Закон самообороны 2014

МВД разъяснило новые правила ношения оружия для самообороны

МВД России представило на своем сайте разъяснения о порядке ношения оружия на территории РФ в целях самообороны в связи с принятием кабинетом министров постановления, которым были внесены поправки в правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему.

Как отмечают в МВД, фактически внесенные постановлением изменения не устанавливают нового порядка ношения оружия, а лишь приводят их в соответствие с требованиями закона «Об оружии».

В настоящее время законом «Об оружии» гражданам России предоставлено право на ношение в целях самообороны оружия ограниченного поражения – так называемого «травматического оружия».

Постановлением внесена уточняющая поправка, регламентирующая требования, предъявляемые к случаям ношения гражданского оружия во время охоты, проведения спортивных мероприятий, тренировочных и учебных стрельб.

МВД разъясняет, что согласно положению ст. 6 закона «Об оружии», установлен прямой запрет на ношение в целях самообороны огнестрельного длинноствольного оружия – охотничьего, спортивного и длинноствольного гладкоствольного огнестрельного оружия.

Одновременно с этим ст. 13 этого же закона определено, что граждане РФ имеют право приобретать в целях самообороны без права ношения огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие. В этом случае органами внутренних дел по их месту жительства выдается разрешение только на хранение такого типа оружия.

Основной целью внесенных изменений, поясняется в сообщении, является создание благоприятных условий для развития в России въездного охотничьего туризма и снижения в этой связи административных барьеров, связанных с временным ввозом на территорию страны охотничьего оружия иностранными туристами-охотниками.

С текстом постановления Правительства РФ от 8 ноября 2014 года № 1178 «О внесении изменений в Правила оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации» можно ознакомиться здесь.

webcache.googleusercontent.com

Необходимая самооборона, или Когда преступник и жертва меняются местами

Руководитель коллегии адвокатов
«Комиссаров и партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

В жизни любого человека нельзя исключать возникновения ситуации, когда он окажется перед необходимостью защищать жизнь, свое здоровье или здоровье близких ему людей, а также имущество от посягательства злоумышленника. При обороне гражданин вправе защищать свои права всеми способами. Единственное условие – эти способы не должны быть запрещены законом. Посмотрим, как регулируется в нашей стране право на самооборону и при каких обстоятельствах суды признают, что ее пределы превышены.

Правовое регулирование

Хотя сам термин «самооборона» в рамках законодательства никак не определяется, он встречается в ряде актов. Например, поскольку самооборона и право на оружие – вещи взаимосвязанные, законодательством предусматривается такой вид оружия, как оружие самообороны (абз. 2 ст. 3 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии»; далее – закон об оружии). Право на подобное оружие имеют обычные граждане, которые не несут военную службу и не являются сотрудниками правоохранительных органов. К нему, в частности, относятся «травматика», электрошокеры, аэрозоли – причем для их приобретения никакого разрешения не нужно. Оружие самообороны включает в себя и некоторое огнестрельное оружие, но в этом случае перед его покупкой нужно озаботиться получением специальной лицензии в полиции (ст. 13 закона об оружии).

Закон об оружии также указывает, какое применение оружия считается правомерным. Во-первых, оружие должно принадлежать гражданину на легальной основе. Во-вторых, его нельзя использовать, если нет необходимости в защите жизни, здоровья и имущества в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. В-третьих, прежде чем воспользоваться оружием, нужно ясно предупредить об этом другую сторону (не считая случая, когда возникает ситуация, опасная для жизни). Наконец, в-четвертых, не должен пострадать кто-либо еще, кроме стороны нападения. Это основные правила, но нужно знать и некоторые частные нюансы – например, недопустимо применять оружие в отношении женщин, инвалидов и явно несовершеннолетних (если только они не нападают группой), нельзя пользоваться оружием в состоянии опьянения, на массовых мероприятиях и т. д. (ст. 24 закона об оружии).

Несложно заметить, что в этих правилах, касающихся применения оружия при самообороне, отсутствует какая-либо конкретика – закон отсылает, в частности, к понятию «необходимая оборона».

Уголовное законодательство предусматривает два режима необходимой обороны (ст. 37 УПК РФ):

Нанесение любого вреда атакующей стороне без угрозы привлечения к наказанию (так называемая беспредельная оборона). Такая самооборона возможна по двум основаниям. Первое – насилие (или его угроза) должно быть опасным для жизни. Примеры такого насилия, признаваемые судебной практикой, – ранения имеющих значение для жизни человека органов, применение оружия, удушение, поджог. Однако очевидно, что не всегда человек будет дожидаться, когда в отношении него начнут совершаться данные действия, чтобы начать обороняться.

