СВ максимов коррупционные преступления

СВ максимов коррупционные преступления

Глава первая «Понятие коррупции» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе дан краткий исторический очерк в понятие коррупции и ее исследования. Коррупция рассматривается диссертантом как историческое явление, неизменный спутник государства на всех этапах его исторического развития. Подчеркива­ется, что исследования коррупции в настоящее время приобрели характер самостоя­тельного научного направления, отличительной чертой которого является междисцип­линарный подход. Коррупция является предметом внимания не только юристов и кри­минологов, но и представителей других отраслей обществознания. Новым и перспек­тивным научным направлением является изучение транснациональных форм корруп­ции.

Во втором параграфе анализируются основные подходы к понятию коррупции в общественных науках. Диссертант отмечает, что к настоящему времени не выработано какого-либо универсального определения коррупции как социального явления. Одной из главных причин сложности формулирования такого понятия, по мнению автора, яв­ляется то, что понятие коррупции как социального явления в широком смысле выходит за границы исследований права и криминологии и является сложным синтетическим со­циально-философским и криминологическим понятием. Присущие каждой отрасли об­ществоведения методы и исследовательские подходы серьезно влияют в том числе и на выработку специфических для каждой науки определений.

В работе рассматриваются социологические, политологические, экономические теории коррупции, основные подходы к формулированию понятия данного явления. В частности, затрагиваются: политологический подход к коррупции как фактору, деформирующему политическую систему общества, социологический взгляд на коррупцию как форму девиантного поведения (К. Фридрих, Дж. Най), социальную дисфункцию, форму социальной патологии, систему социальных отношений (социальный институт) (И.Я. Гилинский, Л.В. Гевелинг), экономические теории («агентская модель» К. Бэнфилда, теория «статусной ренты» П. Мауро, И. Шихата).

Отдельно диссертант останавливается на т. н. теории «позитивной коррупции» или функциональной теории (С. Хантингтон, Л.М. Тимофеев, Г.А. Сатаров и др.). Со­гласно данной теории, коррупция в различных ее проявлениях может представлять бла­го для общества. Автор критикует данную позицию, отмечая необоснованность смеше­ния закономерности того или иного социального явления и его «нормальности». По мнению диссертанта, коррупция не может быть «позитивной», она — негативное явле­ние, разрушительно действующее на общество и государство, девальвирующее соци­альные ценности.

Основываясь на анализе указанных выше политологических, социологических и экономических воззрений и определений понятия коррупции, диссертант полагает, что коррупция как широкое социальное явление представляет собой дисфункцию процес­сов социального управления, разложение власти на основе отклоняющегося пове­дения, обусловленного корыстной мотивацией.

В третьем параграфе рассматривается понятие коррупции в уголовном праве и криминологии. Подчеркивается, что в российской уголовно-правовой и криминологиче­ской науке вопрос о понятии коррупции относится к числу дискуссионных. Диссертант отмечает, что основной «водораздел» во взглядах ученых проходит между «узкой» трактовкой коррупции как подкупа, взяточничества (А.И. Долгова, Н.А. Лопашенко и др.) и «широкого» пониманием коррупции как корыстного служебного злоупотребления (Б. В. Волженкин, В.В. Лунеев, СВ. Максимов, Г.К. Мишин и др.).

Подробный анализ указанных точек зрения позволил автору сделать вывод о том, что широкое понимание коррупции более правильно как с теоретической, так и с прак­тической (законотворческой и правоприменительной) точек зрения. По мнению диссер­танта, должностное злоупотребление и взяточничество соотносятся как целое и часть, как общее и специальное деяния. В работе отмечается, что корыстные служебные зло­употребления без признаков подкупа имеют сходную со взяточничеством социальную природу, последствия и мотивацию. Ключевыми признаками при выделении группы коррупционных преступлений является объект посягательства (нормальное функционирование органов власти и управления), а также корыстная мотивация, а не способ (под­куп).

Как правовое явление, коррупция понимается в работе как противоправное использование субъектами власти и управления своего служебного положения во­преки интересам службы в корыстных целях, а также противоправное предостав­ление таким лицам материальных или иных преимуществ иными лицами за дей­ствия (бездействие), совершаемые в их пользу с использованием своего служебного положения. Таким образом, к коррупции диссертант относит корыстные злоупотребле­ния служебными полномочиями в государственном, муниципальном и частном секторах (включая должностные хищения), различные формы подкупа-продажности служащих. В любом юридическом определении коррупции должны быть, на взгляд диссертанта, отражены следующие признаки: социальная сущность (разложение власти), норматив­ный характер (запрещенность нормами права), корыстная мотивация. В структуру кор­рупции входят не только коррупционные преступления, но и иные правонарушения (ад­министративные, дисциплинарные, гражданско-правовые).

При формулировании криминологического понятия коррупции, по мнению авто­ра, следует учитывать постулат российской криминологии об уголовно-правовом харак­тере преступности. Коррупция является формой отклоняющегося поведения, включаю­щего в себя, помимо преступлений, иные правонарушения. Понятие коррупционной преступности (узкое понятие коррупции как вида преступности) будет, безусловно, бо­лее узким, специальным, ибо оно может учитывать только те проявления коррупции, которые предусмотрены в уголовном законе.

Автор приходит к выводу о необходимости законодательного закрепления поня­тия коррупции. Такое определение принципиально важно и необходимо. Оно обуслов­лена широким использованием данного термина в многочисленных нормативных актах. Кроме того, на повестке дня на ближайшую перспективу стоит вопрос о ратификации фундаментальных международных соглашений антикоррупционного характера — Кон­венции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, Конвенции ООН против кор­рупции, оперирующих данным понятием. В уголовном праве понятие коррупции позво­лит осуществить максимальную криминализацию коррупционных деяний, в профилак­тическом законодательстве — выстроить эффективную систему антикоррупционной политики. Определение коррупции должно быть закреплено в специальном криминолого- профилактическом антикоррупционном федеральном законе.

