Власть элиты не ограничена законом

Властвующие политические элиты и массы

Главная > Реферат >Политология

Различные взгляды на государство и взаимоотношения государства и народа 2

особенности Политических элит в России 3

Структура политических элит в России 4

российская провинция и властвующие политические элиты 5

Процесс Формирования властвующей политической элиты России 6

Список литературы 8

Во всех обществах существовало, существует и, скорее всего, будет существовать и далее, разделение на два класса людей — класс правящих и класс управляемых. Первый, всегда более малочисленный, выполняет все политические функции, монополизирует власть, использует все преимущества, которые она дает, и управляет вторым классом в форме, которая, в зависимости от сложившейся политической обстановки, более или менее законна, демократична и обеспечивает классу правящих все необходимые для его нормального существования условия.

Прослеживая исторические аналогии, нетрудно заметить, что современные властвующие политические элиты сродни привилегированными кастами. В случаях с кастами, привилегированный правящий класс ограничен числом семейств, и факт рождения в одном из них является единственным критерием приближенности к правящий элите. Правящие классы всегда стремятся стать наследственными, зачастую любыми способами. Это актуально и в наши дни: несмотря на демократический принцип современных выборов можно заметить, что кандидат, добившийся успеха на выборах, обычно, обладает политической силой наследственного свойства. Наиболее четко это наблюдается в итальянском парламенте, где большая часть из заседающих законодателей — политики во втором и даже третьем поколении. Нельзя, также, не упомянуть и об английской Палате Лордов — высшем парламентском органе Великобритании, в котором участвуют политики, получившие титул лорда по наследству, правда, это в значительной мере можно отнести на счет консерватизма в общественных устоях и традициях Соединенного Королевства. В нашей стране наследственность властвующих политических элит тоже не редкость, но об этом будет сказано ниже.

Различные взгляды на государство и взаимоотношения государства и народа

Последние несколько лет России пытаются навязать классическую теорию либеральной демократии, одним из «отцов-основателей» которой был Дж. Локк. По Локку государство выступает лишь как инструмент для обслуживания общества, то есть права человека естественны и из них вытекает, так называемый, «общественный договор», призванный исправить неопределенность естественного права. И лишь после учреждения «общественного договора» основывается государство, для опеки над народом, но в силу естественного права народ выше учрежденного закона, и, следовательно, имеется закон-опекун в лице государства и народ, учредивший этот закон через «общественный договор», являющийся в тоже время и учредителем и подопечным. Так как народ выше государства, то в первую очередь государства имеются обязанности, а не права. Это сентенция напрямую касается властвующих политических элит, которые имеют определенные законом обязательства (в первую очередь), а не права на власть.

Согласно взглядам Локка, народ вправе отменять или изменять законы, если он найдет, что они противоречат возложенным на них функциям, потому что вся власть данная опекуну-закону ограничена интересами народа, и если этими интересами пренебрегают, то опекуну необходимо передать власть тому, ни в чем не будет им противоречить.

Но существуют и другие представления о государстве (на примере России), берущих начало из обществ, развивающихся и развивавшихся на коллективных началах и рассматривающих государство как политическое завершение политических ценностей, своего рода «отца семейства» — коллектива, общества. В этих координатах государство является не инструментом, а самостоятельной силой по отношению к составляющим его гражданам. (Этот тип государства относиться не только к России, но и, в определенной мере, к Германии, некоторым другим западным странам, а также очень точно подходит к странам Востока и Азии.)

Нельзя также забывать, что власть государства исторична: она усиливается в зависимости от вида решаемых задач. (Власть — способность и возможность оказывать определенное воздействие на деятельность и поведение людей с помощью каких-либо средств: воли, авторитета или насилия.) Функции и роль государства в различных сферах общественной жизни изменяются постоянно. Но необходимо заметить, что государство утратило свой сакральный характер, теперь оно должно постоянно подтверждать свой авторитет, свою необходимость и приносимую пользу своими делами, соответствующими его основной функции — защите прав личности. При таком взгляде на государство утверждается приемлемая процедура ответственности за выполнение налагаемых властью обязательств, проявляющаяся в периодических опросах граждан об их отношениях к смене или оставлении опекуна. (Кстати, у Дж. Локка под «сменой опекуна» понималась революция.) В наше время опекуны представляться в виде основных субъектов политического процесса — партий (группами с общими политическими взглядами, целями и интересами), а сменой опекуна обычно являются выборы.

