Соглашение об отступном залог

Содержание:

Организация выкупает у банка оборудование, которое принадлежит банку на основании соглашения об отступном с должником. В отношении данного имущества между банком и должником был заключен договор о залоге. Впоследствии стороны прекратили обязательство, обеспеченное залогом, путем заключения соглашения о передаче банку имущества, бывшего предметом залога, в качестве отступного. Данное имущество было фактически передано должником банку. Договор о залоге при этом не расторгался. Каковы риски для покупателя в данной ситуации?

В соответствии со ст. 407 ГК РФ обязательство может быть прекращено не только его надлежащим исполнением, но и иными способами, предусмотренными ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором.
В частности, ст. 409 ГК РФ предусмотрен такой способ прекращения обязательства, как предоставление кредитору отступного, то есть денежных средств или какого-либо имущества. При этом положения ст. 409 ГК РФ никак не ограничивают состав имущества, которое может быть предоставлено в качестве отступного, в том числе не запрещают передачу кредитору имущества, которое было предметом договора залога, обеспечивавшего исполнение этого же обязательства. Не содержат таких запретов и нормы о залоге (ст.ст. 334-358.18 ГК РФ).
Единственными случаями, когда в качестве отступного не может передаваться обремененное залогом имущество, являются случаи погашения отступным обязательств должника-банкрота (п. 8 ст. 142, п. 19 ст. 189.96 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).
Если должник, предоставляющий кредитору отступное, не является банкротом, то обязательство считается прекращенным с момента передачи кредитору соответствующего имущества, а если права на это имущество подлежат государственной регистрации, то с момента государственной регистрации перехода соответствующего права (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 102, постановление Президиума ВАС РФ от 17.06.2014 N 2826/14).
Учитывая, что кредитор приобретает право собственности на переданное ему в качестве отступного имущество (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.05.2014 N 13АП-9392/14), он, согласно ст. 209 ГК РФ, может распоряжаться им по своему усмотрению, в том числе и беспрепятственно продавать третьим лицам.
Тот факт, что в отношении этого имущества ранее был заключен договор о залоге, который не расторгался сторонами, не имеет значения. Ведь из пп. 1 п. 1 ст. 352 ГК РФ следует, что залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства. А как уже отмечалось выше, заключение соглашения об отступном и передача отступного кредитору прекращают соответствующее обязательство и, следовательно, договор о залоге.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

www.garant.ru

Определение СК по гражданским делам Владимирского областного суда от 12 ноября 2013 г. по делу N 33-3618/2013 (ключевые темы: соглашение об отступном — кредитный договор — договор поручительства — ипотека — договор залога)

Определение СК по гражданским делам Владимирского областного суда от 12 ноября 2013 г. по делу N 33-3618/2013

Судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда в составе:

председательствующего Крайновой И.К.,

судей Астровко Е.П., Лепёшина Д. А.,

при секретаре Бусыгиной Я.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Владимире 12 ноября 2013 года дело по апелляционной жалобе Козич Екатерины Дмитриевны

на решение Киржачского районного суда Владимирской области от 30 июля 2013 года, которым постановлено:

В удовлетворении иска Козич Е. Д. к КБ «Экономикс-Банк» (ООО) о признании соглашения об отступном от **** года недействительной сделкой, применении последствия недействительности сделки-соглашения об отступном от **** года отказать.

Заслушав доклад судьи Астровко Е.П., выслушав объяснения представителей истца Козич Е.Д. — Токунову Г.А., Громову А.С., Черникову А.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, объяснения представителей ответчика КБ «Экономикс-Банк» Шаматонова А.И., Петерс О.В., Варивода Г.Я., просивших в удовлетворении жалобы отказать, изучив материалы дела, судебная коллегия

Козич Е.Д. с учетом уточнения обратилась с иском к КБ «Экономикс-Банк» (ООО) о признании соглашения об отступном от **** года недействительной сделкой, применении последствия недействительности сделки-соглашения об отступном от **** года в виде восстановления права собственности Козич Е.Д. на недвижимое имущество, либо применения иных последствий недействительности оспариваемой сделки по ч. 2 ст. 166 ГК РФ по инициативе суда. В обоснования иска указала, что **** года между КБ «Экономикс-Банк» ООО и Обществом с ограниченной ответственностью «РоскарантинСервис» был заключен кредитный договор ****, по условиям которого кредитор предоставляет заемщику **** рублей сроком до **** года, (далее — кредитный договор). В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору между КБ «Экономикс-Банк» ООО и Козич Е.Д. заключен договор поручительства **** от **** года. В обеспечение исполнения обязательства по кредитному договору между КБ «Экономикс-Банк» ООО и ООО «Мясное подворье» заключен договор поручительства **** от **** года. В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору между КБ «Экономикс-Банк» ООО и Козич Е.Д. заключен договор ипотеки (залога недвижимости) с физическим лицом N **** от **** года в отношении **** объектов недвижимости, из которых **** жилых дома и **** земельных участков, в том числе, на которых расположены жилые дома по общей залоговой стоимости **** рублей, существенно превышающей сумму заемного обязательства равную **** рублей. Срок погашения кредитного договора в редакции дополнительных соглашений N **** от **** года и N **** от **** года изменен с **** года на **** года, график платежей основного долга установлен ****. — **** руб., ****. **** руб., ****.- ****., ****. ****. Также указала, что ****. заемщик уведомил Кредитора о невозможности исполнения кредитного договора и об исполнении обязательств по кредитному договору в размере **** руб. третьим лицом — Козич Е.Д. Пунктами 2.3., 3.4., 3.5 и 3.6. соглашения об отступном предусмотрено прекращение кредитного договора с передачей **** объектов недвижимости по акту передачи и регистрации перехода права собственности на отступное от Должника к Кредитору, а также прекращение договора поручительства N **** договора поручительства N **** и договора залога. Согласно п. 4.9. соглашения об отступном оно подписано в 5 экз. — 2 из которых регистрирующему органу и по одному Кредитору, Должнику и ООО «Мясное подворье» (Поручителю 2). Заемщику по кредитному договору указанное соглашение об отступном — не передано. В преамбуле и п. 5 оспариваемого соглашения об отступном не указано, что заемщик является стороной оспариваемого соглашения. Козич Е.Д. не поименована в кредитном договоре в качестве Должника, а в договоре поручительства и залога ее наименование в качестве стороны указано как поручитель и Залогодатель. Из буквального толкования соглашения об отступном не следует, что Козич является стороной кредитного договора — заемщиком или созаемщиком, либо должна исполнить кредитный договор в силу ст. 391 ГК РФ перевода долга, либо на основании требования Кредитора как Поручитель или на основании требования залогодержателя как Залогодатель. В нарушение п. 3.1. договора поручительства N **** и ч. 1 ст. 323 ГК кредитор не направлял Козич письменного требования об исполнении договора поручительства и погашения задолженности по кредитному договору, которое ей надлежало бы исполнить в силу п. 3.2. договора поручительства N **** в 10-дневный срок в порядке, предусмотренном п. 3.3. договора поручительства N **** путем оплаты денежными средствами на расчетный счет согласно установленной последовательности — пени, проценты по кредиту, основной долг. Между сторонами отсутствуют альтернативные обязательства. Кредитным договором, договором поручительства N ****, договором залога не предусмотрена обязанность Заемщика, Поручителя и Залогодателя передать Кредитору одно или другое имущество либо совершить одно из двух или нескольких действий, то есть не установлено право выбора исполнить указанные обязательства тем или иным образом. Сторонами Кредитного договора, договора поручительства N1, договора залога и соглашения об отступном — исполнение альтернативного обязательства не предусмотрено. Считает, что обращение взыскания на заложенное имущество способом установленным оспариваемым соглашением об отступном — не предусмотрено. В договоре залога и соглашении об отступном не указана цена, равная рыночной стоимости такого имущества, определенной в порядке, установленном законодательством Российской Федерации об оценочной деятельности. Волеизъявление Кредитора на отчуждение заложенного имущества третьему лицу Громовой А.С. подтверждается предварительным договором купли-продажи от ****. Следовательно, соглашение об отступном прямо противоречит императивным нормам Закона об ипотеке и свидетельствует о волеизъявлении Кредитора -на внесудебное обращение взыскания на заложенное имущество приобретаемого в дальнейшем третьим лицом Громовой А.С. с зачетом в счет покупной цены требований залогодержателя к должнику, обеспеченных ипотекой. Кроме того, жилой дом N **** и земельный участок по ним является единственным жильем истца, на которое не может быть обращено взыскание не в судебном порядке ни в добровольно внесудебном порядке. В нарушение п. 5.2., 5.3 договора о залоге и ст.ст. 348 ГК РФ, Кредитор не уведомлял истца об обращении взыскания на заложенное имущество в судебном порядке путем получения удовлетворение из стоимости заложенного имущества, которое Козич надлежало бы исполнить в силу закона ст.ст. 334 , 448-450 ГК РФ и раздела 5 договора залога.

