Улики с мест преступления

«Преступлений без улик не бывает». Омский криминалист делится опытом

О чём могут рассказать отпечатки пальцев, почерк, следы взлома и даже… запах с места преступления — читайте в интервью «АиФ в Омске».

Все эксперты-криминалисты, которые 1 марта отмечают день своей службы, обладают удивительным качеством – видеть невидимое. Причём иногда в самом прямом смысле слова. А ещё они уверены, что преступлений без улик не бывает, и доказывают это своей ежедневной работой.

«Считал, что пришёл на пять минут, а прошло уже больше 20 лет, — говорит Юрий Константинович. – Хотел работать судмедэкспертом, но в 1990-х годах по этой специальности непросто было найти работу. Поэтому решил пойти в криминалисты».

Глаза и лупа

Ольга Емельянова, «АиФ в Омске»: — Юрий Константинович, сейчас собирать улики и работать с ними помогает множество новых технологий. Как в 90-х годах обходились без всего этого: современных компьютеров, мощных микроскопов.

Юрий Петровский: — Самый простой пример – дактилоскопическая экспертиза. В 90-х годах у нас была обычная картотека с образцами «пальчиков», которые эксперт-криминалист сверял вручную(!), чтобы найти подозреваемого в базе. То есть у человека из инструментов — его собственные глаза и лупа. Я тоже сверял образцы с картотекой, поскольку начинал работу с дактилоскопии, но очень редко, поскольку был один человек, который конкретно занимался этим направлением. Сейчас же существует система «Папилон», где все данные сведены в электронном виде. Иными словами, система сама ищет похожие образцы в базе.

— Какие экспертизы вы сейчас проводите?

— Я начинал с дактилоскопической и экспертизы холодного оружия – это можно назвать самыми основами криминалистики. Потом получил допуск к проведению трасологии – экспертиза исследует следы обуви, автотранспорта, определяет орудие взлома на месте преступления и так далее; также занимаюсь технико-криминалистической экспертизой документов и почерковедением.

— Если не ошибаюсь, почерковедение – самая сложная специализация? Тут ведь никакие технологии работу не облегчат.

— Все экспертизы непростые, но почерковедение на самом деле считают самой сложной. Смысл её стоит в том, что, например, мне приходит объект исследования и образец. Вопрос в том, одним ли лицом выполнены конкретные записи? Есть определенная методика, согласно которой проводится экспертиза. Понятное дело, что всё делается вручную и без внимательности здесь не обойтись.

— Подделку почерка или подписи всегда можно определить?

— Да, но важен объём исследуемого материала. Если будет изображён один элементарный петлевой элемент, в смысле обычная петля на бумаге, то по нему что-либо конкретное не скажешь.

— Вы верите в то, что по почерку можно определить характер человека?

Запах преступления

— Сильно ли отразилось время на характере экспертиз? На специфике преступлений в нашем городе?

— На мой взгляд, по сравнению с 90-ми годами прошлого века уменьшилось число квартирных краж и тяжких преступлений. Что касается экспертиз, то возросло число почерковедческих, что связано с волной различного рода мошенничеств – следствие бесчисленного количества предприятий, всевозможных ИП, ЧП, ООО… Не потеряли актуальность и экспертизы холодного оружия – преступлений с их использованием меньше, увы, не становится. Ещё есть интересный момент с фальшивомонетчиками – их число тоже уменьшилось, и такого наплыва поддельных купюр, которые были в конце 90-х – начале 2000-х годов сейчас уже нет.

— Обычный человек поддельную купюру от настоящей сможет отличить?

— Ненастоящую купюру в 1000 руб., которую подделывают чаще всего, даже специалист не сразу сможет различить. Купюру нужно смотреть под микроскопом и УФ-лучами. 5000-ные банкноты подделывают реже, и качество у них настолько плохое, что обычный человек сможет сразу понять, что с ней что-то не так – размытая печать, другая бумага. «Сторублёвки» и другие банкноты подделывать невыгодно – это просто не окупается у фальшивомонетчиков.

— А краж, на ваш взгляд, почему меньше стало? Преступников пугают сигнализации и камеры наблюдения?

— Скорее, железные двери, хотя теоретически любой замок можно вскрыть. Я помню, как в 90-е годы мы выезжали с подозреваемым на место преступления, и следователь задал ему вопрос: «Почему вы вскрыли именно эту дверь?». Он ответил, что проще открыть четыре деревянных двери практически с ноги, чем возиться с железной дверью и замками на ней. К тому же сейчас преступники действительно начинают пасовать перед камерами видеонаблюдения в подъездах и сигнализацией.

— Умнее преступники не становятся? Может, сейчас они научились не оставлять улик на месте преступления?

— Улики можно найти практически на любом месте преступления. Первым делом мы ищем отпечатки пальцев. Если человек надевает перчатки, то, например, может их снять, когда трогает руками мелкие предметы. Даже если нет следов пальцев, если преступник не взламывал дверь, то можно найти следы ДНК – уже больше года в Омске работает геномная экспертиза, объектами исследования для которой может стать слюна, волосы, кровь, окурки и так далее. Существуют даже запаховые следы, мы их можем изъять, но исследовать – пока нет. Это направление называется одорология.

