Ссылка была сделана судом для

Тайную диктофонную запись можно использовать как доказательство в суде

Главные вкладки

Во многих ситуациях диктофонная запись является чуть ли не единственной возможностью доказать факт оскорбительных высказываний, унижающего обращения или вымогательства денег. Особенно сложно собрать доказательства, если события происходят во время приватного общения родителя и педагога или на уроке, где единственные свидетели это маленькие дети.

До настоящего времени существовала неоднозначная судебная практика в отношении признания тайной диктофонной записи в качестве допустимого доказательства. По умолчанию тайная запись разговоров является посягательством на неприкосновенность частной жизни. Несанкционированная запись частных разговоров считалась недопустимым доказательством, полученным с нарушением закона.

В декабре 2016 года было принято определение Верховного суда РФ, в котором Верховный суд допускает возможность вести и использовать в качестве доказательства в суде тайную диктофонную запись, если ее содержание затрагивает права и интересы участника беседы.

Это не означает, что запись приватного разговора, о котором не знает вторая сторона, можно распространять любыми способами. Также недопустимо записывать разговоры, которые не относятся лично к тому, кто ведет запись. Такие действия являются уголовно наказуемыми. Речь лишь о возможности использовать запись в суде.

Например, грубым нарушением прав и недопустимым доказательством будет тайная запись рассказа о содержании авторской методики педагога или запись беседы с родителем, который упоминает подробности семейной жизни. Недопустимо тайно оставлять диктофон в помещении, где могут вестись разговоры на любые темы.

Однако тайно записать собственный разговор, который непосредственно затрагивает права и интересы, по мнению Верховного суда РФ, является возможным. Если запись приватного разговора может служить доказательством противоправных действий, либо ели разговор ведется с лицом, которое исполняет служебные обязанности или в общественном месте, отсулки к защите частной жизни можно оспорить. Частная жизнь по определению Конституционного суда это «область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер».

Диктофонная запись будет принята в качестве доказательства в суде, если следовать рекомендациям

Истец должен подать ходатайство в письменном виде о приобщении диктофонной записи к делу. При этом важно указать, как этого требует статья 77 ГПК РФ, «когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись». В ходатайстве желательно расписать максимально подробно:

  • кто производил аудиозапись,
  • кому принадлежат участвующие в разговоре голоса,
  • день, точное время записи,
  • местоположение (адрес, название организации, место вне помещения),
  • наименование устройства, на которое производилась запись (марка, модель, номер),
  • формат, в котором производилась запись,
  • какие изменения исходного файла производились в процессе перезаписи (конвертация формата, переименования и т.п.)
  • сохранился ли оригинал файла на первичном носителе/диктофоне.

Важно подчеркнуть, что запись разговора произведена в целях самозащиты своих прав, на основании ст.12 ГК РФ. Непосредственно в ходатайстве стоит указать на обстоятельства, существенные для дела, которые могут быть подтверждены диктофонной записью.

Запись может быть приложена на CD-диске, при этом желательно приложить к диктофонной записи ее текстовую расшифровку. Если у суда возникают сомнения, дополнительно может потребоваться проведение экспертизы на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов.

Что говорит закон о допустимости диктофонной записи в качестве доказательства

«Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами» (статья 60 ГПК РФ)

Лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 ГПК РФ).

«Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств» (статья 75 УПК РФ)

Как интерпретировал Верховный суд использование в качестве доказательства тайной диктофонной записи

В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том
числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Ш., что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

usperm.ru

Сжимающий пайку изгнанья

“Какую биографию делают нашему рыжему”. (Анна Ахматова о Бродском.)