Представители ответчика в судебном заседании иск не признали и пояснили, что утверждения истца о том, что заключенное им с КБ «Экономикс-Банк» (ООО) соглашения об отступном от ****. является притворной сделкой, прикрывающей обращение взыскания на заложенное имущество по договору от ****. N **** об ипотеке (залоге недвижимого имущества), которое может быть произведено только в судебном порядке находят несостоятельными, необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, в судебное заседание не явился, ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель Козич Е. Д. просит решение отменить, ссылаясь на то, что судом были неверно определены обстоятельства по делу и неверно применены нормы материального права.

В силу ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы в отсутствие истца Козич Е.Д., представителя третьего лица Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Владимирской области, надлежащим образом уведомлявшихся о месте и времени судебного заседания, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Как установлено судом и следует из материалов дела, **** года между КБ «Экономикс-Банк» (ООО) (далее банк) и ООО «РоскарантинСервис» был заключен кредитный договор N ****, по условиям которого, банк предоставил заёмщику кредит в размере **** руб. сроком до **** года; дополнительным соглашением срок возврата кредита продлен до **** года.

В обеспечение исполнения обязательств, принятых по кредитному договору, между банком и ООО «Мясное подворье» заключен договор поручительства от **** года, а также договор поручительства заключен между банком и Козич Е.Д. **** года. Кроме того, между банком и Козин Е.Д. заключен договор залога недвижимости (ипотеки) предметом которого явились **** объектов недвижимости, включая **** жилых дома и **** земельных участков, с оценкой залоговой стоимости **** руб., указанный договор зарегистрирован в УФРС по Владимирской области в установленном законом порядке.

Письмом от **** года ООО «РоскарантинСервис» уведомило банк о невозможности исполнения обязательств по кредитному договору и об исполнении обязательств третьим лицом Козич Е.Д.

**** года между Козич Е.Д. и банком заключено соглашение об отступном, по условиям которого обязательства по возврату кредитной задолженности в размере **** руб. ООО «РоскарантинСервис» считались прекращенными взамен предоставления отступного в виде передачи Козич Е.Д. банку (кредитору) **** объектов недвижимости ( **** жилых домов и **** земельных участков). Соглашение об отступном сторонами исполнено: за банком зарегистрировано в установленном законом порядке право собственности на указанные объекты недвижимости ( **** года), обязательства ООО «РоскарантинСервис» по кредитному договору прекращены. В связи с прекращением основного обязательства, прекращены обеспечивающие обязательства: поручительство ООО «Мясное подворье», поручительство Козич Е.Д., залог Козич Е.Д.

В феврале 2013 года Козич Е.Д. обратилась в суд с иском о признании соглашения об отступном от **** года недействительной сделкой (ничтожной): как противоречащей требованиям ст. 168 ГК РФ, ст. 55 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости»), а также по тому основанию, что Козич Е.Д., как третье лицо, не участвующее в обязательстве между банком и ООО «РоскарантинСервис» (заемщиком) не могла прекратить обязательство стороной которого она не являлась; в связи с нарушением п. 2 ст. 170 ГК РФ поскольку соглашение об отступном фактически прикрывало сделку по внесудебному обращению взысканию на заложенное имущество; с нарушением ст. 179 ГК РФ по основаниям кабальности, (выразившихся в несоразмерности цены имущества, содержащейся в соглашении об отступном и залоговой стоимости имущества, указанной в договора залога; лишение для Козич Е.Д., прекратившей кредитные обязательства, права регрессного требования к заемщику ООО «РоскарантинСервис» и поручителю ООО «Мясное подворье»; не обеспеченность долгового обязательства); заключение соглашения под влиянием обмана, злоупотребления, стечения тяжелых личных и иных жизненных обстоятельств у Козич Е.Д. (форс-мажор, приостановка деятельности предприятий, собственником которых являлась Козич Е.Д., тяжелой болезни, послеоперационного периода, амбулаторного лечения с длительным применением сильнодействующих лекарственных препаратов).

При разрешении спора суд правомерно руководствовался положениями ст.ст. 167 , 168 , п. 2 ст. 170 , 421 , 313 , 361 , 363 , 307 , 323 , 322 , 409 ГК РФ, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявленных Козич Е.Д. требований.

В соответствии со ст. 409 ГК РФ, по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.). Размер, сроки и порядок предоставления отступного устанавливаются сторонами.

