Время совершения длящегося преступления

Длящееся и продолжаемое преступление: виды и особенности исчисления сроков давности

Во все времена общественные отношения между людьми в государствах регулировались разными способами. Изначально использовалось насилие. Ему на смену пришла религия. Но все эти способы не сравнились с правом, которое зарекомендовало себя как наиболее подходящий механизм для координации отношений внутри социума. С течением времени данный регулятор развивался и модернизировался. Это привело к появлению в нем большого количества отдельных сегментов или же отраслей, которые позволили координировать отношения той или иной направленности.

Достаточно специфической и одной из ключевых на сегодняшний день является уголовно-правовая отрасль. Её основной целью является защита населения от таких негативных факторов, как правонарушения. Эта задача реализуется благодаря влиянию на отношения, которые вызываются фактом совершения общественно опасного деяния – преступления. При этом следует отметить, что в теории уголовного права большое внимание уделяется непосредственно действию негативного характера. Потому что оно представляет собой системное явление, которое имеет внутреннюю структуру и отдельные виды. Примечательными являются на сегодняшний день составные, длящиеся и продолжаемые преступления, особенности которых мы рассмотрим в статье далее.

Криминальное право: особенности и понятия

Прежде чем рассматривать длящееся и продолжаемое преступление, необходимо разобраться в особенностях отрасли, в пределах которой они существуют. В Российской Федерации существует сфера правового регулирования, которая называется уголовным правом. Она представляет собой совокупность санкционированных государством норм, которые направлены на регулирование отношений в сфере совершения преступлений. Помимо этого, данная отрасль координирует механизм назначения наказания за общественно-опасные деяния. Как мы видим, ключевым параметром в уголовном праве, является преступление, а также его характерные особенности. Ведь именно по факту его совершения начинается действие отраслевых норм.

Особенности преступления

Деяние – это ключевой фактор в уголовном праве. Именно на его основе уголовная отрасль существует. При этом деяние может быть правомерным или же неправомерным. Уголовным правом рассматриваются только правонарушения определенного рода, а именно: общественно опасные. Преступление может проявляться в двух формах: бездействии и действии. При этом большое значение имеют последствия. Они должны иметь максимально негативный характер, чтобы конкретное действие было признано общественно опасным. Такие же требования выдвигаются, если квалификации требует длящееся и продолжаемое преступление.

Состав общественно опасного действия

Длящееся и продолжаемое преступление можно выделить на основе особенностей их составов. Согласно общей теории любое правонарушение, имеет ряд структурных элементов, которые взаимосвязаны друг с другом. Преступление в данном случае не является исключением. Таким образом, совершенное действие должно иметь все характерные для преступления признаки, чтобы его можно было признать таковым. На сегодняшний день выделяют следующие обязательные элементы состава, а именно:

  • субъект;
  • объект;
  • субъективная сторона;
  • объективная сторона.

Представленные элементы характеризуют конкретное деяние и позволяют выявить степень его опасности для отношений, возникающих внутри социума. Если все факты свидетельствуют о совершении преступления, тогда решается вопрос о наличии множественного или единого вида. При этом последний тип характеризуется большим количеством особенностей, которые проявляются в его составе и иных аспектах.

Единое преступление – понятие

Единое преступление (длящееся, продолжаемое, составное) имеет массу видовых интерпретаций. Однако существует общий взгляд на эту проблематику. Согласно ему, единое преступление является деянием, которое содержит состав элементов одного преступления, наказание за которое предусмотрено действующим уголовным законодательством. Но в данном случае возникает логичный вопрос: зачем выделять вид единичных преступлений, если таки предусмотрены отдельными статьями УК РФ?

Проблема состоит в том, что некоторые преступления реализуются посредством выполнения нескольких действий. При этом в процессе их осуществления возможно несколько форм вины. Подобные факты в совокупности существенно усложняют процесс квалификации преступлений. При этом к подобным деяниям нельзя применить понятие множественности, так как они являются едиными по своей сути.

Виды единых преступлений

Упомянутый в статье тип общественно опасных деяний, как уже указывалось ранее, является структурной проблематикой. Она имеет свои характерные особенности и, конечно же, виды. Последний элемент подразделяется на две группы, а именно:

  1. Простыне единичные преступления являются таковыми по следующим параметрам: посягают на один объект, реализация происходит посредством одного деяния, содержат единый состав и предусмотрены одной статьей.
  2. Сложные преступления характеризуются специфической объективной стороной. Помимо этого, они посягают на группу объектов и имеют несколько форм вины. Таковыми являются составные, длящиеся и продолжаемые преступления.

Как мы видим, существование подобных особенностей может вызывать ряд определенных трудностей в процессе правоприменительной деятельности. Потому отграничение единого преступления, продолжаемого, длящегося и составного возможно лишь при анализе целой системы взаимосвязанных характеристик. Помимо того, каждый вид необходимо рассматривать в отдельности, дабы детально разобраться в особенностях его состава и последствиях, которые он может принести общественным отношениям определенного вида.

Понятие длящегося и продолжаемого преступления

Больше всего путаниц возникает при анализе и квалификации преступлений длящегося и продолжаемого вида. Таким образом, перед характеристикой особенностей данных видов, нужно выделить их понятия. Длящимся преступлением является в том случае, если виновный в его осуществлении, умышленно не выполняет определенные обязанности, которые на него возлагаются под угрозой преследования уголовной направленности. Что касается продолжаемого преступления, то оно представляет собой систему тождественных деяний, которые объединяются единым умыслом и способом его реализации. Таким образом, ключевое значение в данном случае отыгрывает объективная сторона длящихся, продолжаемых преступлений. Потому что именно на её основе можно их разграничить и правильно квалифицировать в практической деятельности. Составные преступления в данном случае существенно отличаются от представленных ранее типов, о чем будет указано далее.

Особенности длящихся деяний

Как уже указывалось ранее, отличие длящегося преступления от продолжаемого возможно на основе понятия и объективной стороны. Следует отметить, что механизм квалификации таких деяний был разработан еще в дореволюционной России. Согласно старым и новым тенденциям, такое деяние подразумевает собой определенное преступное состояние, при котором лицо осуществляет деятельность, прямо запрещенную действующим уголовным законодательством. Ведомости о длящихся преступлениях прямо закреплены в некоторых актах соответствующей сферы. Например, Уголовные кодексы Туркменистана и Узбекистана содержат нормы с определением описанных общественно опасных деяний. Примером длящего преступления в криминальной отрасли России является незаконное хранение оружия.

Начало деяния происходит с момента фактического получения власти над оружием и продолжается до момента его выявления правоохранительными органами. Таким образом, лицо знало о запрете незаконного владения и хранения определенных предметов, но умышленно не выполняло обязанности, предусмотренные законодательством. Это привело к тому, что на протяжении всего времени хранения индивид совершал единое, длящееся преступление. Этот факт исключает возможность вменения в вину лица совокупности или же повторности, что, безусловно, влияет на дальнейший процесс присуждения наказания. Продолжаемое преступление в данном случае во многом отличается от длящегося по ряду причин.