особенности Политических элит в России

Говоря о российской властвующей политической элите, в первую очередь нельзя не заметить, что груз исторических традиций политической культуры во многом, если не во всем, определяет методы политической деятельности, политического сознания и поведения новой волны «российских реформаторов», по природе и сущности своей не воспринимающих иных методов действий, кроме тех, которые были успешно использованы как ими самими, так и их предшественниками. Фактом, не подлежащим сомнению, много раз исторически доказанным, является то, что политическая культура складывается веками и изменить ее за короткое время невозможно.

Именно поэтому политическое развитие сегодняшней России приняло такой привычный всем нам характер, лишь с небольшими оттенками либеральной демократии, тогда как, в настоящий момент существует ярко выраженная потребность в новом пути развития политических отношений.

В данный момент в Росси государственная власть характеризуется тремя основными признаками:

первое — власть неделимая и не смещаемая (фактически можно сказать наследственная);

второе — власть полностью автономна, а также полностью неподконтрольна обществу;

третье — традиционная связь российской власти с обладанием и распоряжением собственностью.

Именно под эти сущностные характеристики российской власти и подгоняются принципы либеральной демократии, которая превращается в свою полную противоположность. На текущий момент центральная проблема российской политической системы — это реализация власти (в первую очередь ее разделяемость и смещаемость). Исторический опыт российского парламентаризма (его развития) подтверждает одну интересную особенность: противостояние, а иногда и силовой конфликт, власти исполнительной, как лидирующей, и власти маргинальной законодательной. Подавление или даже уничтожение одной ветви власти фактически закрепляет всевластие другой, что, однако, исходя из мирового опыта, ведет к поражению действующего режима. Полной гармонии между этими ветвями власти быть и не может, но их четкое разделение и обеспечивает контроль общества над государственной властью.

Структура политических элит в России

Политическая властвующая элита Российской Федерации состоит из целого ряда группировок. При этом что характерно, мировоззренческие основания этих групп особой роли не играют, в реальности они выступают лишь идеологическим флером в политических дискуссиях. Идеи же справедливости, государственного порядка, эффективности власти разделяют все партии, что делает их выглядящими на одно лицо и мало отличимыми друг от друга. Например, по данным Российского Института Социальных Исследований за 1995 год, около 70% жителей Саратовской области не имеет представления о различиях между такими политическими партиями как ЛДПР и «Держава», что достаточно точно отражает картину по всей стране. Это подтверждают и другие опросы в провинции, где в последнее время преобладают, хотя еще и не ярко выраженные «великодержавные» и националистические тенденции во взглядах населения. При этом социально-экономическое структурирование на местах, имевшее место несколько лет назад сменилось социально-политическим и даже этническим фактором, что свидетельствует о растущей политизации общественных настроений.

Современные властвующие политические элиты России состоят в основном из следующих социально-политических групп:

бывшая партноменклатура (КПСС);

бывшая демократическая оппозиция (Демократическая Россия);

бывшие хозяйственные руководители низшего и среднего звена;

бывшие комсомольские работники;

работники различных органов самоуправления (райсоветов, горсоветов).

Кроме этого, можно принять во внимание и небольшой процент интеллектуальной элиты — интеллигенции.

Указанные выше группы, как часть властвующей элиты, обладают рядом свойственных ей признаков:

деятельность по принципу управленческих команд, жестко подчиненных главе исполнительной власти;

обязательность существования личной преданности главе, первому лицу на любом уровне;

наличие на каждом уровне соответствующих вождей с личной преданной командой;

тщательно маскируемая вовлеченность в раздел и присвоение госсобственности (приватизация);

обычна связь с организованной преступностью и непосредственное лоббирование ее интересов.

Эта градация, как уже говорилось, основана на исследованиях в провинции, но, опять же, она достаточно репрезентативна и для всей политической элиты Российской Федерации.