Установленные по делу обстоятельства обоснованно были расценены судом в качестве оснований к признанию основного обязательства, вытекающего из кредитного договора между банком и ООО «РоскарантинСервис» исполненным, а обеспечивающие обязательства в виде залога (ипотеки) и поручительства — прекращенными.

Доводы истца, ссылающегося на ничтожность соглашения об отступном по тем основаниям, что Козич Е.Д., как третье лицо, не участвующее в обязательстве между банком и ООО «РоскарантинСервис» (заемщиком) не могла прекратить обязательство стороной которого она не являлась, обоснованно отклонены судом первой инстанции как несостоятельные, при этом суд исходил из следующих установленных по делу обстоятельств: по кредитному договору от **** года у ООО «РоскарантинСервис» перед банком на **** года имелась задолженность в размере **** руб.; о невозможности погашения долга общество уведомило банк письмом от **** года, в котором сообщило об исполнении обязательств третьим лицом Козич Е.Д., которое подписано его руководителем и единственным участником Козич Е.Д., которая также являлась поручителем и залогодателем ООО «РоскарантинСервис» по исполнению последним обязательств кредитного договора перед банком, приняла обязательства по солидарной ответственности с заемщиком; срок исполнения обязательства обществом перед банком по кредитному договору на **** года истек; а также учитывая положения ст. 409 ГК РФ, не содержащих запрет третьему лицу в целях прекращения обязательства предоставить взамен его исполнения отступное, пришел к выводу о том, что Козич Е.Д. могла исполнить обязательства ООО «РоскарантинСервис» по кредитному договору перед банком путем предоставления отступного.

Доводы жалобы о том, что письмом от **** года ООО «РоскарантинСервис» уведомило об исполнении обязательств Козич Е.Д. перед банком, вместо чего, Козич Е.Д. предоставив отступное в виде указанного имущества, фактически прекратила обязательства, что по мнению автора жалобы является разными понятиями, влекущими разные правовые последствия, кроме того, Козич Е.Д. прекратив обязательства, лишила себя права регрессного требования к заемщику (должнику) и другому поручителю, являются несостоятельными, поскольку основаны на неверном толковании норм права.

Исходя из содержания ст. 309 , 407 , 408 , 409 ГК РФ исполнение обязательства выражается в совершении действий или воздержании от действий, составляющих предмет обязательства. Прекращение обязательства означает, что стороны перестают быть связанными обязательственными отношениями: кредитор не имеет права требовать от должника совершения каких-либо предусмотренных обязательством действий или воздержания от определенного в обязательстве действия, а должник не обязан исполнять требование кредитора. Таким образом, надлежащее исполнение обязательства наравне с отступным являются способами прекращения обязательства.

В силу п. 1 ст. 365 и абз. 4 ст. 387 ГК РФ к поручителю, исполнившему свое обязательство перед кредитором (в том числе в ходе исполнительного производства), переходят права, принадлежащие кредитору по обеспеченному обязательству. Те же последствия наступают в случае предоставления поручителем кредитору отступного.

Судом установлено, что Козич Е.Д. являлась не только залогодателем, но и поручителем по обязательствам ООО «РоскарантинСервис» перед банком по кредитному договору, в связи с чем, у нее существовало перед банком денежное обязательство, которое могло быть прекращено путем предоставления отступного в порядке ст. 409 ГК РФ.

Сторонами не оспаривалось и установлено судом, что у ООО «РоскарантинСервис» (должника) имелась задолженность в исполнении обязательства по кредитному договору, в связи с чем, у банка имелись основания, предусмотренные кредитным договором, для предъявления требования о досрочном погашении кредита.

Письмом от **** года ООО «РоскарантинСервис», за подписью руководителя Козич Е.Д. уведомило банк о невозможности исполнения обязательств по кредитному договору и об исполнении обязательств третьим лицом Козич Е.Д., которой **** года взамен исполнения обязательств общества предоставлено банку недвижимое имущество в качестве отступного. Согласие банка на принятие имущества в качестве отступного не может быть расценено как злоупотребление им своими правами.

Достижение соглашения между Козич Е.Д. и банком о прекращении долгового обязательства ООО «РоскарантинСервис» перед банком предоставлением отступного — обращения взыскания на спорные объекты недвижимости, в том смысле который придается данному понятию ст. 55 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости»), не имело место.

Отступное является в сравнении с обращением взыскания на заложенное имущество самостоятельным способом прекращения основного обязательства, поэтому отношения, вытекающие из соглашения об отступном от **** года, не подпадают под предмет правового регулирования Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», в том числе ст. 55.

По смыслу нормы, содержащейся в п. 2 ст. 170 ГК РФ, по основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю участников сделки. Притворная сделка не направлена на возникновение вытекающих из нее правовых последствий, прикрывает иную волю участников сделки и в силу этого признается ничтожной. При этом обе стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка. Намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно.

КБ «Экономикс-Банк» (ООО) исковые требования не признало, факт того, что банк, заключая соглашение об отступном, преследовал иную цель и имел волю на совершение другой сделки, установлены не были. Исполнение соглашения об отступном от **** года состоялось, к банку перешло право собственности на перечисленные выше объекты недвижимого имущества, переданные Козич Е.Д. по акту приема-передачи; обязательства ООО «РоскарантинСервис» по кредитному договору прекращены. Суд не установил те обстоятельства, с которыми положения статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации связывают возможность признания сделки недействительной по мотиву притворности.

Согласно ст. 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Положения статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривают, что элементы кабальности сделки (стечение тяжелых личных обстоятельств, совершение сделки на крайне невыгодных для себя условиях) должны присутствовать в момент ее совершения и быть известны другой стороне, которая при заключении сделки воспользовалась данными обстоятельствами.

Доказательств наличия какого-либо принуждения Козич Е.Д. к заключению соглашения об отступном не представлено, как и нет подтверждения кабальности сделки. Отказывая в признании указанной сделки ничтожной по основаниям кабальности ее условий, суд исходил из того, что на момент заключения соглашения об отступном Козич Е.Д. заявила о том, что в дееспособности не ограничена, под опекой, попечительством, патронажем не состоит, по состоянию здоровья может самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности, не страдает заболеваниями, препятствующими сознавать суть подписываемого договора и обстоятельств его заключения, об отсутствии обстоятельств, вынуждающих совершить данную сделку на крайне невыгодных для себя условиях, о сознании последствий нарушения условий настоящего соглашения, что следует из содержания оспариваемого соглашения; доказательств, свидетельствующих о том, что на момент заключения соглашения об отступном банку было известно о нахождении Козич Е.Д. под влиянием стечения тяжелых обстоятельств, а также использование банком указанных обстоятельств, в целях понуждения истца к заключению сделки на крайне невыгодных для нее условиях, суду не представлено; медицинские документы о перенесенном операционном лечении не содержат сведений о нахождении истца в момент заключения сделки в тяжелых обстоятельствах, с которыми закон связывает признание сделки недействительной по основанию заключения ее на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка).