Введение данного понятия в УК РФ, по мнению автора, нецелесообразно (в этом убеждает и проанализированный в работе опыт уголовного законодательства КНР, Ита­лии, Кыргызстана, использующего понятие «коррупция»). Будучи понятием собира­тельным, объединяющим не только группу преступлений, но и иные правонарушения, понятие коррупции может и должно использоваться в криминолого-профилактическом законодательстве, но не в уголовном кодексе. В то же время диссертант считает необхо­димым законодательно определить перечень коррупционных преступлений, определив тем самым рамки уголовно-правовой коррупции и понятия коррупционной преступно­сти. В работе отмечается, что формирование законодательного перечня коррупционных преступлений отвечает складывающейся в российском законодательстве тенденции. Так, в последние годы в УК РФ появились понятия «преступления террористической направленности» (ст. 205.1 УК РФ), «преступления экстремистской направленности» (ст. 282.1 УК РФ). Несмотря на то, что данные понятия получили закрепление в УК, ос­новное их предназначение — использование в криминолого-профилактическом законо­дательстве, откуда они и были перенесены в текст УК. Рамки уголовно-правовой кор­рупции, как и в указанных выше случаях, должны быть законодательно определены. Без определения объекта предупредительной деятельности немыслимо эффективное криминолого-профилактическое законодательство, в том числе законодательство о противо­действии коррупционной преступности.

В диссертации проанализированы определения коррупции, имеющиеся в находившихся на рассмотрении Государственной Думы ФС РФ антикоррупционных законопроектах. По мнению автора, наиболее сбалансированное определение, отражающее со­циальную сущность коррупции и пригодное в практических целях, содержится в проек­те «Основ законодательства об антикоррупционной политике»[i].

В четвертом параграфе анализируется понятие коррупции в международном праве. Отмечается, что в международном праве понятие коррупции формулируется двояким образом: в одних случаях дается четкая дефиниция, очерчивающая рамки явления; в других такое определение отсутствует, а содержится отсылка к перечню корруп­ционных правонарушений. Последний способ используется чаще. На основе анализа международных документов, оперирующих понятием коррупции, сделан вывод о том, что международное право в целом использует широкую трактовку коррупции как коры­стного служебного злоупотребления, не сводя ее к подкупу-продажности служащих. Так, Конвенция ООН против коррупции 2003 г., раскрывающая понятие коррупции че­рез перечень подлежащих криминализации деяний, относит к коррупции активный и пассивный подкуп в публичном и частном секторах, подкуп иностранных должностных лиц и служащих международных организаций, злоупотребление служебным положени­ем, хищение или нецелевое использование имущества публичным должностным лицом, воспрепятствование осуществлению правосудия, отмывание доходов от коррупции и др.[ii]. В тех случаях, когда международные документы используют более узкие формули­ровки понятия коррупции, такое понятие, как правило, является не универсальным, а используется для целей конкретного международного документа.

В работе отмечается, что при формулировании понятия коррупции в российском законодательстве необходимо ориентироваться на международно-правовой подход, учитывая международный характер явления коррупции, тенденцию к унификации зако­нодательства и необходимость международного сотрудничества в данной сфере.

law.edu.ru

Коррупционные преступления и меры их предупреждения Савенко Ирина Алексеевна

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Савенко Ирина Алексеевна. Коррупционные преступления и меры их предупреждения : 12.00.08 Савенко, Ирина Алексеевна Коррупционные преступления и меры их предупреждения (На материалах Краснодарского края) : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.08 СПб., 2006 231 с. РГБ ОД, 61:06-12/720

Содержание к диссертации

ГЛАВА 1. Социально-экономическая и криминологическая характеристика коррупции в России

1.1 Понятие коррупции. Коррупция как социальное явление 14

1.2 Основные факторы, детерминирующие коррупцию 31

1.3. Виктимологический аспект коррупционных преступлений.

Понятие «жертва» и «преступник-коррупционер» 59

1.4. Коррупция в органах внутренних дел и судебной системе 68

ГЛАВА 2. Уголовно-правовая характеристика коррупционных преступлений

2.1 Ретроспективный анализ законодательной и правоприменительной практики, направленной на предупреждение и противодействие коррупционным преступлениям 99

2.2. Уголовно-правовая характеристика коррупционных преступлений 120

2.3. Коррупционные преступления в коммерческих организациях 154

ГЛАВА 3. Общесоциальные и специальные криминологические меры предупреждения

3.1 Опыт зарубежных стран по предупреждению и противодействию коррупционной преступности 167

3.2 Общесоциальные меры предупреждения коррупционной преступности 187

3.3 Специальные криминологические меры предупреждения коррупционных преступлений 198

Список использованной литературы 212

Введение к работе

Актуальность темы диссертационного исследования.

Неблагоприятное развитие криминальной ситуации в России наряду с иными качественными изменениями преступности характеризуется возрастающими масштабами коррупции. Коррупция поразила практически все структуры государственной власти, в том числе и правоохранительные органы. Распространенность коррупции такова, что она представляет угрозу национальной безопасности страны, ставит под сомнение успех социально-экономических преобразований.

Международное сообщество, озабоченное проблемами повышения эффективности предупреждения коррупции в мире, формулирует правовые рекомендации, однако их реализация в России предполагает учёт её исторических традиций и сложившейся правовой системы. Анализ мер противодействия на различных этапах развития политических и социально-экономических отношений в России, позволяет оценить их достоинства и недостатки, а также возможность использования в современных условиях.

