Судебная практика по категориям преступлений

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 мая 2013 г. N 25-Д13-15 Суд изменил приговор и смягчил назначенное наказание, поскольку установлено наличие оснований для изменения категории совершенного осужденным преступления с тяжкого на средней тяжести

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Ботина А.Г. и Борисова В.П.,

при секретаре Белякове А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 7 мая 2013 года надзорную жалобу осужденного Мирзоева А. о пересмотре приговора Красноярского районного суда Астраханской области от 28 января 2010 года, постановления Трусовского районного суда г. Астрахани от 14 февраля 2012 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 12 апреля 2012 года и постановления президиума Астраханского областного суда от 9 октября 2012 года в отношении него, а также материал о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.

По приговору Красноярского районного суда Астраханской области от 28 января 2010 года

Мирзоев А., ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 188 УК РФ к 3 годам, по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 5 годам, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к 7 годам в исправительной колонии общего режима.

Постановлением Трусовского районного суда г. Астрахани от 14 февраля 2012 года ходатайство осужденного Мирзоева А. о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу в соответствии со ст. 10 УК РФ, оставлено без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 12 апреля 2012 года постановление от 14 февраля 2012 года оставлено без изменения.

Постановлением президиума Астраханского областного суда от 9 октября 2012 года постановление от 14 февраля 2012 года и кассационное определение от 12 апреля 2012 года в отношении Мирзоева А. оставлены без изменения. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ботина А.Г., а также мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.В., полагавшей надзорную жалобу удовлетворить, Судебная коллегия установила:

в надзорной жалобе осужденный Мирзоев А., выражая несогласие с состоявшимися судебными решениями, указывает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства о внесении в приговор изменений в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ. Также утверждает, что постановление президиума вынесено незаконным составом суда.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит, что она подлежит удовлетворению по следующим основаниям. В отношении состава суда надзорной инстанции действуют положения ст. 63 УПК РФ, исключающие участие судьи в производстве по уголовному делу, если судья ранее принимал участие в его рассмотрении в ином качестве.

В силу указанных законоположений в их взаимосвязи, а также с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированных в постановлениях от 2 июля 1998 года N 20-П и от 23 марта 1999 года N 5-П и подтвержденных в определениях от 17 июня 2008 года N 733-О-П, от 1 ноября 2007 года N 799-О-О, от 1 ноября 2007 года N 800-О-О, часть 3 статьи 63 УПК РФ, допуская возможность повторного участия судьи в заседании суда надзорной инстанции, исключает такое участие в случаях, когда по вопросам, затронутым в надзорных жалобах или представлении и подлежащим рассмотрению в судебном заседании, этим судьей уже принимались соответствующие решения.

Как усматривается из приложенных осужденным Мирзоевым А. к надзорной жалобе судебных документов, заместитель председателя Астраханского областного суда Снаткина Т.Ф., рассмотрев 27 июля 2012 года в порядке ч. 4 ст. 406 УПК РФ надзорную жалобу осужденного Мирзоева А., высказала свое мнение о законности и обоснованности состоявшихся в отношении осужденного судебных решений, впоследствии приняла участие в качестве председательствующего в заседании президиума Астраханского областного суда при рассмотрении данного материала по надзорной жалобе осужденного.

Между тем, принятие заместителем председателя Астраханского областного суда Снаткиной Т.Ф. решения по надзорной жалобе осужденного Мирзоева А. исключало ее участие в рассмотрении материала, поскольку ранее она уже высказывала свое мнение по вопросам, вновь ставшим предметом разбирательства суда надзорной инстанции, что недопустимо в силу предписаний ст. 63 УПК РФ, которые направлены на обеспечение объективности и беспристрастности состава суда, в том числе, надзорной инстанции, и не должны применяться в нарушение конституционного права каждого на рассмотрение его дела независимым и беспристрастным судом.

Как неоднократно подчеркивал Европейский Суд по правам человека в своих решениях, судья не должен подвергать критике принятые им же решения либо осуществлять их пересмотр.

Поскольку входившая в состав суда надзорной инстанции в качестве председательствующего заместитель председателя Астраханского областного суда Снаткина Т.Ф. уже высказалась по существу рассматриваемого вопроса, то, с учетом необходимости соблюдения принципа беспристрастности, она не вправе была повторно участвовать в рассмотрении данного материала.

При таких обстоятельствах изложенные в жалобе осужденного Мирзоева А. доводы заслуживают внимания и постановление суда надзорной инстанции подлежит отмене.