Доводы Козич Е.Д. о том, что по оспариваемой сделке имущество передано по цене значительно ниже рыночной, признаны судом несостоятельными, сведения о размере рыночной стоимости на **** год не могут являться доказательством крайне невыгодных условий. В силу ст. 409 ГК РФ стороны свободны в установлении размера, сроков и порядка предоставления отступного; данная норма не содержит требований об эквивалентности размера отступного размеру первоначального предоставления. Указанное истцом обстоятельство о несоразмерности отступного с рыночной стоимостью переданного по отступному имущества само по себе не может свидетельствовать о кабальности сделки. Суд пришел к правильному выводу о том, что оснований для признания сделки недействительной по основанию, предусмотренному ст. 179 ГК РФ не имеется.

Выводы суда основаны на правильном применении норм материального и процессуального права и представленных сторонами доказательствах, которые исследованы судом и которым судом в решении дана надлежащая правовая оценка.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают сделанные судом выводы по существу заявленных требований, а выражают лишь несогласие с ними и с оценкой исследованных по делу доказательств, которым судом дан надлежащий анализ и правильная оценка по правилам статьи 67 ГПК Российской Федерации, основаны на неверном понимании действующего законодательства.

Несогласие с выводами суда не может рассматриваться в качестве основания отмены судебного постановления в апелляционном порядке, правовых доводов, которые могли бы повлиять на существо состоявшегося судебного решения и, соответственно, явиться основаниями к его отмене, апелляционная жалоба не содержит и удовлетворению не подлежит.

Доводы о допущенных, по мнению автора жалобы, процессуальных нарушениях: не привлечение к участию в деле ООО «РоскарантинСервис», ООО «Мясное подворье», Громовой А.С., отказе в допросе свидетелей, отказе в назначении по делу оценочной и медицинской экспертизы, не свидетельствуют о незаконности и необоснованности постановленного решения, не могут повлечь отмену оспариваемого судебного акта.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Киржачского районного суда Владимирской области от 30 июля 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Козич Е.Д. — без удовлетворения.

www.garant.ru

Отступное при залоге

ОТСТУПНОЕ ПРИ ЗАЛОГЕ

Тимофеева Н. Ю., ООО «Инвестор-Строй», юрисконсульт.

Как известно, в п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указывается на ничтожность соглашений, предусматривающих возможность передачи имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя, за исключением тех, которые могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства (ст. 409, 414) . ——————————— Российская газета. N 152. 1996. 13 августа.

При этом необходимо иметь в виду случай из судебной практики, часто упоминаемый в комментариях по данному вопросу. Судом была признана мнимой сделка залога векселя, поскольку одновременно с ней было заключено соглашение об отступном, по которому вексель передавался в собственность банка, а кредитное обязательство, которое обеспечивалось залогом, прекращалось. При таких обстоятельствах имелись основания полагать, что стороны и не собирались исполнять сделку залога векселя (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 1997 г. N 5246/97) . ——————————— Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т. 1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2007.

Казалось бы, можно принять за аксиому — во избежание признания сделки недействительной одновременно с заключением договора залога не следует заключать соглашение об отступном в отношении предмета залога. Поэтому на практике стороны, заключающие договор залога, оговаривают возможность такого отступного, но считают необходимым отложить подписание соглашения на более поздний срок, не вдаваясь в объяснение причин, но полагая, что тем самым обеспечивается юридическая чистота сделки. Такой подход является некорректным. При внимательном изучении Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 1997 г. N 5246/97 обнаруживаются дополнительные детали. Рассматривался случай, когда соглашение об отступном не только заключалось, но и исполнялось одновременно с возникновением права на залог векселя, который в тот же день был передан банку в качестве отступного (фактически еще не было пользования кредитом, в обеспечение возврата которого заключался договор залога). По этим причинам суд не только квалифицировал сделку залога векселя как мнимую, но также признал соглашение об отступном притворной сделкой, указав, что соглашение прикрывает сделку продажи векселя и потому является ничтожным . Может быть, если бы стороны не предусмотрели столь поспешную передачу предмета залога в качестве отступного в собственность залогодержателя, то совершенные ими сделки не оказались бы недействительными? ——————————— Хозяйство и право. 2000. N 1.

Рассмотрим возможность одновременного заключения договора залога и соглашения об отступном более подробно. 1. В соответствии со ст. 409 Гражданского кодекса Российской Федерации размер, сроки и порядок предоставления отступного устанавливаются сторонами. То есть если заключается соглашение об отступном, необходимо определить, когда оно будет исполняться. И если стороны в соглашении об отступном устанавливают срок его исполнения, который, как в вышеприведенном случае, совпадает с датой заключения договора залога, то данная сделка окажется недействительной. 2. Стороны могут заключить соглашение об отступном, указав в нем конкретную дату предоставления отступного в виде предмета залога, удаленную от даты заключения договора залога, но предшествующую сроку исполнения обязательства, обеспеченного залогом. Данная ситуация немногим отличается от предыдущей. Во избежание признания сделки мнимой договор залога должен оправдывать свое назначение, т. е. заключаться и действовать с тем, чтобы согласно ст. 334 ГК РФ предоставить залогодержателю возможность в случае неисполнения должником основного обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами залогодателя, за изъятиями, установленными законом. Можно говорить о том, что поскольку указанное право кредитора-залогодержателя возникает только при неисполнении должником своего обязательства, то при наступлении таких же условий возникает и альтернативное право залогодержателя — получить отступное (при заключении соглашения об отступном). Если же такого неисполнения еще не может быть выявлено, то велик риск того, что договор залога, как и в случае, рассмотренном в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 декабря 1997 г. N 5246/97, будет признан заключенным лишь для вида, без намерения создать соответствующие ему правовые последствия, подтверждением чего окажется соглашение об отступном, являющееся притворной сделкой. Отмечу, что до настоящего времени не нашел однозначного решения вопрос о том, реальной или консенсуальной является сделка о предоставлении отступного, и само это обстоятельство не исключает оценки судом соглашения об отступном как реальной сделки, при совершении которой имеет значение факт передачи имущества, а не достигнутые сторонами договоренности. Кроме того, после заключения соглашения об отступном первоначальное обязательство параллельно продолжает существовать в том же виде. Поэтому признание недействительной сделкой договора залога с соглашением об отступном данного вида наиболее вероятно в случае, когда фактически уже состоялась передача отступного. 3. Наконец, стороны могут указать в соглашении об отступном конкретную дату — позднее срока исполнения обязательства, обеспеченного залогом, или же заключить соглашение под условием передачи отступного в случае неисполнения данного обязательства должником-залогодателем. Полагаю, в этом случае соглашение об отступном действительно окажется способным прекратить первоначальное обязательство на законных основаниях. Оно может быть заключено и одновременно с заключением договора залога. Но при наличии доказательств, подтверждающих, что стороны, заключившие такое соглашение об отступном, намеренно затягивают исполнение обеспеченного залогом обязательства, с целью предоставления предмета залога в собственность залогодержателя, сделка также может быть признана недействительной. Следует также принимать во внимание противоречивость разъяснений о возможности сторон по соглашению об отступном передавать предмет залога в собственность залогодержателя ввиду общего запрета на подобные результаты сделок (в целом это делает рассматриваемые соглашения нежелательными для применения). Такие авторитетные ученые, как д. ю.н., проф. М. И. Брагинский, д. ю.н., проф. В. В. Витрянский, называют подобную передачу весьма распространенной ошибкой. Для того чтобы в данной ситуации соглашение об отступном не было признано недействительной сделкой, стороны в качестве кредитора и заемщика по кредитному договору (а не как залогодержатель и залогодатель по договору залога) должны договориться о прекращении обязательства по кредитному договору путем передачи кредитору определенного имущества (но не предмета залога), считают М. И. Брагинский, В. В. Витрянский . ——————————— Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. Кн. 5. В 2 т. Том 1. М.: Статут, 2006.