Коррупция — это общественно опасное противоправное деяние, при том, что эти её характеристики не вызывают никаких сомнений, тем не менее понимается специалистами неоднозначно (это относится и к правовой оценке и к криминологической сущности явления), что неизбежно сказывается на организации реального противодействия коррупции в целом и конкретным коррупционным преступлениям. В уголовном законодательстве нет нормативно закрепленного понятия «коррупционного преступления». Вместе с тем соответствующее определение необходимо, так как позволяет законодательным и правоприменительным органам, основываясь на криминологическом анализе реальных изменений в проявлениях коррупции, эффективнее осуществлять правотворческую и правоприменительную деятельность.

Анализ научных работ, посвященных коррупции и проблемам, возникающим в связи с противодействием этому криминальному явлению свидетельствует, что в теоретико-методологическом плане с криминологических

позиций и феномен коррупции, и меры противодействия нуждаются в дальнейшем исследовании.

Степень разработанности темы. Проведённый автором анализ научных,
посвященных проблеме противодействия коррупции, как в России, так и в
зарубежных странах, в том числе и в историческом аспекте показал не
достаточную теоретико-методологическую проработанность её

При создании теоретической базы и понятийного аппарата диссертационного исследования использовались положения и выводы российских ученных — специалистов в области общей теории права, уголовного права и криминологии (К. Анциферова, В.Б. Боровикова, Б.В. Волженкина, И.М. Гальперина, А.И. Долговой, Ю.Н. Демидова, СВ. Дьякова, А.А. Жижиленко, Б.В. Здравомыслова, И. И. Карпеца, Н.Ф. Кузнецовой, B.C. Комиссарова, А.И. Кирпичникова, В.Н. Лопатина, А.В. Лохвицкого, В.В. Лунеева, СВ. Максимова, В.Е. Мельниковой, Г.К. Мишина, Н.А. Неклюдова, А.Б. Сахарова, А.Н. Трайнина, В.Н. Ширяева., А.Я. Эстрина и др.).

Научный подход к изучению исторических сторон коррупционных явлений и мер предупреждения в России представлен в трудах современных отечественных ученных (Б.В. Волженкина, А.Ю. Епихина, П.А. Кабанова, А.И. Кирпичникова, СВ. Максимова). Среди зарубежных исследователей данной проблемы особо следует выделить (Э. Бенфилда, К. Вильямса, М. Джонсона, Дж. Ная). Эти авторы отразили в своих трудах различные аспекты проблемы противодействия коррупционной преступности уголовно- правовыми и криминологическими средствами, но только применительно к определённому периоду времени. Однако, коррупционная преступность постоянно трансформируется, многие из предложенных мер предупреждения и противодействия утрачивают эффективность. Поэтому требуется дальнейшая разработка научно обоснованных рекомендаций как по применению уголовно -правовых норм, так и предложений по дальнейшему совершенствованию мер по предупреждению коррупции и коррупционных преступлений.

Эмпирическую базу исследования составили Конституция Российской Федерации, законы и подзаконные нормативные акты, международное законодательство, устанавливающее нормы и принципы противодействия коррупции, в том числе уголовную и гражданскую ответственность, широкий спектр научного, архивного, документального и иного материала, а также статистические данные о преступлениях коррупционной направленности на территории Российской Федерации в период с 1998 по 2004г. и о лицах, их совершивших, а также об уголовных делах, рассмотренных в Российской Федерации. Проведён анкетный опрос 292 сотрудников органов внутренних дел Краснодарского края и 123 курсантов выпускных курсов Краснодарской юридической академии МВД России, а также телефонное интервьюирование и анкетирование населения Краснодарского края (400 человек) по вопросам коррумпированности. При подготовке диссертации использовались результаты криминологических и социологических исследований преступности в целом и преступлений коррупционной направленности, совершенных в Краснодарском крае и в различных регионах России, проведенных другими авторами.

Объектом исследования являются закономерности, обуславливающие существование коррупции в России.

Предметом исследования является феномен коррупции, её

криминологические и уголовно-правовые характеристики; преступления коррупционного характера; теоретические проблемы, связанные с формированием определения коррупции и его законодательного закрепления; общесоциальные, специально-криминологические и уголовно-правовые меры противодействия коррупции.

Целью диссертационного исследования является разработка научно-обоснованных рекомендаций и предложений, направленных на предупреждение распространения коррупции и коррупционных преступлений, поиску новых и усовершенствованию существующих форм и методов её предупреждения.

Задачи исследования предопределены заявленной целью:

-исследование феномена коррупции и коррупционных преступлений с позиций криминологической теории;

-раскрытие, виктимологического аспекта коррупции, сущности понятия «жертва коррупционного преступления», исходя из меняющихся социально-экономических условий,

-разрабатывание типологии личности преступника-коррупционера и представление на этой основе обобщенного образа коррупционера;

-выявление факторов, детерминирующие коррумпированность органов внутренних дел и судебной системы;

-исследование криминологически значимых характеристик коррупции и закономерности её проявления в России на различных этапах истории страны;

-изучение форм и методов противодействия коррупции применительно к компетенции различных субъектов правоохранительной деятельности;

-определение перспективных направлений антикоррупционной деятельности с учетом возможностей специально-криминологического и уголовно-правового предупреждения.

Теоретической основой исследования являются научные положения криминологии, уголовного права, социологии, экономической теории и виктимологии, представленные в трудах Ю.М. Антоняна, Г.А. Аванесова, Н.А. Беляева, СВ. Бородина, В.Н. Бурлакова, B.C. Бурдановой, В.В. Вандышева, В.П. Васильева, Я.И. Гилинского, С.А. Денисова, А.И. Долговой, И.И. Карпеца, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеева, В.В. Мальцева, С.Ф. Милюкова, А.В. Наумова, Г.В. Овчинниковой, В.В. Орехова, В.П. Очередько, Д.В. Ривмана, В.П. Сальникова, Л.И. Спиридонова, B.C. Устинова, Л.В. Франка, Д.А. Шестакова, В.Е. Эминова и др.

Методологическая база исследования основывается на применении диалектического метода познания объективной действительности. Методика исследования включает использование следующих методов: сравнительно -правового, системно — структурного, сравнительно-исторического, анкетирования, интервью, наблюдения, статистического и др. методов.