В целом же, в политической структуре России можно выделить два основных блока, в основном постоянно сталкивающихся и изредка сотрудничающих друг с другом — это политические элиты и электорат столичных городов и провинции. В провинции, на уровне областей, автономий, в последнее время выдвигается на первый план этнический фактор в силу прямой национальной разграниченности. Отсюда, как раз, и происходит замеченная выше группировка общественного мнения и политических элит вокруг национал-патриотических партий, движений и блоков.

российская провинция и властвующие политические элиты

Многие тенденции политического процесса, который развивается на федеральном уровне, берут свое начало в провинции, которая, со своей стороны, неизбежно вносит в политику как позитивные, так и негативные черты. Во многом из-за этого, основная политическая опасность скрывается не в демонстрациях и митингах столичных городов, а в политическом безмолвии деревни. Нищета и одичание российской деревни определяет ущербность современной политической жизни, маргинализация же местной политической элиты ведет к «одичанию» власти и «одичанию» отдельных политиков.

Оторванность народных избранников от масс, отсутствие идеологии и, соответственно, политического лица ведет к консолидации групп депутатов. Их идейные разногласия касаются в основном деятельности президента и правительства, реальная же партийность, связанная с отстаиванием своей идеологической позиции — явление достаточно редкое.

Современную властвующую политическую элиту можно также назвать и номенклатурой, но в силу негативности этого понятия у народных масс (здесь важнейшую роль сыграли средства массовой информации), а также желания самой номенклатуры в настоящее время идентифицировать себя с элитой, понятия элиты (политической) и номенклатуры в настоящее время являются синонимичными. Механизм выборов политической элиты устроен так, что наверх политической жизни выталкивается сама властвующая элита. Особенно это ярко видно на примере провинции.

На местах ветви исполнительной и законодательной власти оппонируют друг к другу, при этом, пытается найти свое место еще и судебная ветвь власти, сильнейшим образом политизированная и, всеми силами, пытающаяся уловить политическую коньюктуру.

Номенклатура или, так называемая политическая элита — это не поименный список всех бюрократов, это образ жизни. В провинции это видно особенно ярко, так как на местах очень контрастно воспринимаются социальные различия. Чем ниже уровень жизни, тем более вопиюще и безобразно представляются социальные отличия. Не случайно, Дж. Оруэлл сказал, что: «Кусок конины разделяет людей на тех, у кого она есть и тех, у кого ее нет, больше чем на целое состояние».

Одной из главнейших причин социального беспредела в провинции является то, что властвующая политическая элита хорошо, и даже слишком хорошо, обозначилась в своих социальных претензиях и клановых интересах на власть и собственность, и абсолютно анонимна в своей ответственности перед законом и беспредметна в полномочиях, функциях и обязанностях.

Процесс Формирования властвующей политической элиты России

Формирование российской властвующей политической элиты происходило по следующим этапам:

«перекраска» бывшей партийной номенклатуры в демократическую элиту;

выдвижение на руководящие посты бывших партбоссов низшего и среднего звена, при условии их преданности к бывшим первым лицам;

вытеснение из органов управления гуманитариев и замена их инженерно-техническими кадрами (в регионах — замена специалистами сельского хозяйства);

отсутствие системы кадрового отбора, рост численности руководителей, работающих по принципу «стремительного роста».

Истоки формирования современной политической элиты, несмотря на такое положение дел, лежат в интеллигенции.

Номенклатура имеет следующую структуру: элита (высший слой, работники управления, имеющие право принимать решения) и бюрократия (работники, выполняющие приказы элиты). Бюрократию обычно не касается смена руководителей, они не участвуют в политических баталиях, не состоят в партиях (люди 2-го и 3-го эшелонов управления). Отмечено, что тот небольшой (порядка 1% – 2%) слой интеллектуальной элиты сосредоточен не в самой политической элите, а в ее аналитических службах.

Однако же, так называемые, «новые русские» имеют, например, более интеллектуальные корни, чем политическая элита (около 15% интеллектуальной элиты в Саратовской области содержат «новых русских»). Интеллигенция находиться, как бы, между элитой и номенклатурой. С одной стороны она питает кадрами власть, а с другой создает ей проблемы и ставит себя ей в оппозицию. Она как социальная группа стоит вне управления.