Но одновременно из текста п. 46 действующего Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» следует, что соглашения об отступном, предусматривающие переход права собственности залогодержателю на предмет залога, ничтожными не являются. Иными словами, если заключен договор залога, то в случае неисполнения должником обязательства залогодержатель может обратить взыскание на заложенную вещь путем ее реализации, но не может приобрести право собственности на нее. Если же еще и имеется соглашение об отступном или о новации, предусматривающее переход права собственности, — учитываются условия такого соглашения. При этом следует придавать значение установленному сроку исполнения соглашений об отступном, о котором говорилось выше.

www.center-bereg.ru

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 апреля 2014 г. N Ф07-6074/13 по делу N А21-1342/2013 (ключевые темы: соглашение об отступном — кредитный договор — прекращение обязательств — последующая ипотека — внесудебный порядок)

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Нефедовой О.Ю., судей Дмитриева В.В. и Коробова К.Ю.,

при участии от общества с ограниченной ответственностью «Мясное подворье» Токуновой Г.А. (доверенность от 30.10.2013 N 11) и Громовой А.С. (доверенность от 31.03.2013 N 4), от Коммерческого банка «Экономикс-Банк» (общества с ограниченной ответственностью) Рудновского А.В. (доверенность от 20.09.2013 N 90) и Петерс О.В. доверенность от 11.03.2014 N 33),

рассмотрев 02.04.2014 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Коммерческого банка «Экономикс-Банк» (общества с ограниченной ответственностью) на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2013 по делу N А21-1342/2013 (судьи Мельникова Н.А., Кашина Т.А. и Шестакова М.А.),

Общество с ограниченной ответственностью «Мясное подворье», место нахождения: 238431, Калининградская область, Багратионовский район, поселок Первомайское, дом 8, ОГРН 1063915017539 (далее — ООО «Мясное подворье»), обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с иском к коммерческому банку «Экономикс-Банк» (обществу с ограниченной ответственностью), место нахождения: 101000, Москва, Мясницкая улица, дом 46, строение 1, ОГРН 1027700523718 (далее — Банк, КБ «Экономикс-Банк», о признании соглашения об отступном от 24.04.2012 (далее — Соглашение об отступном) недействительной (ничтожной) сделкой. Истец просил также о применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде восстановления права собственности ООО «Мясное подворье» на недвижимое имущество, расположенное по адресу: Калининградская область, Багратионовский район, поселок Первомайский, дом 8, а именно: гараж (кадастровый номер 39-39-09/086/2009-774); административное здание (кадастровый номер 39-39-09/086/2009-771); цех по убою и обвалке (кадастровый номер 39-39-09/086/2009-709); цех по обвалке (кадастровый номер 39-39-09/086/2009-710); административное здание (кадастровый номер 39-39-09/086/2009-773); трансформаторная подстанция (кадастровый номер 39-39-09/086/2009-775); генераторная 1 (кадастровый номер 39-39-09/086/2009-711); генераторная 2 (кадастровый номер 39-39-09/086/2009-776); холодильник (кадастровый номер 39-39-09/086/2009-772), а также земельный участок для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства (кадастровый номер 39:01:00 00 00:0323) (далее — спорное недвижимое имущество).

Определением суда от 29.04.2013 в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Калининградской области, место нахождения: 236040, Калининградская область, Калининград, улица Генерала Соммера, дом 27, ОГРН 1043902855446 (далее — Управление Росреестра).

Определением того же суда от 01.07.2013 в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены: Козич Екатерина Дмитриевна; общество с ограниченной ответственностью «РоскарантинСервис», место нахождения: 127287, Москва, Петровско-Разумовский проезд, дом 22, строение 11, ОГРН 1037739804068 (далее — ООО «РоскарантинСервис»); а также АКЦИОНЕРНЫЙ КОММЕРЧЕСКИЙ БАНК «ТРАНСКАПИТАЛБАНК» (ЗАКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО), место нахождения: 109147, Москва, Воронцовская улица, дом 27/35, ОГРН 1027739186970 (далее — АКБ «ТРАНСКАПИТАЛБАНК»).

Решением Арбитражного суда Калининградской области от 06.09.2013 (судья Шкутко О.Н.) в удовлетворении исковых требований ООО «Мясное подворье» отказано.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2013 указанное решение отменено. Признано недействительным Соглашение об отступном, заключенное между ООО «Мясное подворье» и КБ «Экономикс-Банк». Удовлетворено требование истца о применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде восстановления записи о праве собственности ООО «Мясное подворье» на спорное недвижимое имущество.

В кассационной жалобе КБ «Экономикс-Банк» обжалует указанное постановление, ссылаясь на неправильное применение норм процессуального и материального права, а также на несоответствие выводов апелляционной инстанции обстоятельствам дела и имеющимся в нем доказательствам. Податель жалобы просит отменить указанный судебный акт и оставить в силе решение суда первой инстанции от 06.09.2013.

Податель жалобы ссылается на то, что апелляционный суд сделал ошибочный вывод о притворности сделки, противоречащий фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в материалах доказательствам, так как истолковал положения заключенного между сторонами Соглашения об отступном вопреки буквальному содержанию его текста. Результатом такого толкования стал незаконный, по мнению КБ «Экономикс-Банк», вывод о том, что воля сторон была направлена не на прекращение обязательств по кредитному договору, а на досрочное их исполнение путем внесудебного порядка обращения взыскания на заложенное имущество.