После суда И.Бродский был этапирован под конвоем в одном вагоне вместе с заключенными уголовниками по железной дороге в Архангельск. Путь его в ссылку лежал из “Крестов” через Вологодскую и Архангельскую пересылочные тюрьмы.
Свое пребывание в Архангельской тюрьме он отметил стихотворением: “Сжимающий пайку изгнанья. ”
Коношский район, куда он прибыл из Архангельска, находится на юге Архангельской области. Для отбытия ссылки его направили в деревню Норинская, что в 24 км от райцентра Коноша по автомобильной дороге Коноша — Вельск.
Деревня когда-то была большая, состоящая в основном из рубленных деревянных домов, теперь она на грани исчезновения. Деревня окружена болотами и таежными лесами, богатыми летом грибами и ягодами. В ней тогда были магазин и почта.
В Норинской Бродский прожил полтора года (с 25 марта 1964 по 4 сентября 1965 года). Его поселили в избу Таисии Ивановны Пестеревой. Изба была старой постройки, в прошлом веке срубил ее прадед Таисии Ивановны и с тех пор ее ни разу не перестраивали. Сейчас на этом доме висит памятная доска. Комната, в которой жил поэт, была маленькая — всего четыре на пять шагов. Стены обиты широкими досками, пол из грубых еловых плах, из мебели — только диван и стол. Правда, прожил Бродский здесь всего три дня: март был холодный, а у хозяйки, как на грех, с печкой что-то случилось. Пришлось переселиться в избу напротив, тоже к Пестеревым: Константину Борисовичу и Анастасии Михайловной. У них поэт и прожил 1,5 года.
Об этой жизни Бродский вспоминал: “Я помню, как сидел в маленькой избе, глядя через квадратное, размером с иллюминатор, окно на мокрую, топкую дорогу с бродящими по ней курами, наполовину веря тому, что я только что прочел. Я просто отказывался верить, что еще в 1939 году английский поэт сказал: “Время. боготворит язык”, а мир остался прежним”. (“Поклониться тени”).
В этой цитате Бродский говорит также о том, что в ссылке он продолжил изучение английской поэзии, в том числе творчество Уистена Одмена.
Английской поэзии он во многом обязан тем, что окончательно сложился как поэт. Это произошло в Норинской.
В одном из стихотворений он продолжает:
“В деревне никто не сходит с ума. По темным полям здесь проходит труд. Вдоль круглых деревьев стоят дома, в которых живут, рожают и мрут. В деревне крепко сожми виски. В деревне никто не сходит с ума. С белой часовни на склоне холма, с белой часовни, аляповат и суров, смотрит в поле Иоанн Богослов. Спускаясь в деревню, посмотришь вниз — пылит почтальон-велосипедист, а ниже шумит река, паром чернеет издалека”.
Его зачислили разнорабочим в совхоз “Даниловский” — навоз разгребать, камни с полей выкорчевывать, жерди для изгороди заготавливать, с трактористом озимые сеять, зерно лопатить чтоб не сгорело, картофель сажать и с поля убирать и т.д. В стихотворении поэта, написанном в августе-сентябре 1964 г., когда на севере сеют озимые, упоминается совхозный тракторист Александр Буров, вместе с которым работал Бродский:
“А.Буров — тракторист и я,\ Сельскохозяйственный рабочий Бродский.\ Мы сеяли озимые — шесть га. \Я созерцал лесистые края \И небо с реактивною полоской, \И мой сапог касался рычага. \Топорщилось зерно под бороной, \И двигатель окрестность оглашал. \Пилот меж туч закручивал свой почерк. \Лицом в поля, к движению спиной, \Я сеялку собою укрощал, \Припудренный землицею как Моцарт.
Некоторые старожилы Норинской вспоминали, что из него работник был плохой, иногда прогуливал. В деревне его считали чудаком и работу поручали попроще. За неоднократные прогулы приказом по совхозу “Даниловский” объявлялся выговор и предупреждался, что при повторении подобных случаев будут приняты более строгие меры вплоть до увольнения.
Тот же Буров, о котором говорится в стихотворении, на самом деле Булов Александр Кузьмич, как тогда, так и впоследствии вспоминал, что выработка на тракторе была десять гектаров, а при работе с таким напарником выходило шесть — “соответственно пол зарплаты мне начисляли” и нельзя было получить премию. “И все через него, лентяя. Пока он с Норинской до работы дойдет три километра — опоздает, потом, если сеялку на поле заклинит, от Иосифа пользы никакой. И все время перекурить звал. Мерзнуть будет, лишь бы не вспотеть. Мешки поворочает, сеялку кое-как затарит зерном, а больше ни-ни. С ним с год я всего проработал, да и то старался, если можно было не брать его. Получал Иосиф в совхозе рублей пятнадцать в месяц — за что больше, если не работал?”
У Булова в то же время зарплата была более двухсот. Как видно, материальные стимулы к труду у них были разные, не считая других факторов, таких как городской житель, талант поэта, здоровье и т.д. Тот же Булов иногда снисходил к своему помощнику: “Жаль вообще мужика было. Придет на работу, с собой — три пряника, и вся еда. Брал Иосифа с собой домой, подкармливал. Не пили, нет”.
Вспоминал Булов и о том, как к ним домой “. госбезопасность приезжала: мою хозяйку с самого начала предупредили, чтобы я с ним не снюхался. Я и не снюхивался. ”
О “стихах про меня” Булов услышал от знакомого работника милиции; тот как раз надзирал за ссыльными “на предмет режима”.
Своего места в мировой литературе не признает: “Иосиф мне стих не читал, а я не вникал и не вникаю. По мне, чем сюда было высылать, лучше бы сразу за бугор. Там ему место: и душой закрытый, и стихи у него муть какая-то. И которые про меня — тоже. Зря ему Нобелевскую дали. Подозреваю, политика в этом замешана”.
Булов во всем видел политику. Через несколько лет уехал из совхоза в Коношу и неслучайно устроился водителем в КГБ, где и проработал одиннадцать лет.