Научная новизна диссертационного исследования. Автором предложены определения коррупции и коррупционного преступления; представлены результаты криминологического анализа явления коррупции, проведенного на материалах по крупному региону России. Она рассматривается как явление, существующее не только в органах государственной власти, в системе МВД, но и в не государственном секторе; соответственно, предложен термин «негосударственная коррупция». Также систематизированы основные подходы к уголовно- правовым и криминологическим причинам возникновения и распространения коррупции, и коррупционных преступлений.

Основные положения, выносимые на защиту:

1.Коррупция — многогранное, сложное явление, имеющее социальные, уголовно-правовые, но в первую очередь, криминологические характеристики. Его следует рассматривать как совокупность родственных видов деяний, но не как конкретный состав преступления.

2.С изменениями социально-экономических отношений в России менялась и сущность понятия «коррупция». Это явление стало охватывать все сферы жизни общества, а не только государственную службу, проникло в сферу экономики, включая и частную предпринимательскую деятельность. В современной России коррупция стала угрозой не только государственной власти и безопасности страны, но и экономике. Эти обстоятельства обусловили новый подход к понятию коррупции.

Исходя из анализа сущности явления коррупции, автор полагает, что коррупция, как реально существующее многоплановое системное криминологическое явление представляет собой использование государственными, муниципальными служащими (в том числе депутатами и судьями) либо лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях, своего служебного положения, статуса, авторитета в корыстных личных либо узкогрупповых или корпоративных интересах, в результате чего подрываются не только политические, но и экономические устои общества.

Предлагается рассматривать в составе явления коррупции в качестве самостоятельного вида негосударственную коррупцию, то есть имеющее системный характер использование в корыстных личных либо групповых интересах лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях, своего служебного положения или статуса, в результате чего подрываются основы свободного предпринимательства и в целом гражданского общества.

Коррупцию следует рассматривать как системное явление, поразившее различные сферы жизни общества и имеющее различия, обусловленные их спецификой. В частности, это относится к коррупции в сферах государственного управления, местного самоуправления, правоохранительных и правоприменительных органов, военной службы, медицины, образования и др. Выявление указанных различий необходимо для решения задач противодействия коррупции и коррупционным преступлениям.

Коррупционные преступления [не^всегда имеют корыстную мотивацию. Их субъектами могут быть как должностные лица, так и лица с иным служебным положением, так как коррупция существует не только среди должностных лиц, но и служащих. Однако не всякое корыстно-должностное преступление можно отнести к коррупционному.

Поскольку понятия коррупции как квалифицирующего признака и коррупционного преступления в законодательстве не определены, к анализу сущности преступлений коррупционной направленности следует подходить с криминологических позиций. Соответственно автор предлагает в массе должностных преступлений, где должностное положение выступает квалифицирующим признаком конкретного состава преступления, выделить и отнести к коррупционным лишь те корыстно-должностные преступления, при совершении которых положение должностного лица значимо только для их криминологической оценки.

Под коррупционным преступлением следует понимать преступное общественно опасное деяние, непосредственно посягающее на авторитет или

охраняемые законом интересы государственной власти, местного самоуправления, государственной и негосударственной службы, выражающиеся в незаконном получении лицом, имеющим статус должностного лица или служащего в государственном, муниципальном образовании либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации каких — либо благ в корпоративных, узкокорпоративных или личных интересах, если имеет место использование должностного, служебного положения как составной части механизма преступления.

Автором предлагается отнести к коррупционным преступлениям следующие нормы УК: ст. 170 (регистрация незаконных сделок с землёй), ст. 184 (подкуп участников и организаторов, спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов), ст.201 (злоупотребление полномочиями), ст.202 (злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами), ст.204 (коммерческий подкуп), ст.285 (злоупотребление должностными полномочиями), ст.286 (превышение должностных полномочий), ст.289 (незаконное участие в предпринимательской деятельности), ст.290-291 (соответственно получение и дача взятки), ст.292 (служебный подлог), ст.304 (провокация взятки либо коммерческого подкупа), если имеет место, корыстное использование должностного, служебного положения или управленческих функций как составной части механизма преступного поведения.

5. Субъектом коррупционного преступления может быть только определённая категория должностных лиц и госслужащих, занимающих должности в государственном или муниципальном органе, учреждении или организации, а также в негосударственной (не являющейся муниципальной) организации, которые не только обладают юридически установленными признаками специального субъекта, но и рассматривают должностное, служебное положение как возможность доступа к корыстно мотивированному удовлетворению личных интересов (нажива, карьеризм, протекционизм и т. д.) или иных узкогрупповых или корпоративных интересов.

В целях криминологического изучения и решения вопросов уголовной ответственности целесообразно разработать криминолого-психологическую типологию личности субъектов коррупционных преступлений, выделив следующие типы: коррумпированные лица, занимающие государственные должности федерального уровня и уровня субъекта федерации; должностные лица, состоящие на государственной службе; лица, занимающие недолжностное служебное положение на государственной службе; лица, исполняющие управленческие функции в негосударственных коммерческих и иных организациях.

В результате проведённого криминологического исследования коррупции в органах внутренних дел Краснодарского края соискатель пришел к выводу, что наряду с условиями, детерминирующими коррупцию как явление, распространенное в различных сферах, действует криминогенный фактор, имеющий особое значение для органов внутренних дел. Это так называемое спонсорство, адресуемое органам внутренних дел. Оно таит в себе опасности, которые нельзя компенсировать никакими материальными приобретениями. Спонсоры, как правило, рассчитывают на взаимные услуги правоохранительных органов далеко не всегда в точности соответствующие требованиям закона. Кроме того, спонсорство «оправдывает коррупцию» и нередко слулсит прикрытием преступлений, совершаемых с использованием служебного положения. Оно обусловлено объективными обстоятельствами и, тем не менее, должно быть ограничено решением о приёме спонсорской помощи на уровне ГУВД или МВД субъекта Федерации.

