Во главе приказа стоял

Внутренняя политика и реформы Ивана IV

Во главе приказа стоял боярин или дьяк — крупный государственный чиновник. Приказы ведали управлением, сбором налогов и судом. С усложнением задач государственного управления число приказов росло.

Ко времени петровских преобразований в начале XVTII в. их было около 50. Оформление приказной системы позволило централизовать управление страной. http://www.skladovka.ru/ автомойка в куркино сезонное хранение шин в куркино.

Стала складываться единая система управления на местах. Ранее там сбор налогов поручался боярам-кормленщикам, они были фактическими правителями отдельных земель. В их личное распоряжение поступали все средства, собранные сверх Необходимых податей в казну, т.е. они «кормились» за счет управления землями. В 1556 г. кормления были отменены. На местах управление (сыск и суд по особо важным государственным делам) было передано в руки губных старост (губа — округ), избиравшихся из местных дворян, земских старост — из числа зажиточных слоев черносошного населения там, где не было дворянского землевладения, городовых приказчиков или излюбленных голов — в горо 87 дах. Таким образом, в середине XVI в. сложился аппарат государственной власти в форме сословно-представительной монархии.

Судебник 1550 г. Общая тенденция к централизации страны вызвала необходимость издания нового свода законов — Судебника 1550 г. Взяв за основу Судебник Ивана III, составители нового Судебника внесли в него изменения, связанные с усилением центральной власти. В нем подтверждалось право перехода крестьян в Юрьев день и была увеличена плата за «пожилое». Феодал теперь отвечал за преступления крестьян, что усиливало их личную зависимость от господина. Впервые было введено наказание за взяточничество государственных служащих.

Еще при Елене Глинской была начата денежная реформа, по которой московский рубль стал основной денежной единицей страны. Право сбора торговых пошлин переходило в руки государства. Население страны было обязано нести тягло — комплекс натуральных и денежных повинностей. В середине XVI в. была установлена единая для всего государства единица взимания налогов — большая соха. В зависимости от плодородия почвы, а также социального положения владельца земли соха составляла 400-600 десятин земли.

Военная реформа. Ядро армии составляло дворянское ополчение.

Под Москвой была посажена на землю «избранная тысяча» — 1070 провинциальных дворян, которые, по замыслу царя, должны были стать его опорой. Впервые было составлено «Уложение о службе». Вотчинник или помещик мог начинать службу с 15 лет и передавать ее по наследству. Со 150 десятин земли и боярин, и дворянин должны были выставлять одного воина и являться на смотры «конно, людно и оружино».

В 1550 г. было создано постоянное стрелецкое войско. На первых порах стрельцов набрали три тысячи человек. Кроме того, в армию стали привлекать иностранцев, число которых было незначительно. Была усилена артиллерия. Для несения пограничной службы привлекалось казачество.

Бояре и дворяне, составлявшие ополчение, назывались «служилыми людьми по отечеству», т.е. по происхождению. Другую группу составляли «служилые люди по прибору» (т.е. по набору). Кроме стрельцов, туда входили пушкари (артиллеристы), городская стража, близки к ним были казаки. Тыловые работы (обоз, строительство фортификационных сооружений) выполняла «посоха» — ополчение из числа черносошных, монастырских крестьян и посадских людей.

На время военных походов ограничивалось местничество. В середине XVI в. был составлен официальный справочник — «Государев родословец», упорядочивший местнические споры.

Стоглавый собор. В 1551 г. по инициативе царя и митрополита был созван Собор русской церкви, получивший название Стоглавого, поскольку его решения были сформулированы в ста главах. Решения церковных иерархов отразили перемены, связанные с централизацией государства. Собор одобрил принятие Судебника 1550 г. и реформы Ивана IV. Из числа местных святых, почитавшихся в отдельных русских землях, был составлен общерусский список.

Упорядочивалась и унифицировалась обрядность на всей территории страны. Даже искусство подлежало регламентации: предписывалось создавать новые произведения, следуя утвержденным образцам. Было решено оставить в руках церкви все земли, приобретенные ею до Стоглавого собора. В дальнейшем церковники могли покупать землю и получать ее в дар только с царского разрешения. Таким образом, в вопросе о монастырском землевладении утвердилась линия на его ограничение и контроль со стороны царя.

Реформы 50-х годов XVI в. способствовали укреплению Российского централизованного многонационального государства. Они усилили власть царя, привели к реорганизации местного и центрального управления, укрепили военную мощь страны.

Евреи в Советском Союзе в 1945–1953 гг
Политика великодержавного русского шовинизма, которую советские власти стали проводить во время войны, усилилась сразу по ее окончании. 24 мая 1945 г., во время торжественного банкета в Кремле по поводу победы над нацистской Германией, И. Сталин произнес тост за здоровье русского народа как «руководящей силы Советского Союза». Речь И. С .

Власть мятежников
В обращении руководства восстания «К населению крепости и города Кронштадта» говорилось: «Временный комитет озабочен, чтобы не было пролито ни одной капли крови». Накануне ночью радиостанция мятежников впервые вышла в эфир: «Всем! По воле кронштадтских матросов, красноармейцев и рабочих власть в Кронштадте без единого выстрела перешла в .

Образование СССР
Советские республики накануне объединения. К началу 20-х годов на территории бывшей Российской империи существовало несколько независимых государственных образований. Это — созданные на основе национально-территориального признака РСФСР, Украинская, Белорусская, Азербайджанская, Армянская и Грузинская советские социалистические республи .

www.ourhistoria.ru

Приказное делопроизводство

Приказное делопроизводство

Приказное делопроизводство как система начинает складываться после образования в конце XV в. Русского централизованного государства и активно развивается на протяжении XVI-XVII вв.

Образование Русского государства потребовало создания специальных органов для реализации властных полномочий. Во главе государства стоял царь. Высшим органом управления в XVI-XVII вв. стала Боярская дума, представлявшая собой собрание представителей старинных боярских фамилий и позднее, в XVII в., выслужившихся приказных чинов — дьяков. Местные органы в лице воевод, городовых приказчиков, губных и земских старост, целовальников осуществляли свою деятельность в избах (губной, приказной, земской). Во главе приказной избы стоял воевода, ему подчинялись дьяки и подьячие, которые вели делопроизводство в избе.

Особенности приказного делопроизводства

Наиболее четкая система делопроизводства в XVI-XVII вв. сложилась в центральных учреждениях — приказах, поэтому делопроизводство этого периода называют приказным.