Как видно, Бродский находился под тройным контролем: госбезопасности, милиции и сексотов.
Но есть и другое мнения о Бродском бывшего в то время секретарем парткома совхоза Д.Ф.Марышева, а в дальнейшем директором совхоза, который вспоминает:
“Мы с ним оказались в одной паре. Женщины затаривали выкопанные трактором клубни в мешки, а мы грузили мешки на тракторную тележку. Беремся вдвоем с Бродским за мешок и забрасываем на тележку. Говорите, был он сердечником? Не знал. При мне Бродский работал на совесть. В редких перерывах курил “Беломор”. Работали почти без отдыха. В обед я пошел к своему тезке Пашкову, а Бродского увела к себе Анастасия Пестерева, у которой он жил на квартире в Норинской. После обеда опять кидали тяжелые мешки, и так весь день. Бродский был в осеннем пальто и полуботинках. Я спросил: “Что же не одел фуфайку и сапоги?” Он промолчал. А что тут скажешь, он понимал ведь, что грязная работа предстоит. Видно просто молодая беспечность”.
За время ссылки Бродский ни разу не упоминал о своей сердечной болезни и не жаловался; только однажды, уже в конце ссылки, когда решался вопрос о его досрочном освобождении, он написал об этом в своем заявлении. Видимо, по этой причине Бродский однажды отказался собирать камни с совхозных полей, за что по представлению руководства совхоза был арестован и осужден на 15 суток. Без согласования с секретарем парткома такие вещи не делаются, но он не интересовался здоровьем И.Бродского, для них он был зэк.
Т.И.Пестерева о своем квартиранте и соседе И.Бродском в беседе с журналистом областной газеты “Правда Севера” говорила: “Худой молвы о себе не оставил. Говорили, что тунеядец он. Да поглядели бы в работе: Иосиф-то с деревенскими мужиками и бабами все делал — жерди для изгороди рубил, навоз на поле возил, камни с полей таскал, картошку садить да убирать помогал. Уставал видимо с непривычки. Я как-то глянула, а у него на руках мозоль на мозоли.
Один раз приходит ко мне с перевязанными ладонями.
“Ходил я, — говорит, — жерди заготовлять для изгородей, так содрал до крови”. Я посетовала, почему рукавицы у Пестеревых не испросил. Руки к труду, к топору не приспособлены — но, видимо, трудился на совесть, раз до кровавых мозолей.
Обходительный был — верно. Я телятницей работала. Как занемогла, так Иосиф взялся за меня телят пасти. Потом Иосиф на постой в другой дом перебрался. И перво-наперво посадил перед избой черемуху — из лесу принес.
Говаривал: “Каждый человек должен за свою жизнь хоть одно дерево посадить, людям на радость”.
Все они оценивали Бродского по отношению его к тяжелому физическому крестьянскому труду. Но он для него был вынужденным, подневольным. Они, также как и судья в Питере, не считали поэтическое творчество трудом.
Все его время и мысли были заняты именно этим трудом, творческим. За время ссылки он написал большое количество стихов, пожалуй, не меньшее, чем до нее.
О своей жизни в Норинской Бродский писал: “Если меня на свете что-нибудь действительно выводит из себя, так это то, что в России творится именно с землей, с крестьянами. Меня это буквально сводило с ума! Потому что нам, интеллигентам, что — нам книжку почитать, и обо всем забыл, да? А эти люди лишь на земле живут. У них ничего другого нет. И для них это — настоящее горе. Не только горе — у них и выхода никакого нет. Вот они и пьют, спиваются, дерутся. Мне гораздо лучше было общаться с населением этой деревни, нежели с большинством своих друзей и знакомых в родном городе”.
В мае 1965 г. возле районной библиотеки Бродский случайно познакомился с местным жителем В.Черномордиком. Они разговорились, Черномордик был заместителем директора местного завода. Владимир Михайлович помог ему записаться в библиотеку, так как для этого требовалось поручительство, которое он дал. При разговоре выяснилось, что Черномордик тоже пишет стихи и якобы из-за стихов, по первой версии, он попал на Север. Будучи в Москве в командировке, он в газете прочитал, что МГУ на Ленинских горах строят студенты, а он знал, что строят заключенные. Написал на эту тему резкое стихотворение, его посчитали крамольным и все закончилось высылкой в Коношу спецпоселенцем.
Они подружились, так как нашли общие литературные интересы. После возвращения Бродского из ссылки Черномордик к нему приезжал в Питер.
Это старая версия о Черномордике.
Сегодня существует другая, уточненная версия, озвученная Евгением Рейном, другом Бродского. Согласно ей, Черномордик, выходец из Одессы, войну прошел в военной разведке: отступал до Сталинграда, наступал до Берлина, звание — капитан. Далее вспоминает Е.Рейн:
“Черномордик участвовал в охране Потсдамской конференции. После разъезда “Большой тройки” он решил вместе с товарищами отдохнуть. С целью отдыха в огромный “хорьх” они запрягли два десятка молодых немок, и таким образом получились бурлаки на Эльбе. Немки тянули “хорьх по Потстдаму, а Черномордик со товарищи специально для них пели про Стеньку Разина и персидскую княжну.
Все, как уверял меня впоследствии Черномордик, были чрезвычайно довольны и не имели друг к другу никаких претензий. И вдруг эта история попала в какую-то английскую газету. Черномордика неохотно судили и дали десятку. После лагеря домой в Одессу он не вернулся. Он стал начальником АХО (Райкомхоза — Я.Г.) Коношского района, заведовал банями и парикмахерскими, был там человек влиятельный и приметный и действительно покровительствовал Бродскому”.