— Какой процент раскрытых преступлений зависит от работы криминалистов?

— В процентах сказать сложно, но часто криминалисты помогают раскрыть дело. Самый простой пример — отпечатки пальцев, оставшиеся на месте преступления и потом обнаруженные в базе. Недавно мой коллега помог раскрыть угон автомобиля именно таким способом.

— Юрий Константинович, у вас есть допуск к проведению пяти экспертиз – вам этого объема работы хватает или, быть может, что-то ещё освоить хотите?

— Работы хватает, но, возможно, я бы ещё мог заняться портретной экспертизой – то есть, когда лицо человека, который совершил преступление, сопоставляют, например, с видеозаписью, он это или не он? Видеонаблюдения сейчас очень хорошо помогают в раскрытии преступлений. Даже если ты не видишь лица преступника, ты можешь проследить последовательность его действий – к чему он прикасался, и уже понимаешь, где стоит брать отпечатки пальцев. Иными словами, в таких случаях объём работы виден сразу.

www.omsk.aif.ru

Улики с мест преступления

Детективный пласт на нашей игре занимает, несомненно, немалую часть. Вы только посмотрите, сколько великих сыщиков собралось на этом маленьком пятачке Девоншира! «Это «жжж» неспроста», – говорил английский даос Винни-Пух. Да, большинство из них, как видно из описания ролей, либо удалилось от дел – либо ещё не приобрело известность. И всё же, если есть в человеке жилка пытливого поиска, то её слишком сложно унять… Уж очень велика страсть открытия тайн у тех, кто хоть единожды сложил два и два и вывел нечестивца на чистую воду!

Ну, от лирики к делу. Нет, скорее даже так: к Делу.
Итак, вам захотелось (понадобилось) совершить преступление. Естественно, как любой игровой процесс, преступление имеет свои чёткие законы – и один из них звучит так: «Совершить преступление сложно. Ещё сложнее на нём не попасться».
С другой стороны, подходя к делу креативно, безнаказанным, всё же, остаться можно.

Начнём с самого начала. Вы задумали преступление. Что же нужно сделать для того, чтобы провернуть его максимально… э.. безнаказанно?
Прежде всего (и это наш жёсткий постулат) все преступления совершаются под жёстким давлением обстоятельств – ни одно преступление не может быть совершено без мотива. Мы уверены, что вы, наши игроки, слишком хороши для того, чтобы совершать их от скуки или по каким-то глупым причинам, без необходимости.

Вашим следующим наиболее разумным шагом будет сообщить мастеру о ваших недобрых намерениях – причём, сообщить можно как на игре, так и до её начала.
Такое преступление мы называем преднамеренным.
Преднамеренность преступления даёт вам послабление при оставлении на месте преступления улик.
Если же вы вынуждены совершить преступление срочно, не поставив в известность мастера – оно автоматически превращается в непреднамеренное.

Количество улик, которые преступник должен оставить на месте преступления, зависит от типа преступления.
Для непреднамеренного преступления это ЧЕТЫРЕ УЛИКИ
Для преднамеренного это ДВЕ УЛИКИ
Для мелкого преступления (кража кошелька, денег, небольших предметов, которые впоследствии будут использованы как улики) это ОДНА УЛИКА (описание этих преступлений см. в пункте «Тяжесть преступлений»)

Что такое улика?
Это, собственно, то, что может уличить человека в совершении злодеяния.
Фактически, таким образом моделируется случайно (или же намеренно) оставленные на месте преступления вещи.
Уликой может стать любая вещь, обладающая следующими параметрами:

Вещность – это означает, что уликой может стать только материальный объект. Никаких «запахов духов», «сплетен» и т.д в качестве улики использовать нельзя.
Размер – улика не может быть менее размера обычной визитной карточки. Исключения делаются только для кусочков ткани (которые можно брать ТОЛЬКО с верхней части костюма, который кто-то на полигоне носит – соответственно, никаких кусков панталон, нижних юбок и т.д.). также исключения делаются для небольших, но ОЧЕНЬ заметных предметов: пуговиц, брошей, колец, декоративных булавок и иных украшений. Эти предметы могут быть существенно меньше обычного размера улик, однако для тканей обязательным условием является возможность разобрать, что это за ткань (нельзя использовать слишком мелкие кусочки или волокна ткани). Если на ткани есть рисунок – необходим кусочек, который бы минимально отображал хотя бы часть рисунка. Использование ткани с одежды мастеров или игротехников, естественно, не допускается 🙂
Принадлежность – предмет, использующийся в качестве улики должен обязательно принадлежать кому-либо на полигоне. Нельзя привести с собою десяток колец и, не демонстрируя их никому, использовать в качестве улики. Предмет, который вы оставите на месте преступления, должен не обязательно быть совершенно узнаваемым – главное, чтобы кто-либо из присутствующих на полигоне, носил его на себе (держал у себя в доме)
Адекватность – улика должна вполне вписываться в здравый смысл. Нельзя оставить на месте преступления тарелку из вашего дома (зачем вы её с собою таскали? И как она у вас выпала. :)), сотовый телефон (ну какие сотовые телефоны в 19 веке? :)), российские рубли 🙂 и т.д..
Местонахождение – улики локализуются на месте преступления следующим образом:
· Для преступления, совершенного вне помещения: в радиусе не более 4 метров от места преступления.
· Для преступления, совершённого в помещении: локализуются размерами «комнаты» или «коридора» (пространства между комнатами)