Для приказного делопроизводства характерно появление штата «служилых» людей, обязанностью которых была работа с документами. Во главе приказов стояли судьи из думных чинов, а при них дьяки (их могло быть несколько). В подчинении у дьяков находились подьячие, подразделявшиеся на «старых» (старших), «средней руки» (средних) и «молодших» (младших). Структурными подразделениями приказов были столы или повытья.

Ответственность за всю работу с документами, т.е. за делопроизводство, возлагалась на дьяка. Старшие подьячие заведовали структурными частями приказов, готовили проекты документов (черновики), средние подьячие делали выписки и наводили справки по рассматриваемому вопросу, хранили дела в сундуках и ларях, опечатывали их, младшие — переписывали документ набело.

Система видов документов

В приказном делопроизводстве складывается система видов и разновидностей документов, в которых фиксируются и передаются решения по управлению государством.

От верховной власти в лице царя и Боярской думы подчиненным направлялись грамоты, указы и приговоры Боярской думы. Для переписки между приказами применялся такой документ, как «память». Также памяти направляли подчиненным, например воеводам. Из местных учреждений в приказы посылали «отписки». Формой письменного обращения частных лиц в государственные учреждения были челобитные. В зависимости от назначения документ имел разновидности. Например, были грамоты: вестовая, бессудная, отказная, окружная; памяти: высолочная, наказная, указная и др.

Перечисленные виды документов составляли систему делопроизводства, предназначавшуюся для общения государственных учреждений между собой, а также частных лиц с государственными учреждениями. Наряду с ней существовали системы документации, в которых фиксировались отдельные функции управления: военная, дипломатическая, статистики, бухгалтерского учета, хозяйственного учета и др. Например, дипломатические отношения с иноземными государствами оформлялись договорами, грамотами главам государств, грамотами на проезд по территории государства и др.; статистические данные заносили в книги — писцовые, дозорные, переписные, приправочные и др.; хозяйственный учет требовал ведения книг по учету, сметных списков, судебная деятельность нашла отражение в правовых и судебных грамотах, судебных приговорах, судных списках, сказках, сыскных, распросных, пыточных речах.

Текст документов писался на узких полосках бумаги (шириной 15-17 см) на одной стороне; оборотная сторона использовалась для проставления помет, резолюций, написания адреса. Если текст занимал несколько листов, их склеивали по узкому краю в ленту, иногда очень большой длины (например, Соборное уложение 1649 г. имело длину около 309 м), которая скатывалась в свиток, получивший название «столбец». Поэтому и система делопроизводства этого периода называется «столбцовой». Если документ состоял из нескольких склеенных листов, дьяк проставлял свою подпись (называемую «припись») по слогам на оборотной стороне документа по всем местам склейки листов так, чтобы буквы захватывали оба конца склеенных листов. Место склеивания листов называли «сстав».

Такой способ подписания обеспечивал охрану документов и затруднял их фальсификацию. Он был узаконен Судебником 1550 г.

Удостоверение документа было весьма своеобразным. Ни царь, ни бояре свои подписи на них не ставили. Официальные документы могли удостоверяться печатью. В этот период применялись две государственные печати — большая и малая. В XVII в. существовал печатный приказ, ведавший приложением печати.

Формуляр документов периода приказного делопроизводства представлял сплошной текст, реквизиты из него практически не выделялись, однако в зависимости от вида документа они располагались в строго определенной последовательности. Расположение реквизитов и словесные формулировки служат критерием определения вида документа. Иногда в самом тексте документа называли его вид:

«Как сия грамота к вам придет. », «Царь государь указал» а бояре приговорили. »

Сложившиеся правила составления и оформления документов, придававшие им устойчивую форму, привели к появлению «образцовых книг», включавших образцы некоторых видов документов.

В приказах сложились определенные традицией правила формирования документов в дела: документы склеивались в столбцы, в которых отражалось последовательное «производство» по конкретному вопросу. Такие столбцы начинались инициативным документом (челобитной, памятью и т.д.), за которым следовали, как правило, в хронологическом порядке другие документы, возникшие в ходе рассмотрения данного дела (распросные речи, сказки, выписки и др.). В то же время сохранились столбцы, представлявшие собой комплекы документов, подклеенных без какой-либо системы, по мере их накопления. Таким образом, при формировании документов в дела, так же как в процессе документирования, применялась «столбцовая техника делопроизводства».

Наряду со столбцовой техникой делопроизводства в приказах зародилась и применялась книжная форма делопроизводства. Например, в приказах велись боярские книги (списки бояр), писцовые книги. Ветхие столбцы переписывались в тетради.

В делопроизводстве приказов зарождается организация архивов. Появляется описание и учет документов. Начинают составляться описи документов.

Главная особенность делопроизводства приказов заключалась в том, что его организация в своей основе не регулировалась законодательством, а основывалась на традициях, обычаях, передаваемых из поколения в поколение приказными служилыми людьми. Однако в середине XVI в. усиливается законодательная деятельность государства В 1550 г. был издан Судебник, представлявший акт кодификации правовых отношений; в 1649 г. Земским собором утверждается выдающийся памятник русского права — Соборное уложение. Устанавливая законодательным порядком организацию деятельности судебных органов, они регламентировали состав документов, правила оформления некоторых из них, порядок рассмотрения, а также, что представляется очень важным и необходимым для делопроизводства, устанавливает ответственность должностных лиц за недобросовестную работу с документами и меру ответственности за допущенные нарушения.

www.grandars.ru

ПРИКАЗЫ — органы центрального управления в России в конце XV- первой четверти XVIII веках, первые в стране собственно государственные учреждения, пришедшие на смену великокняжескому дворцово-вотчинному управлению.

Ста­нов­ле­ние при­каз­ной сис­те­мы бы­ло вы­зва­но ус­лож­не­ни­ем за­дач, встав­ших пе­ред на­ро­ж­дав­шей­ся мо­нар­хи­ей в свя­зи с фор­ми­ро­ва­ни­ем Русского государства во второй половины XV века. На на­чаль­ном эта­пе за­ро­ж­де­ния приказов их со­став фор­ми­ро­вал­ся из дья­че­ско­го шта­та Каз­ны, Боль­шо­го двор­ца (смотрите в статье Двор­цы) и, воз­мож­но, ко­мис­сий Бо­яр­ской ду­мы.