Но в последнее время наблюдается возврат к формированию номенклатурно-семейных кланов и бюрократических династий, идет медленное увеличение числа бывших партийных работников и снижение численности, так называемых демократических работников, что в общем является положительным фактором.

О социальной неразвитости политических элит свидетельствует и ее замкнутость, функционирование по принципу корпоративных групп, нечеткость социальных функций, когда управленческие функции безграничны. Эта безграничность и приводит к тому, что она (элита) практически ни за что не отвечает.

В заключении необходимо отметить, что хотя, на протяжении практически всего текста, разговор шел о политических элитах провинции, все выше сказанное с легкостью можно экстраполировать и на политические элиты столицы. В нашей стране, политическая элита (особенно властвующая) как социальная группа, воплощающая в себе наиболее перспективные тенденции общественного развития, отсутствует. В лучшем случае, нам приходиться иметь дело с «перекрашенной» партийной номенклатурой, в худшем — с откровенно криминальными субъектами, допущенными к власти.

Дахин В.Н. Журнал «Свободная мысль», №1, 1996 г.
«Политическая культура и власть»

Краснов Б.П. «Социально-политический журнал», № 3 – 4, 1994 г.
«Теория власти и властных отношений»

Журнал «Социологические исследования», № 12, 1994 г.

Болл Т. «Власть», издательство «Мысль», 1978 г.

works.doklad.ru

Роль элиты в системе власти

В пьесе Александра Моисеевича Володина «Две стрелы» есть прекрасный диалог, предельно точно и лаконично определяющий отношения элиты и общества (любой элиты и любого общества).

— А кто решит кто чего достоин?

— А кто решит кто достойнейшие?

— Достойнейшие и решат.

— То есть, они же сами и будут решать?

Его в том или ином виде (как правило без ссылки на автора), довольно часто используют разного рода политические юмористы и просто «борцы с режимом» (с любым режимом, процветающем в любом месте и в любой момент времени).

Не знаю, хотел ли автор просто пошутить или вскрыть социальные язвы. Вряд ли он отдавал себе отчёт, что описывает не проблему, а один из системообразующих принципов организации человеческого общества всех времён и народов.

Как правило, в процессе усложнения общественной организации, соответствующие государственные структуры претерпевают коренные изменения. Зачастую старые исчезают, новые возникают, функционал меняется. Через века трудно бывает понять, как всё это работало изначально.

Европейцам, однако, повезло. Римская империя, от которой они ведут свою историю, оставила им в наследство не только римское право, но и подробное описание структуры органов государственной власти Рима, от его начала и практически до распада империи.

Римское общество было крайне консервативным. Поэтому при всём драматизме политических перемен, протекавших в нём за более, чем тысячелетие, прошедшее от основания города, до распада римской державы, оно инстинктивно стремилось к сохранению раз данной политической структуры. Поэтому и императоров, почти сразу ставших абсолютными монархами, Рим долгое время рассматривал всего лишь как первоприсутствующих в сенате — пытаясь замаскировать авторитарное правление под силу авторитета конкретной личности. Даже смирившись с тем, что император является не первым, среди равных, а господином подданных, римляне обосновали его статус, исходя из привычных им конституционных основ. Они стали рассматривать императора, как «отца отечества», наделив его по отношению к народу правами отца фамилии (большой семьи), который был властен не только над имуществом, но над жизнью всех своих домочадцев (римлян и не римлян, свободных и рабов, своих детей и жён — всех, кто принадлежал к его фамилии).

Эти права императора, освящённые к тому же христианской религией, рассматривавшей его как полномочного представителя на земле единственного Бога — создателя всего живого. У римлян, таким образом, родилась стройная система. Бог обладал отеческими правами по отношению ко всему живому на Земле (впрочем, по отношению к неживому тоже). Права Бога в отношении людей он делегировал императору — главе претендующей на всемирность христианской империи. Император правил людьми от имени Бога, перед ним держал ответ, и Бог же его наказывал, если император выполнял свои обязанности плохо.

Наконец, на следующей ступени находились сенаторы — конкретные отцы, конкретных больших семей, обладавшие императорскими правами в отношении своих домочадцев и клиентелы. Сенаторы в собрании представляли весь народ Рима и совместно с императором выносили решения. Но, если императора не было (низложен, погиб на войне), сенат обладал всеми полномочиями для того, чтобы самостоятельно решить судьбу государства. Более того, сенат мог низложить императора и избрать ему на смену иного (если, конечно сила была на стороне сенаторов). Но император ни при каком условии не мог править без сената.