Уликой не может быть простой клочок бумаги (или даже лист ватмана :)), на котором нет никаких надписей, которые бы могли отсылать к его владельцу. Мы так же ограничиваем использование всяческих клочков записок в качестве улик. Записка может стать уликой только в том случае, если она напрямую отсылает к её владельцу. Если этот владелец – не лицо, совершающее преступление, адресат должен ЗНАТЬ о записке. Мы нижайше просим вас не использовать в качестве улик записки, написанные вами, типа: «Шерлок Холмс дурак», если, конечно, эту записку не видел сам Шерлок Холмс, а потом она каким-то образом у него исчезла 🙂
Уликами не могут быть игровые монеты.

Примерный список улик:
Всевозможные украшения;
Элементы одежды (шляпки, перчатки, галстуки, платки, вуали и т.д.);
Визитные карточки
Крупные пряди волос (могут быть оставлены ТОЛЬКО прилепленными к какому либо предмету скотчем). Естественно, должны быть срезаны с человека, находящегося на полигоне
Оружие (начиная от небольших кинжалов и заканчивая саблей Генри Баскервилля)
Кусочки ткани с верхнего слоя одежды

Соответственно, все преступления, при которых необходимо оставление улик, кроме того, что делятся на преднамеренные и непреднамеренные, делятся также на:
· Мелкие кражи (описаны выше)
· Крупные кражи и грабежи (включая взлом, кражу документов)
· Убийства
Желая ограничить количество преступлений (особенно тяжких), также сделать более увлекательным и уникальным их совершение, мы вводим дифференциацию качества и количества улик.
Если проще: чем тяжелее преступление, тем большее количество улик вы должны оставить, и тем больше из них должны принадлежать лично вам.

Итак, за мелкую кражу вы должны оставить одну улику – не важно, свою или чужую.
За крупную кражу или грабёж вы должны оставить четыре или две улики. Если преступление было проговорено с мастерами, то вы можете оставить одну свою улику и одну чужую. Если же нет – то как минимум три улики должны быть вашими.
За убийство вы должны оставить, так или иначе, не меньше четырёх улик, если вы обговорили его с мастерами (три из них должны быть вашими) и не меньше шести улик, если преступление непреднамеренное (четыре из них должны быть вашими)

devonshire.narod.ru

Почувствуйте себя следователем – проведите осмотр места убийства и соберите улики

Расследование большинства преступлений начинается с осмотра места происшествия. Часто это процессуальное действие становится ключевым, ведь именно там имеются следы, которые могут многое рассказать о произошедшем и даже привести к преступнику. Если их вовремя не обнаружить и не изъять, следы будут утрачены навсегда, а вместе с ними оборвется и нить расследования. Почувствуйте себя следователем – проведите осмотр места происшествия и соберите все улики, используя различные криминалистические методики и тактические приемы.

В осмотре места происшествия обычно участвует следственно-оперативная группа, состоящая из следователя, оперуполномоченного уголовного розыска, судебно-медицинского эксперта и эксперта-криминалиста. «По методичке следственно-оперативная группа на место происшествия прибывает первой, главным при осмотре является следователь. На практике все наоборот. Следователь прибывает, когда его позовут – то есть после того, как возле трупа соберутся сотрудники ППС, участковый, дежурный опер и когда начальник УМВД, начальник уголовного розыска и прочие убедятся в том, что труп «криминальный» и под естественные причины его не списать», – рассказал бывший следователь по особо важным делам ГСУ СК при прокуратуре РФ, адвокат, партнер АБ «Торн» Сергей Токарев. По его словам, фактически рядовой малоопытный следователь на месте происшествия не руководит, а лишь описывает окружающую обстановку. «Все, что касается трупа, ему диктует судебный медик. Криминалист в случае обнаружения интересных следов, частиц и прочего также сообщает об этом следователю, а тот обнаруженное и изъятое вносит в протокол», – объясняет Токарев. Но в нашем примере все будет иначе.

Итак, совершено убийство. На что обратит внимание опытный следователь, какие следы он изымет, какие экспертизы назначит?

1. Провести осмотр трупа, назначить судебно-медицинскую экспертизу

В первую очередь надо проверить, имеются ли у пострадавшего признаки жизни. Если таковых нет, судмедэксперт определяет время наступления смерти, причину, характер и механизм возникновения повреждений. В протокол заносятся также сведения о позе трупа, следах и предметах, находящихся на нем, состоянии одежды, наличии следов, похожих на кровь. Кроме того, описывается пол, приблизительный возраст, телосложение, цвет кожи, особые приметы, состояние умершего.