При­каз­ная сис­те­ма, в це­лом сло­жив­шая­ся в 1530-1570-х годах, не от­ли­ча­лась функ­цио­наль­ной чёт­ко­стью: ка­ж­дый приказ об­ла­дал как ис­пол­ни­тель­ной, так и су­деб­ной вла­стью, од­но­род­ные функ­ции ис­пол­ня­ли раз­лич­ные приказы — в за­ви­си­мо­сти от ка­те­го­рии на­се­ле­ния и от тер­ри­то­рии, на ко­то­рые рас­про­стра­ня­лись их пол­но­мо­чия.

Сре­ди приказов при­ня­то вы­де­лять двор­цо­вые, ве­дав­шие хо­зяй­ст­вом го­су­да­ря, об­ще­го­су­дар­ст­вен­ные (от­рас­ле­вые, тер­ри­то­ри­аль­ные, тер­ри­то­ри­аль­но-от­рас­ле­вые), а так­же пат­ри­ар­шие и ми­тро­по­ли­чьи. Для ре­ше­ния от­дель­ных, как пра­ви­ло, экс­т­ра­ор­ди­нар­ных за­дач соз­да­ва­лись вре­мен­ные приказы (например, Де­неж­но­го сбо­ра при­каз). Цен­тра­ли­за­ция государственного управ­ле­ния на про­тя­же­нии все­го XVII века осу­ще­ст­в­ля­лась пу­тём пе­ре­да­чи ру­ко­вод­ства не­сколь­ки­ми приказам од­но­му ли­цу (князю И.Б. Чер­кас­ско­му, Ф.И. Ше­ре­ме­те­ву, Б.И. Мо­ро­зо­ву, И.Д. Ми­ло­слав­ско­му, И.М. Ми­ло­слав­ско­му и другим). В 1655-1676 годы над­зор за дея­тель­но­стью всех приказов от име­ни ца­ря осу­ще­ст­в­лял Тай­ных дел при­каз. Фор­ми­ро­ва­ние при­каз­ной сис­те­мы про­ис­хо­ди­ло од­но­вре­мен­но с со­з­да­ни­ем ор­га­нов са­мо­управ­ле­ния на мес­тах — зем­ских изб (смотрите в статье «Зем­ское управ­ле­ние») и губ­ных уч­ре­ж­де­ний.

К двор­цо­вым приказам от­но­си­лись Боль­шо­го двор­ца при­каз (1501 год, до 1527 года Двор­цо­вая из­ба), Ко­ню­шен­ный при­каз (1548 год, до 1573 года Ко­ню­шен­ная из­ба), Ка­зён­ный при­каз (начало 1580-х годов) и другие. Юрис­дик­ция важ­ней­ших об­ще­государственных от­рас­ле­вых приказов рас­про­стра­ня­лась главным образом на центр. уез­ды стра­ны (Ям­ской при­каз,Раз­ряд­ный при­каз, Стре­лец­кий при­каз, По­ме­ст­ный при­каз, По­соль­ский при­каз, Раз­бой­ный при­каз, Боль­шо­го при­хо­да при­каз). Од­но­вре­мен­но с ни­ми в середине XVI века об­ра­зо­ван об­ще­государственный тер­ри­то­ри­аль­ный Ка­зан­ско­го двор­ца при­каз (в 1637 году из не­го вы­де­лил­ся Си­бир­ский при­каз), ис­пол­няв­ший те же функ­ции, что и от­рас­ле­вые приказы, но на оп­ре­де­лён­ной тер­ри­то­рии. Схо­жи­ми с ним бы­ли при­каз Великого княжества Ли­тов­ско­го (1656-1666 годы; в 1673-1710 годах вме­сто не­го дей­ст­во­вал при­каз княжества Смо­лен­ско­го), Ма­ло­рос­сий­ский при­каз (1662-1722 годы) и ве­дав­ший Сло­бод­ской Ук­раи­ной Ве­ли­кой Рос­сии при­каз (1687-1700 годы). К тер­ри­то­ри­аль­но-от­рас­ле­вым приказам от­но­си­лись Вла­ди­мир­ский суд­ный при­каз, Мо­с­ков­ский суд­ный при­каз и другие Их уз­ко­спе­циа­ли­зированные пол­номо­чия (су­деб­ные) рас­про­стра­ня­лись на од­ну и ту же ка­тего­рию лю­дей, но на раз­ных тер­ри­то­ри­ях. Каз­ной и хо­зяй­ст­вом пат­ри­ар­шей ка­фед­ры управ­ля­ли Пат­ри­ар­ший двор­цо­вый при­каз, Пат­ри­ар­ший ка­зён­ный при­каз, а ми­тро­по­личь­их ка­федр — ми­тро­по­ли­чьи ка­зён­ные и двор­цо­вые приказы. Суд над ду­хо­вен­ст­вом и ми­ря­на­ми по ду­хов­ным де­лам в Пат­ри­ар­шей об­лас­ти (епар­хии) осу­ще­ст­в­ля­ли в раз­ные го­ды Пат­ри­ар­ший раз­ряд­ный при­каз и Пат­ри­ар­ший ду­хов­ный при­каз, в епар­хи­ях — суд­ные ми­тро­по­ли­чьи при­ка­зы.

В прав­ле­ние ца­ря Ива­на IV Ва­силь­е­ви­ча Гроз­но­го в оп­рич­ни­не дей­ст­во­ва­ли Ко­ню­шен­ный, По­стель­ный, Сыт­ный и другие приказы (в 1572-1584 годах су­ще­ст­во­ва­ли как приказы осо­бо­го цар­ско­го дво­ра). В пе­ри­од Смут­но­го вре­ме­ни од­но­вре­мен­но с приказами в Мо­ск­ве функ­цио­ни­ро­ва­ли приказы так­же в ла­ге­ре Лже­дмит­рия II и в ла­ге­рях Пер­во­го опол­че­ния 1611 года и Вто­ро­го опол­че­ния 1611-1612 годов. В первой четверти XVII века, по­сле осво­бо­ж­де­ния стра­ны от польско-ли­товских и шведских ин­тер­вен­тов, пра­ви­тель­ст­во ца­ря Ми­хаи­ла Фё­до­ро­ви­ча при­сту­пи­ло к вос­ста­нов­ле­нию сис­те­мы государственной обо­ро­ны и народного хо­зяй­ст­ва. Для это­го оно, в ча­ст­но­сти, учре­ди­ло но­вые приказы — Ка­за­чий при­каз, Ино­зем­ский при­каз, Рей­тар­ский при­каз, Но­вую чет­верть, Боль­шой каз­ны при­каз.

