоставил право на реализацию товара только одному конкретному агенту.

2. Условие, запрещающее принципалу самостоятельно вести деятельность, аналогичную деятельности агента по договору агентирования. Как и в предыдущем случае, запрет распространяется на территорию, определенную сторонами договора. Если включить этот запрет в договор, то принципал будет не вправе совершать те или иные действия в рамках определенной территории, так как право на совершение таких действий будет принадлежать агенту. Например, принципал не сможет самостоятельно реализовать свой товар, поскольку он предоставил право на реализацию товара посреднику. Следовательно, прибыль клиента будет почти полностью зависеть от деятельности посредника.

Таким образом, при заключении агентского договора необходимо проверить, чтобы он не содержал условий, ограничивающих права принципала.

Вместе с тем, может оказаться, что на предложенное агентом ограничение можно легко согласиться, так как на практике оно не повлечет для принципала негативных последствий. Например, агент может настаивать на включении в договор условия, запрещающего клиенту самостоятельно реализовывать товар на территории какого-либо иностранного государства. Предположим, принципал и не планирует самостоятельно продавать товар иностранным покупателям. Следовательно, ограничение, которое требует установить агент, не отразится на деятельности клиента: реализация в любом случае будет осуществляться через посредника.

Наконец с учетом конкретной хозяйственной ситуации руководство организации, выступающей в роли принципала, может согласиться включить в договор условие, существенно ограничивающее права принципала. В таком случае юристу будет необходимо в дальнейшем контролировать соблюдение этого запрета и предупредить руководство о риске применения санкций в том случае, если на проверку юристу поступит проект нового договора, который будет нарушать условия уже заключенного.

Вопрос: вправе ли принципал заявить о ничтожности условия об эксклюзивности, аргументируя это тем, что такое условие направлено на ограничение его субъективных прав ?

На практике бывают случаи, когда принципал заявляет о ничтожности условия об эксклюзивности, ссылаясь на общие нормы Гражданского кодекса РФ:

  • отказ юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав (п. 2 ст. 9 ГК РФ);
  • юридическое лицо можно ограничить в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом (п. 2 ст. 49 ГК РФ).

Такие доводы принципала несостоятельны. Специальные правила статьи 1007 Гражданского кодекса РФ имеют приоритет над общими нормами. Следовательно, если стороны сформулировали условие об эксклюзивности в соответствии с требованиями закона, то принципал не сможет доказать ничтожность такого условия.

Поэтому при заключении договора агентирования необходимо обезопасить себя от возможных рисков. А именно проверить, не содержит ли такой договор условий, ограничивающих права принципала, и постараться исключить их путем переговоров с агентом, а не надеяться на то, что их удастся оспорить в суде.

Пример из практики: суд не принял во внимание довод принципала о ничтожности условия об эксклюзивности

ОАО «С.» (принципал) заключило с ООО «Т.» (агент) договор агентирования, направленный на взыскание задолженности с третьих лиц – должников принципала. Агент обязался совершить юридические и фактические действия с целью взыскать с должников денежные средства и перечислить их на счет ОАО «С.». Стороны агентского договора ограничили полномочия принципала, запретив ему самостоятельно прощать задолженность, уступать права требования и осуществлять иные действия по отношению к должникам.

Агент выполнил все свои обязанности, однако принципал не уплатил агентское вознаграждение. По этой причине ООО «Т.» предъявило к ОАО «С.» требование о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Один из доводов ответчика звучал следующим образом: условия агентского договора об ограничении действий принципала в отношении должников являются ничтожными.

Суд указал на то, что стороны ограничили права принципала в соответствии с требованиями статьи 1007 Гражданского кодекса РФ. Следовательно, условие об ограничении прав нельзя признать ничтожным. В итоге суд принял решение в пользу истца (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16 февраля 2012 г. по делу № А70-6096/2011).

Что нужно проверить для того, чтобы условие об эксклюзивности не нарушало требования закона

Стороны не вправе сформулировать в агентском договоре следующие условия (п. 3 ст. 1007 ГК РФ):

  • условие, по которому агент должен продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно определенной категории покупателей (заказчиков). Например, нельзя поручить агенту реализовать товар исключительно юридическим лицам, созданным ранее 1 января 2011 года;
  • условие, по которому агент должен продавать товары, выполнять работы или оказывать услуги исключительно покупателям (заказчикам), имеющим местонахождение или местожительство на указанной в договоре территории. К примеру, нельзя поручить агенту реализовать товар только тем юридическим лицам, которые зарегистрированы на территории Московской области.

Если договор будет содержать такие условия (или одно из них), то они будут считаться ничтожными. Однако, как правило, это не влечет недействительность всего договора.

При заключении агентского договора нужно проверить, не содержит ли он рассматриваемых условий. В противном случае может возникнуть одно из следующих негативных последствий либо оба последствия сразу.

1. К принципалу могут предъявить иск. Это возможно, например, в ситуации, когда третье лицо (покупатель или заказчик) посчитает, что условия агентского договора нарушают его права. Такое лицо может предъявить требование о признании условий договора недействительными. В результате принципал будет обязан возместить судебные расходы и, возможно, убытки, возникшие у истца.

2. Есть вероятность того, что ФАС России признает агентский договор соглашением, ограничивающим конкуренцию (ст. 11 Закона о защите конкуренции). За заключение таких соглашений установлена административная ответственность (ч. 1 ст. 14.32 КоАП РФ). Наказанием является штраф, сумма которого рассчитывается исходя из конкретных обстоятельств дела. На практике такой штраф может достигать нескольких миллионов рублей.

www.gymnasia-4.ru

Агентский договор: просто о сложном

Для расширения территории представленности своей продукции торговые и производственные компании нередко используют агентский договор.