В дальнейшем следователь назначает судебно-медицинскую экспертизу трупа. «Она поможет получить ответы на вопросы о причине смерти, давности ее наступления, причиненных телесных повреждениях, степени тяжести причиненного вреда, наличии в крови алкоголя и наркотиков, подногтевом содержимом. Например, если потерпевший боролся с нападавшим, у него под ногтями могла остаться кровь подозреваемого или частицы его одежды», – рассказал партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов.

Старший партнер АБ «Коблев и партнеры» Руслан Закалюжный предлагает поставить перед судмедэкспертом следующие вопросы: «Каковы причины наступления смерти? Какие телесные повреждения у пострадавшего, их локализация и способы образования? В каком положении в момент нанесения травмы находился пострадавший? Что можно сказать о взаимном расположении жертвы и агрессора в момент нападения? Сколько времени прошло между наступлением смерти и началом исследования? Есть признаки, свидетельствующие, что удар нанесен правшей или левшей?» При ответе на последний вопрос будет исследована рана от топора. Кстати, она поможет также определить пол нападавшего, рост, телосложение, наличие у него специальных навыков.

2. Осмотреть и изъять топор, отправить его на экспертизу

Конечно, главный вопрос эксперту, который напрашивается сразу, – этим ли топором был убит пострадавший. Чтобы на него ответить, нужно при назначении судебно-медицинской экспертизы поставить вопрос об идентификации ранения (ширина, глубна, вид и т.д.), а в дальнейшем предоставить эксперту осмотренный и изъятый топор для его сравнения с повреждениями на теле и одежде.

По орудию убийства также можно вычислить убийцу. Дело в том, что от удара металлическим предметом на теле человека остаются следы металлизации. Они выявляются при освещении инфракрасными лучами, которые не способны проникать через металлы и достаточно легко проходят через большинство других материалов. Поэтому при обнаружении подозреваемого или его одежды следователь может провести металловедческую экспертизу и установить его причастность или непричастность к совершению преступления.

3. Осмотреть и изъять капли крови и других биологических следов (в том числе невидимых невооруженным глазом), отправить их на биологическую экспертизу

Кровь на месте преступления может принадлежать преступнику или потерпевшему. Увидев нашу картинку, Токарев удивился, почему под трупом находится лужа крови, а на спине ее нет. Чтобы объяснить это, нужно сделать смыв крови на ватный или марлевый стерильный тампон, промоченный в дистиллированной воде (не забыв при этом про контрольный смыв). В указанной ситуации смыв стоит произвести с пола, стола, ноутбука и других мест, где будет обнаружена кровь. Как правило, невидимые невооруженным глазом биологические следы выявляют при помощи ультрафиолетового света.

Особое внимание следует уделить одежде потерпевшего – возможно, следы крови есть и на ней. Ее целесообразно изъять у медэксперта после вскрытия. «Одежду, ткани со следами нельзя упаковывать в полиэтиленовый пакет. Она сворачивается следами вовнутрь, между следами и другими частями прокладываются чистые листы бумаги», – рассказала эксперт-криминалист Центра по проведению судебных экспертиз и исследований АНО «Судебный эксперт» Юлия Барбачакова.

Эксперт определяет группу крови и устанавливает, кому она может принадлежать. Если подозреваемому, то при наличии такового можно сличить его кровь с изъятой на месте преступления.

Однако это не все, что может рассказать пятно крови. По капле можно определить, давно ли она упала на пол, под каким углом, с какого расстояния. Например, если капля крови имеет зубчатые края, то она упала с высоты более двух метров. Но это касается только незагустевшей крови.

4. Снять видимые отпечатки пальцев, найти невидимые, после чего провести дактилоскопическую экспертизу

Отпечатки пальцев остаются на всех поверхностях, вот только изъять их получается не всегда – в среднем они «живут» 2–3 дня. Если же следы остались на пластичных, покрытых порошкообразными веществами или пленкообразующей жидкостью поверхностях, они могут сохраняться гораздо дольше. Барбачакова рассказала, что можно даже снять отпечатки пальцев с ножа, найденного в реке: «Так как след руки – это наслоение потожирового вещества, то в случаях, например, обнаружения ножа в реке после его просушки след пальца руки выявляется дактилоскопическими порошками».

Также существуют визуально-оптические, физические, химические, физико-химические и микробиологические способы выявления отпечатков пальцев. Они применяются для обнаружения невидимых глазу следов, а также следов, находящихся на пористых и впитывающих потожировое вещество поверхностях (кожа, необработанная древесина, бумага и т. п.). В основном все эти методы основаны на химической реакции между компонентами следа и специальными реактивами, вызывающими их окрашивание или люминесценцию. Например, в результате обработки помещения парами йода следы пальцев окрашиваются в коричневый цвет, а при окуривании парами ациал-крианидов (т. е. супер-клея) – в белый цвет. Кстати, в идеальных условиях эти методы способны выявить следы давностью до 3 месяцев.

После изъятия всех отпечатков назначают дактилоскопическую экспертизу, чтобы определить, кому они принадлежат.