Оп­ре­де­лён­но­му един­ст­ву при­каз­ной сис­те­мы спо­соб­ст­во­ва­ла опо­ра на еди­ную за­ко­но­дательную ба­зу. В сво­ей дея­тель­но­сти приказы ру­ко­во­дство­ва­лись пра­во­вы­ми обы­чая­ми, отдельными нор­ма­ми Су­деб­ни­ков 1497 и 1550 годов, цар­ски­ми ука­за­ми, а так­же при­го­во­ра­ми Бо­яр­ской ду­мы, ко­то­рые при­ни­ма­лись в от­вет на за­про­сы приказов, с середины XVII века — и ря­дом ста­тей Со­бор­но­го уло­же­ния 1649 года. Час­то раз­но­вре­мен­ные ак­ты объ­е­ди­ня­лись в осо­бые указ­ные кни­ги при­ка­зов (наи­бо­лее ран­няя — кни­га Раз­бой­но­го при­ка­за 1555/1556 годов). Ак­ты об уч­ре­ж­де­нии приказов, ус­та­нав­ли­вав­шие по­ря­док ра­бо­ты ве­дом­ст­ва, пер­со­наль­ный со­став его ру­ко­во­дства, це­ли, за­да­чи, ме­то­ды и сред­ст­ва дея­тель­но­сти, поя­ви­лись в первой трети XVII века [пер­вый из­вест­ный акт — указ ца­ря Ми­хаи­ла Фё­до­ро­ви­ча об уч­ре­ж­де­нии Сы­ск­но­го при­ка­за от 23 февраля (5 марта)1622 года].

В XVII веке (воз­мож­но, со второй половины XVI века) приказы де­ли­лись, как пра­ви­ло, на «сто­лы», а те, в свою оче­редь, — на «по­вы­тья» (от­де­ле­ния) (ряд приказов де­лил­ся толь­ко на «по­вы­тья» или не имел струк­тур­ных под­раз­де­ле­ний). Приказы дей­ст­во­ва­ли на мес­тах че­рез го­ро­до­вых вое­вод и при­каз­ные из­бы, а так­же губ­ные и зем­ские из­бы. Приказы воз­глав­ля­лись главным образом судь­я­ми, на­зна­чав­ши­ми­ся ца­рём и Бо­яр­ской ду­мой пре­им. по пред­став­ле­нию Раз­ряд­но­го при­ка­за из лиц, имев­ших дум­ный чин. Час­то во гла­ве приказа стоя­ли 2 су­дьи, сме­няв­шие друг дру­га в оп­ре­де­лён­ные дни не­де­ли (ка­ж­дый из них об­ла­дал всей пол­но­той вла­сти в приказах). Ап­па­рат приказов со­сто­ял из при­каз­ных лю­дей, их ра­бо­чий день длил­ся 12 ча­сов. Тех­нический пер­со­нал приказов со­став­ля­ли не­дель­щи­ки (при­ста­вы, ис­пол­няв­шие административные и су­деб­ные ре­ше­ния приказов и сме­няв­шие друг дру­га по не­де­лям) и сто­ро­жа. При Ап­те­кар­ском при­ка­зе, По­ме­ст­ном и По­соль­ском при­ка­зах в XVII веке су­ще­ст­во­ва­ли учеб­ные за­ве­де­ния.

Чис­ло приказов по­сто­ян­но ме­ня­лось. Од­но­вре­мен­но в сред­нем су­ще­ст­во­ва­ло 30-40 приказов. Од­ни­ми из по­след­них бы­ли уч­реж­де­ны Пре­об­ра­жен­ский при­каз (середина 1680-х годов), Ад­ми­рал­тей­ский при­каз (1700 год), а так­же Во­ен­ных дел при­каз вме­сто Ино­зем­ско­го, Рей­тар­ско­го и Стре­лец­ко­го при­ка­зов (1701 год). В 1710-1720-е годы боль­шин­ст­во приказов Пётр I за­ме­нил кол­ле­гия­ми.

w.histrf.ru

Аптекарский приказ

01 Октября 2014

У отечественной медицины большая и славная история. Начало ей положила еще праславянская медицина, а затем медицина средневековой России — Киевской Руси и Московского государства. В России необходимость создания сети лечебных учреждений для гражданского населения осознавалась уже во времена Ивана Грозного.

Об этом свидетельствуют решения Стоглавого собора (1551) — совещания церковных иерархов с участием царя и боярской думы, получившего название по сборнику его решений из 100 глав, — об устройстве «по всем городам, опричь здравых строев, да в коемждо граде устроити богадельни, мужские и женские, и тех прокаженных и престаревшихся, не могущих нигде главы подклонити, устроить в богадельнях пищею и одеждою, чтобы жили в чистоте и в покаянии и во всяком благодарении» [34, с. 18]. Практическое воплощение этих предписаний осуществлялось лишь монастырями.

С установлением в середине XVI в. дипломатических и торговых отношений с Англией приглашение к царскому двору английских врачей стало обычным делом. В 1581 г. по просьбе Ивана Грозного английская королева Елизавета прислала в Россию опытных врачей, хирургов и аптекарей, которые привезли с собой большое число лекарств.

Аптекарский приказ располагался в Кремле напротив Чудова монастыря, а в 1676 г. переместился на Воздвиженку. Во главе Аптекарского приказа стояли представители знатнейших русских фамилий. Первым управляющим Аптекарского приказа был князь Афанасий Вяземский. В дальнейшем приказом руководили ближние бояре: И.Б. Черкасский, Ф.И. Шереметев, И.Д. Милославский, А.С. Матвеев, Н.И. и Я.Н. Одоевские. Они контролировали действия иноземных врачей и предварительно «надкушивали» все подносимые цаою лекарства [15, с. 21].

Большинство служащих приказа были иностранцами. Так, в 1602 г. на службе в Аптекарском приказе состояло более десяти иностранных врачей. Как правило, они являлись компетентными специалистами, снискавшими признание у себя на родине и имевшими рекомендатель-ные письма от своих государей. По прибытии в Москву они направлялись в Иноземный, а затем в Аптекарский приказ, где держали экзамен для получения разрешения на медицинскую практику. Их зачисление на службу и увольнение происходило по именным царским указам. Все служащие Аптекарского приказа в обязательном порядке приводились к присяге.