Узнав, что Бродский хорошо фотографирует, Черномордик помог ему устроиться на работу разъездным фотографом в Коношский комбинат бытового обслуживания. Заказы на изготовление фотографий приходили и из соседних деревень, куда трудно было добраться. Да и жить ему в Коноше было запрещено, так как это считалось нарушением паспортного режима, поэтому он обязан был добираться на ночевку до Норинской.
Однажды, когда к нему приехали друзья из Питера, он в это время находился в отсидке в Коношской милиции по одной версии якобы за нарушение паспортного режима. Пришлось договариваться с милицией, чтобы его отпустили при условии продления пребывания. Но есть и другие, уточненные версии.
В мае 1965 года И.Бродскому исполнилось 25 лет. В это время Бродский отбывал наказание в камере Коношского РОВД. Посадили Бродского как раз накануне его юбилея, в конце его “сельской работы”. До сих пор утверждалось, что Бродскому дали кратковременный отпуск в Ленинград и он опоздал на работу на пару дней.
У Анны Шипуновой, возглавлявшей в то время Коношский райнарсуд есть иная версия: “Мне очень хорошо помнится, что высланный Бродский был осужден за отказ собирать камни с полей совхоза “Даниловский” на 15 суток ареста. Когда Бродский отбывал наказание в камере Коношского РОВД, у него был юбилей. В его адрес поступило 75 поздравительных телеграмм. Мне стало известно об этом от работницы отделения связи, она была народным заседателем в нашем суде. Мы, конечно удивлялись — что это за личность такая? Потом мне стало известно, что к нему на юбилей прибыло из Ленинграда много людей с цветами, подарками.
Коллектив поздравляющих направился ко второму секретарю райкома Нефедову — с тем, чтобы он повлиял на суд. Нефедов мне позвонил: “Может освободим его на время, пока люди из Ленинграда здесь?
Мы, конечно, вопрос рассмотрели и освободили Бродского насовсем. В камере он больше не появлялся”.
Это сейчас от Коноши до Норинской по хорошей дороге рейсовый автобус идет полчаса. А тогда не было ни автобуса, ни асфальтированной дороги и это расстояние приходилось преодолевать где пешком, где в кузове грузовика, а весной, в распутицу, только на лошади с телегой. Об этом он в шутку писал: “Дорогу развезло как реку. Дорога как река, зараза. Коню не до ухи под носом. Тем более, хи-хи колесам”.
Позже из Питера прислали ему гоночный велосипед, на котором он каждый день вынужден ездить в Коношу и обратно, а также выполнять заказы из соседних деревень. Многие свои фотографии Бродский подарил местным жителям, у которых они хранятся до сих пор.
Особой радостью для Иосифа Бродского стали визиты в Норинскую его друзей. Это были известные теперь литераторы Я.Гордин, Е.Рейн, А.Найман, И.Ефимов, И.Мейлах и другие. Приезжали родители, навещала поэта и его любимая девушка — Марина Басманова, которой он за время ссылки посвятил много стихотворений. Вот одно из них.
“Развивая Крылова”: Одна ворона (их была гурьба). облюбовала маковку столба, другая — белоснежный изолятор. . в глуши не помышляющем о бунте, они расположились над крыльцом, . над сосланным в изгнание певцом, над спутницей его длинноволосой. А те, в обнимку, думая свое, прижавшись, чтобы каждый обогрелся, стоят внизу. Она — на острие, а он — на изолятор загляделся. Одно обоим чудится во мгле, . она все об уколе, об игле. А он — об “изоляции” должно быть.
Живя в Норинской, Иосиф Бродский написал много прекрасных лирических стихов, среди которых “Стихи на смерть Т.С.Элиота”, “Новые стансы в Августе”, “К Северному краю”, “Дом тучами придавлен до земли”, “Колыбельная”, “Песня”, “В деревне Бог живет не по углам”, “Народ” и др. Стихи, увидевшие свет на Севере, вошли в знаменитый сборник “Остановка в пустыне” и “Фонтан”. В Норинской делались наброски и фрагменты большой поэмы “Горбунов и Горчаков”. Всего здесь им было написано около 180 стихотворений и поэм. Наряду с обширными поэтическими публикациями в эмигрантских изданиях (“Новое русское слово”, “Посев”, “Грани” и др.), в августе и сентябре 1965 г. в Коношской районной газете “Призыв” были напечатаны два стихотворения Бродского “Трактористы на рассвете” и “Осеннее” (“Обоз”), благодаря которым местные жители смогли узнать о Бродском как о поэте.
Публикации были сделаны с разрешения райкома партии, взявшего на себя ответственность за печатание стихов зэка, не содержащие никакой антисоветской крамолы. Это были первые “взрослые” публикации Бродского в Советском Союзе. До этого в 1962 году в питерском журнале “Костер” были напечатаны первые стихотворения для детей.
Из всех стихотворений, написанных в Норинской ссыльным поэтом, выделяется одно из них своей гражданской направленностью — это “Гимн народу”:
Мой народ, не склонивший своей головы, \ Мой народ, сохранивший повадку травы: \В смертный час зажимающий зерна в горсти\, Сохранивший способность на северном камне расти. \Мой народ, терпеливый и добрый народ,\ Пьющий, песни орущий, вперед \Устремленный, встающий — огромен и прост — \Выше звезд в человеческий рост! \Мой народ, возвышающий лучших сынов, \Осуждающий сам проходимцев своих и лгунов, \Хоронящий в себе свои муки — и твердый в бою, \Говорящий бесстрашно великую правду свою.
Это стихотворение, свою оду русскому народу, Бродский писал в декабре 1964 г., когда еще не было никаких надежд на досрочное освобождение. После возвращения из ссылки в Ленинград он прочитал его А.А.Ахматовой. Ее это стихотворение просто ошеломило. Ахматова записала в своем дневнике: “Мне он прочел “Гимн народу”. Или я ничего не понимаю, или это гениально как стихи, а в смысле пути нравственного это то, о чем говорит Достоевский в “Мертвом доме”: ни тени озлобления или высокомерия, бояться которых велит Федор Михайлович”.