Продолжаемые общественно опасные деяния

Единичное продолжаемое и длящееся преступление схожи между собой по некоторым параметрам, однако, по сути, являются совершенно разными конструкциями. Основное отличие проявляется в способе реализации объективной стороны. Продолжаемое преступление, согласно ранее представленному понятию, характеризуется системой тождественных деяний, которые сами по себе являются общественно опасными. Однако они реализуются по отношению к одному и тому же объекту и при этом объединены общим умыслом. Примером такого деяния может быть кража составных элементов компьютера с предприятия с целью в дальнейшем собрать полностью рабочий аппарат.

Продолжаемые преступления на практике трудно выявить и квалифицировать, ведь их существование в большинстве случаев зависит от субъективной стороны. То есть необходимо доказательство наличия единого умысла. В противном случае мы не можем говорить о наличие преступления длящегося характера.

Характерные черты продолжаемых преступлений

Любого рода общественно опасные деяния имеют собственные особенности. Продолжаемые преступления в данном случае не являются исключением. Существует целая система характерных аспектов таких деяний, которые отличают их от длящихся и составных. К ним можно отнести следующие, а именно:

  1. Продолжаемое преступление состоит из нескольких тождественных деяний.
  2. Каждое деяние является отдельным преступлением, хотя и не подлежат самостоятельной квалификации.
  3. Система совершаемых деяний должна объединяться единым преступным умыслом.
  4. Продолжаемое преступление совершается с единой конечной целью.

Данные особенности, как мы видим, показывают существенное отличие продолжаемых деяний от иных сложных.

Длящееся и продолжаемое преступление – исчисление сроков

Проблема исчисления сроков при квалификации деяний упомянутого характера существует из-за отсутствия в материальном законе их определения. Поэтому в процессе судебной практике, соответствующие органы пользуются Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 года. Он содержит положения, благодаря которым можно решить проблему с исчислением сроков давности. Когда мы говорим о продолжаемых преступлениях, то тут моментом начала срока является последнее деяние, которое объединяется соответствующим умыслом. Порядок при длящихся преступлениях несколько иной. Тут срок давности исчисляется с момента прекращения преступления по воле лица или же вопреки ей.

Составное преступление

Длящиеся, продолжаемые, сложные составные преступления схожи между собой по многим параметрам. В двух последних случаях реализуется целый комплекс самостоятельных по своей природе деяний. Однако при продолжаемом варианте существует единый умысел, то есть субъективная характеристика. Составное преступление в данном случае содержит в себе несколько уголовно наказуемых деяний, которые могут не объединяться единым умыслом, но в силу объективных причин являются одним целым, например, массовые беспорядки.

Отличие сложных единых преступлений и множественных

Помимо квалификации сложных деяний множество вопросов возникает при их разграничении с множественными преступлениями. В данном случае необходимо анализировать некоторые основные факторы. Множественные преступления отличаются фактом посягательства на несколько объектов, наличием двух и более составов разных преступлений, осуществляемых разнородными по своей сути действиями. Как мы понимаем, при анализе единых сложных деяний такие признаки отсутствуют.

Заключение

Итак, мы выяснили, что собой представляют единые продолжаемые, длящиеся преступления. Помимо того, в статье были выделены главные особенности и квалификационные аспекты этих деяний на основе положений действующего законодательства РФ.

fb.ru

Место совершения преступления

МЕСТО СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Тарбагаев Алексей, заведующий кафедрой Юридического института Сибирского федерального университета (г. Красноярск), доктор юридических наук, профессор.

Проблема определения места совершения преступления всегда занимала важное место в науке советского уголовного права и практике его применения. Она рассматривалась в двух аспектах. В тех случаях, когда совершение преступления происходило на территории как Советского Союза, так и иностранного государства, необходимо было определить государство, уголовный закон которого подлежал применению. При совершении преступления в пределах СССР, но на территориях нескольких союзных республик от определения конкретного места его исполнения зависело применение УК одной из этих республик.

Преступление считалось совершенным на территории СССР, если общественно опасное деяние было совершено за рубежом, а преступные последствия наступили или должны были наступить в Советском Союзе. Аналогично решался вопрос, если само деяние было совершено на территории СССР, а преступный результат наступал или должен был наступить за границей .

См.: Курс советского уголовного права. В 6 т. / Под ред. А.А. Пионтковского, П.С. Ромашкина, В.М. Чхиквадзе. Т. 1. М.: Наука, 1970. С. 214.

В теории и на практике применялся очень широкий подход к определению уголовной юрисдикции Советского Союза, что было характерно для государств с авторитарным политико-правовым режимом. В отношении деяний, совершенных на территории нескольких союзных республик, действовало общее правило, согласно которому в тех случаях, когда преступление начиналось на территории одной республики, а завершалось в другой, применялось законодательство той союзной республики, где преступление было окончено. Организатор, подстрекатель и пособник, где бы их деятельность ни начиналась, несли ответственность по законодательству той союзной республики, где завершил преступление исполнитель .

См.: Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского. М.: Изд-во МГУ, 1988. С. 35.

В современный период, когда на всей территории России применяется Уголовный кодекс РФ, второй аспект проблемы утратил былую остроту. Однако проблема определения места совершения преступления сохранила актуальность для тех ситуаций, когда само деяние совершается на территории России, а преступный результат наступает за границей либо деяние совершается за пределами России, а общественно опасные последствия причиняются на ее территории.

Следует принять во внимание, что число российских граждан, выезжающих за границу, а также иностранцев, посещающих нашу страну, выросло многократно по сравнению с советским периодом. Значительно увеличился и поток грузов в обоих направлениях. Поэтому в случае нарушения уголовного закона при пересечении Государственной границы вопрос о месте совершения преступления имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. От его решения зависит, по закону какой страны будут определяться преступность и наказуемость деяния. Кроме того, имеет значение и вопрос о том, чей закон подлежит применению, если исполнитель действовал на территории России, а другие соучастники — за рубежом либо, наоборот, исполнитель действовал за границей, а организатор, пособник или подстрекатель совершили свои действия на территории России.

К сожалению, действующий УК не дал определения места совершения преступления. В современной научной и учебной литературе эта проблема фактически подменяется вопросом о том, когда преступление считается совершенным на территории России в условиях конкуренции национального и зарубежного уголовного законодательства. В частности, Ю.М. Ткачевский пишет, что преступление считается совершенным в России, если начинается оно за границей, а оканчивается на российской территории. Аналогично решается рассматриваемый вопрос и тогда, когда за границей осуществлялись организаторская деятельность, подстрекательство, пособничество, а исполнитель действовал на территории РФ. В тех случаях, когда приготовительная деятельность для последующего совершения преступления за границей осуществлялась в России или же на нашей территории имело место соучастие в совершении преступления за рубежом, ответственность также следует по российскому УК .

См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Зерцало, 1999. С. 96 — 97.

Однако практика требует единого подхода к определению места совершения преступления независимо от национальной принадлежности уголовного закона, подлежащего применению. Поэтому более конструктивной представляется позиция, в соответствии с которой место совершения преступления необходимо устанавливать с учетом времени его совершения. Так, А.И. Бойцов отметил, что место совершения преступления можно определить лишь, сообразуясь со временем его совершения, ибо цельное описание объекта, определенным образом взаимодействующего с внешней средой, дает пространственно-временная его локализация, раскрывающая в единстве его протяженность и длительность .