Среди иноземных докторов медицины следует особо отметить английских врачей Марка Ридли, Артемия Дия, Самюэля Коллинса, врача Лжедмитрия, польского ученого-медика Себастиана Петриция, саксонца Лаврентия Блюментроста и др. На службу в Россию их привлекала щедрость русских правителей. Во времена Бориса Годунова они получали огромное по тем временам жалованье — по 200 рублей в год. Каждому царь подарил по пять коней и поместья. На зиму иноземным врачам отпускалось по 60 возов дров, большие запасы хлеба, бочки пива. В случаях успешного лечения врачей задаривали соболями и драгоценными камнями [37].

Английский врач Марк Ридли

Аптекарский приказ изначально был призван стать чисто дворцовым ведомством, занимавшимся всем, что относилось к здоровью самого Ивана Грозного и царицы. Но очень скоро Аптекарский приказ расширил свою компетенцию и включил в сферу своей деятельности, помимо забот о здоровье царского семейства, еще и заботу о придворных царя, ближних боярах, военачальниках, а затем и о царском войске. Именно на этот приказ была возложена борьба с терзавшими русскую землю «моровыми поветриями» — эпидемиями опасных инфекционных болезней.

istoriirossii.ru

Ямской приказ

Центральное ямское управление образовалось одновременно с возникновением скорой гоньбы. Первоначально ямское дело находилось в подчинении у казначеев великого князя. Упоминание об этом можно обнаружить в грамоте 1548 г. на Тотьму [63].

В аппарате казначея было несколько дьяков, некоторые из которых непосредственно занимались вопросами, связанными со скорой гоньбой. В первую очередь они вели дела судебного характера: решали споры среди ямщиков и жалобы последних на местное население. Казначеи и ямские дьяки утверждали выборы ямщиков, распределяли подводную повинность среди жителей городов и сел. Вместе с тем дьяки вели так называемые кормовые книги, в которых записывалось количество продуктов питания или денег, выдаваемых послам, посольским людям и гонцам. Хотя «корм» послам и гонцам выдавался различными ведомствами, размер его определялся прежними записями. Поэтому, когда отправляли из Москвы посольство или гонца, в указе по этому поводу писали: «А на корм им давати по ямской памяти». И только собрав соответствующие справки, проставляли величину корма в подорожной [63].

О ямской избе, как мы уже говорили, стало известно в 1550 г.: «Чтобы у тебя те прогонные деньги по той выписи, какова тебе дана из ямской избы были все собраны». Значит, уже в то время ямская изба была каким-то центральным управлением, регулировавшим сбор, прогонных (ямских) денег [64]. Через несколько лет, в 1567 г., из касимовской уставной грамоты узнаем еще об одной функции ямской избы: «да те свои отпуски присылать к дьякам в ямскую избу для справки ямских книг», т. е. этот орган вел учет всех посылок не только из Москвы, но и из других городов. В те же годы в документах можно было встретить название «дворовый ямской приказ», но что это за орган, каковы его функции — неизвестно. Он упоминается только в актах, относящихся к опричнине, в земских бумагах такого термина нет[19]. Из грамоты 1574 г. становится известно о новом централизованном органе, который занимался судом над ямщиками: «А слободчика (ямской приказчик) бы еси Гвоздя да старосту Окулку в шести рублях и в хлебе дать на поруки и учинить срок стать в Москве в Ямском приказе» [65]. Собственно термины ямская изба и Ямской приказ равнозначны. В те времена не было строго установлено название этого органа. Так, под годом 1578-м писалось ямская изба, 1579-м — приказ, а в 1583 — снова ямская изба.

По старинным документам подчинение Ямского приказа казначеям прослеживается только до 1579 г. Позднее он, возможно, выделился в самостоятельное учреждение[20]. Уже в 1604 г. Ямской приказ упоминается в источниках как совершенно независимое присутственное место. Им управляли свой судья и дьяки. В грамоте Бориса Годунова от 5 июня 1604 г. окольничему Михаилу Салтыкову и дьяку Сарычу Шестакову предписывается отдать распоряжение сборщикам, чтобы они готовили для Цесарева посла Логау по 200 подвод на каждом яме. Хотя в грамоте не сказано, что она адресована в Ямской приказ, но из ее содержания вытекает, что ни в какой другой административный орган она не могла быть направлена [67].

О работе Ямского приказа до первой четверти XVII в. сохранилось сравнительно немного данных, но из них видно, что его функции в конце периода значительно расширились по сравнению с тем, чем он занимался в середине XVI в. Теперь на него возлагались все заботы по устройству ямов. Следовательно, приказ посылал предписания воеводам, вел с ними дальнейшую переписку. Иногда приказом посылались стройщики для организации ямов. Правда, те же мероприятия осуществляли и другие приказы, но об этом мы поговорим потом. Центральное ямское управление выдавало подорожные, рассчитывалось с ямщиками за гоньбу, рассматривало челобитные, судило жителей ямских слобод не только во внутренних спорах, но и со сторонними людьми. В областях Ямской приказ представляли приказчики. Для проверки их работы на местах посылались из Москвы специальные ревизоры — ямские сборщики.

Ямских денег приказ в то время еще не собирал. Все необходимые средства он получал от органов, ведавших доходами государства. Примерно с 1595 г. Ямской приказ перестал давать справки о кормах послам. Это дело полностью перешло в посольский приказ.

Только из документов первой четверти XVII в. вытекает, что Ямской приказ являлся центральным почтовым учреждением России[21]. В грамоте 1613 г. говорилось: «а на ямех, где государь пошлет (гонцов), везде б были переменные лошади, а прогоны емлют из Большого приходу» [68]. Этот указ был издан после изгнания с русской земли польских шляхтичей и возможно был отзвуком какого-то недошедшего до нас документа.

Голштинский дипломат Адам Олеарий, живший в России с 1633 г. по 1639 г., писал, что Ямской приказ ведал всех царских гонщиков, выдавал подорожные и соответственно с ними прогоны. Эти показания не противоречат документам той поры. Кроме того, в его обязанности уже входили сбор ямских денег, счет ямского расхода и суд охотников во всех делах [25].