За все время ссылки при активном участии Анны Ахматовой, высоко ценившей поэтическое творчество Бродского, велась общественная компания в защиту Бродского. Центральными фигурами в ней были писательницы и публицистки Фрида Вигдорова и Лидия Чуковская. На протяжении полутора лет они неутомимо писали во все партийные инстанции письма в защиту Бродского и привлекали к этому делу влиятельных и авторитетных людей. Письма в защиту Бродского были отправлены Д.Д.Шостаковичем, С.Я.Маршаком, К.И.Чуковским, К.Г.Паустовским, А.Т.Твардовским, Ю.П.Германом.
До настоящего времени считалось аксиомой, что решающим в деле освобождения Бродского стало письмо Н.С.Хрущеву французского коммуниста и писателя Жана-Поля Сартра. Но было и еще более важное письмо — от итальянских коммунистов.
В то время европейские коммунисты были очень нужны Кремлю, поэтому Политбюро положительно отреагировало на их ходатайство. Решением Верховного суда срок ссылки Бродского был сокращен до фактически отбытого, и Бродский оказался на свободе, как он написал: “отпустили, отарестовали меня”. Все это было организовано, как недавно стало известно, с помощью и при участии Евгения Евтушенко, который в то время был очень влиятельным человеком.
Сразу после освобождения Бродский поехал в Москву, где состоялось его первое знакомство с Е.Евтушенко, который пригласил его вместе с друзьями — В.Аксеновым и Е.Рейном — в ресторан “Арагви”. И после этого еще две недели Бродский и Евтушенко были неразлучны. В октябре 1965 г. Бродский — по рекомендации К.Чуковского и Б.Бахтина — был принят на работу переводчиком в Ленинградский Группком переводчиков, что позволило в дальнейшем избежать новых обвинений в тунеядстве.
Природа и люди маленькой деревни оказались важной вехой на жизненном пути будущего Нобелевского лауреата. “Те два года, которые я провел в деревне, — самое лучшее, по-моему, время моей жизни”, — не раз он говорил своим собеседникам.
Пребывание в северной ссылке во многом определило его жизненную позицию: “Я был тогда городским парнем, и, если бы не эта деревенька, им бы и остался. Возможно, я был бы интеллектуалом, читающим книги — Кафку, Ницше и других, эта деревня дала мне нечто, за что я всегда буду благодарен КГБ, поскольку, когда в шесть часов утра идешь по полю на работу, начинаешь понимать, что в то же самое время идет половина жителей моей страны. И это дает прекрасное ощущение связи с народом. За это я был безумно благодарен — скорее судьбе, чем милиции и службе безопасности. Для меня это был огромный опыт, который в какой-то мере спас меня от судьбы городского парня”.
При всех достоинствах деревенской жизни и положительном влиянии ее на судьбу поэта, он мечтал о свободе. Об этом он пишет в стихотворении “Песня о свободе”, посвященном Булату Окуджаве: Ах, свобода, ах, свобода.\ Ты — пятое время года.\ Ты — листик на ветке ели. \Ты — восьмой день недели. \Ах, свобода, ах, свобода. \У меня одна забота: почему на свете нет завода, где бы делалась свобода? \. Ах, свобода, ах, свобода. \На тебя не наступает мода. \В чем гуляли мы и в чем сидели, мы бы сняли и на тебя одели. \. Ах, свобода, ах, свобода. \У тебя своя погода. \У тебя — капризный климат. Ты наступишь, а тебя не примут.
Так в биографию Иосифа Бродского, наряду с Ленинградом, а в дальнейшем Нью-Йорком, Венецией и другими знаменитыми местами на земле, вписалась маленькая деревенька Норинская. По существу в Норинской завершилось формирование Бродского как наиболее крупного русского поэта второй половины 20 века.
Жители Коношского района, где проходила ссылка И.А.Бродского, помнят и чтут его имя. Коношане бережно относятся ко всему тому, что связано с пребыванием здесь ссыльного поэта.
В 2004 году Коношской центральной районной библиотеке было присвоено имя лауреата Нобелевской премии И.А.Бродского. В 2006 г. библиотека открыла мемориальную комнату Иосифа Бродского, где представлены фотографии, сделанные поэтом во время его ссылки, круг его чтения, книги о нем, воспоминания жителей Норинской и Коноши. Сотрудники библиотеки постарались максимально полно собрать изданные в России книги поэта. Питерский фонд Дмитрия Лихачева привез в Коношу редкие фото Бродского, а Фонд наследия Иосифа Бродского в США подарил библиотеке книги Бродского на английском языке и теплое письмо от руководителя фонда и личного секретаря И.Бродского Энн Шеллберг. Каждый год в день рождения Бродского в библиотеке проводится вечер, на котором читаются произведения поэта и исполняются песни на его стихи.
Есть в Коноше и краеведческий музей, где часть экспозиции посвящена Бродскому. Там хранится красный шерстяной шарф, который Ахматова прислала ссыльному поэту.
В Коноше с 2009 года стали проводиться международные конференции, посвященные периоду ссылки Бродского и роли этого периода в жизни поэта.
В январе 2013 года, в 17-ю годовщину его памяти, был показан новый документальный фильм “Иосиф Бродский. Норинская. Остановка в пути”, созданный творческой группой коношан в рамках проекта “Второй литературный фестиваль имени Иосифа Бродского — 2012” на средства гранта губернатора Архангельской области. Фильм примечателен тем, что в него включены художественные сцены по мотивам воспоминаний современников о Бродском, а также звучат его стихи, положенные на музыку Леонида Марголина в исполнении Олега Митяева. Так Бродский постоянно возвращается к своим почитателям.