См.: Бойцов А.И. Действие уголовного закона во времени и пространстве. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 1995. С. 123.

В соответствии с ч. 2 ст. 9 УК временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Значит, местом совершения преступления следует считать территорию, на которой было совершено само общественно опасное действие (бездействие). Поэтому можно согласиться с З.А. Незнамовой, которая считает, что для преступлений с материальным, формальным или усеченным составом местом их совершения будет территория того государства, где совершено общественно опасное деяние либо выполнена та стадия неоконченного преступления, на которую законодатель перенес момент его окончания . Если преступное деяние (действие или бездействие) было совершено за границей, а общественно опасные последствия наступили на территории России, местом совершения такого преступления следует считать территорию иностранного государства. Если же само деяние было совершено в России, а преступные последствия наступили за рубежом, то это преступление подпадает под ее уголовную юрисдикцию.

См.: Уголовное право. Общая часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко. М.: Норма, 2008. С. 89 — 90.

Более сложными для определения места совершения преступления представляются ситуации, когда само преступное деяние было начато на территории одного государства, а закончено на территории другого либо часть альтернативных действий, входящих в объективную сторону преступления, была совершена на территории России, а другая часть — за рубежом. Например, в соответствии с примечанием 1 к ст. 158 УК хищение считается оконченным в то время и в том месте, когда и где будет выполнена заключительная часть деяния — обращение чужого имущества в пользу виновного, что означает получение им возможности распорядиться похищенным по своему усмотрению, использовать полезные свойства изъятого имущества в своих интересах. Более ранние этапы осуществления преступного намерения, происшедшие на территории другого государства, не имеют самостоятельного правового значения, когда преступление завершается за его пределами. Если такое деяние было начато в России, а окончено за рубежом, то преступление следует считать совершенным на территории иностранного государства. Если же деяние начало выполняться за границей, а завершилось на территории России, то оно должно считаться совершенным в Российской Федерации. Здесь место совершения преступления определяется конкретным местом его окончания.

Когда объективную сторону преступления составляют альтернативные действия, то совершение любого из них уже образует оконченное преступление. Поэтому в теории уголовного права предлагается в случае, если хотя бы одно из альтернативных действий было выполнено на территории России, считать ее территорию местом совершения преступления . Следует, однако, отметить, что в подобных преступлениях (например, предусмотренных ст. ст. 228, 228.1, 228.2) одно из альтернативных действий может во времени отстоять достаточно далеко от остальных, что порождает проблему применения срока давности, предусмотренного ст. 78 УК. Например, незаконное приобретение наркотических средств было совершено в России, а их последующие хранение и переработка — за рубежом. Если ко времени переработки наркотических средств истечет срок давности уголовной ответственности за их приобретение, выполненное в России, то можно ли считать, что раз преступление целиком считается совершенным на территории Российской Федерации, значит, и виновный подлежит освобождению от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, в том числе за хранение и переработку наркотических средств? Если место совершения преступления зависит от времени исполнения преступного деяния, то и давность уголовной ответственности следует исчислять со времени его совершения по закону той страны, которую мы посчитали местом совершения преступления.

См.: Поддубный А.А. Определение места совершения преступления при квалификации преступлений // Российский следователь. 2001. N 3. С. 19.

Очевидно, что при таком подходе общественно опасные альтернативные заключительные действия, совершенные за пределами России, не всегда получат адекватную правовую оценку. Поэтому представляется, что в подобных ситуациях, когда альтернативные действия, входящие в объективную сторону единого преступления, совершены в разное время на территории различных государств, местом совершения этого преступления следует считать то государство, где было выполнено последнее по времени альтернативное действие. Это позволит привлечь виновного к уголовной ответственности за все им содеянное, независимо от временного промежутка, разделяющего первое и заключительное альтернативные действия, входящие в объективную сторону преступления.

Представляет интерес вопрос определения места совершения длящегося и продолжаемого преступления. Длящееся преступление характеризуется непрерывным осуществлением состава оконченного преступления в течение некоторого (иногда весьма значительного) периода времени (например, преступления, предусмотренного ст. 228 или ст. 338 УК). По мнению З.А. Незнамовой, местом совершения длящегося преступления является территория того государства, где было выполнено преступное действие или бездействие, которым начинается последующее длительное неисполнение обязанностей. Поэтому если лицо бежало из-под стражи на территории России, а было задержано или явилось с повинной на территории другого государства, то преступление считается совершенным на территории России . А.А. Поддубный считает, что территория Российской Федерации является местом совершения длящегося преступления в случае, если в ее пределах реализован в течение какого-либо времени состав преступления, хотя в остальное время он осуществляется вне ее пределов .

См.: Уголовное право. Общая часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко. М.: Норма, 2008. С. 90.

См.: Поддубный А.А. Указ. соч. С. 20.

В теории уголовного права общепризнано, что временем совершения длящегося преступления является момент его окончания или пресечения . Поэтому с позиции пространственно-временного единства исполнения преступного деяния местом совершения такого преступления следует считать территорию, где оно было окончено или пресечено. При согласии с позицией З.А. Незнамовой и А.А. Поддубного вполне можно представить практическую ситуацию, когда длящееся преступление, начатое в России, будет успешно продолжаться за рубежом. Однако к моменту его завершения (окончания или пресечения) уже истечет срок давности уголовной ответственности, исчисляемый со времени окончания осуществления этого деяния на территории России, если местом совершения такого преступления все-таки считать нашу страну. Представляется, что длящееся преступление считается совершенным на территории Российской Федерации только в том случае, если оно было здесь окончено или пресечено. Такой подход к определению места совершения длящегося преступления также позволяет правильно применять правило ч. 1 ст. 9 УК, в соответствии с которым преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время его совершения. Поскольку временем совершения такого преступления является момент его окончания или пресечения, то применяться будет та редакция УК, которая действовала в указанное время (с учетом правила, установленного в ч. 1 ст. 10 УК).

См.: Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Ф.Р. Сундурова. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 2007. С. 101.

Для продолжаемого преступления, которое складывается из ряда тождественных актов, объединенных единством умысла цели и способа исполнения, местом его совершения следует считать территорию того государства, где было выполнено последнее из числа тождественных действий, образующих в совокупности единое преступление. Именно с момента совершения заключительного действия начнется течение срока давности уголовной ответственности по законам того государства, на территории которого продолжаемое преступление было выполнено.

Если преступление совершено в соучастии, при котором исполнитель действовал на территории России, а другие соучастники (организатор, подстрекатель или пособник) осуществляли свои функции за рубежом, то некоторыми авторами предлагается местом совершения преступления считать территорию России . Если же исполнитель действовал за границей, а остальные соучастники — на территории России, то местом совершения преступления называют территорию иностранного государства . Получается, что здесь исполнитель становится как бы главным соучастником, от которого зависит не только квалификация действий других соучастников, но и национальная принадлежность уголовного закона, подлежащего применению. Такой подход представляется рецидивом так называемой акцессорной теории соучастия, сторонники которой считают, что подстрекатель и пособник участвуют в чужом деянии — основном преступлении, совершаемом исполнителем. Основанием уголовной ответственности других соучастников здесь признается состав преступления, выполненный исполнителем .