Что касается приведенных в надзорной жалобе осужденного доводов о необоснованном отказе судов внести в приговор изменения в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ, то они также заслуживают внимания.

Из постановления от 14 февраля 2012 года усматривается, что суд, отказывая в удовлетворении ходатайства Мирзоева А. об изменении категории преступлений, указал, что вопрос об изменении категории преступлений относится к компетенции лишь суда первой инстанции, рассматривающего уголовное дело по существу, и подлежит разрешению судом при постановлении приговора, а рассматривать такие вопросы в порядке, предусмотренном ст. 397 УПК РФ, суд не вправе.

С данным выводом согласился и суд надзорной инстанции.

Между тем, такой вывод является ошибочным, поскольку вопрос об изменении категории преступления по вступившим в законную силу судебным решениям с учетом положений ст. 10 УК РФ может быть разрешен судами кассационной и надзорной инстанций.

Как видно из приговора, при назначении осужденному наказания суд учел нахождение на его иждивении несовершеннолетних детей, признание им вины и его раскаяние в содеянном, а также принял во внимание отсутствие обстоятельств, отягчающих его наказание.

В материалах дела отсутствуют данные, препятствующие применение к осужденному ч. 6 ст. 15 УК РФ, в связи с чем имеются основания для изменения категории совершенного осужденным преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, с тяжкого на средней тяжести и смягчения назначенного наказания по этому закону.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

надзорную жалобу осужденного Мирзоева А. удовлетворить.

Постановление президиума Астраханского областного суда от 9 октября 2012 года в отношении него отменить.

Приговор Красноярского районного суда Астраханской области от 28 января 2010 года, постановление Трусовского районного суда г. Астрахани от 14 февраля 2012 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 12 апреля 2012 года в отношении Мирзоева А. изменить, категорию совершенного им преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, изменить с тяжкого на средней тяжести и смягчить назначенное ему наказание по этому закону до 4-х лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 188 и ч. 2 ст. 228 УК РФ, окончательно назначить ему 6 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном судебные решения оставить без изменения.

www.garant.ru

К ВОПРОСУ О ПРИМЕНЕНИИ ЧАСТИ 6 СТАТЬИ 15 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мнение законодателя о характере и степени общественной опасности преступлений выражено в ст. 15 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), устанавливающей четыре категории преступлений (преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие, особо тяжкие) и условия разделения преступлений на категории (форма вины и максимальное наказание в виде лишения свободы, предусмотренное за совершение преступления).

Разграничение преступлений по категориям имеет важное практическое значение.

Категория преступления учитывается при определении вида рецидива (ст. 18 УК РФ), привлечении лица к ответственности за приготовление к преступлению (ст. 30 УК РФ), если преступление совершено преступным сообществом (ст. 35 УК РФ), при назначении наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ), назначении осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст. 58 УК РФ), освобождении от уголовной ответственности (ст.ст. 75—78, 90 УК РФ), освобождении от наказания (ст.ст. 79, 80, 82, 92, 93 УК РФ), определении сроков погашения судимости (ст. 86 УК РФ) и др.

Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ ст. 15 Уголовного кодекса Российской Федерации дополнена ч. 6, в соответствии с которой суд наделяется полномочиями по изменению категории преступления на менее тяжкое при наличии следующих условий: за совершение преступления средней тяжести осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы; за совершение тяжкого преступления осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы; за совершение особо тяжкого преступления осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы; при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств. Кроме того, суд должен учесть фактические обстоятельства преступления и степень его общественной опасности.

Таким образом, законодатель, преследуя цели индивидуализации наказания и вынесения справедливых приговоров(1), предоставил право суду изменять категорию преступления и тем самым улучшать положение подсудимого.

Необходимо отметить, что применение указанной нормы закона может быть затруднено по следующим причинам.

Некоторые условия, при наличии которых возможно изменение категории преступления, представляются недостаточно конкретизированными.

Закон обязывает суд при изменении категории преступления учесть фактические обстоятельства преступления, однако какие именно фактические обстоятельства должны быть учтены судом, из содержания ч. 6 ст. 15 УК РФ непонятно.

Противоречива позиция законодателя и относительно учета степени общественной опасности преступления: в ч. 1

рассматриваемой статьи этот критерий используется наряду с характером общественной опасности, для категоризации преступлений, а в ч. 6 предлагается использовать его же для изменения уже установленной, согласно ч. 1, категории преступления(1).