Не по всей России станы строились на средства Ямского приказа. В Сибири этим делом ведал сначала приказ Казанского дворца, а после его ликвидации — Сибирский приказ. На Севере ямы создавались в основном Новгородской четью. Полоцкий ям у польской границы ставили стройщики из приказа Великого княжества Литовского.

Жалованье охотникам до середины XVII в. обыкновенно платилось на месте из собранных ямских денег. Если этих сумм не хватало, плату выдавали с других доходов. Так, в 1636 г. в Вологде ямщикам заплатили из остатков от раздачи стрельцам. С шестидесятых годов все чаще начинает практиковаться выдача жалованья в Ямском приказе. В первую очередь это коснулось тех, кто осуществлял почтовую гоньбу. С конца XVII в. ямщики стали получать жалованье в приказе.

Как происходила выдача жалованья, рассказывает ямской подьячий Григорий Всполохов. «Велено нам, подьячим, деньги наличные, у кого, что в приеме есть, раздать московским и городовым ямщиком в твое, великого государя, годовое жалованье, из приказу не выходя, тот час, и сняты были с нас однорядки, чтоб раздать из приказу не выходя… И я, холоп твой, взяв тое его с денгами коробку, сорвав печать его, и учал не разсмотря ямщиком отдавать с руки на руку» [69]. Обычно по приезде в Москву иногородним ямщикам приходилось, как они писали в челобитных, «проживаться» в столице. Очень долго приказ тянул с выдачей денег. Только после многочисленных жалоб царю кончалась, как ее называли охотники, «московская волокита». У ямских подьячих отбирали одежду, чтоб не разбежались. И они сидели в приказе до тех пор, пока все жалованье не было выплачено. Этот случай описан Всполоховым.

Здания приказов в Московском Кремле (рисунок с гравюры И. Бликландта и П. Пикарта. ГИМ)

До 70-х годов XVII в. при отправке какого-либо человека из Москвы прогоны обыкновенно выдавались из Ямского приказа. Если, например, гонец получал право требовать подводы без прогонов, то и эти подводы записывались «для счета» в Ямском приказе. Так осуществлялся контроль за работой охотников. При отправлении гонца порядок был таков. Приказ, посылавший гонца, давал (подорожную ему от своего имени или запрашивал ее в Ямском приказе. В первом случае о величине прогонов сообщали в Ямской приказ, и он их выдавал. Но если была «большая посылка» — ехало посольство или с ревизией отправляли несколько бояр, — то все дело решалось только Ямским приказом. Бывало, что Ямской приказ доверял другому ведомству деньги в долг или какое-то ведомство своевременно не перечислило ему прогоны. Поэтому приказное начальство могло доложить царю, и посылку оплачивали из средств должника. Если в приказе вообще не было денег, он отписывался и тогда прогоны выдавались из пославшего приказа.

В начале 70-х годов XVII в. порядок выдачи прогонов значительно изменился. Каковы стали правила, видно из следующего указа: «в прошлом 180 (1671) году указали мы, великий государь, из которого приказу с Москвы в городы и куды пригож будут посланы для наших, великого государя, дел, всяких чинов люди и скорые гонцы и почты и всякая наша, великого государя, казна на ямских подводах, и на те подводы прогонные деньги до тех мест, кто куды с чем послан будет, и назад до Москвы, давать на Москве изо всех приказов, кто откуды послан будет» [70]. Но такая практика продолжалась недолго. В конце 80-х годов все вернулось в прежнее состояние.

В конце XIX в. книголюбы получили ценный подарок. Общество любителей древней письменности выпустило «Челобитную Григория Всполохова, дьяка[22] ямского приказа» [69]. В этом роскошном издании текст памятника воспроизведен фотоспособом. Прошение Всполохова не только любопытный памятник культуры, но и ценнейший источник по истории почтовых отношений России 70-х годов XVII в. В частности, в нем с исчерпывающей полнотой рассказано, как хранились, записывались и расходовались деньги в Ямском приказе.

В марте 1671 г. от воеводы из Нижнего Новгорода привезли в приказ 300 руб. ямских денег по общей отписке: от нижегородского посада — посадский человек, а от уезда — воеводский подьячий. Придя в приказ с несколькими коробьями денег, они сдали отписку и всю сумму дьяку. Тот наложил резолюцию: деньги принять, записать в приход, а о недосланных деньгах послать к воеводе грамоту, чтобы он не медлил с присылкой остальных денег. Подьячий зарегистрировал отписку, а коробья поставил в сейф — «денежную казенку».

В силу приказного распорядка подьячий должен был «получить деньги с руки на руку, осмотря коробья на лицо». Когда появлялась необходимость произвести расход (например, платить жалованье ямщикам), дьяк поручал это дело подьячим. Они выдавали деньги из той кассы, которой заведовали. Так было сделано для того, чтобы легче контролировать финансовую деятельность подьячих.

Григория Всполохова обвиняли в присвоении казенных денег. Насколько слаб был контроль над работой подьячих, видно из того, что недочет в деньгах, образовавшийся у виновного в марте, не был обнаружен еще в ноябре. Это и понятно. Хотя подьячие были обязаны записывать приход и расход в специальную книгу, но делали ли они это или нет, неизвестно — за правильностью и своевременностью записей никто не наблюдал, кроме них самих. Поэтому практиковались самые разнообразные злоупотребления: подьячие пускали казенные деньги в торговый оборот, давали их в рост, записывали в приход денег меньше, чем принимали. Среди подьячих происходили ссоры. Один доказывал, что из его кассы брал деньги другой подьячий, а отписки об этом не дал. Тот, в свою очередь, утверждал, что. хотя он и пользовался коробом первого, составил записку о расходе и обвинявший ее потерял и теперь говорит «напрасно». Препирательства такого рода могли длиться месяцами. В конце концов на ком-нибудь из подьячих оказывался недочет в несколько тысяч рублей.

Из той же челобитной выясняется, что обнаружение злоупотребления было явлением редким и зависело от случая.

Подьячий Всполохов утверждает: все дело о нем возникло лишь потому, что после перевода Ивана Андреевича Хованского из судей Ямского приказа на службу в Смоленск у него, Григория, учинилась ссора с дьяком Михаилом Чертовским из-за приказных дел. Чертовский со зла запечатал «в казенку» все приходно-расходные книги Всполохова за пять лет, не дав даже «которые денги в расход даваны в расходные книги записывать и в приходе и в расходе изправитца». Дьяк Чертовский не стал слушать никаких резонов, созвал подьячих, и они обнаружили недостачу в семь тысяч рублей. Григорий Всполохов сказал, что на шесть тысяч у него есть оправдательные документы. Что считают его «вскоре», не дав сыскать «многих выписок и расписок, по которым деньги даны, а в расходные книги не записаны». Но дьяк доложил боярину Ивану Репнину о растрате и тот распорядился описать и опечатать имущество подьячего, ему самому велел по-прежнему оставаться в приказе, но «сидеть опасно», т. е. под надзором. О случившемся боярин доложил царю.