На практике возникают вопросы не только в связи с распределением прав и обязанностей сторон по договору, определением размера вознаграждения, но и такие, не связанные с предпринимательским характером отношений сторон вопросы как деловая цель выбора агентской модели взаимоотношений, особенности налогообложения и документальное подтверждение отношений. Именно в них мы и попробуем разобраться.

В соответствии со ст.1005 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

В случае, если агент действует от своего имени, к отношениям применяются правила о договоре комиссии. Агент самостоятельно, от своего имени, ведет переговоры, заключает договоры с третьими лицами. При этом из содержания этих договоров может не следовать, что он действует как агент.

Если же агент действует от имени принципала, то к отношениям применяются правила о договоре поручения. В этом случае агент действует по доверенности.

Исходя из формулировки ст.1005 ГК РФ возникают вопросы к определению понятия «за счет принципала». Означает ли это, что все расходы, понесенные агентом, подлежат в обязательном порядке отражению в отчете агента и компенсации со стороны принципала (сверх агентского вознаграждения)?

Полагаем, что ответ кроется в принципе свободы договора, а также в целях заключения договора в каждом случае.

Прежде всего, формулировка ГК РФ о совершении сделок в рамках агентского договора «за счет комитента» означает, что принципал предоставляет собственное имущество для реализации. Поэтому предпринимательский риск, т. е. вероятность получения прибыли или получения убытков, ложится на него как на собственника реализуемого товара (имущества).

Конечно, в агентском договоре может быть предусмотрена компенсация некоторых видов затрат агента, на которые он не может влиять. Например, на аренду склада или рекламу. С другой стороны, осуществление этих затрат агентом из своего вознаграждения отвечает рисковому (предпринимательскому) характеру и его деятельности: он сам определяет количество своих сотрудников, способы продвижения и рекламы, площадь и расположение склада и т.п. факторы, которые объективно влияют на финансовые показатели сотрудничества.

По сравнению с договором поставки использование агентского договора (по модели договора комиссии) может иметь следующие преимущества:

1) Товар остается в собственности Принципала до момента его реализации конечным покупателям. Вся выручка также является собственностью Принципала и подлежит перечислению на его расчетный счет в сроки, согласованные сторонами в договоре, агент же получает только вознаграждение.

Это является достаточно важным обстоятельством с точки зрения имущественной безопасности Принципала, который не может быть на 100 % уверен в своем агенте. Например, одновременно с реализацией продукции Принципала агент может заниматься реализацией собственной продукции. В этом случае на имущество нашего Принципала не может быть обращено взыскание по собственным долгам Агента, Принципал может забрать свой товар (имущество) в любой момент. Соответственно, предъявление претензий к Агенту не будет иметь имущественных последствий для основной компании.

2) Учитывая, что товарные остатки являются собственностью Принципала, он может нарабатывать «кредитную историю», брать кредиты под эти товарные запасы.

3) В рамках договора можно полностью прописать стандарты продвижения, рекламы, обслуживания клиентов (начиная от оформления офиса и внешнего вида сотрудников и до сроков реагирования на запросы покупателей, обязанности проведения предпродажной подготовки и т.п.).

4) Агентский договор позволяет варьировать вознаграждение за счет того, что можно возлагать различные функции на его стороны, определять условия увеличения и уменьшения размера вознаграждения в зависимости от показателей деятельности, выполнения отдельных ключевых задач.

Следует иметь в виду, что есть ограничения на использование агентского договора в некоторых сферах деятельности. Например, ФЗ «Об ограничении монополистической деятельности и конкуренции на товарных рынках» содержит запрет на использование в секторе торговли продуктами питания договора комиссии, а именно не допускается, чтобы магазины выступали комиссионерами, то есть брали товар на реализацию с возможностью в любое время его вернуть. Видимо, тем самым защищаются интересы производителей, однако равнозначные по смыслу положения по соглашению сторон могут быть включены в договор поставки (например, о возможности возврата продукции поставщику по истечении срока реализации).

Также есть запрет на использование агентского договора в сферах с ограниченным перечнем «игроков» (газоснабжение и энергоснабжение). Это выглядит обоснованным, поскольку зачастую потребители лишены права выбирать ресурсоснабжающую организацию в конкретном месте, поэтому наличие агента в этих отношениях необоснованно.

Особенности налогообложения и документооборота при заключении агентского договора

По смыслу Гражданского кодекса РФ, принципал, передавая товар на реализацию агенту (посреднику), остается его собственником до момента реализации конечному покупателю. Агент, принимая товар на реализацию, действует от своего имени, но в интересах и за счет принципала. В связи с этим на Агента возложена обязанность выставления покупателям счетов-фактур в случае, если принципал применяет ОСН. Применяемая самим агентом система налогообложения не изменяет этой обязанности и влияет только на налогообложение доходов самого агента (которое состоит из вознаграждения за оказанные услуги).

Передача товара от Принципала Агенту не является реализацией, соответственно счет-фактура при этом не составляется.

Учитывая, что продажа товара осуществляется все-таки принципалом с привлечением посредника, вся выручка от реализации должна быть учтена им при исчислении налога на прибыль и НДС. Агент вознаграждается из доходов принципала. Таким образом, если агент применяет УСН, для принципала его вознаграждение будет безНДС-ным расходом. Агент при налогообложении учитывает только свое вознаграждение и произведенные некомпенсируемые принципалом расходы.