В то же время законом не предусмотрены условия, при которых суд обязан изменить категорию преступления, а лишь предоставлено право суду менять категорию преступления. То есть суд по своему усмотрению может пользоваться либо не пользоваться указанным правом. Представляется, что обоснованность изменения категории преступления в каждом конкретном случае может зависеть от тщательного теоретического обоснования судом своего решения, в связи с чем представляется возможным вынесение судами решений, содержащих различное обоснование необходимости изменения категории преступления в идентичных правовых ситуациях.

Данное обстоятельство свидетельствует о несоответствии положений ч. 6 ст. 15 УК РФ провозглашенному ст. 19 Конституции Российской Федерации и закрепленному в ст. 4 УК РФ принципу равенства граждан перед законом, а также закрепленному в ст. 6 УК РФ принципу справедливости(2).

В продолжение вышеизложенного необходимо отметить, что в научном сообществе преобладает мнение, согласно которому в указанном случае деятельность суда, прикрытая целями индивидуализации наказания, может повлечь коррупционные проявления в судебной системе(3).

Отсутствие четко выраженных критериев применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ имеет определенный результат на практике.

Например, согласно разъяснению о практике применения ч. 6 ст. 15 УК РФ в 2012 году, представленному Тверским областным судом, «не наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, которые следует рассматривать как условия, а фактические обстоятельства преступления и степень его общественной опасности являются основаниями для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ»(4). При этом в разъяснении обращается внимание, что суды Тверской области в 2012 году неправильно применяли положения ч. 6 ст. 15 УК РФ, необоснованно изменяя категорию преступления: «… в приговорах не приведены надлежащие мотивы в обоснование вывода о наличии оснований для изменения категории преступлений, выводы суда содержат общие суждения о том, что фактические обстоятельства совершенного преступления и степень его общественной опасности позволяют изменить категорию преступления»(5).

Указанное свидетельствует о том, что у правоприменителей не сложилось четкое представление о механизме принятия решений о наличии оснований для изменения категории преступления. При данных обстоятельствах единообразный подход к применению ч. 6 ст. 15 УК РФ невозможен.

Также анализ формулировки новой нормы показал, что закрепленное в ч. 6 ст. 15 УК РФ правило предоставляет суду возможность разрешать вопрос об изменении категории преступления лишь после того, как им уже было назначено наказание.

преступления с тяжкого на средней тяжести в случае, если совершено, например, приготовление к преступлению, не может служить основанием для исключения уголовной ответственности для виновного лица в силу ч. 2 ст. 30 УК РФ. Таким образом, несмотря на то что суд изменяет категорию преступления на преступление средней тяжести, уголовная ответственность за приготовление к этому преступлению наступает(1).

А. Гриненко обращает внимание, что «в приговоре вопрос о виде и размере наказания разрешается в резолютивной части, тогда как фактическая общественная опасность содеянного (наряду с разрешением иных вопросов) оценивается в предыдущей части, описательно-мотивировочной»(2).

Одновременно возникают вопросы, касающиеся применения статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, диспозиции которых содержат указание на категорию преступления: ч. 4 ст. 150 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления), ст. 210 УК РФ (создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений), ч. 3 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении), ст. 316 УК РФ (заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений), ч. 1 и ч. 2 ст. 325.1 УК РФ (неправомерное завладение государственным регистрационным знаком транспортного средства, совершенное в целях совершения тяжкого или особо тяжкого преступления).

Нужно ли привлекать лицо к уголовной ответственности, если судом изменена категория преступления, в целях совершения которого таким лицом было совершено преступление, предусмотренное ст. 210 УК РФ, чч. 1, 2 ст. 325.1 УК РФ?

Нужно ли привлекать лицо к уголовной ответственности по ч. 4 ст. 150 УК РФ, ч. 3 ст. 303 УК РФ или ст. 316 УК РФ в случае изменения судом категории преступления, о котором идет речь в диспозиции данных статей?

Указанные вопросы в настоящее время остаются без ответа.

Таким образом, новелла ст. 15 УК РФ несколько усложнила применение уголовного закона, создав препятствия для формирования единообразной практики применения действующего законодательства, послужила поводом для резкой критики законодателя со стороны научного сообщества, призывающего уточнить новую норму либо исключить ч. 6 из ст. 15 УК РФ.