См.: Уголовное право. Общая часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко. М.: Норма, 2008. С. 90.

См.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М.: Инфра-М; Контракт, 2006. С. 24; Поддубный А.А. Указ. соч. С. 20.

См.: Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1999. С. 32.

Однако действующее уголовное законодательство ставит квалификацию действий других соучастников в зависимость от действий исполнителя только в том случае, когда он не доводит преступление до конца по не зависящим от него обстоятельствам (ч. 5 ст. 34 УК). По общему же правилу ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления (ч. 1 ст. 34 УК). Поэтому правильным представляется вывод, в соответствии с которым уголовная ответственность каждого соучастника основывается на факте совершения им преступления (ст. 8 УК). Каждый субъект, действует ли он один или в соучастии с другими, совершая преступление, создает тем самым основание своей собственной уголовной ответственности. Каждый соучастник, какую бы роль в совместной преступной деятельности он ни выполнял, совершает преступление — общественно опасное, виновное, противоправное и наказуемое деяние .

См.: Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 2006. С. 565.

Б.В. Волженкин считает, что при соучастии в преступлении оно может считаться совершенным на территории РФ, если исполнитель совершил деяние на ее территории, а остальные соучастники действовали за рубежом. Если же исполнитель действовал за границей, а остальные соучастники (организатор, подстрекатель, пособник) выполняли свои функции по участию в данном преступлении в России, действия последних также признаются совершенными на ее территории . Однако он не дает однозначного ответа на вопрос о том, по закону какой страны следует квалифицировать действия соучастников, выполненные за рубежом.

См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 22.

Представляется, что местом совершения преступления для каждого соучастника следует считать территорию того государства, где были совершены его действия, обусловленные разновидностью соучастника. В этом случае единое преступление в отношении разных лиц может быть квалифицировано по различным уголовным законам тех государств, на территории которых действовали эти соучастники.

Что касается распространения юрисдикции России на действия всех соучастников преступления независимо от места их исполнения, то в ч. ч. 1 и 3 ст. 12 УК содержатся правила, в соответствии с которыми в отношении преступлений, совершенных за пределами Российской Федерации, может применяться УК РФ (так называемые принципы гражданства — универсальный и реальный). Существует также международно-правовой институт выдачи лиц, совершивших преступления на территории иностранных государств. Поэтому те соучастники, которые совершили свои действия за рубежом, в принципе могут подлежать ответственности по российскому законодательству, однако уже не по правилу применения закона места исполнения деяния, а в соответствии с принципами, определяющими круг лиц, подлежащих уголовной ответственности по УК РФ, независимо от места совершения преступления.

В заключение предлагается единый пространственно-временной подход к определению места совершения преступления при решении вопроса о том, уголовный закон какого государства подлежит применению при квалификации содеянного и назначении наказания. Для преступлений с материальным, формальным и усеченным составами местом их совершения следует считать территорию того государства, где было совершено общественно опасное деяние либо выполнена та стадия неоконченного преступления, на которую законодатель перенес момент его окончания, независимо от того, где наступили общественно опасные последствия. Если деяние было начато в одном государстве, а закончено в другом, то местом его совершения следует считать территорию того государства, где преступное действие было завершено. Для преступлений с альтернативными действиями в объективной стороне местом их совершения следует считать территорию того государства, где было выполнено последнее из совершенных альтернативных действий. Для длящихся преступлений местом их совершения будет территория того государства, где это преступление было завершено (окончено или прервано). Продолжаемое преступление считается выполненным в том месте, где было совершено последнее из тождественных действий, объединенных единством умысла, цели и способа осуществления. Для преступлений, выполненных соучастниками, находившимися в разных государствах, местом совершения преступления для каждого соучастника будет территория того государства, где он выполнял свое преступное действие, определяемое разновидностью соучастника.

Возможность привлечения отдельных соучастников, действовавших за пределами России, к уголовной ответственности по УК РФ будет определяться уже не местом совершения преступления, а специальными правилами, устанавливающими круг лиц, подлежащих уголовной ответственности по российскому уголовному законодательству, независимо от места совершения преступления.

Пристатейный библиографический список

1. Бойцов А.И. Действие уголовного закона во времени и пространстве. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1995.

2. Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1999.

3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт-Издат, 2007.

4. Курс советского уголовного права. В 6 т. / Под ред. А.А. Пионтковского, П.С. Ромашкина, В.М. Чхиквадзе. Т. 1. М.: Наука, 1970.

5. Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: Зерцало, 1999.

6. Поддубный А.А. Определение места совершения преступления при квалификации преступлений // Российский следователь. 2001. N 3.

7. Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. Г.А. Кригера, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.М. Ткачевского. М.: Изд-во МГУ, 1988.

8. Уголовное право. Общая часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко. М.: Норма, 2008.

9. Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Ф.Р. Сундурова. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2007.

10. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М.: Инфра-М; Контракт, 2006.

11. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб.: Изд. дом СПбГУ, 2006.

studfiles.net

Правовая конструкция длящегося и недлящегося административного правонарушения: проблемы правоприменительной практики (Гуменюк Т.А.)

Дата размещения статьи: 22.04.2015

Статья 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), устанавливающая сроки давности привлечения к административной ответственности, имеет важное практическое значение для судебной практики и юрисдикционной деятельности административных органов и является предметом постоянного внимания юридической науки , законодательных органов и правоприменителей.
———————————
См.: Салищева Н.Г. О некоторых тенденциях развития законодательства об административной ответственности в России в современный период // Административное право и процесс. 2009. N 5.

Давность привлечения к административной ответственности рассматривается в современном правоведении как право, предоставляемое лицу, совершившему правонарушение, не быть преследуемым по истечении определенного времени с момента его совершения. Это обеспечивает, с одной стороны, правовую защищенность лица, исключая неопределенную продолжительность его правового положения в связи с совершенным правонарушением, и, с другой — баланс публичных и частных интересов, стабильность существующего правопорядка.
Одним из проблемных вопросов юридической науки и практики при применении положений ст. 4.5 КоАП РФ был и остается вопрос о понятии и критериях длящегося и недлящегося административного правонарушения, поскольку законодатель по-разному определил исчисление сроков давности привлечения к административной ответственности в зависимости от отнесения правонарушения к тому или иному виду.
Истечение этих сроков, являющихся по своему правовому характеру пресекательными, исключает возможность привлечения физических, юридических, должностных лиц к административной ответственности и является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении (п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).
Понятия длящегося и недлящегося административного правонарушения используются в законодательстве об административной ответственности, однако их определение в законах и иных нормативно-правовых актах отсутствует. Не определены они и в юридической науке.
Учитывая отсутствие легальной и доктринальной дефиниций, а также их практическую значимость, понятия и критерии длящегося и недлящегося правонарушения определяются судебной практикой.
На протяжении длительного времени в судебной практике применялись критерии длящегося преступления, определенные в Постановлении N 23 Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» (в редакции от 14.03.1963; далее — Постановление N 23), в соответствии с которым длящееся преступление определялось как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования (п. 1).
Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти) (п. 4).
Основные критерии длящегося преступления, сформулированные в Постановлении N 23, стали применяться по аналогии и к понятию длящегося административного правонарушения.
Существенные дополнения в устоявшееся в правоприменительной практике понятие длящегося и недлящегося правонарушения были внесены Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — Постановление N 5).
В его первоначальной редакции длящимся признавалось такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом. Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку не является длящимся административным правонарушением. При этом необходимо иметь в виду, что днем обнаружения длящегося административного правонарушения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения.
Срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушения, по которым предусмотренная нормативным правовым актом обязанность не была выполнена к определенному в нем сроку, начинает течь с момента наступления указанного срока (п. 14).
Данная правовая конструкция вызвала в юридической науке и практике дискуссию и была подвергнута критике по нескольким направлениям.
Во-первых, в юридической науке было обращено внимание на то обстоятельство, что поскольку во многих случаях во исполнение закона издаются подзаконные акты, которые конкретизируют, формулируют и даже устанавливают обязанности, обеспечивающие исполнение требований законов, то в определение длящегося правонарушения после слова «законом» необходимо добавить слова «или изданными на его основе подзаконными актами» .
———————————
Бахрах Д.Н., Котельникова Е.В. Длящиеся административные правонарушения: вопросы правоприменительной практики // Административное право и процесс. 2005. N 3.