По мнению подателя жалобы неправомерен и вывод апелляционного суда о том, что факт заключения предварительного договора от 24.04.2012 купли-продажи спорного недвижимого имущества между КБ «Экономикс-Банк» и Громовой А.С. одновременно с подписанием сторонами названного Соглашения об отступном сам по себе является подтверждением притворности оспариваемой сделки.

КБ «Экономикс-Банк» считает, что также неправомерен и вывод апелляционного суда о кабальности спорной сделки, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства стечения тяжелых обстоятельств для ООО «Мясное подворье», повлиявших на заключение истцом спорного Соглашения об отступном.

Податель жалобы полагает, что апелляционный суд неправильно применил статью 409 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), вследствие чего сделал неправомерный вывод о том, что факт сохранения обеспечивающих исполнение истцом кредитного обязательства договоров залога доли и поручительства в период между подписанием спорного Соглашения об отступном и исполнением последнего подтверждает притворность оспариваемой сделки.

КБ «Экономикс-Банк» полагает, что суд апелляционной инстанции неверно сослался на статью 810 ГК РФ, указав при этом, что стороны исполнили обязательство, срок исполнения которого не наступил, вследствие чего и сделал неправомерный вывод о недействительности спорного Соглашения об отступном.

Податель жалобы также считает, что апелляционный суд не указал в своем постановлении от 26.12.2013 конкретные мотивы, по которым не согласился с выводами суда первой инстанции, тем самым нарушив требования статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).

Кроме того, податель жалобы ссылается на то, что суд апелляционной инстанции указал в резолютивной части обжалуемого постановления на восстановление записи о праве собственности ООО «Мясное подворье», однако при этом в нарушение статьи 167 ГК РФ не разрешил вопрос о правах КБ «Экономикс-Банк» на спорное недвижимое имущество.

В отзыве на кассационную жалобу ООО «Мясное подворье» просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения, а жалобу КБ «Экономикс-Банк» — без удовлетворения.

В судебном заседании представители Банка поддержали доводы, приведенные в кассационной жалобе. Представители истца обратились с просьбой отказать в ее удовлетворении.

Третьи лица о времени и месте рассмотрения жалобы извещены надлежащим образом, однако своих представителей в судебное заседание не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 АПК РФ не является препятствием для ее рассмотрения в их отсутствие.

Законность обжалуемого судебного акта апелляционной инстанции проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, 06.07.2011 ООО «Мясное подворье» (заемщик) и КБ «Экономикс-Банк» (кредитор) заключили кредитный договор N 43/07-ВК/11 (далее — Кредитный договор), согласно условиям которого кредитор предоставил заемщику на условиях платности, срочности и возвратности кредит в сумме 4 850 000 долларов США сроком по 07.07.2014 включительно. В свою очередь заемщик обязался использовать и возвратить полученную сумму кредита, а также уплатить проценты на нее в соответствии с условиями Кредитного договора.

В обеспечение исполнения обязательств ООО «Мясное подворье» по Кредитному договору Банк и ООО «РоскарантинСервис» 06.07.2011 заключили договор поручительства N 43/07-ПЮ/11.

В обеспечение исполнения обязательств заемщиком по Кредитному договору Банк и Козич Екатерина Дмитриевна 06.07.2011 заключили договор поручительства N 43/07-ПФ/11, а также договор N 43/07-ДЗ/11 залога доли в уставном капитале ООО «Мясное подворье».

В обеспечение исполнения обязательств заемщиком по Кредитному договору Банк и ООО «Мясное подворье» 06.07.2011 также заключили договор N 43/07-ЗН/11 о последующей ипотеке (далее — Договор о последующей ипотеке), который зарегистрирован 18.07.2011. Предметом Договора о последующей ипотеке стали принадлежащие истцу вышеупомянутые девять объектов недвижимости и земельный участок, а их залоговая стоимость составила 250 052 300 руб.

В соответствии с пунктом 1.8 Договора о последующей ипотеке в связи с возведением заемщиком на указанном земельном участке объектов недвижимого имущества на эти объекты в соответствии со статьей 65 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее — Закон N 102-ФЗ) распространяется право залога КБ «Экономикс-Банк» по договору от 30.05.2007 N 1572-2007/ДЗ/1 о залоге недвижимого имущества, ранее заключенному между АКБ «ТРАНСКАПИТАЛБАНК» и ООО «Мясное подворье».

Права требования по последнему договору перешли к КБ «Экономикс-Банк» согласно договору от 01.06.2011 уступки права требования (цессии), заключенному между АКБ «ТРАНСКАПИТАЛБАНК» и КБ «Экономикс-Банк», что подтверждается Выпиской N 09/092/2011-371 из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Как уже упоминалось, 24.04.2012 КБ «Экономикс-Банк» (кредитор) и ООО «Мясное подворье» (должник) подписали Соглашение об отступном, согласно пункту 1.1 которого стороны договорились досрочно прекратить обязательства по Кредитному договору путем предоставления истцом отступного в виде заложенного недвижимого имущества. Стороны установили в пункте 1.3 Соглашения об отступном, что на дату подписания документа общая сумма задолженности заемщика по Кредитному договору составила 4 930 228,42 доллара США.

Согласно пункту 2.3 Соглашения об отступном обязательства ООО «Мясное подворье» по передаче отступного считаются выполненными в момент государственной регистрации Управлением Росреестра перехода права собственности от должника к кредитору.

В соответствии с пунктами 3.4 — 3.6 Соглашения об отступном с прекращением кредитного обязательства прекращаются залог недвижимого имущества, поручительство Козич Е.Д. и поручительство ООО «РоскарантинСервис». Условие о прекращении обязательств Козич Е.Д. о залоге доли в уставном капитале Общества в Соглашении об отступном отсутствует.

Соглашение об отступном было подписано со стороны ООО «Мясное подворье» единственным его участником Козич Е.Д., действовавшей на основании удостоверенной нотариусом доверенности.

Переход права собственности на спорные объекты недвижимости к КБ «Экономикс-Банк» по Соглашению об отступном 17.05.2012 был зарегистрирован Управлением Росреестра.

В материалы дела также представлен предварительный договор купли-продажи от 24.04.2012, согласно условиям которого стороны обязались в будущем заключить договор купли-продажи объектов недвижимости в соответствии с которым КБ «Экономикс-Банк» продаст, а Громова Алиса Сергеевна (дочь Козич Е.Д.) приобретет названные объекты недвижимости за общую цену в 5 209 540 долларов США.

Согласно пояснениям сторон упомянутый договор купли-продажи на условиях предварительного договора заключен не был.