Счета-фактуры, выставленные Агентом своим покупателям, указываются только в Журнале учета полученных и выставленных счетов-фактур, не регистрируются им в своей Книге продаж (абз.6 п.20 Правил ведения книги продаж при расчетах по налогу на добавленную стоимость, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.12.2011 № 1137), а передаются Принципалу вместе с Отчетом Агента и учитываются принципалом.

Если агент применяет общую систему налогообложения, на сумму своего вознаграждения он составляет счет-фактуру.

Обращаем внимание на следующий момент. Принципал вправе установить цену, не ниже которой товар должен быть реализован конечным покупателям. В случае, если товар продается на более выгодных условиях, дополнительная выгода делится поровну между Принципалом и Агентом, если иное не предусмотрено договором. Это относится к правилам определения вознаграждения агента, но не отражается на налоговом учете сторон договора! В любом случае вся сумма, полученная агентом от покупателей товара, учитывается принципалом в составе своей выручки. Однако на практике встречаются случаи, когда сумма превышения цены реализации товара над стоимостью, указанной принципалом при передаче товара (назовем ее рекомендуемой ценой для реализации), не учитывается принципалом в составе налоговой базы для исчисления налога на прибыль и НДС.

Агентский договор глазами налогового органа

Наряду с перечисленными выше преимуществами использования агентского договора в деловой практике, он также хорошо известен контролирующим органам (в т.ч. налоговым) как инструмент оптимизации, при котором разделение функций принципала (собственника товара) и агента носит искусственный характер, единственной целью которого является только оптимизация налогов с доходов.

Внимание налоговых органов, как правило, привлекают следующие случаи:

— Применение агентом специального налогового режима;

— Наличие у агента признаков фирмы — «однодневки»;

— В качестве агента выступает иностранная организация.

Основные требования к подтверждению реальности агентский отношений:

1) Подтверждение деловой цели заключения договора, например:

— Расширение территории присутствия Принципала;

— Работа с отдельными категориями покупателей (или поставщиков), которые не могут быть охвачены Принципалом самостоятельно.

2) Самостоятельное ведение агентом своей деятельности, наличие необходимых ресурсов, компетенции. У налогового органа не должны возникнуть сомнения, что переданные агенту функции выполняются Принципалом самостоятельно.

3) Своевременное оформление актов и отчетов агента об исполнении договора, из которых должно следовать, какие юридические и иные действия совершал агент в рамках агентского договора.

На необходимость наличия отчетов указано в ст.1008 ГК РФ: в ходе исполнения агентского договора агент обязан представить принципалу отчеты в порядке и в сроки, предусмотренные договором; при отсутствии в договоре соответствующих условий агентом представляются отчеты по мере исполнения им договора или по окончании действия договора.

При этом особенно важно, чтобы содержание отчета соответствовало фактическим взаимоотношениям сторон! Например, заключение через агента договора с покупателем/поставщиком, с которым и ранее существовали деловые взаимоотношения, а также активное участие в переговорах сотрудников Принципала, наверняка вызовет вопросы инспекторов о деловой цели привлечения агента.

Достаточно красноречиво по этому поводу высказался Президиум ВАС РФ в постановлении от 14.02.2012 по делу № А68-3288/09: «Инспекцией представлены доказательства, опровергающие участие иностранной компании в качестве агента общества в отношениях по поставке продукции украинскому предприятию. Так. между украинским предприятием и обществом существовали взаимоотношения до 2005 года, инициатива заключения контракта на поставку путевых машин исходила от украинского предприятия. Контракт. на поставку продукции заключен при участии должностных лиц общества и украинского предприятия, которые непосредственно вели переговоры об условиях поставки. Для решения технических вопросов при подготовке контракта должностные лица общества (директор по экономике и директор по маркетингу). неоднократно направлялись в командировки в город Киев. Отчеты о результатах этих командировок свидетельствуют о том, что указанный контракт заключен обществом без участия иностранной компании.

Каких-либо отчетов, из содержания которых усматривалось бы участие иностранной компании в поисках покупателей продукции общества, ведении переговоров и заключении договоров на реализацию этой продукции, раскрывалась бы ее роль в содействии обществу по реализации продукции либо в осуществлении иных действий в интересах общества, не представлено.»

4) Наличие у агентов признаков фирм — «однодневок» также может стать поводом для исключения агентского вознаграждения из состава расходов по налогу на прибыль. Агенты должны нести расходы в рамках исполнения договора, иметь необходимые организационные условия для работы, вести переписку с покупателями (поставщиками) и пр. На это в частности обращает внимание ФАС Уральского округа в постановлении от 16.10.2012 по делу Ф09-9412/12.

Таким образом, агентский договор, как и другие имеющиеся в ГК РФ договорные конструкции, перед их применением должен быть проанализирован как с точки зрения «удобства» в деятельности конкретного бизнеса, так и с точки зрения возможных вопросов контролирующих органов.

Подписывайтесь на главное от «Клерка» на Яндекс.Дзен. Самый умиротворяющий бухгалтерский сервис.

www.klerk.ru

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 16 апреля 2014 г. по делу N 33-3148/2014 (ключевые темы: туристский продукт — защита прав потребителей — агентский договор — расторжение договора — неустойка)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 16 апреля 2014 г. по делу N 33-3148/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего: Мжельской Г.А.,

судей: Параскун Т.И., Новоселовой Е.Г.