8. Представляется целесообразным совершенствование законодательства по таким направлениям, как:

-ограничение иммунитета депутатов, сотрудников прокуратуры, судей от уголовного преследования в случае выявления в их действиях признаков коррумпированности, выразившейся в форме совершения конкретных преступлений;

-отмена ограничений в проведении оперативно — розыскных мероприятий в отношении работников прокуратуры и судей, подозреваемых в совершении коррупционных преступлений;

-установление Федеральным законом прозрачности проведения проверки лиц, претендующих на занятие должностей государственных служащих по категориям в федеральных органах представительной, исполнительной и судебной власти;

-усиление ответственности за совершение коррупционных правонарушений для должностных лиц, занимающих государственные должности в федеральных органах государственной власти и органах государственной власти субъектов Российской Федерации, поскольку штрафные санкции несоизмеримо малы по сравнению с тем ущербом, который причиняется интересам государства;

-восстановление в уголовном законодательстве уголовного наказания «конфискация имущества».

9. Предлагается из примечания к ст. 201 УК РФ исключить п. 2, так как фактически сейчас коммерческим организациям делегируется право решения вопроса об уголовном преследовании, то есть в принципе функция правоохранительного органа.

10.В системе мер предупреждения коррупционных преступлений следует шире использовать меры виктимологической профилактики, сориентированные на вынужденных жертв, поскольку наряду с ними существуют и добровольные (провоцирующие) жертвы, в отношении которых должны осуществляться меры традиционной специально-криминологической профилактики.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется значимостью новой информации для развития криминологической теории; заключается в более широком понимании сущности коррупции, содержания этого явления, в обосновании необходимости дальнейшего изучения основных характеристик, криминогенных и антикриминогенных факторов, относящихся к феномену коррупции, результатах анализа этих факторов применительно к возможностям противодействия этому явлению, в позиции

автора относительно криминологической сущности «коррупционного преступления».

Результаты диссертационного исследования вносят определённый вклад в ряд разделов криминологии, в том числе и в дальнейшее развитие такого раздела, как отдельные виды преступности и особенности борьбы с ними (коррупционная преступность).

Практическая значимость исследования состоит в том, что разработанные в диссертации положения и рекомендации могут быть использованы при совершенствовании антикоррупционного законодательства; организации профилактических мероприятий по предупреждению распространения коррупции в деятельности правоохранительных органов; при разработке научно — методических рекомендаций по планированию и осуществлению антикоррупционных мероприятий и программ в правоприменительной деятельности, а также в преподавании курса «Криминология».

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы при дальнейшем совершенствовании методических рекомендаций по выявлению и расследованию преступлений коррупционной направленности, для использования в системе служебной подготовки следователей и оперативного состава подразделений БЭП.

Апробация результатов исследования. Основные положения

диссертации обсуждались и были одобрены на заседаниях кафедры криминологии Санкт-Петербургского университета. Отдельные положения работы были изложены в выступлениях на научно- практических конференциях проходивших в различных вузах Санкт-Петербурга и Краснодара «Государственная политика и общественные инициативы в области противодействия наркомании и наркобизнесу» (Санкт-Петербург, 24 июля 2003г.), «Власть. Право. Толерантность» (Краснодар, 7-8 октября 2004г.), на региональном семинаре «Выявление, раскрытие и расследование преступлений в

сфере экономики» (Санкт-Петербург, 27 мая 2005г.) Кроме того, результаты диссертационного исследования нашли отражение в научных публикациях автора. Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трёх глав, включающих десять параграфов, заключения, библиографии и приложений.

Понятие коррупции. Коррупция как социальное явление

Коррупция — непременный спутник любого современного государства, сопровождающий его на протяжении всей истории его существования. Об этом, например, свидетельствует, прежде всего, сама этимология данного термина.

Понятие коррупция, достаточно широко используется в современной правовой литературе, а также в практике борьбы с преступностью имеет глубокие исторические корни.

Ранние упоминания о коррупции, «поразившей « государственную службу, можно обнаружить в архивах Древнего Вавилона, сформировавшихся по меньшей мере 4500 лет назад. Разумно, однако, предположить, что зарождение коррупции как социального явления объективно связано с первоначальной узурпацией права управлять людьми и общим имуществом, имевшей место задолго до возникновения государственности. Термин «коррупция» применительно к его социальному значению начинает употребляться значительно позже — в античный период.

Уже в античной Греции у термина «corrumpere», изначально использовавшегося для обозначения порчи воды или расстройства желудка, плохой пищей, появляется социальный смысл- приведение в упадок нравов,, расстройство порядка. Примерно в это же время понятие коррупции приобретает значение подкупа кого-либо. Более длительный анализ происхождения термина показывает, что изначально коррупция в социальном значении предполагала 2-х соучастников (одно из значений приставки «cor» — совместность, сопричастность).

В более позднее время в Древнем Риме укореняется одно из специальных значений понятия коррупции — подкуп судьи.2

Своё современное значение коррупция приобретает в XV-XVI вв. в период длительного политического кризиса, охватившего Европу и сопровождавшегося необыкновенным расцветом коррупции среди властителей. Начиная с этого времени, под коррупцией понимается подкупаемость и продажность чиновников (государственных должностных лиц), а также общественно-политических з деятелей.

Понятие «коррупция» использовался и как правовой термин. Например, как «извращение наилучшего — есть самое худшее»: худший вид аргумента — это ошибочный вывод из здравых предпосылок. Гоббс нередко высказывался в том смысле, что сговор или бездействие одного не должны нарушать права другого4.