Наверное, все знают, что отпечатки пальцев широко используются в криминалистике именно потому, что они не повторяются у разных людей. Но мало кому известно, что ушные раковины не менее индивидуальны. Поэтому в Эстонии даже собирают картотеку отпечатков ушей – след от них может остаться, например, если перед совершением кражи преступник прикладывает к окну или двери ухо, чтобы послушать, есть ли кто дома.

5. Провести компьютерно-техническую экспертизу ноутбука

В ноутбуке могут храниться важные сведения. Чтобы получить их, придется изъять ноутбук и изучить его содержимое, установить время последнего сеанса, какие файлы последними были в работе, и т. п. «Теоретически можно попробовать получить записи камеры ноутбука», – предложил Токарев.

6. Провести экспертизу дорожки следов

Обнаружение следов обуви на месте происшествия может свидетельствовать о количестве людей, находившихся там; направлении их движения; местах остановок; темпе передвижения; перенесении ими тяжести. В отношении обуви устанавливаются: ее размер; конструкция низа; степень изношенности; мужская обувь или женская; особенности конкретного экземпляра (например, логотип фирмы). Потом исходя из этих данных можно определить пол, рост человека, особенности походки, аномалии опорно-двигательного аппарата и некоторые поражения центральной нервной системы, а также отсутствие координации, вызванное иными причинами.

Поэтому имеет смысл зафиксировать следы обуви, изъять их и назначить экспертизу. Однако Токарев относится к этому скептически: «Исследование следов, как и дактилоскопия, обычно ничего не дает – сами сотрудники затаптывают и лапают все до начала осмотра».

7. Изъять и исследовать осыпь битого стекла

Экспертиза стекла может показать, снаружи или изнутри было разбито окно, каким способом, в результате какого воздействия. «А если окно разбито снаружи – мог ли в него прилететь топор», – добавляет Токарев. Он также предлагает поставить перед экспертом вопрос, возможно ли через разбитый проем проникнуть человеку.

Даже если на сейфе нет никаких следов взлома, на него в любом случае стоит обратить внимание – изъять, открыть и осмотреть. Токарев рекомендует также провести техническую экспертизу сейфа – определить время последнего открытия и возможность несанкционированного проникновения.

Помимо перечисленных, эксперты также советуют инициировать одорологическую (запаховую) экспертизу, чтобы в дальнейшем с помощью собаки-детектора найти подозреваемого или его вещи, а также товароведческую экспертизу (по определению размера причиненного ущерба – разбитого окна).

И, конечно, стоит провести те мероприятия, которые необходимы в случае совершения любого преступления – установить данные о личности потерпевшего, отработать его связи, найти возможных свидетелей и очевидцев происшедшего, изъять видеозаписи с имеющихся в районе камер, проверить телефонные соединения и переписку за интересующий период.

Может быть, вы провели бы еще какое-нибудь исследование, о котором мы забыли? Напишите нам об этом.

pravo.ru

Следователи — об уликах: Забыть на месте преступления перчатку — все равно что оставить паспорт!

17 апреля 2015 16:02 6

Чтобы показать, как следователи работают на месте происшествия, инсценировали убийство. Фото: Александр КОВГАНКО.

Итак, дано: гараж, в нем — минимум мебели, стол с недопитой водкой и двумя стаканчиками… и тело убитого на полу. Нужно понять, что здесь произошло, и найти виновного в убийстве.

— Довольно типичная ситуация — поножовщина после совместного распития спиртных напитков, — комментирует слкдователь УСК по Брестской области Дмитрий Лосев .

На место преступления выезжают следователь, следователь-криминалист, судебный медицинский эксперт, эксперт-криминалист, другие специалисты, сотрудники розыска и участковый. Последний докладывает, что здесь произошло: «По адресу N обнаружен труп мужчины X c колото-резаным ранением в области груди. Известно, что убитый праздно проводил время в компании с неустановленным лицом». Милиция освобождает территорию от посторонних лиц, находит и проверяет понятых — они должны быть совершеннолетними и не заинтересованными в исходе следствия. Сотрудники розыска сразу же начинают искать предполагаемого преступника, а следователи в это время осматривают место происшествия и собирают улики.

— Уточню, что в осмотре обязательно принимают участие представители организации, которой принадлежит или на территории которой расположено помещение, — говорит Дмитрий Лосев.

В детективных сериалах следователи сразу же блистают стройными умозаключениями, поражая умением выдать тысячу версий, только окинув взором место убийства. В реальности же все начинается со скрупулезного сбора следов и невидимых отпечатков.

На месте происшествия ничего нельзя трогать до тех пор, пока следователи не проведут нужные замеры и исследования. Фото: Александр КОВГАНКО.

Сперва следователи фотографируют и исследуют труп и вещи, найденные около него. Ничего не сдвигается с места до тех пор, пока специалисты все не осмотрят и не замеряют. Нельзя трогать и посторонние предметы в теле жертвы — например, торчащий из груди нож.

Все нужно сфотографировать, чтобы потом было проще восстановить картину происходившего. Фото: Александр КОВГАНКО.