при секретаре П.О.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ответчика общества с ограниченной ответственностью «Сибнова» на решение Центрального районного суда «адрес» Алтайского края от ДД.ММ.ГГ

по делу по иску П.С.А. к обществу с ограниченной ответственностью «Сибнова» о взыскании суммы.

Заслушав доклад судьи Параскун Т.И. , судебная коллегия

П.С.А. обратился в суд с иском к ООО «Сибнова» о взыскании денежных средств.

В обоснование требований указал, что 15.10.2013г. между ним и ООО «Сибнова» был заключен возмездный договор на оказание услуги по предоставлению туристического продукта, по условиям которого ответчик обязался от своего имени по поручению и за счет принципала заключить договор с иностранной компанией «данные изъяты» на приобретение права размещения в жилых апартаментах.

В соответствии с договором истец оплатил денежные средства в сумме «данные изъяты» руб., в том числе агентское вознаграждение «данные изъяты» руб. Изучив договор, он пришел к выводу, что менеджером при проведении презентации предоставлялась иная информация, нежели указано в договоре, о некоторой информации, которая содержится в договоре менеджер не упоминал вообще, часть обязательной информации не была предоставлена.

17.10.2013г. истец обратился с письменной претензией в ООО «Сибнова», в которой просил расторгнуть договор и вернуть ему денежные средства. В удовлетворении претензии ему отказали, о чем он получил письменный ответ о том, что все условия договора агентом выполнены. При этом в момент обращения с заявлением о расторжении договора отчет о выполнении поручения ему вручен не был и направлен почтой уже после обращения с заявлением о расторжении договора и получен истцом 22.10.2013г.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, уточнив исковые требования, истец просил суд расторгнуть договор N «данные изъяты» от 15.10.2013г., взыскать с ООО «Сибнова» в его пользу убытки в сумме «данные изъяты» руб., неустойку за период просрочки исполнения требований потребителя — «данные изъяты» . за период с 28.10.2013г. до 11.11.2013г., компенсацию морального вреда в размере «данные изъяты» рублей, штраф за неисполнение в добровольном порядке требований потребителя.

Решением Центрального районного суда г.Барнаула Алтайского края от 23 января 2014 года исковые требования удовлетворены частично.

Взыскана с ООО «Сибнова» в пользу П.С.А. денежная сумма в размере «данные изъяты» руб., компенсация морального вреда «данные изъяты» руб., неустойка «данные изъяты» руб., штраф «данные изъяты»

В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.

Взыскана с ООО «Сибнова» в доход бюджета муниципального образования городского округа «адрес» государственная пошлина в размере «данные изъяты»

Дополнительным решением Центрального районного суда «адрес» Алтайского края от ДД.ММ.ГГ взысканы с ООО «Сибнова» в пользу П.С.А. расходы на оплату услуг представителя в размере «данные изъяты» руб.

В апелляционной жалобе ответчик ООО «Сибнова» просит решение суда отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении требований, ссылаясь на то, что предметом агентского договора являются определенные юридические действия, которые обязан совершать агент от своего имени, но за счет принципала, не являющиеся возмездным оказанием услуг, поэтому нормы Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» при регулировании спорных отношений, возникших из агентского договора, не применяются, в данном случае. По мнению ответчика, применяются, только нормы Гражданского кодекса Российской Федерации. Предмет заключенного сторонами агентского договора подразумевает только заключение договора на приобретение права размещения в жилых апартаментах. Данное право не является туристическим продуктом в смысле ст.1 Федерального закона от 24.11.1996г. N132-ФЗ «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации», поскольку указанная норма определяет туристический продукт как комплекс услуг по перевозке и размещению, оказываемых за общую цену. Указанный закон при регулировании данных отношений не применим. В соответствии с п.48 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГ N17, субъектом ответственности вне зависимости от участия в отношениях по сделкам с потребителями третьих лиц (агентов) по общему правилу является изготовитель (исполнитель, продавец и.т.д.). Ответчик в полном объеме и надлежащим образом выполнил свои обязанности по агентскому договору, заключив договор с иностранной компанией, произведя оплату. В связи с тем, что агентский договор прекратил свое действие после надлежащего его исполнения, он не может быть расторгнут. Оснований для взыскания компенсации морального вреда не имелось. Кроме того, суд не привлек к участию в деле компанию «данные изъяты»

В возражениях представитель истца П.С.А. — У.М.А. просит решение суда оставить без изменения как законное и обоснованное, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав пояснения представителя ответчика ООО «Сибнова» — М.Т.А. , поддержавшей доводы жалобы, представителя истца П.С.А. — У.Б.М. , возражавшей против ее удовлетворения, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части взыскания неустойки, в связи с неправильным применением норм материального права ( п.4 ч.1 ст.330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Разрешая спор, суд установил, что 15.10.2013г. между П.С.А. (Принципал) и ООО «Сибнова» (Агент) заключен агентский договор N «данные изъяты» , согласно которому Агент обязуется за вознаграждение по поручению Принципала заключить от своего имени, но за счет Принципала, договор с иностранной компанией «данные изъяты» на приобретение права размещения в жилых апартаментах (договор OWH) на условиях в соответствии с Типовым договором, Меморандумом понимания и Существенными условиями, которые являются приложением к агентскому договору. За оказание агентских услуг агенту выплачивается вознаграждение в размере «данные изъяты» руб. (п.3.1.). Поручение подлежит выполнению в течение 5 рабочих дней со дня заключения (п.2.2.1). Агентский договор предполагает оказание Агентом Принципалу только услуг по заключению договора OWH, все иные услуги при необходимости оказываются Агентом по отдельно заключаемому с Принципалом договору (п.п.1.1, п.6.3).