Были императоры с сенатом дружившие, были императоры с сенатом враждовавшие. Были императоры, казнившие сенаторов пачками. Были императоры, дополнявшие законы о формировании сената новыми положениями, позволявшими им вводить в состав этого органа новых людей (провинциалов, варваров), которые на первых порах создавали в сенате точку опоры для императора. Но не было императора, который попытался бы вовсе игнорировать сенат.

Между тем римский сенат пришёл к нам ещё из глубокого родового строя. Каждый лидер клана (рода) самовластно управлял своими родственниками. Собираясь же вместе сенаторы (старейшины) являли собой совет племени, в чьи обязанности входило согласование совместных действий и разрешение споров. Этот своеобразный парламент ad hoc выбрал военного предводителя и создавал временные исполнительные должности. Когда же функция военного вождя (rex) стала постоянной его власть оказалась ограниченной лишь общим делом (res publica). Все остальные общественные отношения продолжали регулироваться правом отца-сенатора. И как не пытались первые военные вожди (цари) противопоставить сенату комиции — собрания всех свободных мужчин-воинов, тем не менее большая часть их решений всё равно подлежала утверждению и могла быть отменена сенатом. В конечном итоге комиции уже много веков как исчезли, а сенат продолжал функционировать до конца и даже пережил римскую империю, перейдя в современную политическую структуру большинства государств.

Сенат был до царей и пережил царей, был до комиций и пережил комиции, был до республики и пережил республику, был до императоров и пережил императоров. Он возник до римского государства и пережил римское государство. Но что есть сенат? Это — собрание достойнейших, которые решают кто, чего достоин и как должно жить и развиваться общество.

Этих достойнейших не избирают на свободных, демократических и прозрачных выборах, прямым, тайным, равным голосованием. Каждый отдельно взятый из них не является самым умным, самым храбрым, самым честным, самым лучшим. Но все вместе они, как корпорация, представляют всё государство и максимально полно отражают его интересы Как глава рода, каждый из сенаторов являлся полномочным распорядителем значительной части общественного демографического, экономического, финансового, политического и военного ресурса. Он выступал от имени этого ресурса.

Не случайно сенаторов, бедневших ниже имущественного ценза, исключали из сената. Если ты такой бедный, значит обеднел и ослаб твой род. А раз твоё правление оказалось столь неблагоприятным для твоего рода, то как же ты можешь участвовать в управлении всем римским государством? При этом попасть в состав сената, просто разбогатев, было невозможно. Необходимо было, во-первых, происходить из римского сенатского рода (то есть обладать наследственным правом), а, во-вторых, пройти минимально необходимые для причисления к числу сенаторов магистратуры (то есть получить достаточный опыт работы на государственной службе).

Я столь подробно остановился на организации римского сената только потому, что в её рамках эффективно решались те же задачи, которые стоят перед представительной властью в любую эпоху. Ведь откуда, собственно, возникает само понятие политической элиты? С момента, когда отдельно взятая община становится слишком большой, чтобы все жители (как правило, мужчины, достигшие брачного возраста и создавшие семью) могли регулярно собираться на площади и решать оперативные управленческие вопросы, возникает необходимость вначале передать кому-то функцию исполнения решений собрания, на период между собраниями (который всё более удлинялся), а затем и вовсе заменить собрание постоянно действующим органом народных представителей, которому делегировано право общины на законодательную власть. Эти-то группы политиков-профессионалов и становятся политической элитой.

Они должны соответствовать ряду требований.

Во-первых, обладать авторитетом в обществе. В случае с римским сенатом этот вопрос решался за счёт того, что «парламент» формировался из глав больших семей, по определению и по традиции обладавших незыблемым авторитетом.

Во-вторых, иметь достаточный опыт в военных и политических делах, для того, чтобы их решения были квалифицированными. Это достигалось за счёт требования к будущим сенаторам отбывать магистратуры (работать в исполнительной власти), а также за счёт закона, согласно которому, не мог быть избран отправлять магистратуру человек, не отбывший в войсках ни одной военной кампании. Таким образом, будущие отцы-сенаторы получали необходимый военный и административный опыт.