Например, А. А. Джагрунов отмечает, что Уголовный кодекс Российской Федерации и до нововведения в ст. 15 предоставлял судам достаточно возможностей для индивидуализации наказания как на стадии его назначения, так и на стадии исполнения, а «ч. 6 ст. 15 УК РФ следует приравнять к “расшатыванию основ” уголовного законодательства Российской Федерации»(3).

Л. Ю. Ларина приходит к выводу, что «ч. 6 ст. 15 УК РФ в нынешней редакции является чрезвычайно неудачной нормой, которая, с одной стороны, создает благоприятные условия для нарушения основополагающих принципов уголовного права, а с другой — выступает серьезным коррупциогенным фактором благодаря отсутствию четких критериев изменения категории преступлений»(4).

Т. Г. Жукова утверждает, что положения закона, какое бы отношение общественности к ним не было, должны исполняться, однако с изменением закона возникла потребность в официальных разъяснениях Верховного Суда Российской Федерации, касающихся определения нового для российского уголовного права механизма установления категории преступления(5).

Вышеуказанные точки зрения, на наш взгляд, обоснованны, проблемы применения ч. 6 ст. 15 УК РФ препятствуют активному использованию судами предоставленного им права на изменение категории преступления, что влечет осознанное игнорирование со стороны правоприменителей новой нормы закона и в конечном счете ее «вымирание» для практической деятельности.

При данных обстоятельствах исключение ч. 6 из ст. 15 УК РФ представляется вполне вероятным.

www.procuror.spb.ru

Пленум ВС предлагает гуманизировать наказания

Сегодня, 24 апреля, Пленум Верховного суда обсудил проект постановления, посвященный изменению категории преступления на соседнюю менее тяжкую, если есть смягчающие обстоятельства. Такая возможность предусмотрена ч. 6 ст. 15 Уголовного кодекса, которая вступила в силу в 2011 году. Но у судов она не очень популярна, рассказала докладчик, судья Верховного суда Татьяна Ермолаева. По ее словам, в 2016 году таким образом смягчили приговор 2060 лицам, в 2017-м – 1851. Это всего лишь 0,5% от общего числа всех, кто осужден за преступления средней, тяжкой или особо тяжкой категории. Как показал анализ судебной практики, суды могут неполно обосновывать решения или отказывать в возможности сменить категорию с формулировкой «Оснований не усматривается».

Пленум хочет изменить эту ситуацию и рекомендует судам в каждом случае проверять возможность применения ч. 6 ст. 15 УК, потому что реальная опасность конкретного преступления не всегда совпадает с его законодательной категорией. Иногда ее следует смягчить, что отвечает принципам справедливости и гуманизма, считают сразу несколько выступающих на Пленуме. В проекте напоминается, насколько важна категория преступления: от нее зависят вид исправительного учреждения, назначение условного осуждения, его отмена или сохранение, исчисление сроков для УДО или погашения срока судимости.

Отягчающие обстоятельства, которые не мешают смягчению, и последствия, которых нет в законе

В проекте постановления говорится, какие именно факторы должен учесть суд, который решает вопрос смены категории преступления. Это способ совершения преступления, степень реализации преступных намерений, роль соучастника, вид умысла или неосторожности, мотив и цель преступления, характер и размер наступивших последствий и так далее. Такой подробный список позволит избежать формальных отказов судов в применении ч. 6 ст. 15 УК, считает зампред Пермского областного суда Евгений Рудаков. Кроме того, не мешают «переквалификации» преступления особый порядок рассмотрения дела и отягчающие обстоятельства, которые указаны в конкретной статье. Общие отягчающие обстоятельства, такие как рецидив, наоборот, препятствуют такому смягчению. Суд сначала назначает вид и размер наказания, затем меняет его категорию, а лишь затем определяет наказание по совокупности с учетом уже измененной статьи, инструктирует проект.

Дискуссии у разработчиков вызвала возможность освободить лицо от отбывания наказания по итогам «переквалификации» категории. Это возможно, если суд переводит тяжкое преступление в разряд средней тяжести. Если при этом человека освободили от ответственности с назначением штрафа (ст. 76.2 УК) или с применением принудительных воспитательных мер (ст. 92 УК). В частности, что касается штрафа – в законе нет ответа на вопрос, что делать с «переквалификацией» категории, если человек не заплатил штраф, и суд возвращается к рассмотрению его уголовного дела в общем порядке. На это обратила внимание судья Калининградского облсуда Татьяна Долгих. По мнению замгенпрокурора Леонида Коржинека, проект можно поддержать в этом виде, а в помощь судам надо выпустить дополнительные разъяснения.