В соответствии с п.2.1.1 договора N «данные изъяты» принципал обязуется предоставить агенту документы и денежные средства, необходимые для исполнения настоящего поручения в размере «данные изъяты» руб., в том числе агентское вознаграждение.

Указанная сумма оплачена истцом при заключении договора, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру от 15.10.2013г. и кассовым чеком, не оспаривается ответчиком.

Также установлено, что на основании агентского договора N «данные изъяты» от 15.10.2013г. между ООО «Сибнова» (Покупатель), действующей в интересах и по поручению конечного выгодоприобретателя П.С.А. и компанией «данные изъяты» (Продавец), зарегистрированной в Лондоне, заключен договор N «данные изъяты» от ДД.ММ.ГГ (далее «договор OWH»).

По условиям данного договора Продавец предоставляет, а Покупатель приобретает право размещения в жилых апартаментах, рассчитанных на семью не более 4-х человек, расположенных на территории высококачественных курортных резиденций, входящих в программу размещения международного туристического оператора «IDEAL WORLD», а также других подобных программ размещения по системе владения отдыхом, предоставляемых Продавцом (п.1.1 договора OWH).

Условиями договора OWH предусмотрено право размещения семьи, предоставляемое недельными интервалами (7 дней) на протяжении 6 лет с момента полной оплаты договора, общее количество недельных интервалов 6, максимальный срок размещения в апартаментах одной отдельно взятой курортной резиденции — 2 недельных интервала. При бронировании первой поездки Покупатель имеет право бронирования апартаментов из списка доступных направлений, включающих в себя — о. Пхукет, о. Самуи (Тайиланд), Дубаи (ОАЭ), Хорватия (Дубровник), о. Тенерифе (Канарские острова), о. Бали (Индонезия), Черногория (Тиват). В последующем возможно расширение направлений. Список курортных направлений может меняться без уведомления об этом Покупателя. (п.п. 1.2 — 1.4, 2.4 договора OWH).

В соответствии с п.23 Меморандума понимания, являющегося неотъемлемой частью договора OWH, по договору предоставляются услуги по гарантированному пребыванию в апартаментах, а также услуги индивидуального гида. Все остальные услуги: транспортный пакет (авиаперелет, виза, медицинская страховка), питание на курорте, экскурсионное обслуживание и др. оплачиваются отдельно.

Платежным поручением от 16.10.2013г. ООО «Сибнова» произведено перечисление денежной суммы в размере «данные изъяты» руб. в качестве предварительной оплаты по договору «данные изъяты» от 15.10.2013г.

17.10.2013г. истец обратился с заявлением к ответчику о расторжении договора N «данные изъяты» от ДД.ММ.ГГ и возврате оплаченной суммы «данные изъяты» руб. (л.д.21).

На данное заявление истцу направлен ответ, согласно которому ООО «Сибнова» в полном объеме выполнены обязательства по агентскому договору, а именно заключен договор OWH. В связи с исполнением обязательств по агентскому договору он является прекращенным и не может быть расторгнут, при этом в случае расторжения договора стороны не могут требовать исполненного по договору.

Указанное обстоятельство явилось основанием для обращения истца в суд.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о взыскании уплаченной истцом денежной суммы в размере «данные изъяты» руб. на оказание туристких услуг по договору от 15.10.2013г., заключенному между ним и ООО «Сибнова».

При этом в мотивировочной части решения суд высказал суждение о наличии оснований для удовлетворения требований о расторжении данного договора в связи с неисполнением ответчиком договорных обязательств.

С таким суждением суда судебная коллегия не может согласиться по следующим основаниям.

В силу п.1 ст.450 Гражданского кодекса Российской Федерации расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом , другими законами или договором.

Согласно п.2 ст.453 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства сторон при расторжении договора прекращаются.

По смыслу указанной нормы, расторжение договора есть прекращение его действия, утрата юридической силы его условий.

Давая в мотивировочной части решения суждение о расторжении договора, суд не согласился с доводами ответчика о полном исполнении им обязательств по договору от 15.10.2013г.

Судом установлено, а стороной ответчика не опровергнуто, что по истечении установленного договором срока истцу не был представлен отчет об исполнении договора, не передан договор с «данные изъяты» Отчет был направлен ответчиком уже после обращения истца с заявлением о расторжении договора и фактически получен им только 22.10.2013г., при этом к нему не был приложен договор с «данные изъяты» (л.д.21-27). Доводы жалобы об обратном материалами дела не подтверждены.

При этом суд отверг позицию истца, посчитав, что оснований для расторжения договора по доводам, касающимся не предоставления ему информации, не имеется.

Между тем, как следует из материалов дела, договор от 15.10.2013г. не отвечает требованиям, установленным указанным законом для договора о реализации туристского продукта, а именно в нем отсутствует информация о потребительских свойствах туристского продукта — о программе пребывания, маршруте и об условиях путешествия, включая информацию о средствах размещения, об условиях проживания (месте нахождения средства размещения, его категории) и питания, услугах по перевозке туриста в стране (месте) временного пребывания и др.

Эти обстоятельства свидетельствуют о незаключении сделки и влекут определенные правовые последствия, предусмотренные ст.1102 ГК РФ.

В силу ст.432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Таким образом, в данном случае агентский договор от 15.10.2013г. нельзя признать заключенным, поскольку между сторонами не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (предмет, сроки исполнения и т.д.).