Полагая, что Соглашение об отступном является притворной и мнимой сделкой (статья 170 ГК РФ), поскольку прикрывает обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке без проведения торгов, а также сделкой, совершенной вследствие стечения тяжелых для истца обстоятельств, ООО «Мясное подворье» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Решением от 06.09.2013 суд первой инстанции отказал ООО «Мясное подворье» в иске.

Апелляционный суд отменил указанное решение и признал недействительным спорное Соглашение об отступном. Также было удовлетворено требование истца о применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде восстановления записи о праве собственности ООО «Мясное подворье» на спорное недвижимое имущество.

Кассационная инстанция считает, что жалоба КБ «Экономикс-Банк» подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 349 ГК РФ требования залогодержателя (кредитора) удовлетворяются из стоимости заложенного недвижимого имущества по решению суда. Удовлетворение требования залогодержателя за счет заложенного недвижимого имущества без обращения в суд допускается на основании нотариально удостоверенного соглашения залогодержателя с залогодателем, заключенного после возникновения оснований для обращения взыскания на предмет залога. Такое соглашение может быть признано судом недействительным по иску лица, чьи права нарушены таким соглашением.

Согласно пункту 1 статьи 55 Закона N 102-ФЗ удовлетворение требований залогодержателя за счет имущества, заложенного по договору об ипотеке, без обращения в суд допускается на основании нотариально удостоверенного соглашения между залогодержателем и залогодателем, заключенного после возникновения оснований для обращения взыскания на предмет ипотеки.

Статьей 409 ГК РФ предусмотрено, что по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.). Размер, сроки и порядок предоставления отступного устанавливаются сторонами.

В пункте 46 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что действующее законодательство не предусматривает возможность передачи имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя. Всякие соглашения, предусматривающие такую передачу, являются ничтожными, за исключением тех, которые могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства.

Суды первой и апелляционной инстанций сделали правильный вывод о том, что заключенное между сторонами соглашение от 24.04.2012 по своей правовой природе является именно соглашением об отступном.

Пункт 2 статьи 170 ГК РФ предусматривает, что притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Апелляционный суд сделал вывод, что спорное Соглашение об отступном является притворной сделкой, поскольку воля сторон была направлена не на прекращение обязательств по Кредитному договору, а на досрочное исполнение обязательств путем внесудебного порядка обращения взыскания на заложенное имущество. Кассационная инстанция считает указанный вывод неправомерным и необоснованным.

Кассационный суд в данном случае согласен с выводом суда первой инстанции о том, что поскольку действующим законодательством Российской Федерации предусмотрен такой способ прекращения обязательств, как отступное, то спорное соглашение от 24.04.2012 не может прикрывать сделку обращения взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке. Воля сторон по названному Соглашению об отступном в действительности направлена на передачу спорного недвижимого имущества в собственность КБ «Экономикс-Банк» именно с целью прекратить заемные обязательства ООО «Мясное подворье» по Кредитному договору, что не является нарушением норм действующего законодательства о залоге.

Довод ООО «Мясное подворье» о том, что воля должника при подписании Соглашения об отступном была направлена именно на сохранение своего спорного недвижимого имущества во владении истца, противоречит самой природе отступного.

Довод апелляционного суда о том, что о притворности сделки свидетельствует тот факт, что спорное недвижимое имущество не выбыло из владения ООО «Мясное подворье», которое и после заключения Соглашения об отступном несло бремя содержания указанных зданий и земельного участка, не соответствует материалам дела.

Право собственности КБ «Экономикс-Банк» на спорные объекты недвижимости зарегистрировано 17.05.2012 Управлением Росреестра на основании Соглашения об отступном и акта от 02.05.2012 приема-передачи отступного.

В материалы дела представлены документы, свидетельствующие о реализации полномочий собственника недвижимого имущества после исполнения Соглашения об отступном. Это выданное КБ «Экономикс-Банк» Государственной инспекцией архитектурно-строительного надзора Калининградской области заключение от 21.03.2013 N 025-2013-з о соответствии построенного, реконструированного объекта капитального строительства требованиям технических регламентов (норм и правил), иных нормативных правовых актов и проектной документации, в том числе требованиям энергетической эффективности и требованиям оснащенности объекта приборами учета используемых энергетических ресурсов. В то же самое время КБ «Экономикс-Банк» получил 25.07.2013 разрешение N RU39515305-005/2013МО на ввод объекта в эксплуатацию в отношении комплекса по убою и обвалке скота, являющегося спорным недвижимым имуществом.

Заключение КБ «Экономикс-Банк» предварительного договора купли-продажи спорного недвижимого имущества с Громовой А.С. так же подтверждает именно исполнение, а не притворность Соглашения об отступном. Заключение такого предварительного договора, также как и предложение заключить договор аренды, свидетельствуют о намерении КБ «Экономикс-Банк» воспользоваться правами собственника в отношении принадлежащего ему имущества, в том числе и правом распоряжения своим имуществом.

Апелляционный суд сделал вывод о том, что о притворности оспариваемой сделки свидетельствует то обстоятельство, что указанной сделкой не был прекращен обеспечительный договор залога доли Козич Е.Д. в уставном капитале ООО «Мясное подворье», так как КБ «Экономикс-Банк» намерен сохранить за собой право залога на указанную долю. Указанный довод отклоняется кассационной инстанцией как незаконный, поскольку в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 352 ГК РФ залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства.

В то же время факт сохранения обеспечивающих исполнение кредитного обязательства договоров залога доли и поручительства в период между подписанием спорного Соглашения об отступном и его исполнением не противоречит статье 409 ГК РФ.

Согласно пункту 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.12.2005 N 102 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 409 Гражданского кодекса Российской Федерации» обязательство прекращается с момента предоставления отступного взамен исполнения, а не с момента достижения сторонами соглашения об отступном. Соглашение об отступном порождает право должника на замену исполнения и обязанность кредитора принять отступное.

В отношении спорного Соглашения об отступном по настоящему делу, на основании чего кредитору передавалось спорное недвижимое имущество, именно дата государственной регистрации перехода права собственности к КБ «Экономикс-Банк» является моментом предоставления отступного со стороны заемщика взамен исполнения им договорных обязательств. Следовательно, до указанной даты обязательства, обеспечивающие основное кредитное обязательство должника, продолжали действовать.

В соответствии с пунктом 3 статьи 179 ГК РФ сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Из данной статьи следует, что для кабальной сделки характерными являются следующие признаки: она совершена потерпевшим лицом на крайне невыгодных для него условиях, совершена вынужденно — вследствие стечения тяжелых обстоятельств, а другая сторона в сделке сознательно использовала эти обстоятельства.

Только при наличии в совокупности указанных выше признаков сделка может быть оспорена по мотиву ее кабальности. Самостоятельно каждый из признаков в отдельности не является основанием для признания сделки недействительной как кабальной.