В-третьих, была необходима система самоочистки от не проявившего должную квалификацию элемента. Это достигалось за счёт постоянной проверки цензорами имущественного состояния сенаторов и исключения из списков тех, кто выпадал из ценза. Впрочем, цензоры могли исключить из состава сената и по морально-нравственным соображениям. Поскольку же цензором мог быть избран любой уважаемый гражданин, отбывший соответствующие магистратуры, а решения его были окончательны и обжалованию не подлежали, римская элита училась ещё и дипломатичному поведению в отношении друг друга. Будешь слишком наглым и сварливым, станет цензором кто-то тобой обиженный и вычистит тебя из сената (прецеденты, хоть и редкие, случались).

В-четвёртых, было необходимо обеспечить инкорпорацию в систему управления новых управленческих кадров, представляющих интересы новых страт, растущего и усложняющегося общества. Поначалу это обеспечивалось через систему перманентного конфликта между патрициями и плебеями. Но после того, как патрицианские и плебейские роды срослись в одном полноценном римском гражданстве, а проблема осталась, она стала решаться диктаторами, а затем императорами, которые периодически «предлагали» сенату инкорпорировать в свой состав представителей новых социальных групп. Естественно эти представители должны были соответствовать всем принципиальным требованиям к сенатору, расширялось (со 100, до 300, затем до 600, 900 и, наконец, до 2000) только число мест в сенате, а также росло число сенаторских родов, имевших право делегировать в сенат своих представителей.

Подчёркиваю, те же самые требования сегодня стоят перед любой элитой любого государства. Проблему легитимации своей власти элита решает при помощи института всеобщих выборов. Он же служит для решения вопроса об инкорпорации в систему власти новых талантливых управленцев, не входящих в число элитариев. Также при помощи выборов происходит чистка управленческих структур (преимущественно представительских) от неквалифицированного, провалившего работу элемента.

Как видим, у древних было меньше формальной демократии, больше прагматики, но суть дела от этого не менялась.

Когда сегодня говорят, что сыну таёжного лесоруба труднее стать министром, чем сыну министра, это — абсолютная правда. Но в основном потому, что, вращаясь в определённом кругу, сын министра ещё в детстве, незаметно даже для себя самого, усваивает определённые знания и навыки, в то время, как сын лесоруба, с большой долей вероятности, будет ориентирован на получение совсем иных знаний. Моему сыну тоже проще стать министром, чем сыну обладающего таким же российским паспортом эмигранта из Таджикистана, который водит такси или работает на стройке. Хотя бы потому, что мой сын с детства растёт в абсолютно русскоязычной среде. Ему, для получения соответствующих знаний и навыков не надо тратить время и силы на предварительное изучение русского языка. Он в нём уже родился. А сыну эмигранта из Таджикистана надо. Стартовые возможности уже не равны.

Упомянутый нами сын лесоруба, если он человек энергичный и честолюбивый вполне может использовать полученные в детстве знания и навыки для создания бизнеса в сфере деревообработки. А разбогатев может и в политику пойти, и стать министром. Ему это будет сделать значительно легче, чем сыну простого легионера стать командующим армией, а становились даже императорами. В свою очередь, если сын министра, несмотря на стартовые возможности будет интересоваться только развлечениями и прожиганием жизни, система затормозит и остановит его на дальних подступах к министерскому креслу. Просто потому, что иначе он будет подрывать позиции и наносить ущерб интересам таких же потомственных бюрократов. Система всегда пожертвует одним, чтобы соблюсти корпоративный интерес. С точки зрения системы, это даже не будет жертва — нормальный рабочий процесс, сенатор обеднел, значит он больше не сенатор.

Руководствуясь этими принципами, интуитивно нащупанными древними римлянами ещё в глубокой древности, работал аппарат управления всех времён и народов, при всех социальных строях и во всех формах организации общественной жизни.