russian-bazaar.com

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 сентября 2013 г. N 5-КГ13-101 Суд отменил ранее принятые судебные акты по иску о защите гражданских прав и компенсации морального вреда, поскольку отсутствует ссылка на конкретные обстоятельства дела, установленные судом, а также доказательства, позволившие суду признать заявленные исковые требования необоснованными и прийти к выводу об отсутствии нарушения прав и интересов истца

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Пчелинцевой Л.М. и Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 сентября 2013 г. гражданское дело по иску Головиной М.И. к Федоровой М. о защите гражданских прав, компенсации морального вреда по кассационной жалобе Головиной М.И. на решение Останкинского районного суда г. Москвы от 11 октября 2012 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 ноября 2012 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., объяснения Головиной М.И., поддержавшей доводы кассационной жалобы, объяснения Федоровой М.Е. и ее представителя Федоровой Л.М., полагавших судебные постановления законными и обоснованными, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Головина М.И. обратилась в суд с иском к Федоровой М.Е. о защите гражданских прав, компенсации морального вреда. В обоснование иска Головина М.И. указала, что проживает в коммунальной трехкомнатной квартире, находящейся по адресу: г. . где ей на праве собственности принадлежат две комнаты жилой площадью 24,6 кв. метра и 14,5 кв. метра. Собственником третьей комнаты по договору купли-продажи от 3 апреля 2010 г. является Федорова М.Е., которая без согласия истца сдает комнату гражданам по договору найма жилого помещения. Проживающие в квартире граждане пользуются местами общего пользования (кухня, ванная, туалет, коридор), что, по мнению истца, нарушает ее права. Головина М.И. просила запретить Федоровой М.Е. предоставлять во владение, пользование гражданам общее имущество в коммунальной квартире (ванная, туалет, кухня, коридор), принадлежащее на праве общей долевой собственности двум собственникам комнат Головиной М.И. и Федоровой М.Е., без письменного согласия Головиной М.И.; обязать Федорову М.Е. при предоставлении своей комнаты во владение, пользование гражданам включать в договор пункт о запрещении гражданам пользоваться общим имуществом в коммунальной квартире; взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере . руб., расходы на юридические услуги в размере . руб. и госпошлину.