Признание договора незаключенным влечет за собой последствия предусмотренные статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающей обязанность лица, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Как было указано выше, истец оплатил денежные средства в размере «данные изъяты» руб., что ответчиком не оспаривалось, поэтому данная сумма являлась неосновательным обогащением и в силу ст.1102 ГК РФ подлежала возврату П.С.А.

Вопреки доводам жалобы, само по себе ошибочное суждение суда в мотивировочной части решения о расторжении договора от 15.10.2013г. не привело к принятию незаконного решения в указанной части, поскольку в резолютивной части судебного акта суд отказал в удовлетворении данного требования. Кроме того, данное обстоятельство не является основанием к отказу во взыскании суммы по сделке, поскольку расторжение договора и признание сделки незаключенной влекут одинаковые правовые последствия в виде возврата уплаченных денежных сумм, поэтому суд обоснованно возложил на ООО «Сибнова» обязанность по возврату истцу уплаченной по договору денежной суммы в размере «данные изъяты» руб.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что возникшие правоотношения регламентируются Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Доводы жалобы о неприменении к возникшим правоотношениям положений Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», подлежат отклонению как основанные на неверном понимании норм материального права.

Согласно преамбуле Закона Российской Федерации от 07.02.1992г. *** «О защите прав потребителей» настоящий Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

На основании п.1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012г. *** «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при рассмотрении гражданских дел судам следует учитывать, что отношения, одной из сторон которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой — организация либо индивидуальный предприниматель (изготовитель, исполнитель, продавец, импортер), осуществляющие продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг, являются отношениями, регулируемыми Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ), Законом Российской Федерации от ДД.ММ.ГГ *** «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей, либо Закон), другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами. С учетом положений статьи 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 — 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации (п. 2 Постановления).

При отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей следует учитывать, что под услугой следует понимать действие (комплекс действий), совершаемое исполнителем в интересах и по заказу потребителя в целях, для которых услуга такого рода обычно используется, либо отвечающее целям, о которых исполнитель был поставлен в известность потребителем при заключении возмездного договора (п.3 Постановления).

Пунктом 50 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012г. *** разъяснено, что, применяя законодательство о защите прав потребителей к отношениям, связанным с оказанием туристских услуг, судам надлежит учитывать, что ответственность перед туристом и (или) иным заказчиком за качество исполнения обязательств по договору о реализации туристского продукта, заключенному турагентом как от имени туроператора, так и от своего имени, несет туроператор (в том числе за неоказание или ненадлежащее оказание туристам услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги), если федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не установлено, что ответственность перед туристами несет третье лицо ( статья 9 Федерального закона от 24.11.1996г. N132-ФЗ «Об основах туристской деятельности»).

Разрешая дела по искам о защите прав потребителей, необходимо иметь в виду, что по общему правилу изготовитель (исполнитель, продавец, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер) является субъектом ответственности вне зависимости от участия в отношениях по сделкам с потребителями третьих лиц (агентов). По сделкам с участием граждан-потребителей агент (посредник) может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности в силу статьи 37 Закона о защите прав потребителей, пункта 1 статьи 1005 ГК РФ, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя (принципала) (п.48. Постановления).

В силу ст.1005 Гражданского кодекса Российской Федерации по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала. По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала. Законом могут быть предусмотрены особенности отдельных видов агентского договора.

Агентский договор прекращается, в частности, вследствие отказа одной из сторон от исполнения договора, заключенного без определения срока окончания его действия ( ст.1010 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В ст.1 Федерального закона от 24.11.1996г. N132-ФЗ «Об основах туристской деятельности» (далее — Федеральный закон N132-ФЗ) туристский продукт определен как комплекс услуг по перевозке и размещению, оказываемых за общую цену (независимо от включения в общую цену стоимости экскурсионного обслуживания и (или) других услуг) по договору о реализации туристского продукта.

Туроператорская деятельность — деятельность по формированию, продвижению и реализации туристского продукта, осуществляемая юридическим лицом (далее — туроператор);

турагентская деятельность — деятельность по продвижению и реализации туристского продукта, осуществляемая юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем (далее — турагент);

формирование туристского продукта — деятельность туроператора по заключению и исполнению договоров с третьими лицами, оказывающими отдельные услуги, входящие в туристский продукт (гостиницы, перевозчики, экскурсоводы (гиды) и другие);

продвижение туристского продукта — комплекс мер, направленных на реализацию туристского продукта (реклама, участие в специализированных выставках, ярмарках, организация туристских информационных центров, издание каталогов, буклетов и другое);

реализация туристского продукта — деятельность туроператора или турагента по заключению договора о реализации туристского продукта с туристом или иным заказчиком туристского продукта, а также деятельность туроператора и (или) третьих лиц по оказанию туристу услуг в соответствии с данным договором.

В силу ст.4.1. Федерального закона N132-ФЗ в целях защиты прав и законных интересов граждан и юридических лиц осуществление туроператорской деятельности на территории Российской Федерации допускается юридическим лицом при наличии у него договора страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта либо банковской гарантии исполнения обязательств по договору о реализации туристского продукта (далее также — финансовое обеспечение). Все туроператоры, зарегистрированные на территории Российской Федерации, должны иметь финансовое обеспечение, предусмотренное настоящим Федеральным законом. На территории Российской Федерации реализацию туристского продукта, сформированного иностранным юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем либо организацией, не являющейся юридическим лицом в соответствии с законодательством иностранного государства (далее — иностранный туроператор), вправе осуществлять юридические лица, имеющие финансовое обеспечение, полученное в порядке и на условиях, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом. Требования, предъявляемые в соответствии с настоящим Федеральным законом к осуществлению туроператорской деятельности, также применяются в отношении юридических лиц, реализующих на территории Российской Федерации туристский продукт, сформированный иностранным туроператором.