В течение следующих почти тысячи лет — в период средневековья, понятие «коррупция» приобретает исключительно церковное, каноническое значение — как обольщение, соблазн дьявола. Коррумпированность — означало бренность человека, подверженность разрушению, но отнюдь не его способность брать и давать взятки. Коррупция в богословии католицизма стала проявлением греховности, ибо, по Апостолу Иоанну, «грех есть беззаконие». Наследственная греховная порча нередко рассматривалась как первопричина всех грехов (Блаженный Августин, Фома Аквинский).

В последующем акцент в понимании коррупции был перенесен на ее криминологическую и уголовно-правовую стороны. Томас Гоббс5 в своем «Левиафане» пишет: «люди, кичащиеся своим богатством, смело совершают преступления в надежде, что им удастся избежать наказания путем коррумпирования государственной юстиции или получить прощение за деньги или другие формы вознаграждения». К ним же он относил «имеющих много могущественных родственников или популярных людей, завоевавших себе высокую репутацию», которые осмеливаются нарушать законы в надежде, что им удастся оказать давление на власть, исполняющую закон. Коррупция, по Гоббсу6, «есть корень, из которого вытекает во все времена и при всяких соблазнах презрение ко всем законам». Вывод, сделанный в середине XVII в., оказался актуален и в начале XXI.

Современное понятие коррупции начинает складываться на рубеже Нового времени с началом образования централизованных государств и ныне существующих правовых систем. Важный импульс к осмыслению коррупции в нынешнем понимании дают труды Никколо Макиавелли.

Коррупцию он сравнивал с болезнью, вначале ее трудно распознать, но легче лечить. Если же она запущена, то ее легко распознать, но излечить трудно. Такг же и коррупция в делах государства. Если своевременно обнаружить зарождающийся недуг, что дано лишь мудрым правителям, то избавиться от него нетрудно, если же он запущен так, что всякому виден, то никакое снадобье уже не поможет.

Получившему свободу, но развращенному народу, по Макиавелли, крайне трудно остаться свободным. Римские цари, писал он, дошли до такой степени развращенности (a guanta corruzioned), что если бы за ними последовало еще два-три подобных им преемника, то падение Рима становилось бы уже необратимым.

Таким образом, дошедшие до нас правовые памятники цивилизации позволяют заключить, что коррупция существовала в обществе всегда, как только возник управленческий аппарат. Шарль Лук Монтескье писал: « известно уже по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идёт в этом направлении, пока не достигнет положенного предела»

Нетрудно заметить, что распространенность и общественная опасность этого явления скачкообразно возрастают в периоды крупных социальных потрясений, нередко сопровождающихся почти полным уничтожением законности и одновременным ростом зависимости населения от произвола чиновников.

Основные факторы, детерминирующие коррупцию

Основываясь на результатах исследований, нашедших отражение в предыдущем параграфе, следует отметить, что понятие коррупционной преступности не тождественно понятию коррупции вообще, поскольку феномен коррупционной преступности это лишь один из сегментов в общей системе феномена коррупции, хотя и наиболее опасный с точки зрения общественных интересов .

Анализируемый феномен имеет глубинные социальные корни и мощные факторы, определяющие его современное масштабное разрастание в России. В этой связи происходит постоянное модифицирование данного явления, согласуемое со сложившимися социально-экономическими условиями.

Далее следует отметить, что в минувшем столетии, применительно к ретроспективной оценке любых социально-экономических процессов, происходящих в России, зачастую, выделяются три этапа. Применительно к коррупции также, на мой взгляд, будет предпочтительным схематизировать трехэтапныи сценарии развития у нас в стране данного феномена .

Первый этап (примерно до 60-х годов XX столетия) можно условно ограничить сталинским и хрущевским периодами. В рамках данного периода социально-экономические отношения были просты, однородны, жестко урегулированы и базируются как на нормах действующего закона, так и господствующей идеологии.

Особенностью данного периода является также и то, что рыночные отношения фактически отсутствуют или иными словами приближаются к нулевой отметке. В силу ряда факторов, определяемых последствиями Великой Отечественной войны, особенностью рассматриваемого периода является весьма мощное противодействие любым рыночным отношениям. В рассматриваемый период иерархическая система производственно-распределительных отношений взяла на себя всю совокупность функций, которые обычно выполняет рынок в товарной экономике. На практике это выражалось в первую очередь в определении производственной программы и формировании хозяйственных взаимосвязей предприятий. Налицо проявление крайних форм несамостоятельности и зависимости хозяйствующих субъектов.

Такая ситуация весьма своеобразно предопределила формы развития исследуемого социального феномена, так как элементарные шаги предпринимательской деятельности, с целью нормализации условий хозяйствования и получения преимуществ перед конкурентами, могли быть допущены только лишь через подкуп сотрудников государственного аппарата .

На втором этапе (вторая половина 60-х — конец 80-х годов) еще более чётко проявился обозначенный выше фактор (использование «теневых» социально-экономических механизмов для нормализации условий хозяйствования). Здесь же следует обратить внимание на то, что развитию коррупции в России, также всецело способствовало формирование однопартийной политической системы, исключающей всякий политический контроль со стороны других политических сил. Монопольная политическая власть способствовала постепенному срастанию власти политических органов с государственными хозяйственными структурами. Такое единение позволяло чрезвычайно эффективно разрешать назревающие проблемы различного характера, так как появляется сплоченная, основанная на личной преданности нижестоящих перед вышестоящими политическая элита.

Данная система, очевидно, во многом предопределила особенности анализируемого феномена, именуемого сегодня «коррупцией». Предпосылки ее состояли в действенности стимулов, связанных с сохранением занимаемой должности и должностным ростом. Не секрет, что наличие должности решало для любого чиновника любые другие проблемы как материальные, так и моральные. Каждый «номенклатурный работник» имел спецкормушку, т.е. «глубоко эшелонированную систему привилегий и льгот. Доход его по всевозможным надбавкам к должностному окладу, выслугам, премиям, удвоенным отпускным пособиям с оплатой проезда до места отдыха и обратно, дотированными квартирам, дачам, столовым, поликлиникам и больницам и т.д. и т.п., в принципе не поддавался учету.