Соответствующая редакция п. 14 Постановления N 5 была внесена Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 11.11.2008 N 23 «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации», согласно которому юридические обязанности могут быть установлены не только законом, но и иным нормативным правовым актом, а также правовым актом ненормативного характера, например представлением прокурора, предписанием органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль).
Во-вторых, в юридической науке критически воспринята позиция Верховного Суда РФ относительно понятия недлящегося правонарушения: было высказано мнение о принципиальной недопустимости квалификации неисполнения какой-либо обязанности в качестве правонарушения до истечения срока ее выполнения, а также указано на то, что лишь на следующий день после истечения такого срока деяние становится начавшимся длящимся правонарушением, а в последующие дни — уже длящимся правонарушением .
———————————
См.: Бахрах Д.Н., Котельникова Е.В. Указ. соч.

Анализируя норму ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, предусматривающую ответственность за невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства, известный ученый-административист Д.Н. Бахрах выразил несогласие с позицией Верховного Суда РФ, квалифицировавшего данное правонарушение как недлящееся, и указал, что если требования уполномоченного субъекта административной власти не исполнены полностью или частично, то истечение срока его исполнения является началом длящегося правонарушения; до истечения этого срока деяние не является административным правонарушением и оснований для его квалификации в соответствии с указанной статьей не имеется .
———————————
Бахрах Д.Н. Является ли длящимся правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 19.5 КоАП РФ? // Закон. 2008. N 12. С. 189 — 190.

Аналогичная авторская позиция изложена Л.Ю. Плотниковой при анализе состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.27 КоАП РФ (в ранее действующей редакции), объективная сторона которого выражается в неисполнении организацией, осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом, требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма в части фиксирования, хранения и представления информации об операциях, подлежащих обязательному контролю, а также в части организации внутреннего контроля.
———————————
Плотникова Л.Ю. Проблемы привлечения к административной ответственности за длящееся административное правонарушение // Закон. 2008. N 9. С. 52 — 53.

Диспозиция данной нормы включала установленную Постановлением Правительства РФ от 08.01.2003 N 6 «О порядке утверждения правил внутреннего контроля в организациях, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом» обязанность руководителей организаций утвердить такие правила в течение одного месяца и в течение пяти рабочих дней с даты их утверждения представить их на согласование в соответствующий надзорный орган, а в случае отсутствия надзорных органов в сфере деятельности таких организаций — в Федеральную службу по финансовому мониторингу (в настоящее время данное Постановление утратило силу в связи с принятием Постановления Правительства РФ от 30.06.2012 N 667, устанавливающего такую же обязанность ).
———————————
См.: п. 3 Постановления Правительства РФ от 30.06.2012 N 667 «Об утверждении требований к правилам внутреннего контроля, разрабатываемым организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом (за исключением кредитных организаций), и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации».

Автор считает, что указанное правонарушение носит длящийся характер, так как обязанность организаций выполнять требования законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, не исчезает после истечения срока ее выполнения, в связи с чем у суда при решении конкретного дела не было правовых оснований для квалификации совершенного обществом правонарушения как недлящегося и прекращения производства по делу на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности .
———————————
См.: Плотникова Л.Ю. Указ. соч. С. 52 — 53.

Между тем критерии длящегося и недлящегося административного правонарушения, дополненные Постановлением N 5 и поддержанные Высшим Арбитражным Судом РФ , стали ориентиром для формирования судебной практики по применению положений ст. 4.5 КоАП РФ.
———————————
Пункт 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановления Пленума ВАС РФ от 10.11.2011 N 71).

В связи с обозначенным Верховным Судом РФ новым подходом значительная часть административных правонарушений из категории длящихся перешла в категорию недлящихся.
В целом модели длящегося и недлящегося административного правонарушения, сформировавшиеся в юридической науке и судебной практике, представлены в современном правоведении следующим образом.
Правовая конструкция длящегося правонарушения такова:
— оно выражается в длительном непрекращающемся (непрерывном) невыполнении или ненадлежащем выполнении субъектом юридических обязанностей, установленных законом, нормативным или иным правовым актом (представлением прокурора, предписанием органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль);
— прекращается вследствие действий самого правонарушителя, действий органов государственной власти или наступления событий, однозначно препятствующих совершению правонарушения;
— при длящемся правонарушении сроки давности привлечения к ответственности исчисляются со дня его обнаружения;
— днем его обнаружения считается день, когда должностное лицо, уполномоченное составлять протокол об административном правонарушении, выявило факт его совершения;
— день его обнаружения определяется исходя из характера конкретного правонарушения, а также обстоятельств его совершения и выявления.
Сходными с длящимися правонарушениями являются продолжаемые правонарушения, складывающиеся из ряда тождественных противоправных действий, направленных на достижение общей цели и составляющих в своей совокупности единое правонарушение.
Началом продолжаемого правонарушения считается совершение первого действия из составляющих его нескольких тождественных, а концом — момент совершения последнего противоправного действия (п. п. 2 и 4 Постановления N 23).
Понятие «продолжаемое правонарушение» не используется в законодательстве об административных правонарушениях, хотя его практическая значимость требует его законодательного закрепления.
Недлящееся (оконченное) правонарушение:
— выражается в одномоментном (однократном) невыполнении или ненадлежащем выполнении субъектом юридических обязанностей или в неисполнении предусмотренной законом, нормативным или иным правовым актом (представлением прокурора, предписанием органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль)) юридической обязанности к сроку, установленному в данных актах;
— прекращается вследствие действий самого правонарушителя или органов государственной власти;
— срок давности привлечения к административной ответственности за недлящееся правонарушение исчисляется со дня его совершения;
— днем его совершения является день его фактического совершения или следующий после истечения срока исполнения юридической обязанности день (в случае установления такого срока).
Отсюда можно констатировать, что главным критерием разграничения длящегося и недлящегося административного правонарушения является временной фактор, а именно продолжительное существование правонарушения во времени или одномоментность(однократность) его совершения и связанная с ней календарная ограниченность его существования во времени. Правовая продолжительность существования правонарушения во времени влечет соответствующие правовые последствия в виде возникновения или прекращения правоотношений, связанных с применением мер административной ответственности.
Конструкции длящегося, продолжаемого и недлящегося правонарушений отражают существующую в общей теории права классификацию юридических фактов по характеру их действия на факты однократного действия и факты непрерывного действия (юридические состояния).
Факты однократного действия — это обстоятельства, которые существуют лишь в настоящий момент или известный отрезок времени и с которыми нормы права связывают юридические последствия только в данном конкретном случае. Факты непрерывного действия (юридические состояния) — это обстоятельства, которые существуют длительное время, непрерывно или периодически порождая правовые последствия .
———————————
См.: Алексеев С.С. Общая теория права. В 2 т. Т. 2. М., 1982. С. 177 — 178.