Еще одно дискуссионное положение касается возможности освободить лицо от отбывания наказания, если оно впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести (ст. 76.2 УК). В этом случае суд может назначить ему судебный штраф (ст. 104.5 УК). Разногласия связаны с тем, что норма предполагает освобождение от ответственности, а не наказания, но этот подход формальный, считает Рудаков, который поддержал спорный пункт. Долгих, наоборот, считала, что его нужно исключить.

Все собравшиеся поддержали идею и основные разъяснения проекта. А для работы со спорными положениями его отправили на доработку.

40-летний Максим Бушин в кабинете мирового судьи знакомился с материалами дела об административном правонарушении по ст. 12.8. КоАП РФ «Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения» в отношении его клиентки.

Мужчина вырвал из дела протокол направления гражданки на медицинское освидетельствование, а также чек с результатами замера выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя, после чего съел эти документы в присутствии сотрудников суда.

После этого помощник мирового судьи обратился в полицию с заявлением. Правоохранительные органы задержали мужчину и возбудили уголовное дело по ст. 294 УК «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования».

Поступок Бушина не помог его подзащитной, которую все равно лишили прав на 1 год и 8 месяцев. А самого защитника суд приговорил к штрафу в размере 50 000 руб. – об этом сообщила Кунцевская межрайонная прокуратура.

Всего в регионах вынесено около 4000 представлений, также прокуроры возбудили 2000 административных дел, а еще 300 исковых заявлений содержат в себе требования о приостановке деятельности ТЦ.

В Саратовской области выяснили, что директор дополнительного дошкольного учреждения подписал акты сдачи-приема выполненных огнезащитных работ на конструкциях здания без фактического выполнения подрядчиком. В итоге возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями).

Многие торговые центры были закрыты до устранения нарушения пожарной безопасности. 31 такой объект остановил работу в Ростовской области, еще 8 – в Пермском крае, 5 – в Самарской области и 7 – в Кировской. Другие ТЦ временно закрылись в Брянской, Саратовской, Ростовской областях, Пермском крае и Ханты-Мансийском автономном округе по решению судов. Проверки объектов продолжаются.

Массовые проверки начались с пожара в ТЦ «Зимняя вишня», в нем погибло 60 человек, большая часть из которых – дети. Причиной пожара стала протечка крыши здания, которая привела к замыканию проводки и возгоранию. Трагедия произошла 25 марта 2018 года.

В суд обратилась мать погибшего в Белореченской колонии 16-летнего Виталия Попа, а также четверо подростков. Они требуют компенсировать им моральный вред. Об этом «Право.ru» рассказал адвокат Андрей Сабинин, который по инициативе правозащитной организации «Зона права» представляет интересы истцов.

Свои нравственные страдания от гибели сына Светлана Поп оценила в 5 млн руб. Остальные заявители требуют по 2 млн руб. В сумме 13 млн руб. Если их требования удовлетворят, то деньги им выплатит ФСИН, Минфин и Минюст.

Белореченский районный суд Краснодарского края рассмотрит иск 16 мая.

Детей в Белореченской колонии пытали физически и психологически. Как считают следователи, дежурный Сергей Андриященко, по указанию на тот момент начальника колонии Владислава Иванова, пропустил на режимную территорию охранников и оперуполномоченных. Охранники и еще один сотрудник колонии, Валерий Заднепровский из отдела по воспитательной работе, надели на головы балаклавы (тканевые маски с прорезями для рта и глаз) и избили руками и ногами только приехавших в колонию подростков, в числе которых Виталий Поп и еще шестеро человек.

«Избиения сопровождались унижениями и издевательствами. Подростков раздели догола, заставляли мочиться друг на друга и окунали головой в унитаз. Кроме того, работники колонии отдавали команды о выполнении ребятами физических упражнений и выкрикивали оскорбления в их адрес», – рассказали «Право.ru» в «Зоне права».

Виталий Поп после избиения умер от серьезной черепно-мозговой травмы.

Против сотрудников и охранников колонии возбудили уголовные дела. В зависимости от роли в преступлении их обвинили в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть, превышении полномочий с применением насилия и злоупотреблении полномочиями. 17 сотрудников колонии уволили.

В октябре 2017 года Краснодарский краевой суд, удовлетворив апелляционное представление прокуратуры, смягчил наказание семерым из десяти бывших сотрудников Белореченской воспитательной колонии.