Коррупция в обоих рассматриваемых периодах предстает в своей элементарной, упрощенной форме в виде преступлений, квалифицируемых как взяточничество. Решение простейших задач в обход закона требовало упрощенных отношений собственника или распорядителя с чиновником по типу «дал-взял-сделал». В то же время для второго этапа все более существенным (особенно для окончания второго этапа) является наличие «производной экономики», теневого рынка. Это, в свою очередь, напрямую обуславливает процессы, следствием которых становится рост коррупции в аппарате власти, увеличение доли общественных ресурсов, присваиваемой чиновничьим аппаратом.

Примечательно, что, если в середине 60-х годов доля корыстных преступлений составляла 40-45%, то в конце существования СССР только по учетным данным она увеличилась до 70-75%. Фактически доля корыстных преступлений была больше, т.к. латентность имущественных и особенно экономических посягательств была и остается самой высокой

Ретроспективный анализ законодательной и правоприменительной практики, направленной на предупреждение и противодействие коррупционным преступлениям

Анализируя проблемы борьбы с различными проявлениями коррупции, следует отметить, что существующее правовое поле, которое должно охватывать анализируемый феномен в стране либо в полной мере не заполнено, либо не выработана необходимая практика правоприменения. Последняя из-за своего свойства некой инертности, к сожалению, требует еще больших затрат, чем само законотворчество и, очевидно, не только временных. К ним следует также отнести ту цену, которая складывается из себестоимости проб и ошибок, выраженных в моральных и материальных издержках. Однако, несомненно, и другое, объем таких издержек можно значительно снизить, если чаще обращаться к опыту прошлого, предвосхищая проявление негативных явлений нынешних.

В этой связи обращает на себя внимание то, что одним из действенных методов познания в общественных науках является так называемый исторический метод, основанный на сравнении ретроспективных особенностей изучаемого явления с современными данными. Такой метод, как справедливо отмечает Д.И. Аминов, позволяет устанавливать сходства и различия характерных признаков этого явления и тем самым продвинуться в познании предмета исследования. Очевидно и то, что изучение многообразия отечественной истории позволяет глубже понять правовую природу анализируемой сферы отношений, если в настоящем исследовании обратиться, в том числе и к ретроспективному анализу: с одной стороны сложившейся ситуации, с другой — процессу криминализации общественно опасных деяний .

Большая значимость указанного метода для юридической науки обусловливается также и тем, что проведение экспериментов по внедрению тех или иных новшеств далеко не всегда возможно. Опять-таки из истории нашей страны можно сделать вывод, к каким непредсказуемым последствиям могут привести революционные нововведения. Непродуманность же в вопросах широкого использования репрессивных, по своей сути, уголовно-правовых средств, в том числе направленных на борьбу с преступлениями коррупционной направленности, может привести к дестабилизации общества. Вне всякого сомнения, при разработке указанных норм необходимо соблюсти условие взвешенности предлагаемых законодателем нормативных предписаний, что достигается, в том числе, обязательным использованием исторического опыта79.

В числе авторов-современников, внесших неоценимый вклад в исследование законодательства в дореволюционной России, следует упомянуть Б.В. Ананьича, М.Н. Гернета, Н.С. Таганцева и др.

Например, профессор Санкт-Петербургского университета, сенатор и член Государственного совета Н.С. Таганцев, изучая вопросы преступных деяний и нарушений дисциплины государственными служащими, писал: «Понятие о служебной дисциплине и её нарушениях стоит в непосредственной зависимости от самого воззрения на сущность государственной службы»80,

Изучение большого числа работ упомянутых и иных авторов, показало, что многие черты современного состояния коррупционной преступности не являются совершенно новыми для России. Схожие социально-экономические условия в стране конца XIX — начала XX веков с современными, обусловили не только сходство стоящих перед государством первоочередных хозяйственно-экономических задач, но и необходимость противодействовать типичным разновидностям преступной деятельности.

Надо полагать, что одним из первых официальных упоминаний о посуле как незаконном вознаграждении за осуществление официальных властных полномочий в законодательстве Руси, связано с Двинской уставной грамотой 1397-1398 гг. (Уставная грамота Василия I, выданная боярам Двинским, сотскому и всем черным людям Двинской земли), в статье 6 которой говорилось: «А самосуда четыре рубли; а самосуд, то: кто изымав татя с поличным, а посул себе возмет, а наместники доведаются по заповеди, ино то самосуд; а опричь того самосуда нет»81.

Тем не менее, большая часть исследователей истории российского законодательства полагают, что понятие посула начинает употребляться в смысле взятки, уже в Псковской Судной грамоты 1397 г., последняя переработка которой производилась между 1462-м и 1471 г. (период пяти соборов). Статья 4 Псковской Судной грамоты гласила: «Л князь и посадник на вече суду не судять, судити им у князя на сенех, взирая в правду по крестному цело-ванью. А не высудят в правду, ино Бог буди им судиа на втором пришествии Христове. А тайных посулов не имати ни князю, ни посаднику»82.

Далее следует отметить, что, основываясь на специфике социальных отношений, детерминирующих коррупционные формы отклоняющегося поведения, обращает на себя внимание то, что данная сфера имеет весьма высокий уровень мимикрии или, иными словами, возможность приспособления к той или иной социально-экономической ситуации.

Опыт зарубежных стран по предупреждению и противодействию коррупционной преступности

Представляется, что помимо анализа законоустановлений прошлых лет, не менее значимым, в контексте настоящего исследования, является изучение современного опыта по предупреждению и противодействию с коррупцией, накопленного международным сообществом.