Решением Останкинского районного суда г. Москвы от 11 октября 2012 г. в удовлетворении иска Головиной М.И. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 ноября 2012 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Головина М.И. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены вынесенных судебных постановлений.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Головиной М.И. судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. 11 июля 2013 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 16 августа 2013 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены вынесенных судебных постановлений в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, которые выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Головина М.И. зарегистрирована и постоянно проживает в трехкомнатной коммунальной квартире, находящейся по адресу: г. . где ей на праве собственности принадлежат две комнаты (площадью 24,6 кв. метра и 14,5 кв. метра).

Собственником третьей комнаты площадью 17,7 кв. метра в указанной квартире по договору купли-продажи от 3 апреля 2010 г. является Федорова М.Е.

Порядок пользования местами общего пользования (кухня, коридор, ванная, туалет) между собственниками комнат не определен.

С момента приобретения в собственность названной выше комнаты Федорова М.Е., не вселяясь в нее, по договорам найма и договорам безвозмездного пользования сдавала ее в наем различным гражданам. На момент рассмотрения спора в суде в комнате ответчика никто из посторонних лиц не проживает, комната для проживания не сдается.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных Головиной М.И. требований, суд исходил из того, что действующим законодательством не предусмотрено такое ограничение права собственника жилого помещения, как необходимость получения согласия собственников всех жилых комнат в коммунальной квартире на вселение собственником в принадлежащую ему комнату членов своей семьи или иных лиц на основании договора. При этом суд указал на то, что распоряжение ответчиком своими правами собственника комнаты в коммунальной квартире и передача права пользования общим имуществом в коммунальной квартире другим лицам без согласия собственника других комнат не нарушает имущественные права истца, поскольку комната в коммунальной квартире является самостоятельным объектом права собственности, в отношении которого истец вещными или обязательственными правами не обладает, а общее имущество собственников комнат в коммунальной квартире следует судьбе права собственности на комнату и объектом самостоятельного права, по смыслу ст.ст. 41, 42 ЖК РФ, являться не может.

Суд апелляционной инстанции согласился с данными выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что с данными выводами суда первой и апелляционной инстанций согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Собственник жилого помещения, как установлено ч. 1 ст. 30 ЖК РФ, осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены настоящим Кодексом.

Собственник жилого помещения вправе предоставить во владение и (или) в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение гражданину на основании договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании, а также юридическому лицу на основании договора аренды или на ином законном основании с учетом требований, установленных гражданским законодательством, настоящим Кодексом. Собственник жилого помещения обязан поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме (ч. 2 и 3 ст. 30 ЖК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 41 ЖК РФ собственникам комнат в коммунальной квартире принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данной квартире, используемые для обслуживания более одной комнаты (далее — общее имущество в коммунальной квартире).

В силу ч. 1 ст. 42 ЖК РФ доля в праве общей собственности на общее имущество в коммунальной квартире собственника комнаты в данной квартире пропорциональна размеру общей площади указанной комнаты.

Поскольку порядок использования общего имущества в коммунальной квартире не урегулирован жилищным законодательством, то в соответствии со ст. 7 ЖК РФ к этим отношениям применяются нормы ГК РФ об общей долевой собственности. В частности, нормы ст. 246 и 247 ГК РФ.

Распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников (п. 1 ст. 246 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом.

Исходя из содержания приведенных норм ГК РФ собственники комнат в коммунальной квартире правомочия владения и пользования общим имуществом в коммунальной квартире должны осуществлять по соглашению.

Предоставление собственником комнаты в коммунальной квартире по гражданско-правовым договорам во владение и пользование комнаты другим лицам (например, нанимателям) предполагает, что эти лица будут пользоваться и общим имуществом в коммунальной квартире, а поскольку данное имущество находится в общей долевой собственности, то для обеспечения баланса интересов участников долевой собственности вопрос о пользовании общим имуществом нанимателями комнаты необходимо согласовать с другими собственниками жилых помещений в коммунальной квартире. Если такое согласие не достигнуто, то порядок пользования общим имуществом устанавливается судом.

Как следует из материалов дела, какого-либо соглашения между собственниками комнат в коммунальной квартире Головиной М.И. и Федоровой М.Е. о порядке пользования общим имуществом квартиры (кухней, коридором, туалетом и ванной) не заключалось, в том числе не был определен собственниками комнат порядок пользования общими помещениями в квартире на случай передачи собственниками принадлежащих им комнат в пользование другим лицам по гражданско-правовым договорам. На эти обстоятельства Головина М.И. указывала и в исковом заявлении.

Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Головиной М.И. заявленные исковые требования обосновывались ссылкой на нормы ст. 41 ЖК РФ, ст. 246 ГК РФ и ст. 247 ГК РФ.

Однако судебными инстанциями названные нормы ГК РФ о владении и пользовании общим имуществом, находящимся в долевой собственности, применены не были, юридически значимые обстоятельства, касающиеся порядка использования общего имущества в коммунальной квартире лицами, занимающими комнату по договору найма жилого помещения, при рассмотрении дела не устанавливались. Следовательно, вывод суда о том, что распоряжение ответчиком своими правами собственника комнаты в коммунальной квартире (как самостоятельным объектом права) и передача права пользования общим имуществом в коммунальной квартире другим лицам без согласия собственника других комнат не нарушает имущественные права истца, сделан судом без установления и правовой оценки всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.

В мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд (ч. 4 ст. 198 ГПК РФ).

Судом требования ГПК РФ к содержанию решения не были выполнены.

В мотивировочной части решения по делу по иску Головиной М.И. к Федоровой М.Е. о защите гражданских прав, компенсации морального вреда нет ссылки на конкретные обстоятельства дела, установленные судом, а также доказательства, позволившие суду признать заявленные Головиной М.И. исковые требования необоснованными и прийти к выводу об отсутствии нарушения прав и интересов истца.

По изложенным основаниям Судебная коллегия приходит к выводу, что нарушение судом норм процессуального права об исследовании и оценке доказательств привело к тому, что исковые требования Головиной М.И. фактически оказались нерассмотренными.

Ссылку суда в обоснование отказа в иске Головиной М.И. на то, что общее имущество собственников комнат в коммунальной квартире следует судьбе права собственности на комнату и объектом самостоятельного права, по смыслу ст.ст. 41, 42 ЖК РФ, являться не может, Судебная коллегия признает несостоятельной. Поскольку к отношениям по использованию общего имущества в коммунальной квартире подлежат применению нормы ст. 246 и 247 ГК РФ.

В связи с изложенным решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов Головиной М.И., что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений, а дело подлежит направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с нормами закона, толкование которых дается в настоящем определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, и установленными обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст.ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, определила:

решение Останкинского районного суда г. Москвы от 11 октября 2012 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, от 28 ноября 2012 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Останкинский районный суд г. Москвы.

www.garant.ru

Популярное:

  • Приказ мчс по службе Приказ МЧС России от 6 июля 2017 г. № 285 “Об утверждении примерной формы контракта о прохождении службы в федеральной противопожарной службе Государственной противопожарной службы” (не вступил в силу) В соответствии с частью 8 […]
  • Воры в законе гуга На криминальной «сходке» полицейский спецназ поймал матерого «вора в законе» (+видео) После фиаско в Киеве уголовник Гуга собирался усилить свое влияние в Одессе. Вора в законе по прозвищу «Гуга» (в миру Серго Глонти - прим. […]
  • Налог на капитальный ремонт кто не платит Что говорит закон об оплате за капитальный ремонт, есть ли льготы пенсионерам? Компенсация взносов - сколько должны платить пенсионеры? С начала 2016 года вступил в силу Федеральный Закон № 271 «О капитальном ремонте в […]
  • Парковка наказание Парковка на тротуаре, актуальные штрафы. Как обжаловать, избежать или уменьшить штраф? Машина, стоящая на тротуаре, мешающая пройти и провезти детскую коляску пешеходам давно не редкость на улицах наших городов. В попытке […]
  • В каком месяце будет индексация пенсии работающим пенсионерам ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ В соответствии с изменениями в пенсионном законодательстве, с 2016 года работающие пенсионеры получают страховую пенсию и фиксированную выплату к ней без учета плановых индексаций. […]
  • Закон о службе наркоконтроля Ликвидация ФСКН: судьбы и факты Независимый доклад к годовщине ликвидации Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков … Независимый доклад к годовщине ликвидации ФСКН России подготовлен совместными усилиями […]
  • Номер закона о бухгалтерском учете Новый Федеральный Закон "О бухгалтерском учете" Статьи по теме: Оформление операций в бухучете в 2014 году Правильное оформление хозяйственных операций – одна из краеугольных проблем, как бухгалтерской практики, так и […]
  • Приказ о режиме работы в предпраздничный день Приказ о предпраздничном сокращенном рабочем дне Актуально на: 16 декабря 2016 г. Рабочий день, непосредственно предшествующий нерабочему праздничному дню, уменьшается на 1 час (ч. 1 ст. 95 ТК РФ). А как в организации оформить […]