Кассационная инстанция согласна с выводом суда первой инстанции о недоказанности совокупности названных условий для признания Соглашения об отступном кабальной и недействительной сделкой по указанным истцом основаниям. Сложная финансовая ситуация, на которую ссылается должник, не является сама по себе основанием для признания сделки кабальной.

Запрет на ввоз скота из стран Евросоюза не мог негативно сказаться на деятельности ООО «Мясное подворье» с учетом того, что судом первой инстанции установлено и не оспаривается истцом, что спорные объекты недвижимости не были введены заемщиком в эксплуатацию, а это исключало для него возможность осуществления деятельности по убою скота с использованием (эксплуатацией) данных объектов недвижимости.

Довод апелляционного суда о подписании Соглашения об отступном с отчуждением спорного имущества по заниженной цене противоречит материалам дела.

Залоговая стоимость спорного недвижимого имущества согласно Договору о последующей ипотеке составила 250 052 300 руб.

Кассационная инстанция считает необоснованным сравнение апелляционным судом указанной стоимости с задолженностью истца на момент подписания Соглашения об отступном по Кредитному договору только в части процентов (1 314 426 руб. 72 коп. или 0,9% от общей суммы Кредитного договора). В самом Соглашении об отступном сторонами установлено, что на дату его подписания общая сумма задолженности ООО «Мясное подворье» по Кредитному договору составила 4 930 228,42 доллара США.

Кроме того, КБ «Экономикс-Банк» представил в суд первой инстанции заключение оценщика (общества с ограниченной ответственностью «НЦ «БАЛТЭКСПЕРТИЗА») от 16.05.2012 N Н-0326-2012, согласно которому стоимость спорного имущества, являющегося предметом Соглашения об отступном, составляет 56 892 200 руб. Указанная оценка истцом не оспорена. Апелляционный суд данное доказательство не опроверг.

Статьей 409 ГК РФ предусмотрено прекращение обязательства предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.) по соглашению сторон.

Согласно пункту 1 статьи 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, предусмотренные договором займа. В силу абзаца второго пункта 2 указанной статьи возможность возврата досрочно суммы займа, предоставленного под проценты, обусловлена согласием займодавца.

Вывод апелляционного суда о недействительности оспариваемого Соглашения об отступном как заключенного с нарушением положений статьи 810 ГК РФ, поскольку срок исполнения обязательств по возврату основного долга по кредиту не наступил, кассационная инстанция считает неправомерным.

На момент заключения оспариваемого Соглашения об отступном у ООО «Мясное подворье» уже было обязательство по возврату займа кредитору в лице КБ «Экономикс-Банк», поскольку такое обязательство возникает у заемщика с момента предоставления ему займа.

По смыслу статьи 409 ГК РФ право сторон на заключение соглашения об отступном не ограничено наличием у должника просроченного обязательства. Заключая оспариваемое Соглашение об отступном, КБ «Экономикс-Банк» дал свое согласие заемщику на прекращение (в том числе досрочное) обязательств по возврату кредита предоставлением отступного в виде имущества.

Кассационная инстанция согласна с выводом суда первой инстанций о недоказанности со стороны ООО «Мясное подворье» обстоятельств, подлежащих доказыванию по всем заявленным истцом основаниям для признания спорного Соглашения об отступном недействительной сделкой, а также о пропуске истцом срока исковой давности (о применении которого заявил ответчик) по требованиям о признании данной сделки недействительной.

Кроме того, истечение срока исковой давности в соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 ГК РФ уже само по себе является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для признания спорного Соглашения об отступном ничтожной сделкой.

С учетом изложенного постановление апелляционного суда подлежит отмене.

Учитывая, что нормы материального и процессуального права применены судом первой инстанции правильно, кассационный суд считает, что вынесенное по делу решение от 06.09.2013 следует оставить без изменения.

Руководствуясь статьями 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2013 по делу N А21-1342/2013 отменить.

Решение Арбитражного суда Калининградской области от 06.09.2013 по тому же делу оставить без изменения.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Мясное подворье», место нахождения: 238431, Калининградская область, Багратионовский район, поселок Первомайское, дом 8, ОГРН 1063915017539, в пользу коммерческого банка «Экономикс-Банк» (общества с ограниченной ответственностью), место нахождения: 101000, Москва, Мясницкая улица, дом 46, строение 1, ОГРН 1027700523718, 2000 руб. расходов по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе.

www.garant.ru

Популярное:

  • Не подали декларацию по косвенным налогам Декларация по косвенным налогам при импорте товаров из стран – участниц Таможенного союза Кто должен сдавать декларацию Составлять и сдавать декларацию по косвенным налогам должна компания, которая импортировала товары с […]
  • Деньги в долг под расписку в астане ДЕНЬГИ В ДОЛГ Получение денег в долг наиболее удобными способами для клиента, в том числе в круглосуточном режиме или на карточный счет. Выдача займов от частного лица под проценты по договору займа в течение часа, […]
  • Закон санкт-петербурга о праздниках и памятных датах в санкт-петербурге Закон санкт-петербурга о праздниках и памятных датах в санкт-петербурге О праздниках и памятных датах в Санкт-Петербурге* (с изменениями на 19 марта 2018 года) […]
  • Претензия о возврате денежных средств образец за телефон Образец претензии об обмене (возврате) товара - мобильного телефона Образец претензии об обмене или возврате мобильного телефона приведен в рамках статьи "Как вернуть деньги обратно, если сломался мобильный телефон". Кроме того, […]
  • Отзыв судьи по гражданскому делу Отвод судьи в гражданском процессе: реальность или фикция?. Статьи по предмету Гражданский процесс ОТВОД СУДЬИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ: РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ ФИКЦИЯ? Е.Ю. ЕСЕВА В Российской Федерации каждому гражданину гарантируется […]
  • Написать жалобу в мосжилинспекцию Написать жалобу в жилищную инспекцию Поводом написать жалобу в государственную жилищную инспекцию (ГЖИ) по месту проживания может стать бездействие ЖКУ или обслуживающей компании и нарушение ими действующего законодательства […]
  • Пенсии для работников уфсин Пенсионное обеспечение сотрудников ФСИН Согласно действующему законодательству начальники и рядовые служащие органов ФСИН также как военные, полицейские, прокурорские работники, судьи и пожарные обеспечиваются государственной […]
  • Мировые суды в южном бутово Мировые судьи (Зюзинский суд), Южное Бутово, с/у 19, 20, 103 Судебный участок мирового судьи №19 Мировой судья: Громов Яков Александрович Телефон для справок: 8 (495) 712-54-09 Телефон судебного участка: 8 (495) 712-78-27ф […]