Специалисты оценивают, совпадает ли место ранения с повреждением и отпечатком крови на одежде — так можно понять, переодевали ли убитого. Замеряется температура тела и температура окружающей среды — это поможет определить примерное время наступление смерти. Труп после осмотра забирают в морг. Точные ответы на вопросы, когда и по какой причине наступила смерть, каковы характер ранения и степень тяжести, каков был механизм нанесения травмы, даст судебно-медицинская экспертиза. Вообще, следствие — это целый комплекс сложных исследований. Медико-криминалистическая и судебно-генетическая экспертизы прояснят, каким образом появилась кровь на одежде и кровь ли это, принадлежит она убитому или нет. Судебно-генетическая экспертиза постарается отыскать генотип преступника на теле и одежде убитого.

ПРЕСТУПНИК СЕЛ НА СТУЛ — УЖЕ ОСТАВИЛ СЛЕД

Эксперты на месте убийства видят следы даже там, где они невидимы. Оперативники переключают внимание на бутылку со спиртным и стаканчики. Их два — значит, можно предположить, что до убийства в помещении находились минимум двое.

На столе бутылка и два стаканчика — предполагаем, что убитый распивал спиртное вместе с убийцей. Фото: Александр КОВГАНКО.

— Чтобы обнаружить невидимые следы пальцев рук на бутылке, эксперт наносит на ее поверхность мелкодисперсный дактилоскопический порошок. Он налипает на то место, где оставлен след, и делает его визуально заметным, — объясняет Дмитрий Лосев.

— По узору отпечатка можно рассчитать формулу. Она загоняется в базу. Если найдется совпадение — окажется, что преступник оставлял такие следы и раньше, то он будет легко обнаружен. Это самый примитивный метод отыскания преступника. И достаточно даже фрагмента отпечатка, — объясняет начальник УСК по Брестской области Александр Рахманов.

Эксперты работают очень аккуратно, чтобы не повредить имеющиеся следы. Фото: Александр КОВГАНКО.

Эксперт действует очень аккуратно, берет бутылку двумя пальцами, чтобы сохранить все то, что может рассказать о преступнике.

Невидимые отпечатки рук можно сделать видимыми с помощью дактилоскопического порошка. Фото: Александр КОВГАНКО.

— Важно использовать именно такой, физический способ обнаружения следов — химия может уничтожить генотип, оставленный на бутылке, — говорит следователь.

Слово «генотип» эксперты произносят часто. Это уникальный набор генов, который можно найти в любой частичке нашего тела.

— В фильмах показывают, что преступники орудуют в перчатках, и их потом не могут найти…

— Все равно, в любом случае остаются следы. Или биология, или запах. Вы дотронулись до дверной ручки — все, вы оставили на ней отпечаток и свой запаховый след. Вы сели на стул — на нем теперь частички вашей одежды. А забыть на месте преступления перчатку — это все равно что оставить свой паспорт, — уверяет главный следователь Брестчины. — Генетический материал на предмете оставляется буквально за долю секунды. Помните убийство столинской девушки Ляшук? Тогда на месте происшествия следователи нашли фрагмент бюстгальтера. Был контакт руки преступника с бюстгальтером в момент, когда он его разорвал — этого было достаточно, чтобы найти его геном на этом фрагменте и установить, кто это на самом деле был.

Снимок отпечатков пальцев упаковывается в конверт, предметы покрупнее — в герметичные емкости. Фото: Александр КОВГАНКО.

ЛАК «ПРЕЛЕСТЬ» ДЛЯ МЕСТА УБИЙСТВА

Когда будут собраны все следы в помещении, следователи расширяют круг поиска улик. Преступник ведь как-то попал в помещение, правильно? Значит, на земле остались отпечатки подошв обуви. Кстати, чтобы на месте убийства не наследили сами оперативники, старший следователь выделяет дорожку, по которой все ходят, — и ни шагу в сторону.

След ноги измеряется, фотографируется. Затем эксперт берет лак в баллончике и сбрызгивает им отпечаток.

— Это для того, чтобы гипс не разрушил рисунок следа. В наших чемоданчиках обычный лак для волос «Прелесть» — он недорогой, а его фиксирующие свойства не хуже, чем у зарубежных аналогов, — поясняет следователь-криминалист. Журналистки помечают этот любопытный факт в своих блокнотах — раз уж криминалист рекомендует…

След на земле сначала сбрызгивается лаком, потом заливается гипсом. Фото: Александр КОВГАНКО.

— Иногда на месте происшествия следственно-оперативная группа работает до 8-10 часов, и для поиска следов уходит на несколько километров, — добавляет Александр Рахманов.

Все следы особым образом собираются и упаковываются для хранения. Если преступление не будет раскрыто сразу, следователи смогут вернуться к собранным на месте уликам, когда появятся более современные методы исследований.

Еще больше материалов по теме: «Брест: новости»

m.kp.ru

Эксперты-криминалисты: «Идеального, без улик, преступления не бывает»

10 декабря 2013 17:04 2

О работе криминалистов мы в основном знаем по фильмам. На место преступления приезжает профессионал, которого непременно ждут все полицейские, и начинает свою работу, аккуратно нанося специальные жидкости и порошки, достает еще что-то таинственное из своего чемоданчика…

— А как по-настоящему? — это первый вопрос, который я задаю, попав в гости к криминалистам Гродненского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз.