На взгляд автора, международный опыт интересен, в первую очередь, классическим юридическим мировоззрением, сформировавшимся при поступательном развитии большинства стран Запада, лишенных в своей новейшей истории идеологических зигзагов. Поэтому, проводя заявленное исследование, можно подчеркнуть, что особенности современного законодательства большинства стран Запада проявляются в том, что, с одной стороны, эти законодательные акты подвержены активному реформированию, с другой — нередко приобретают унифицированные, схожие черты. Очевидно, такая тенденция вызвана целым рядом причин и в первую очередь произошедшими за последние десятилетия коренными изменениями преступности во всем мире (ее масштабами, появлением новых форм, транснациональным характером и пр.).

В связи с отмеченным, стало очевидным, что эффективное противодействие коррупции возможно не только при объединении усилий всех заинтересованных сторон (чему должно было способствовать заключение международно-правовых соглашений), но и приведение собственного законодательства, а также уголовной политики в целом к единым мировым стандартам. Надо полагать, что приверженность России к общепризнанным мировым ценностям обусловливает необходимость тесной интеграции с другими странами, в части не только информационного обмена и взаимной международной помощи в борьбе с преступностью, но и в выработке единых правовых стандартов на основе всеобщего осмысления сущности феномена коррупции.

Коррупция анациональна и не существует в границах одного или нескольких государств. Напротив, данный феномен все больше и больше приобретает международный характер; плоды коррупции (это, как правило, ни чем не ограниченные незаконные доходы) укрываются путем отмывания, нередко используется при этом международная банковская сеть. С другой — тот или иной сдерживающий эффект данного феномена на определенном не опасном для общества уровне, достигается только при комплексном интегральном воздействии. А это возможно при объединении усилий международным сообществом. Все отмеченное и обуславливает обращение к международной стороне данного вопроса как важнейшей составляющей успеха решения рассматриваемой проблемы.

Вполне закономерным является то, что международные институты, правительства различных государств уделяют повышенное внимание выработке мер противодействия коррупции. Отдельные конкретные его проявления, такие, как взяточничество, вымогательство, подкуп и пр., во многих странах квалифицируются в качестве уголовно наказуемых деяний или/ даже тяжких преступлении .

Несмотря на всеобщее понимание крайней опасности феномена коррупции, в то же время обращает на себя внимание неоднозначное понимание правовой природы указанного явления. Например, рядом зарубежных исследователей, в их числе, например, Патрик Мерфи, считают, что коррупция — это злоупотребление властью в корыстных целях118. Однако, другими авторами (Роберт Лэнгворти и Лоуренс Трэвис) подчеркивается, что во многих случаях должностные лица идут на нарушение закона не за денежный эквивалент, а действуют из дружеских, семейных и тому подобных отношений. В ряде случаях они преследуют не личную, или групповую выгоду, а ведомственную т.е., выгоду в интересах, например, полицейского агентства. Лэнгворти и Трэвис выделяют два важнейших элемента коррупции; во-первых, наличие злоупотребления властью; во-вторых, намеренность действия или бездействия119.

Зарубежными исследователями было предпринято несколько попыток классификации коррупции. Одна из первых типологий была предложена Элви-ном Стодардом в 1979 г., в которой он выделил девять типов коррупции: 1) «Попрошайничество» — получение чиновниками бесплатных или дешевых товаров, услуг. 2) «Пролезание», «рвачество» — требование со стороны должностных лиц бесплатно получить приглашение на прием, представление и т.д. 3) «Фаворитизм». 4) «Предубеждение» — различное отношение к определенным группам населения. . 5) «Вымогательство» — требование к гражданам со стороны чиновников покупать различного рода услуги, ведомственные журналы и т.п. 6) «Хождение по магазинам» — получение или изъятие мелких товаров в магазинах без оплаты. 7) «Взятки» — получение денег или подарков за игнорирование нарушений закона. 8) «Стряхивание» — изъятие дорогих вещей с места преступления в личное пользование (касается коррупции в рядах сотрудников полиции). 9) «Лжесвидетельствование» — обман судей в целях выгородить самого себя или другого чиновника.

www.dslib.net

Популярное:

  • Закон вступление в права наследства Основное содержание закона о наследстве Закон о наследстве регулирует особую процедуру, которая обусловливает переход прав и обязанностей, а также имущества умершего гражданина его родственникам или иным лицам, в том числе […]
  • Жалоба на методиста Если не устраивает заведующая детским садом … Вопрос: Добрый день! Г. Калининград. Скажите, пожалуйста, если родителей полностью не устраивает заведующая детским садом, могут ли они требовать от начальника управления образования […]
  • Бланк заявления иностранного гражданина по месту жительства Как составляется заявление иностранного гражданина или лица без гражданства о регистрации по месту жительства Житель другого государства, прибывший в РФ, должен подать в миграционную службу заявление иностранного гражданина или […]
  • Помощь юриста по автокредиту Суд по автокредиту – советы адвоката Если вы берете целевой кредит на покупку автомобиля, то купленная вами машина будет оформлена как залог. Грубо говоря, в случае невыплаты автокредита банк имеет право забрать у вас автомобиль […]
  • Счетчики на газ закон Президент РФ отменил обязательную установку счетчиков на газ Президент Владимир Путин подписал закон, который вносит поправку в закон № 261-ФЗ "Об энергосбережении. " и отменяет обязательную установку газовых счетчиков в […]
  • Когда пенсии за январь 2013 ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ Подписка на новости Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail. 27 декабря 2013 График выплаты пенсий, ЕДВ и иных социальных выплат за январь 2014 года […]
  • Получить пенсионные накопления по наследству Как унаследовать средства пенсионных накоплений наследодателя? Наследодатель при жизни вправе в любое время подать заявление в территориальный орган ПФР и определить конкретных лиц (правопреемников) и доли средств, которые […]
  • Основные признаки права собственности Понятие и основные признаки права собственности на природные объекты и ресурсы. ГК, Статья 209. Содержание права собственности. Право владения означает закрепленную законом возможность фактичес­кого обладания природным объектом, […]