В итоге исполнявшему обязанности начальника колонии Владиславу Иванову назначили 4 года и 10 месяцев тюрьмы, Роману Берсеневу и Валерию Савченко – 2 года 10 месяцев и 2 года и 9 месяцев, дежурному Сергею Андриященко – 2 года и 4 месяца, Сергею Лабинскому – 2 года и 10 месяцев.

Сотрудники колонии Арсен Шамхалов и Андрей Криволапов проведут в колонии строгого режима по 10 лет и 10 месяцев. Валерий Заднепровский получил 4 года, Павел Грицын – 3,5 года, Муса Аллаев – 3 года.

В конце 2015 года, выступая перед Федеральным собранием, Владимир Путин подчеркнул, что избыточная активность правоохранительных органов мешает деловому климату в России. Президент отметил, что только 15% уголовных дел по экономическим преступлениям в нашей стране заканчиваются приговорами. При этом абсолютное большинство, 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес, сказал глава страны: «То есть их «попрессовали», обобрали и отпустили».

Нотариусы в СИЗО и штрафы вместо реального срока

Чтобы изменить такую ситуацию и разработать дополнительные гарантии защиты прав бизнесменов, в начале 2016 года Путин распорядился создать рабочую группу по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства. В нее вошли представители президентской администрации и силовых ведомств, а также главы четырех ведущих бизнес-организаций – РСПП, «Деловой России», «Опоры России» и ТПП. Новый орган подготовил в помощь коммерсантам проект поправок в УПК и УК, который президент подписал уже летом того же года.

Следующее поручение – разработать меры по усилению ответственности силовиков за необоснованное преследование бизнеса. Соответствующий законопроект эксперты написали уже осенью 2016 года, а в декабре депутаты его приняли. Документ внес поправки в ст. 299 УК о привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности. Максимальный срок лишения свободы за такое преступление вырос с пяти до семи лет. А отягчающим обстоятельством стало незаконное возбуждение уголовного дела для воспрепятствования предпринимательской деятельности и фактический крах бизнеса из-за уголовного преследования, которое следователь инициировал из корыстной или иной личной заинтересованности. Такие действия правоохранителей решили наказывать лишением свободы на срок от 5 до 10 лет.

Значимые разъяснения по «экономическим» преступлениям утвердил в то же время и Пленум Верховного суда. В постановлении ВС объяснялось, как следственным органам и судам отграничить мошенничество в предпринимательской деятельности от обычного бизнеса на свой страх и риск. Кроме того, документ защищал коммерсантов от переквалификации «коммерческих» преступлений в «простое» мошенничество. Такой прием правоохранителей лишал бизнесменов ряда законных гарантий и позволял следствию «давить» на предпринимателей.

Перечисленные изменения дали свои плоды уже к началу 2017 года. Количество уголовных дел в России, возбужденных в отношении предпринимателей, стало постепенно уменьшаться, заявил на Российском инвестиционном форуме в Сочи уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов. Он сообщил, что за вторую половину 2016 года снизилось и число лиц, находящихся по экономическим статьям в СИЗО: «Их стало меньше на 23%». В январе 2017 года не менее позитивную тенденцию для бизнесменов отметил и Генпрокурор Юрий Чайка. По его словам, число осужденных в России за экономические преступления за последние пять лет сократилось в четыре раза.

Предложение от Верховного суда

Политику по либерализации уголовного законодательства в обсуждаемой сфере осенью 2017 года продолжил Верховный суд. Пленум ВС разработал законопроект в помощь коммерсантам, которых беспричинно долго держат под стражей. Действующая редакция УПК вообще запрещает такую меру пресечения для экономических преступлений. Но на практике следователи, чтобы обойти запрет, переквалифицируют «предпринимательские» составы на «общие», и суды могут с этим согласиться. Чтобы пресечь такую «хитрость», ВС предложил конкретизировать понятие преступления, совершенного в сфере экономической деятельности.

Кроме того, законопроект ВС призван переломить тенденцию, когда подозреваемые и обвиняемые находятся в СИЗО долгие месяцы и годы без особых причин, а следователи не ведут по их делу активную работу. Чтобы продлить срок содержания под стражей, следователь должен будет указать не только мотивы, но и конкретные следственные действия, которые он хочет провести. Правоохранителю придется отчитаться и о том, почему не выполнил их ранее. Госдума уже приняла перечисленные поправки в первом чтении.