Следовательно, длящиеся и продолжаемые правонарушения могут быть отнесены к фактам непрерывного действия (юридическим состояниям), а недлящиеся правонарушения — к фактам однократного действия.
Сравнительный анализ правовых конструкций длящегося и недлящегося административных правонарушений в их практическом применении позволяет сделать некоторые выводы в отношении тех правовых последствий и их влияния на механизм административной ответственности, которые определяются соответствующими подходами.
Преследуя цель установления порядка в сфере государственного управления, а в случае нарушения — его незамедлительного восстановления, законодатель определил систему юридических средств, которые являются гарантией сохранения такого порядка.
Следует отметить, что при существовании юридических обязанностей в сфере государственного управления без установления срока исполнения утрачивается их правовое предназначение. Анализ действующего законодательства показывает, что юридические обязанности, которые сопровождаются установлением срока их исполнения, относятся к наиболее значимым сферам государственного управления. Например, ст. 19.5 КоАП РФ предусматривается административная ответственность за невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления, решения), органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), в области экспортного контроля, антимонопольного законодательства, в сфере регулирования деятельности естественных монополий, транспортной безопасности, в сфере безопасного ведения работ, связанных с пользованием недрами, промышленной безопасности и безопасности гидротехнических сооружений, пожарной безопасности, в сфере безопасности при использовании атомной энергии, в финансовой сфере, в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и других важнейших сферах государственного управления. Своевременное исполнение установленных в данных сферах юридических обязанностей в конечном счете направлено на обеспечение национальной безопасности, выражающееся в состоянии защищенности личности, общества и государства. В связи с этим создание эффективного механизма, обеспечивающего исполнение юридических обязанностей, является одной из приоритетных целей законодателя.
В систему правовых средств, обеспечивающих исполнение юридических обязанностей субъектов административных правоотношений и сформулированных законодателем в виде императивных требований, включены в том числе меры административной ответственности. Срок давности привлечения к административной ответственности, временные параметры его действия в этом отношении играют важную роль, и, учитывая это, законодатель подчеркивает его особую социальную и правовую значимость.
Предложенное исчисление сроков давности в правовой конструкции недлящегося правонарушения не соответствует указанной цели законодателя и не способствует восстановлению правопорядка в сфере государственного управления.
Например, Верховный Суд РФ, сделав вывод о недлящемся характере административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.8 КоАП РФ и выразившегося в непредставлении в территориальный антимонопольный орган уведомления учредителя о создании хозяйствующего субъекта в течение 45 дней со дня государственной регистрации, как это было предусмотрено п. 5 ст. 17 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (в ред. от 07.03.2005), признал незаконным привлечение генерального директора общества к административной ответственности и подлежащим отмене вынесенное за пределами срока давности в отношении него постановление руководителя антимонопольного органа, отменив судебный акт и прекратив производство по делу .
———————————
Постановление ВС РФ от 19.01.2006 по делу N 37-ад05-2.

При таких обстоятельствах создается парадоксальная правовая ситуация: юридическая обязанность останется неисполненной, а механизм ее принудительного исполнения в виде привлечения к административной ответственности и применения санкции фактически заблокирован сложившейся на основе указанного подхода судебной практикой. С учетом того, что эффективность государственного управления органично связана с надлежащим и своевременным исполнением юридических обязанностей, ослабление правового механизма принуждения к их исполнению в случае нарушения установленных правил влечет вполне предсказуемые негативные последствия снижения уровня государственного управления в целом.
Для предотвращения указанных правовых ситуаций законодатель пошел по пути расширения в ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ перечня административных правонарушений, за совершение которых срок давности привлечения к административной ответственности составляет один год (принято более 40 федеральных законов, дополняющих этот перечень, большинство — после принятия Постановления N 5).
Безусловно, установление специальных сроков оправданно в случаях, когда общего срока давности привлечения к административной ответственности недостаточно для осуществления производства по делам об административных правонарушениях и все предусмотренные законом процессуальные действия, требующие значительных временных затрат, объективно невозможно завершить в установленные сроки.
Например, Федеральным законом от 25.11.2013 N 311-ФЗ «О внесении изменений в статьи 4.5 и 28.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», вступившим в силу 06.12.2013, срок давности привлечения к административной ответственности за незаконную организацию и проведение азартных игр (ст. 14.1.1 КоАП РФ) увеличен с трех месяцев до одного года.
Необходимость увеличения этого срока была вызвана тем, что правоохранительные органы не успевали завершить все необходимые процессуальные действия в течение установленных трех месяцев и правоприменительная практика пошла по пути квалификации указанных правонарушений как нарушений в сфере прав потребителей. Соответственно, это позволяло ориентироваться на ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ и применять годичный срок давности привлечения к административной ответственности и на ч. 1 ст. 28.7 Кодекса, допускающую проведение административного расследования по данной категории правонарушений .
———————————
См.: решения Верховного суда Чувашской Республики от 11.07.2013 по делу N 12-113/2013, от 26.06.2013, по делу N 12-103/2013; Ленинградского областного суда от 05.06.2012 по делу N 7-231/2012.

Однако подобная практика не была единообразной и не могла быть признана законной вышестоящими судебными инстанциями . В результате принятия указанных изменений исчезла необходимость квалифицировать такие деяния в качестве правонарушений в области защиты прав потребителей, поскольку годичный срок давности привлечения к административной ответственности и включение административных правонарушений, предусмотренных ст. 14.1.1 КоАП РФ, в перечень правонарушений, установленный ч. 1 ст. 28.7 Кодекса, допускающий проведение административного расследования, предоставляют правоохранительным органам возможность в полном объеме осуществить все необходимые процессуальные действия.
———————————
См.: Постановления ВС РФ от 20.08.2012 N 5-АД12-15, от 20.08.2012 N 5-АД12-16.