— А по-настоящему почти так же, — улыбается дежурный эксперт-криминалист Денис Пицко . Сегодня он будет моим напарником. — Только если в фильме процесс обнаружения отпечатков пальцев или других улик занимает всего пару минут, то в реальной жизни на месте преступления можно провести долгие часы, ведь в поисках улик надо обследовать буквально каждый сантиметр.

Межрайонный отдел судебных экспертиз находится в одном здании вместе с Октябрьским РОВД Гродно — экспертам отдан один этаж. Не так давно вспомогательная прежде экспертная служба стала отдельной структурой — Государственный комитет судебных экспертиз начал свою работу 1 июля этого года. Но по-прежнему в состав оперативно-следственной группы, выезжающей на место преступления, обязательно входит эксперт-криминалист. Все происходит примерно так, как это было в знаменитом советском сериале «Следствие ведут знатоки». По тревожному сигналу выезжают следователи, оперативные работники и обязательно эксперты-криминалисты.

— Стандартное дежурство — сутки, — объясняет заместитель начальника Гродненского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз подполковник юстиции Павел Матиевич . — И в эти 24 часа дежурный судебный эксперт должен быть всегда наготове, чтобы выехать туда, где что-то случилось.

Криминалисты публичности не любят и от фото отказываются. Но про тонкости своей работы рассказывают охотно

Мое дежурство начинается в 9 часов утра. Меня быстро вводят в курс дела: мы с Денисом ждем тревожного звонка и, чуть что, должны выехать на место преступления. А пока я пытаюсь вникнуть в тонкости работы криминалистов.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ РАСКРЫТЬ МОЖНО ДАЖЕ ПО ЗАПАХУ

Денис показывает традиционный чемоданчик:

— В криминалистическом наборе есть все, что нужно для работы эксперта. Вот лупа, вот знакомый многим по телесериалам порошок для снятия отпечатков пальцев… Но есть в наборе и более совершенные технические новинки, которые позволяют выйти на след преступника в сложных случаях. Преступник все равно оставит достаточно следов, которые в итоге помогут его изобличить. Ведь человек чаще всего совершает преступление в стрессовом состоянии. И вряд ли он сможет хладнокровно предусмотреть все мелочи. Например, совершив кражу и даже вроде бы не оставив никаких следов, вор на выходе из помещения может расслабиться, снять перчатку и коснуться какой-нибудь поверхности рукой — и этого будет достаточно.

. и в полевых условиях.

— А правда, что злоумышленника можно вычислить буквально по одному волоску?

— Современные технологии это позволяют. Был случай, когда по оставленному колпачку от ручки была раскрыта целая серия квартирных краж. А дело было так: цыганки, представляясь сотрудниками соцзащиты, просили у пенсионеров показать им деньги, хранившиеся дома. Якобы часто встречаются фальшивые. На месте преступления они ничего не оставляли, но в одной квартире злоумышленница обронила колпачок от ручки, на котором остался ее индивидуальный запах. Экспертом этот запах был зафиксирован. Когда подозреваемую в преступлении задержали, специально обученная собака безошибочно указала на владелицу колпачка. Абсолютно верно говорят, что не бывает такого преступления, где бы не были оставлены следы. Работа эксперта в том и заключается, чтобы их обнаружить и зафиксировать.

— Значит, идеального преступления не бывает?

— Нет. В итоге криминалист и следователь выйдут на след преступника. Каждый человек оставляет свои индивидуальные генетические следы, которые впоследствии могут стать зацепками для экспертов. И это не только отпечатки пальцев, но и запах, частицы кожи или пот.

Кстати об отпечатках пальцев. В Беларуси с 2000 года работает автоматизированная идентификационная дактилоскопическая система, куда вносятся все данные по отпечаткам пальцев. Эксперты говорят, что эта система очень помогает в раскрытии преступлений — в частности, в идентификации неопознанных тел.

— По отпечаткам пальцев эксперты быстро устанавливают личность погибшего, ведь иногда внешность человека после смерти сильно изменяется. Бывает так, что по внешним признакам человека опознать невозможно, а близкие просто не могут верить, что перед ними их родственник, — говорит Павел Матиевич.

. Откатать пальчики корреспонденту «Комсомолки» судебные эксперты готовы и при помощи суперсовременного оборудования…

Подполковник рассказывает о недавнем случае, который в очередной раз показал, как важна для криминалистов общая дактилоскопическая база. В центре города был обнаружен труп неизвестного молодого человека. В базе данных были его отпечатки пальцев, и эксперты очень быстро установили личность погибшего. Оказалось, что 20-летний парень из Скиделя ушел из дома и не вернулся. Его уже разыскивали родственники и милиция.

Кстати, несмотря на то, что все отпечатки хранятся в компьютерной базе, а в отделе есть современный электронный сканер, эксперты признаются: надежнее всего работать с традиционными дактилоскопическими картами, на которых «откатаны пальчики».