Однако в начале 2018 года эксперты констатировали, что число уголовных дел, возбужденных против предпринимателей, продолжает расти. Об этом свидетельствует статистика, собранная в докладе «Уголовное преследование по экономическим делам-2017», который подготовил экспертный центр бизнес-омбудсмена. При этом до суда доходит менее 20% таких дел, указывается в документе. Эти цифры основаны на результатах мониторинга судебной практики и данных ФСИН с МВД. В докладе подчеркивается не только рост дел по «мошенническим» составам, но и новая тенденция – против предпринимателей стали все чаще инициировать уголовное преследование за невыплату зарплат (ст. 145.1 УК). Эксперты считают эти дела средством давления на бизнес, так как приговоры за подобные преступления выносятся только в 15% случаев.

Почему либерализация не дает ощутимых результатов

На практике обсуждаемые законодательные изменения ни к чему не привели, уверяет руководитель уголовно-правовой практики АБ «А-Про» Валерий Волох. Всё также суды заключают предпринимателей под стражу, всё также следователи несколько месяцев удерживают предметы и документы, не признавая их вещественными доказательствами в установленный срок, всё также правоохранители отказывают в свиданиях с нотариусами без объяснения мотивов, которыми они руководствуются, рассказывает юрист. У всей кампании по гуманизации есть одна основная проблема, объясняет Матвей Протасов, партнер АБ «Романов и партнеры»: «Отсутствует корреляция между буквой закона и правоприменительной практикой». К сожалению, ни правоохранители, ни суды, вплоть до ВС, очень часто не желают видеть признаки предпринимательской деятельности даже в самых очевидных ситуациях, констатирует юрист: «Как и раньше, удовлетворяются ходатайства следователей о заключении под стражу, основанные лишь на тяжести предъявленного обвинения».

Протасов приводит в пример уловки следователей, на которые те идут в резонансных делах, чтобы отправить предпринимателей за решетку: «В действиях бизнесмена вместо ст. 159 УК усматривают признаки ст. 210 УК , что в 100% случаев позволяет поместить неугодного в СИЗО». Партнер АБ «Коблев и партнеры» Кирилл Бельский признает, что правоохранители часто пользуются «терминологическими фокусами», с помощью которых выводят конкретные дела из-под категории «предпринимательская деятельность». Соглашаясь с коллегами, руководитель уголовно-правовой практики КА «Барщевский и партнеры» Алексей Гуров приводит другой пример: по ст. 201 УК («Злоупотребление полномочиями в коммерческой или иной организации») обвиняемого могут заключить под стражу, хотя сама диспозиция этой нормы указывает на возможность совершения такого преступления в сфере предпринимательской деятельности. Этим законодательным противоречием нередко пользуются следователи, констатирует он.

Артем Чекотков из МКА“Князев и партнеры” видит более глубокие причины неэффективности правовых институтов, которые создаются для защиты бизнеса: «Они заключаются не в технических огрехах самих норм, а в неспособности разрешить перечисленные проблемы через создание специального режима привлечения к уголовной ответственности для отдельной группы лиц – предпринимателей». Юрист замечает, что сейчас отсутствует четкое обоснование того, почему именно бизнесмены должны иметь льготы в вопросах привлечения к уголовной ответственности по сравнению с другими гражданами. Эксперт добавляет, что смягчение участи предпринимателей, совершивших преступления, – это не задача уголовного закона.

Другие проблемы предпринимателей в противостоянии с силовиками

Параллельно с этим бизнес по-прежнему ищет пути «оптимизации» своих расходов и не всегда честными путями, рассказывает адвокат Светлана Мальцева из АБ «Забейда и партнеры». А правоохранители, с одной стороны, пытаются пресечь подобные действия, а с другой – часто и поучаствовать в них, добавляет она. Когда в стране кризис, и денег в бюджетах всех уровней не хватает, то единственным источником их пополнения становится бизнес, объясняет юрист: «К тому же сами предприниматели не слишком следят за изменениями в способах выявления различных махинаций и не перестраиваются на «новые рельсы», продолжая использовать старые схемы». Действительно, предпринимателей наказывают за применение незаконных схем в относительно далеком для них прошлом, подтверждает управляющий партнер АБ «ЕМПП» Сергей Егоров: «Речь идет о действиях, совершенных 3–5 лет назад и более».