Особый акцент сделан законодателем на исчислении срока давности привлечения к административной ответственности и к ответственности за нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации.
Так, согласно ч. 6 ст. 4.5 КоАП РФ срок за административные правонарушения, предусмотренные ст. 14.9, 14.31, 14.31.1 — 14.33 Кодекса, начинает исчисляться со дня вступления в силу решения комиссии антимонопольного органа, которым установлен факт нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации. То есть законодательным установлением снято ограничение на существование указанных правонарушений во времени, которое ранее сложившейся судебной практикой определялось посредством указания на срок исполнения юридической обязанности.
Однако правовые подходы законодателя к иным видам административных правонарушений, производство по делам о которых связано со значительными временными затратами, остаются неизменными, что не способствует повышению уровня эффективности борьбы с административными правонарушениями.
В связи с этим законодателю следовало бы принять во внимание сделанное в научных рекомендациях предложение об увеличении общего срока давности привлечения к административной ответственности до шести месяцев.
Вместе с тем расширение перечня административных правонарушений, в отношении которых устанавливаются специальные правила исчисления сроков давности привлечения к административной ответственности, вызывает неоднозначную реакцию в юридической науке и практике.
В российском правоведении указывается на необходимость разрешения проблемы «исключений из общих правил» применительно к исчислению сроков давности привлечения к административной ответственности по конкретным категориям дел, поскольку за прошедшие после принятия КоАП РФ годы перечень этих исключений, предусмотренных ст. 4.5 Кодекса, разросся втрое и продолжает пополняться .
———————————
См.: Кирин А.В. Об актуальности разработки новой редакции КоАП РФ // Административное право и процесс. 2012. N 4.

Такие темпы законодательных изменений ст. 4.5 КоАП РФ могут обернуться замещением общих сроков давности привлечения к административной ответственности специальными сроками.
Анализируя действие различных моделей правового поведения, необходимо также обратить внимание на их правовые последствия, влияющие на применение или невозможность применения мер административной ответственности.
При выборе определенного варианта правового поведения субъект соотносит предполагаемые поступки с действующей системой правовых норм и практикой их применения, оценивает эти поступки в контексте возможных правовых последствий. В этом случае действие правовых норм воспроизводится в правовой реальности и материализуется в социальном механизме действия права, адекватном тому уровню правосознания и правовой культуры, который сложился в обществе.
Как свидетельствует практика, в случае совершения административного правонарушения его прекращение возможно как вследствие действий самого правонарушителя, так и вследствие действий органов государственной власти.
Однако мотивация правонарушителя прекратить правонарушение своими действиями и исполнить юридическую обязанность принципиально различается в зависимости от квалификации совершаемого им правонарушения — длящееся оно или недлящееся.
При совершении длящегося правонарушения лицо заинтересовано в его прекращении своими действиями и в исполнении юридической обязанности, поскольку это даст ему право рассчитывать на применение положений ч. 2 и 3 ст. 4.1 КоАП РФ, предписывающих учитывать при назначении административного наказания обстоятельства, смягчающие административную ответственность, которыми согласно ч. 1 ст. 4.2 Кодекса признаются в том числе добровольное прекращение противоправного поведения лицом, совершившим административное правонарушение (п. 2), добровольное сообщение лицом, совершившим административное правонарушение, в орган, уполномоченный осуществлять производство по делу об административном правонарушении, о совершенном административном правонарушении (п. 3), а также предотвращение лицом, совершившим административное правонарушение, вредных последствий административного правонарушения (п. 5).
Правовым последствием такого варианта правового поведения правонарушителя может быть назначение наименьшего в пределах санкции применяемой статьи КоАП РФ размера административного штрафа или применение положений ст. 2.9 Кодекса о возможности освобождения от административной ответственности в случае квалификации административного правонарушения как малозначительного.
Таким образом, исполнение юридической обязанности, императивно предписываемое диспозицией соответствующей правовой нормы и подкрепленное угрозой применения санкции, сопровождается установлением для правонарушителя правовой возможности частично избежать неблагоприятных последствий применения санкции за совершенное правонарушение или быть освобожденным от административной ответственности, что способствует формированию правовой установки правонарушителя на совершение действий, предусмотренных ч. 1 ст. 4.2 КоАП РФ.
В обозначенной позиции четко прослеживается конструктивная роль права, выражающаяся в стимулировании позитивных действий самого правонарушителя, направленных на прекращение правонарушения и способствующих восстановлению нарушенного в сфере государственного управления порядка, а также нарушенных прав и законных интересов физических и юридических лиц, что соответствует главной цели законодателя — установлению правопорядка в сфере государственного управления и его незамедлительному восстановлению в случае нарушения.
Мотивация правового поведения правонарушителя в случае совершения недлящегося административного правонарушения может быть диаметрально противоположной.
В случае совершения недлящегося административного правонарушения, в том числе неисполнения субъектом юридической обязанности в установленный срок, правонарушитель ориентирован на совершение этого правонарушения в течение определенного времени, достаточного для истечения сроков давности привлечения к ответственности. Здесь очевидна направленность правоприменительной практики на формирование у субъектов психологической установки на выбор пассивного варианта правового поведения, который обеспечит им высокую степень вероятности избежать применения санкции за нарушение требований правовых норм.
В таких ситуациях совершение правонарушителем действий, направленных на исполнение юридической обязанности и прекращение правонарушения, означает неизбежное привлечение его к ответственности и применение административного наказания, а длительное уклонение от ее исполнения, напротив, влечет наступление благоприятных для него последствий, связанных с невозможностью привлечения его к административной ответственности в связи с истечением срока давности, исчисляемого по правилам, определенным в Постановлении N 5, т.е. с момента окончания срока исполнения юридической обязанности. Поскольку срок давности привлечения к административной ответственности за недлящееся правонарушение исчисляется со дня его совершения, а днем совершения является день фактического совершения правонарушения или следующий после истечения срока исполнения юридической обязанности день (в случае установления такого срока), такой вариант правового поведения дает правонарушителю гарантированный результат освобождения от административной ответственности.
В связи с изменившимися подходами Верховного Суда РФ в юридической литературе приводится пример правовой неопределенности судебной практики по делам, связанным с применением мер административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 5.27 КоАП РФ и выражающегося в нарушении законодательства о труде и об охране труда .
———————————
См., напр.: Ковалева Е. Проблема исчисления сроков давности привлечения к административной ответственности за невыплату заработной платы // Трудовое право. 2011. N 10.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 2) невыплата работнику текущей заработной платы отнесена к длящимся правонарушениям.
Если ориентироваться на правовую позицию, выраженную в данном Постановлении, должностное лицо федерального органа исполнительной власти, уполномоченное на осуществление федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства, в течение двух месяцев со дня обнаружения правонарушения (выявления факта его совершения, например, в ходе проверки) может привлечь работодателя, не выплатившего заработную плату в установленный срок, к административной ответственности. В этом случае возможность применения санкции ст. 5.27 КоАП РФ в виде штрафа, административного приостановления деятельности на срок до 90 суток или дисквалификации на срок от одного года до трех лет должностного лица, ранее подвергавшегося административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, оказывает стимулирующее воздействие на работодателя и определяет его решение исполнить обязанность по выплате заработной платы.
Между тем в соответствии с п. 14 Постановления N 5 данное правонарушение не является длящимся: поскольку обязанность по выплате заработной платы должна быть исполнена в установленный срок — не реже, чем каждые полмесяца, в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором (ст. 136 Трудового кодекса РФ), то ее невыполнение к такому сроку исключает квалификацию административного правонарушения как длящегося.
В случае истечения двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности, исчисляемого со следующего дня после окончания срока выплаты зарплаты, у работодателя, не исполнившего свою обязанность, отсутствует правовой стимул для ее исполнения, поскольку срок давности привлечения к ответственности истек, и санкция ст. 5.27 КоАП РФ не может быть применена.
Конечно, работодателю может быть выдано предписание о выплате работнику зарплаты, однако недобросовестные работодатели зачастую предпочитают платить штрафные санкции и продолжать совершение правонарушения, поскольку потенциальная и реальная выгода многократно превышает причиненный санкцией вред. Государственные гарантии трудовых прав работников значительно ослаблены.
Таким образом, созданная правоприменительной практикой модель правового поведения не способствует формированию мотивации на прекращение административного правонарушения и устранение его негативных последствий.
Анализ обозначенной в российском правоведении проблемы длящегося и недлящегося правонарушения должен осуществляться также и в контексте современных изменений административного законодательства, направленных, с одной стороны, на повышение эффективности государственного управления и, с другой — на усиление гарантий прав юридических и физических лиц, индивидуальных предпринимателей при осуществлении предпринимательской и иных видов деятельности, что в конечном итоге обеспечивает баланс публичных и частных интересов.
Вместе с тем меры государственного контроля могут быть ослаблены при недостаточной взвешенности законодательного подхода к регулированию соответствующих правоотношений.
Так, Федеральным законом от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» установлены правила, в соответствии с которыми плановые проверки проводятся не чаще чем один раз в три года (ч. 2 ст. 9) с обязательным уведомлением об их проведении юридических лиц, индивидуальных предпринимателей органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля не позднее чем в течение трех рабочих дней до начала их проведения посредством направления копии распоряжения или приказа руководителя, заместителя руководителя органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля о начале проведения плановой проверки заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении или иным доступным способом (ч. 12 ст. 9).
Вполне очевидно, что такие правила проведения проверок предоставляют недобросовестным субъектам предпринимательской деятельности возможность не исполнять юридические обязанности в процессе ее осуществления, а после получения уведомления о проверке соответствующим образом подготовиться к ней, устранить допущенные нарушения или оставить неисполненными какие-либо юридические обязанности, если срок давности привлечения к административной ответственности, исчисляемый со следующего после истечения срока исполнения юридической обязанности дня (в случае установления такого срока), уже истек.
Следовательно, правовая конструкция недлящегося правонарушения, устанавливающая начало течения срока давности привлечения к административной ответственности со дня его совершения или со следующего дня после истечения срока исполнения юридической обязанности, фактически создает для правонарушителя механизм ухода от ответственности, что противоречит целям и задачам законодательства об административной ответственности и в целом снижает роль права как дисциплинирующего фактора.
В связи с этим более конструктивной представляется позиция тех авторов, которые считают такие правонарушения длящимися, поскольку неисполненная к определенному сроку юридическая обязанность продолжает существовать и после истечения срока ее исполнения и, следовательно, требует применения адекватной системы юридических средств к ее исполнению, включающей в том числе меры юридической ответственности.
Принятие любого нормативно-правового акта или определение практики его применения осуществляется с целью оказания воздействия на общественные отношения, которые переводятся в другое правовое состояние, характеризующееся положительным эффектом, совпадающим с целью законодателя, или обратным эффектом, противоположным данной цели.
Для права как формы социального контроля характерно установление, обеспечение или запрещение юридических последствий правового поведения, которые могут быть полезны, нейтральны или вредны для субъекта, социальной группы или всего общества и которые являются продолжением системы существующих социальных и правовых отношений .
———————————
См.: Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М., 1978. С. 132 — 133.