На основании ст.9 Федерального закона N132-ФЗ туроператор отвечает перед туристами или иными заказчиками за действия (бездействие) третьих лиц, если федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации не установлено, что ответственность перед туристами несет третье лицо. Туроператор несет ответственность перед туристом и (или) иным заказчиком за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта, заключенному турагентом как от имени туроператора, так и от своего имени.

Таким образом, при оценке характера сложившихся между сторонами правоотношений, суд первой инстанции правильно руководствовался положениями Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» и Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», так как несмотря на отсутствие в агентском договоре указания на реализацию туристского продукта, фактически ответчик осуществляет продвижение и реализацию такого продукта по смыслу указанного Федерального закона, что подтверждается как содержанием этого договора, так и рекламой ответчика в СМИ, содержанием официального сайта ответчика, в которых указано, что ООО «Сибнова» является туристической фирмой, партнером компании «данные изъяты» на территории Российской Федерации, оказывает туристские услуги (л.д.28-35).

В связи с тем, что ответчиком на территории Российской Федерации реализуется туристский продукт, сформированный иностранным юридическим лицом, к нему в силу приведенных выше положений ст.4.1. указанного Федерального закона N132-ФЗ, применяются требования закона, предъявляемые к туроператору, что полностью соответствует указанным выше разъяснениям Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012г. *** «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

Из общих положений Федерального закона «Об основах туристской деятельности» и Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» турист имеет право на полную информацию о приобретаемом туристском продукте и получение того туристского продукта, на который рассчитывал, заключая договор о его реализации.

В силу п.1 ст.10 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителя» исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора.

По правилам ст.10 Федерального закона «Об основах туристской деятельности» к существенным условиям договора о реализации туристского продукта относятся в том числе: информация о потребительских свойствах туристского продукта — о программе пребывания, маршруте и об условиях путешествия, включая информацию о средствах размещения, об условиях проживания (месте нахождения средства размещения, его категории) и питания, услугах по перевозке туриста в стране (месте) временного пребывания, о наличии экскурсовода (гида), гида-переводчика, инструктора-проводника, а также о дополнительных услугах.

Обязанность по предоставлению истцу информации о потребительских свойствах туристического продукта лежала на ООО «Сибнова», поскольку с учетом определения понятия «турагентская деятельность», установленного ст.1 Федерального закона «Об основах туристской деятельности», турагент, действующий от своего имени, несет полную ответственность перед потребителем за нарушение его прав на стадии заключения договора о реализации турпродукта и ранее (до заключения договора), прежде всего в части своевременного предоставления необходимой и достоверной информации, обеспечивающей правильный выбор физическим лицом туристских продуктов.

Из представленных суду доказательств не следует, что ответчик предоставил истцу необходимую и достоверную информацию об условиях путешествия, средствах размещения и условиях проживания.

Ввиду неисполнения ответчиком обязанности по надлежащему информированию истца о потребительских свойствах туристического продукта, не включение соответствующих сведений в договор, были нарушены его права на получение информации об условиях размещения, причинило ему нравственные страдания, что является основанием для удовлетворения требования о взыскании компенсации морального вреда по правилам ст.15 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», статей 151 , 1101 ГК РФ, а потому доводы жалобы в этой части подлежат отклонению как несостоятельные.

В связи с чем, руководствуясь положениями ст.13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», суд обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца штраф.

Однако судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о взыскании в пользу истца с ответчика неустойки за нарушение последним сроков удовлетворения требования потребителя о возврате оплаченной по спорному договору суммы.

Удовлетворяя требование о взыскании неустойки, суд лишь сослался на Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» (п.1 ст.28, п.п.1,4 ст.29, ст.31), не изложив выводов о наличии правовых оснований для такого взыскания.

Действительно, п.3 ст.31 Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГ *** «О защите прав потребителей» предусмотрено, что за нарушение предусмотренных настоящей статьей сроков удовлетворения отдельных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню), размер и порядок исчисления которой определяется в соответствии с пунктом 5 статьи 28 настоящего Закона.

В силу п.5 ст.28 Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГ *** «О защите прав потребителей» в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги).

По правилам п.1 ст.31 Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГ *** «О защите прав потребителей» требования потребителя о возврате уплаченной за работу (услугу) денежной суммы и возмещении убытков, причиненных в связи с отказом от исполнения договора, предусмотренные пунктом 1 статьи 28 и пунктами 1 и 4 статьи 29 настоящего Закона, подлежат удовлетворению в десятидневный срок со дня предъявления соответствующего требования.

Пунктом 1 статьи 28 и пунктами 1 и 4 статьи 29 Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГ *** «О защите прав потребителей» установлены соответственно последствия нарушения исполнителем срока выполнения работы (услуги) и права потребителя при обнаружении недостатка выполненной работы (оказанной услуги).

Таким образом, неустойка в размере 3 процентов от цены работы за каждый день просрочки выполнения требования потребителя подлежит взысканию лишь в случае отказа потребителя от исполнения договора вследствие виновных действий исполнителя, прямо предусмотренных Законом.

Односторонний отказ от исполнения договора на оказание туристической услуги предусмотрен статьей 32 Закона Российской Федерации от ДД.ММ.ГГ *** «О защите прав потребителей», в силу которой потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказанию услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Аналогичное право предоставляет и п.1 ст.782 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных расходов.