Элита всегда стремилась к замкнутости, поскольку новые люди несли новые риски. Да и обеспечить своим детям бесконкурентную среду тоже хотелось. Не буду даже упоминать о современных актёрских, режиссёрских, певческих и т.д. «трудовых династиях», вышедших ещё из СССР. Укажу лишь, что только после революционного писателя (и лихого вояки) Аркадия Гайдара, появилось три поколения политических деятелей (Тимур, Егор и Мария Гайдары). Я знаю, что они не кровные потомки Аркадия Гайдара, но элитная преемственность соблюдается чётко, несмотря на то, что все они (кроме последней девушки) выросли и оперились при самой, что ни на есть народной советской власти.

В то же время элита была вынуждена самостоятельно инкорпорировать в свой состав представителей новых влиятельных слоёв общества. Иначе, государство разваливалось, а элита теряла свой элитарный статус. Два простых примера. В конце XIX — начале ХХ века чиновничье-дворянская элита российской империи отказалась инкорпорировать в состав допущенных к управлению лиц представителей поднявшейся буржуазии. И незыблемая доселе империя, пережившая и 1612, и 1709, и 1812 годы пала, как карточный домик. Люди, контролировавшие экономику империи, но не имеющие возможности определять её политику, сломали не устраивающий их механизм. Им потом было хуже, многие пожалели о своих действиях, но империи это уже не помогло.

К концу 1970-х годов, советская рабоче-крестьянская элита, сохраняла дискриминацию технической интеллигенции. Если писатель, художник, артист мог относительно легко пробиться в состав правящей элиты, то инженеры, сотрудники многочисленных НИИ и т.д. оказались в большинстве своём без перспектив карьерного роста и с зарплатой меньше, чем у рабочего средней квалификации.

В первые послереволюционные годы техническая интеллигенция воспринималась советской властью с подозрением, поскольку в предреволюционных трудовых конфликтах чаще занимала сторону хозяев. Правда, испытывая недостаток инженерных кадров, СССР вынужден был приглашать иностранных специалистов на очень хорошие зарплаты, а также хорошо платить своим. Однако к 60-м годам технические ВУЗы произвели достаточно инженеров. Их материальное положение ухудшилось. При этом, несмотря на то, что теперь это были выходцы из тех же рабочих и крестьян, только лучшие — получившие образование, их политические права были всё ещё ограничены. В стране, где членство в КПСС было пропуском в политику, квоты на приём технической интеллигенции были из самых жёстких. Стоит ли удивляться, что именно среди технической интеллигенции было самое большое количество диссидентов, «реформаторов» и даже антисоветчиков на душу населения. Система блокировала их политические возможности и они вынужденно выступали против системы. Как и их предшественники в Российской империи, они сломали систему, почти сразу пожалели, но уже ничего не могли исправить.

Таким образом, олигархия, автократия, демократия являются лишь механизмами, обслуживающими потребность общества в, с одной стороны стабильной и профессиональной, а с другой, в постоянно обновляющейся, открытой для талантов, сбалансированной с точки зрения интересов различных общественных групп элите. В одни эпохи общественным потребностям соответствует один механизм, в иные другой. Например, в обществах древней Греции диктатура (тирания) как правило устанавливалась в интересах демоса, для блокирования возможностей усилившейся олигархии. В Риме, как уже было сказано, императоры иногда столетиями действовали в полном согласии с сенатом (классический орган олигархического правления), а иногда опирались на маргинальные слои римского населения и на армию, для противодействия сенату (и это тоже продолжалось столетиями).

Главная задача элиты — обеспечивать баланс интересов в обществе и реализацию общественного политического запроса. Быть умной, красивой, честной и т.д. — приятный бонус, но это не обязательно, хоть и существенно облегчает взаимодействие элиты и народа, повышая взаимопонимание и взаимное доверие.

Элита должна отличать политический запрос общества от декларированного от имени общества запроса наиболее активной общественной группы. Чаще и легче всего такие активные группы раскачивают общества на краткосрочную агрессивную экспансионистскую вакханалию. Грубо говоря, народ под влиянием агитаторов-милитаристов, начинает желать войны и побед. Однако, как только выясняется, что война состоит не только из побед, но и из поражений, крови, пота и сверхчеловеческого напряжения сил общества, эти самые активные группы, толкавшие стану к агрессии, путём будирования в обществе экспансионистских настроений, выступают главными криками власти, которая «не смогла», «неправильно воевала» и вообще непонятно зачем «влезла в чужую войну».