А еще сфотографировать в фас и профиль, записать голос

ДОПУСКИ У ЭКСПЕРТОВ — КАК ПОЯСА У КАРАТИСТОВ

У каждого криминалиста — определенное профессиональное образование. Можно закончить экспертно-криминалистический факультет Академии МВД или, имея другую специальность, пройти переподготовку. А вот для медицинских экспертов, занимающихся в основном патологоанатомическими исследованиями, путь в профессию начинается традиционно — в мединституте, но затем все равно надо пройти переподготовку. Всего у криминалистов существует семь так называемых допусков. Можно заниматься каким-то одним видом экспертизы, скажем почерковедческой, а можно быть, что называется, универсальным солдатом. Получить все допуски — дело непростое: для этого надо действительно показать очень хорошие знания в различных отраслях криминалистики.

Пока нет тревожного звонка, для меня проводят мини-экскурсию по отделу. И в итоге я прихожу к выводу: для проведения успешной экспертизы порой достаточно лишь наличия традиционных инструментов криминалиста: лупы, микроскопа, простых слесарных инструментов. Но, конечно, в более сложных случаях применяется новейшее современное оборудование. Например, в Гродненском отделе Государственного комитета судэкспертиз вскоре появится специальная система связи, которая позволит передавать снимки улик, полученные экспертами на месте происшествия, сразу в базу данных. Такая система значительно ускорит процесс расследования дела.

ПЕРЧАТКА СМЕРТИ

— Конечно, наша работа для обычного человека выглядит иногда, скажем, экзотично. Однако не все так страшно, как это зачастую показывают в кино. Конечно, есть что-то, к чему надо привыкнуть, но это просто особенности профессии, — рассказывает Денис.

— И к чему привыкнуть сложнее?

— Разных моментов хватает. Например, когда труп очень сильно разложился, снять отпечатки пальцев достаточно сложно, но сделать это необходимо, и в арсенале эксперта есть такой способ: с рук погибшего может сниматься фрагмент кожи, эту «перчатку» эксперт накладывает на свою руку, и таким образом получаются достаточно четкие отпечатки пальцев. Но даже это не самое неприятное в нашей работе.

В таких коробка хранятся улики

— Можно привыкнуть ко многому, но только не к запаху, возникающему при разложении человеческого тела. Но даже в таких условиях эксперт обязан качественно делать свою работу.

Вот так, за разговорами, вдруг оказалось, что мое дежурство закончилось, а телефон по-прежнему молчал. Я, честно говоря, расстроилась…

— Да, такое бывает крайне редко, — удивились криминалисты. — Значит, твое присутствие принесло нам спокойные сутки. Зря расстраиваешься — в нашей работе это большая удача!

КСТАТИ Все экспертизы делаются в течение месяца, только единичные превышают этот срок. Зато придется набраться терпения, если назначена автотехническая или фонографическая экспертизы. На последнюю, например, очередь иногда выстраивается на целый год. (читать далее)

Еще больше материалов по теме: «Гродно: новости»

m.kp.ru

Популярное:

  • О государственных пенсиях в российской федерации от 20 ноября 1990 О государственных пенсиях в российской федерации от 20 ноября 1990 В настоящее время в пенсионном законодательстве (Законе о трудовых пенсиях) и на практике используются различные понятия стажа. В приведенной ниже таблице, […]
  • Таможенные правила италии Таможня Италии Если Вы собрались посетить Италию, то должны знать правила въезда в данную страну. Итальянская таможня довольно редко проводит досмотр багажа, она руководствуется самыми обычными правилами и нормами вывоза и […]
  • Конвенция о правах ребенка право на гражданство МБДОУ №307 г. Челябинск Nav view search Navigation Сведения об образовательной организации Конвенция о правах ребенка Конвенция – это международный юридический документ, признающий все права человека в отношении детей от 0 […]
  • Рстк осаго калькулятор Страховая компания «РСТК» в Санкт-Петербурге Открытое акционерное общество «Русская страховая транспортная компания» (ОАО РСТК) основано 12 июля 1990 года с участием Министерства автомобильного транспорта РФ. РСТК является […]
  • Типы визовых разрешений Нужна ли виза для посещения Непала? Непал — один из знаменитых туристических центров, который пользуется особой популярностью. В нынешнем 2017 году иностранным гражданам для поездки в Непал нужна виза. Строгих требований к […]
  • Список литературы по несовершеннолетним Список литературы по несовершеннолетним Список литературы / Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних (автор: oksi999) 1. Всеобщая декларация прав человека 1948 г. 2. Руководящие принципы ООН для предупреждения […]
  • Взыскание алиментов по месту работы Список документов на алименты: заявление, соглашение, расписка, судебный приказ и исполнительный лист. Исковое заявление на алименты Исковое заявление на алименты представляет собой процессуальный документ, необходимый для […]
  • Шенгенская виза на 1 год правила Мультивиза Шенген на 1 год Получение годовой шенгенской визы позволит вам беспрепятственно посещать в течение периода ее действия 26 европейских стран. Базовая цена мультивизы Шенген на 1 год равна 35 евро, но обычно стоимость […]