Сроки возврата денежных сумм, уплаченных потребителем за услугу, от получения которой он отказался при отсутствии нарушений со стороны исполнителя, Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» не регламентирует. Следовательно, не могла быть предусмотрена названным Законом и ответственность в виде неустойки за нарушение сроков возврата таких сумм.

Как следует из материалов дела, исполнитель услуг ООО «Сибнова» не отказывался от исполнения условий агентского договора от 15.10.2013г., конкретные сроки исполнения сторонами в договоре не устанавливались, то есть в данном случае виновные действия ответчика за нарушение сроков удовлетворения требования потребителя отсутствуют, а потому взыскание судом с ответчика в пользу истца неустойки за несвоевременный возврат уплаченной им денежной суммы при его отказе от исполнения договора в соответствии с ч.3 ст.31 и ч.5 ст.28 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» основан на неправильном применении норм материального права.

Как следует из содержания искового заявления, основанием для обращения истца к ответчику с требованием о расторжении договора от 15.10.2013г. послужило не предоставление ему надлежащей информации об услуге, что нарушило его права как потребителя туристской услуги (л.д.2-4). Кроме того, в заявлении адресованном ООО «Сибнова» он сослался на то, что хочет расторгнуть спорный договор по причине недостижения между сторонами соглашения по всем существенным условиям договора и не предоставлением ему надлежащей информации об услуге со ссылкой на ст.12 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» и ст.432 ГК РФ (л.д.21).

В связи с тем, что истцом заявлено требование об ответственности ООО «Сибнова» за отказ возвратить уплаченные им по договору денежные средства, а Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» не устанавливает сроки их возврата при отказе потребителя от исполнения договора в отсутствие виновных действий исполнителя услуг, суду следовало отказать в удовлетворении иска в указанной части.

При таких обстоятельствах решение суда в части взыскания неустойки не может быть признано законным и подлежит отмене с принятием в данной части нового решения об отказе в иске, и изложением резолютивной части решения в новой редакции.

Таким образом, взысканию с ответчика в пользу истца подлежат взысканию уплаченная по агентскому договору от 15.10.2013г. сумма неосновательного обогащения в размере «данные изъяты» руб., моральный вред — «данные изъяты» руб., штраф в размере 50% от взыскиваемых сумм — «данные изъяты»

В связи с тем, что решение суда подлежит частичной отмене, то в соответствии со ст.98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ответчика ООО «Сибнова» в доход бюджета муниципального образования городского округа — «адрес» взыскивается в счет возмещения расходов по уплате государственной пошлины «данные изъяты» руб.

Ссылка в жалобе на непривлечение к участию в деле иностранной компании «данные изъяты» подлежит отклонению, поскольку принятым решением права и законные интересы указанного лица не затронуты.

Руководствуясь п.4 ч.1 ст.330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Решение Центрального районного суда г.Барнаула Алтайского края от 23 января 2014 года в части взыскания неустойки отменить и принять в этой части новое решение об отказе в иске.

Изложить резолютивную часть решения в новой редакции:

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Сибнова» в пользу П.С.А. сумму неосновательного обогащения в размере «данные изъяты» руб., компенсацию морального вреда «данные изъяты» руб., штраф «данные изъяты» руб.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Сибнова» в доход бюджета муниципального образования городской округ — город Барнаул в счет возмещения расходов по уплате государственной пошлины «данные изъяты» руб.

www.garant.ru

Популярное:

  • Ходатайство на арест счета должника Заявление на арест имущества судебными приставами Заявление на арест имущества Поле получения на руки определения суда по иску и исполнительного листа необходимо определиться территориально, в какую службу приставов требуется […]
  • Иск дальпитерстрой Спор о вселении и нечинении препятствий в пользовании жилым помещением 2018 Содержание: Как быть, если не впускают в квартиру, где прописан, или не впускают в квартиру, где имеется доля? С такой проблемой сталкиваются многие. […]
  • Штрафы за знак кирпич Что означает дорожный знак «кирпич» и штрафы за нарушение Знак 3.1 «въезд запрещен», в простонародье «кирпич» означает запрет на въезд всех транспортных средств в данном направлении. Проезд под кирпич сегодня вызывает множество […]
  • Употребление мягкого знака после шипящих правило интернет проект BeginnerSchool.ru Сайт для детей и их родителей Мягкий знак после шипящих в именах существительных Давайте посмотрим на рисунок. Почему эти существительные распределены в разные столбики? Обратите внимание, во […]
  • Точка движется по закону x 2-3t+t Урок–зачет по теме "Применение производной" (10–11-е классы) Разделы: Математика Цели урока: Проверить усвоение стандартного материала каждым учеником и оказание помощи учащимся по ликвидации пробелов в процессе личного […]
  • Генер прокурор Генеральная прокуратураРоссийской Федерации Генеральный прокурор Заместители Генерального прокурора О Генпрокуратуре России Международное сотрудничество Взаимодействие со СМИ Правовое просвещение Генеральная […]
  • Разрешение для браузера гугл хром Как устанавливать приложения и управлять ими Вы можете устанавливать приложения из Интернет-магазина Chrome, а также просматривать их список и удалять ненужные. Примечание. Некоторые приложения из Интернет-магазина Chrome […]
  • Адвокаты по семейным делам мурманск Юридическая помощь и консультация юриста по семейным спорам Ни одна семья не застрахована от возникновения конфликтных ситуаций. В системе семейных взаимоотношений обе стороны могут выступать в различных ролях, обладая при этом […]