Последняя опасность, подстерегающая качественную политическую элиту — опасность слишком хорошего управления. Когда государство крепнет, а благосостояние растёт без видимых усилий, когда вмешательство правительства в общественную жизнь незаметно, а альтернативные мнения не подавляются, у населения часто возникает иллюзия, что так и было изначально, что качественное управление, реализуемое квалифицированной элитой здесь ни при чём и что можно было бы сделать ещё лучше. И тогда свои позиции в обществе укрепляют группы внутриполитических деструкторов. Им всё всегда плохо. Они зовут к топору. Они натравливают одну часть общества на другую по классовому, имущественному, этническому, политическому, идеологическому, любому другому принципу.

Если им удаётся организовать революцию, они становятся новой элитой — гораздо более замкнутой, чем предыдущая. Они устанавливают значительно более жёсткое и даже жестокое правление, оправдывая свои зверства революцией, до которой народ «довёл старый режим». Они роняют уровень жизни и разрушают государство. И далеко не всем, как большевикам, затем удаётся это государство собрать заново. У большинства получается как на Украине.

В Риме было легче. Как я уже отмечал, сенаторы были не просто политическими деятелями, они являлись отцами семейств, чья власть над домочадцами сакральна, освящена традицией и религией. Члены римского «парламента» являлись, одновременно не только представителями политических партий, выражавших интересы широких слоёв населения, но ещё и лидерами самоуправления семейных кланов, составлявших фундамент римского общества.

В настоящее время структура общества драматически усложнилась, а объём личных свобод неограниченно увеличился. Создание такой, насквозь пронизывающей общество по вертикали, системы управления как римский сенат, в наше время практически невозможно. Но это не значит, что к совершенству не надо стремиться. Формулу «Сенат и народ Рима» мы повторяем до сих пор, зачастую даже не понимая всей её глубины. Между тем, она с характерной больше для Востока, чем для Запада лаконичностью описывает идеальный характер взаимодействия элиты и народа как частей нераздельных, но и неслиянных, взаимодействующих, но и антагонистичных, замкнутых, но и пересекающихся.

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования специально для «Актуальных комментариев».

*Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

actualcomment.ru

Популярное:

  • Закон вступление в права наследства Основное содержание закона о наследстве Закон о наследстве регулирует особую процедуру, которая обусловливает переход прав и обязанностей, а также имущества умершего гражданина его родственникам или иным лицам, в том числе […]
  • Жалоба на методиста Если не устраивает заведующая детским садом … Вопрос: Добрый день! Г. Калининград. Скажите, пожалуйста, если родителей полностью не устраивает заведующая детским садом, могут ли они требовать от начальника управления образования […]
  • Бланк заявления иностранного гражданина по месту жительства Как составляется заявление иностранного гражданина или лица без гражданства о регистрации по месту жительства Житель другого государства, прибывший в РФ, должен подать в миграционную службу заявление иностранного гражданина или […]
  • Помощь юриста по автокредиту Суд по автокредиту – советы адвоката Если вы берете целевой кредит на покупку автомобиля, то купленная вами машина будет оформлена как залог. Грубо говоря, в случае невыплаты автокредита банк имеет право забрать у вас автомобиль […]
  • Счетчики на газ закон Президент РФ отменил обязательную установку счетчиков на газ Президент Владимир Путин подписал закон, который вносит поправку в закон № 261-ФЗ "Об энергосбережении. " и отменяет обязательную установку газовых счетчиков в […]
  • Когда пенсии за январь 2013 ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ Подписка на новости Письмо для подтверждения подписки отправлено на указанный вами e-mail. 27 декабря 2013 График выплаты пенсий, ЕДВ и иных социальных выплат за январь 2014 года […]
  • Получить пенсионные накопления по наследству Как унаследовать средства пенсионных накоплений наследодателя? Наследодатель при жизни вправе в любое время подать заявление в территориальный орган ПФР и определить конкретных лиц (правопреемников) и доли средств, которые […]
  • Основные признаки права собственности Понятие и основные признаки права собственности на природные объекты и ресурсы. ГК, Статья 209. Содержание права собственности. Право владения означает закрепленную законом возможность фактичес­кого обладания природным объектом, […]