Для рассмотрения дел в Ямском приказе была создана комиссия: из Разряда прислали дьяка с подьячими. Была устроена поголовная проверка всех ямских подьячих. Раскрылось, что за пять лет в приказе расхищено почти тридцать тысяч рублей. Напомним, что ежегодный приход ямских денег составлял чуть больше пятидесяти тысяч.

Разрядный дьяк, произведя учет заново, обнаружил на Всполохове недостачу в семь тысяч с лишним. Подьячий вновь стал оправдываться выписками, по которым будто бы деньги были правильно израсходованы, но лишь не записаны в книги. Однако дьяк «те расходные столпы держал у себя многое время, и указу по них ничего не учинил». Дьяк Чертовский тем временем получил новое назначение. Дело перешло к другому руководителю ямского управления — думному дьяку Григорию Караулову. И все началось снова.

Всполохов и другие подьячие представили отписки и другие документы о том, что деньги были израсходованы в свое время по назначению. Караулов признал правильность некоторых бумаг, но все-таки оставил на Всполохове начет в 2900 руб. А дни текли. Прошел 1669 г., и 1670, близился к концу 1671. Тут был назначен ведать Ямским приказом Иван Федорович Бутурлин. Подьячий и ему представил все свои отписки, а также «на письме подносил подносных своих расходов на всю братью подьячих, которые денги давал (он) в расход своего приему, а иные подьячие те расходы подписывали, таясь (его) своими дачами на 2420 рублен». Таким образом, по Всполохову получалось, что деньги, которые он по простоте душевной давал другим подьячим, записывались ими тайно себе на счета, а он, Григорий, об этом ничего не знал. Но Бутурлин тех заявлений не принял. Сказал, что он без указа принять ничего не может. Проверять подьячих было велено разрядному дьяку, а ему, Бутурлину, не велено. Указа о счете ему дано не было, так что знать он ничего не знает. И приказал на подьячих править, «правы ль, не правы ль», начтенные суммы по памяти дьяка из Разрядного приказа.

Приказная изба (с картины С. Иванова)

Гонцы. Ранним утром в Кремле. Начало XVII в. (с картины А. Васнецова)

Письмо, доставленное Яковом Рязановым к царю Михаилу Федоровичу в Москву. Датировано 26 февраля 1622 г.

Портрет Дмитрия Пожарского. ГИМ

Серебряный рубль XVII в.

Почтарь XVII в. (с акварели из фондов Центрального музея связи им. А. Попова)

Случай, описанный Всполоховым, не был единичным. Из старинных актов известно, что царева казна находилась в ненадежных руках. Для пресечения. воровства приказными в 1669 г. был издан указ, обязательный для всех правительственных учреждений: подьячие, «которые сидят у его государева дела у приходу и расходу его государевы денежные казны, чтоб они подьячие, будучи в приказах, его государевы денежные казны себе отнюдь не имали и не крали, и из приказов в займы отнюдь никому не давали ни малого ни заемных кабал и записей ни на кого не имали… И считать в его государевой денежной казне, в приказах дьякам помесячно, чтоб одноконечно у подьячих денежная наличная казна за расходы всегда была в целости, а начету на подьячих ничего не было» [71]. Такого же рода распоряжение было дано Ямскому приказу и в 1680 г.

В России XVI–XVII вв., кроме приказов, власть которых распространялась на всю территорию государства, существовали учреждения, ведавшие какой-то определенной областью, — чети. Деятельность областных органов в основном сводилась к сбору налогов и пошлин.

Взаимоотношение Ямского приказа с четями можно проследить на примере восстановленного в 1642 г. псковского яма. Псков тогда находился в подчинении у Новгородской чети. Из Москвы отправили указ городскому воеводе назначить местного сына боярского для «дозора и повального допроса» [72]. Что обозначал столь грозный наказ? В общем-то, цели он преследовал вполне мирные: боярский сын должен был присмотреть место для ямской слободы, выяснить по старым грамотам, как строился раньше псковский стан, съездить в Новгород для ознакомления с ямскими учреждениями города. О результатах поездки дозорщик подал воеводе роспись. Воевода переслал его материалы в четь. Та, в свою очередь, написала две бумаги: одну — в Ямской приказ для утверждения статуса яма, другую — в Поместный о выделении земли. Когда приказы прислали свои ответы, судья Новгородской чети сделал доклад царю и от его имени уже послал наказ воеводе об устройстве яма. После организации стана четь послала память[23] о том в Ямской приказ. С этой минуты псковский стан переходил в ведение Ямского приказа. Но это вовсе не значило, что охотники выходили из подчинения Новгородской чети. Они, как жители местности, находившейся под ее управлением, продолжали нести обычное тягло и платить различные поборы, в том числе и ямские деньги. Такая несуразность ни к чему хорошему не вела — псковские ямщики стали писать челобитные чуть ли не с первого дня существования стана.

Почтовую гоньбу в Путивль через Калугу первоначально держали разных чинов придворные люди. В 1661 г. приказ Большого дворца определил освободить их от почты. Рекомендовалось для почтовой гоньбы в Калугу и на близлежащие станы нарядить посадских жителей. О своем решении приказ послал две памяти: одну — в Ямской приказ с сообщением о том, что им отправлена в Калугу грамота о выборе новых почтарей, другую — во Владимирскую четь, чтобы она послала послушную грамоту подчиненному ей калужскому воеводе. Три приказа были в курсе происшедших изменений. В полном неведении оставался только Разряд, для нужд которого была создана скорая гоньба в Путивль. Да ему и не нужно было знать о смене состава калужского яма: он только пересылал корреспонденцию, а прогоны оплачивал Ямской приказ [73].

Взаимоотношения Ямского приказа с другими органами государственного управления были весьма сложны. Казалось бы, что тот приказ, который строил ям, должен был им ведать, но в таких случаях возникали те несообразности, о которых мы уже говорили. Поэтому постепенно все ямы европейской части России передавались в подчинение Ямского приказа. Исключение составляла только Сибирь. До первой четверти XVIII в. в двойном подчинении находились почтовые станы: в административном — от московского почтмейстера или соответствующего приказа, в финансовом — от Ямского приказа.