Признавая необходимость повышенного уровня защиты прав и свобод граждан в сфере правоотношений, связанных с публичной, в том числе административной, ответственностью, Конституционный Суд РФ неоднократно указывал на то, что законодательные механизмы, действующие в этой сфере, должны соответствовать критериям справедливости, соразмерности и правовой безопасности, вытекающим из ст. 17, 19, 46 и 55 Конституции и общих принципов права, — с тем чтобы гарантировать эффективную защиту прав и свобод человека в качестве высшей ценности, в том числе посредством справедливого правосудия .
———————————
См.: Постановления КС РФ от 12.05.1998 N 14-П, от 11.05.2005 N 5-П и от 27.05.2008 N 8-П.

В силу ст. 18 Конституции, согласно которой права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием, названные критерии распространяются непосредственно как на само законодательство об административных правонарушениях, так и на соответствующие правоприменительные акты органов исполнительной власти и их должностных лиц, а также на судебные решения.
Обобщая вышесказанное, можно констатировать, что установленная законом или актами судебного толкования нормативная модель поведения проходит испытание временем. В процессе ее фактической реализации в поведении субъектов права становится возможным определить ее эффективность: является ли данная модель правового поведения адекватной целям законодателя или практика применения нормы показывает ее несовершенство и высокую степень произвольности в ходе такого применения. В этом отношении правовые конструкции длящегося и недлящегося административного правонарушения, сформированные судебной практикой, требуют дальнейших исследований, на основе которых возможно внесение соответствующих коррективов в механизм их действия.

xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

Популярное:

  • Бланк заявления иностранного гражданина по месту жительства Как составляется заявление иностранного гражданина или лица без гражданства о регистрации по месту жительства Житель другого государства, прибывший в РФ, должен подать в миграционную службу заявление иностранного гражданина или […]
  • Заявление в садик электронное Запись в детский сад: как пойти в садик через электронную запись? Запись в детский сад — процедура хлопотная и малоприятная. По крайней мере, так было до недавнего времени. Современные технологии призваны облегчить жизнь простым […]
  • Налог на капитальный ремонт кто не платит Что говорит закон об оплате за капитальный ремонт, есть ли льготы пенсионерам? Компенсация взносов - сколько должны платить пенсионеры? С начала 2016 года вступил в силу Федеральный Закон № 271 «О капитальном ремонте в […]
  • Объект преступления и предмет преступления понятие соотношение значение Понятие и значение объекта преступления. Классификация объектов. Предмет преступления. Потерпевший. Объектом преступления признаются общественные отношения, охраняемые уголовным законом, которым преступлением причиняется вред […]
  • Таблица штрафов гибдд 2018 страховка Новая таблица штрафов ПДД С начала 2018 года в российской дорожной системе появится множество корректировок, которые затронут и штрафы ПДД. Теперь всем участникам движения – автолюбителям и пешеходам – потребуется проявлять […]
  • За сколько работодатель должен предупреждать об увольнении Увольнение по собственному желанию Увольнение по собственному желанию (другими словами, по инициативе работника) - одно из самых распространенных оснований расторжения трудового договора. Инициатива прекращения трудовых […]
  • Элементы комбинаторики правила произведения Элементы комбинаторики правила произведения Большинство комбинаторных задач решается с помощью двух основных правил - правила суммы и правила произведения. Правило суммы. Если некоторый объект можно выбрать способами, а другой […]
  • Новые штрафы на такси Какой будет в 2018 штраф, если на такси нет лицензии Как известно, именно на малый бизнес во всем мире возлагают функцию основного движителя экономики. Россия в данном случае не является исключением. Правительство и законодатели […]