То есть, применяя неоднозначную, но вроде бы законную схему сейчас, предприниматель рискует быть обвиненным в том или ином преступном злоупотреблении спустя несколько лет, объясняет эксперт. Он приводит в пример конкретную сферу бизнеса: «В настоящее время строители понимают, что не стоит брать бюджетные деньги. А если взяли, и они вдруг закончились до сдачи объекта, то достраивать недвижимость придется за счет своих средств. Иначе велик риск получить обвинение в мошенничестве. Несколько лет назад подобных рисков не усматривалось».

Егоров полагает, что для гуманизации законодательства стоит учитывать момент прекращения применения бизнесменом неоднозначных схем работы и добровольность отказа предпринимателя от использования таких вариантов в пользу более прозрачных и добросовестных. В ряде случаев подобные обстоятельства должны расцениваться как смягчающие или выступать условием для прекращения уголовного преследования предпринимателя, уверен юрист: «Например, с выплатой судебного штрафа».

Бельский отмечает и другой недостаток. По его словам, до сих пор недобросовестные полицейские могут практически безнаказанно оказывать давление на бизнес даже без возбуждения уголовного дела: «Это происходит в ходе доследственных проверок и ОРД, когда допускается получать объяснения от лиц, обследовать помещения, изымать предметы и документы». Отличие таких действий от допроса, обыска и выемки может увидеть только профессиональный юрист, говорит он: «А для бизнесмена это то же самое давление, но лишь без риска (временно) быть заключенным под стражу».

Еще одна серьезная проблема во взаимоотношениях бизнеса и правоохранительной системы – избирательность российского следствия и правосудия, утверждает Егоров. По его словам, это обстоятельство не позволяет установить единые «правила игры» для бизнеса и правоохранителей. Часто приходится слышать от бизнесменов оценку, что предпринимателю, против которого возбудили уголовное дело, просто не повезло, говорит юрист: «Ведь его конкуренты работают по аналогичным в данной отрасли бизнеса правилам». По этой причине необходим перечень мер прежде всего организационно-технического (не законодательного) характера, который будет способствовать надлежащему применению действующего законодательства, считает Чекотков.

А единственным реальным выходом из всех перечисленных проблем является восстановление реального контроля за правоохранителями со стороны суда, уверен Бельский. Возвращение ряда надзорных функций прокуратуре также могло бы положительно повлиять на ситуацию, добавляет он.

Другие предложения по эффективной защите бизнеса и дальнейшей либерализации уголовного законодательства в области экономики можно услышать на одноименной дискуссионной сессии, которая пройдет в рамках Петербургского международного юридического форума в середине мая 2018 года.

pravo.ru

Популярное:

  • Гражданство при рождении в сша Гражданство при рождении в сша Главная » Блог » Что дает рождение ребенка в США? Современные супружеские пары сразу же после зачатия ребенка, а то еще и до него, анализируют информацию о беременности и родах, полученную из […]
  • Правила аска Правила аска 4 рекомендуют работу в компании. 1 не рекомендуют компанию для трудоустройства. Фото офиса Перетащите фотографии в это окно или выберите файлы Отзывы о АСКА Руководитель отдела Плюсы: Основные принципы в […]
  • Каждый имеет право на свободу мнения и выражения Конституция РФ 1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова. 2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, […]
  • Правопреемник уплата налога Энциклопедия решений. Уплата налогов при реорганизации юридического лица Уплата налогов при реорганизации юридического лица Обязанность по уплате налогов (сборов) реорганизованного юридического лица (в том числе иностранной […]
  • Давайте по новогоднему закону всё ненужное оставим за спиной По Новогоднему Закону. А давай по Новогоднему закону – Всё ненужное оставим за спиной: Неприятные звонки по телефону, В одиночестве прошедший выходной… Неожиданные беды и потери, Все болезни, что пришли исподтишка… И откроем в […]
  • Образец заполнения заявление на приобретение оружия Образец заполнения заявление на приобретение оружия Приложение № 2к Административному регламентуМинистерства внутренних делРоссийской Федерации попредоставлению государственнойуслуги по выдаче гражданинуРоссийской Федерации […]
  • Журнал учета приказов в рб Порядок учета приказов в организации + образец журнала учета Оптимизированная система документооборота – один из важнейших факторов, необходимый для обеспечения качественного кадрового учета предприятия. В статье расскажем про […]
  • Закон о правах третьих лиц О защите прав третьих лиц в исполнительном производстве В судебной и арбитражной практике последних лет нередки случаи, когда при осуществлении функции по своевременному и эффективному исполнению вступивших в законную силу […]