Все дела в Ямском приказе вершили судьи, так тогда называли управляющих приказом. Иногда один назначался первому «в товарищи». Глава приказа подписывал и представлял царю «сказки» (доклады). Его помощники дьяки (первоначально их было два, а в конце XVII — начале XVIII вв. — четыре или пять) составляли памяти городским воеводам и в другие управления. В подчинении дьяков состоял целый ряд подьячих, приставов и сторожей. Подьячие делились на верстанных и неверстанных. Первые получали жалованье от 1 до 24 руб. в год, вторые работали без жалованья, довольствуясь «доброхотными подарками» посетителей. Всех подьячих насчитывалось человек 20. Приставы получали рублей восемь и меньше, их было 3—6 человек. 15 человек сторожей, выполняли полицейские функции — наказывали московских ямщиков, сажали их в тюрьму при приказе. За это сторожам платили, например, в 1675 г. по восьми рублей. Весь расход Ямского приказа в 1680 г. составил: на жалованье—150 руб., на бумагу, чернила, перья и на «приказный всякий расход» — 49 руб. В 1687 г. расходы были соответственно — 273 руб. 13 алтын и 75 руб. [74].

Сцена в приказе. Клеймо с иконы XVI в. ГИМ

До начала XVII в. круг вопросов, находившихся в ведении каждого из подьячих, ничем не ограничивался. Затем они стали заниматься каждый какой-нибудь четью: принимали от нее ямские деньги, выплачивали жалованье гонщикам. С 1671 г. назначаются сначала один, а затем два подьячих, которые рассчитывались только с почтарями. Деньги на жалованье им выделяли их сослуживцы из своих коробьев.

Во главе Ямского приказа стояли многие выдающиеся государственные деятели, имена некоторых мы уже упоминали. Дважды, в 1618–1619 и 1625–1628 гг., судьей приказа состоял знаменитый военачальник Дмитрий Михайлович Пожарский. По его рекомендации был выпущен известный читателю указ об освобождении ямщиков от «городового строения». Под его руководством разработали единые положения о ямском земельном наделе. Пожарский беспощадно боролся с анархией, царившей при выдаче подвод духовенству и служилым людям. Результатом его трудов стал указ Михаила Федоровича от 8 марта 1627 г., в котором он велел «давати подводы… по своему государскому уложению». Текст распоряжения занимает длинный столбец. Это своего рода роспись иерархии той поры. Не имеет смысла цитировать указ целиком, приведем только некоторые данные: все подводы давались с проводником. Митрополиты и бояре получали двадцать подвод, окольничьи — 15, думные дьяки, — 10, дьяки из приказов — 6. московские дети боярские — 4, а городовые — 2, псари конные — 2, а пешие — 1, трубники — 2, целовальники — 1 [75].

Судьями Ямского приказа были составлены два пункта главы «О мытах и о перевозах и о мостах», в Соборном уложении 1649 г., в которых излагаются правила проезда гонцов по территории России. В ту далекую эпоху всякий ехавший по дороге обязан был платить пошлины. До 1649 г. не освобождались от этого и гонцы. Новое уложение определило, чтобы «с гонцов никто нигде мыту и перевозу и мостовщины не имал». А если это нарушается, то вестники должны «бити челом государю. И по тем их сказкам на тех мытчиках и на перевозшиках и на мостовщиках мыто и перевоз и мостовщину доправити втрое, и отдати тем людем, у кого взято будет, да тем же мытчикам и перевозщикам и мостовщикам учини-ти наказание, бити кнутом» [48].

До 1670 г. Ямской приказ помещался в Кремле. Но «палаты, где были приказы, обветшали гораздо и порушились во многих местах, и сидеть в них за тем опасно». Поэтому 14 марта издали указ «дела перенести» на двор Ивана Андреевича Милославского [76], бывшего некогда судьей Ямского приказа. По данным исследователя истории Москвы И. М. Снегирева двор боярина находился в Замоскворечье 1771.

history.wikireading.ru

Популярное:

  • Алименты родителям закон Кое-что об алиментах Часть IV. Что мы должны своим родителям? Мы много говорили об алиментарных обязательствах родителей перед своими детьми. Теперь поговорим о том, что же должны дети своим родителям. Когда и как родитель […]
  • Оформить папку корешок § 122. Книжные корешки Выходят два студента из туалета, и один другому говорит: — Нас в Гарварде после посещения уборной учили мыть руки! — А нас в МГУ учили не ссать на руки! На заре книгопечатания выбор книжного переплета […]
  • Методическое пособие по финансовому менеджменту Финансовый менеджмент - Рахимов Т.Р. - Учебное пособие Автор: Рахимов Т.Р. Жанр: Финансовый менеджмент Издательство: Томский политехнический университет Формат: PDF Качество: OCR Количество страниц: 264 Описание: Финансовый […]
  • Поместный приказ создан при ПОМЕСТНЫЙ ПРИКАЗ Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . Под ред. Е. М. Жукова . 1973—1982 . Смотреть что такое "ПОМЕСТНЫЙ ПРИКАЗ" в других словарях: Поместный приказ — одно из центральных […]
  • Закон квартиры вов Жилье для Ветеранов великой отечественной войны и их вдов Добрый день. Моя бабушка вдова ветерана ВО войны. Согласно закона о предоставлении компенсации на приобретение жилья ветеранам, вдовам, мы обратились в местную […]
  • Взыскание алиментов по месту работы Список документов на алименты: заявление, соглашение, расписка, судебный приказ и исполнительный лист. Исковое заявление на алименты Исковое заявление на алименты представляет собой процессуальный документ, необходимый для […]
  • Линейные объекты экспертиза проектов Часто задаваемые вопросы Наполнение данного раздела официального сайта Мосгосэкспертизы нам бы хотелось делать вместе с вами. Здесь будут размещены ответы на наиболее часто встречающиеся вопросы по проведению государственной […]
  • Приказ мо 87 Соболь Андрей Аркадьевич. Врач-психиатр высшей категории, психотерапевт в г. Донецке. Консультативные ответы на сайте носят, как правило, рекомендательный характер, с уточнениями при необходимости. Невозможно выставить диагноз […]