Второе основание для беспредельной обороны, – неожиданность атаки, в результате чего человек не может оценить характер опасности нападения и понять, насколько оно серьезно. В таком случае защищающийся также с большой долей вероятности не будет привлечен к уголовной ответственности. В качестве классического примера последней ситуации можно привести случаи проникновения нападавшего лица ночью в жилище.

Самооборона с ограничениями. Закон исходит из того, что если насилия, опасного для жизни, либо угрозы такого насилия при нападении не имеется, то защищаясь, важно не переусердствовать. Например, нет необходимости в ответ на пощечину наносить тяжкий вред здоровью или совершать убийство. Иначе в отношении оборонявшегося будут применяться уголовно-правовые санкции.

Добавлю, что три года назад ВС РФ разъяснил некоторые вопросы законности самообороны (Постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление»). В частности, он рассказал, каковы признаки реальной опасности жизни при нападении (например, ранения жизненно важных органов), как определить непосредственную угрозу жизни и здоровью (к примеру, такая угроза может выражаться в демонстрации оружия) и т. д.

Конечно, обычный человек, защищаясь от злоумышленника, не будет вдаваться в тонкости правовых конструкций.

Но в условиях действующего законодательства и правоприменительной практики риск того, что вслед за отражением атаки от частного лица, придется защищаться от государства в лице его органов, достаточно велик.

Ситуации из судебной практики

Суды с завидной регулярностью признают пределы самообороны превышенными. В некоторых делах только ВС РФ вставал на сторону защищавшегося.

Пример 1:

На двух безоружных людей напали трое, имевшие при себе большие деревянные палки. В ходе драки одному из защищающихся удалось перехватить палку, которой он нанес повреждения нападавшему, несовместимые с жизнью.

Сначала суды двух инстанций и вовсе не нашли признаков обороны и даже превышения ее пределов в таких действиях, осудив человека по серьезной статье (ч. 4 ст.111 УК РФ) на шесть лет лишения свободы. Потом Президиум областного суда все-таки внес изменения в судебные акты и осудил защищавшегося уже за то, что тот в ходе конфликта умышленно причинил тяжкий вред здоровью нападавшему, превысив пределы необходимой обороны. Однако на этом история не закончилась. Дело попало в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ, который установил, что по материалам дела имеются все признаки беспредельной обороны, поскольку было насилие, опасное для жизни, – нападавшие были вооружены, их было больше, между обороной и атакой не было разрыва во времени, на теле защищающегося есть раны от нападения. ВС РФ отменил все судебные акты и прекратил уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления. Высший суд указал, что в таком случае можно было защищаться всеми доступными средствами (например, палкой) и причинять любой вред, вплоть до смерти нападавшего (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 25 ноября 2013 г. № 33-Д13-6).

Пример 2:

В ходе застолья двое знакомых напали на третьего, нанеся ему многочисленные удары, в том числе ножом. Жертве атаки каким-то образом удалось перехватить нож. После этого он нанес нападавшим в общей сложности 52 удара этим ножом, в результате чего оба агрессора скончались. Оборонявшегося осудили за превышение пределов самообороны. Как указал высший суд, налицо было нападение, опасное для жизни. Об этом свидетельствует, в частности, то, что удары наносились в область лица и головы, в том числе с использованием ножа. Таким образом, оборонявшийся мог нанести любой вред атаковавшим его лицам для спасения своей жизни. То, что нож переходил из рук в руки, в таком случае не имеет значения, подчеркнул Суд. Кроме того, и после перехода ножа в руки защищавшегося нападавшие не перестали представлять угрозу его жизни, поскольку атаковали совместно, нанося удары в важные органы человека, атака происходила ночью и была инициирована нападавшими. ВС РФ оправдал осужденного, не посчитав совершенные действия преступлением (Определение СК по уголовным делам ВС РФ от 5 августа 2015 г. № 51-УД15-4).

Видно, что осужденным по подобным делам приходилось долго доказывать, что они правомерно защищались. В конечном счете, справедливость восторжествовала. Однако общий обвинительный уклон правоохранительных органов и судов, которые видят во многих случаях разумной самообороны преступление, не внушает оптимизма.

Нужны ли изменения в законодательство?

Согласно позиции ВС РФ, которая прослеживается время от времени в отзывах на законопроекты по вопросам самообороны, действующего правового регулирования вполне достаточно. Проблема в том, что это законодательство и разъяснения самого ВС РФ не всегда корректно применяются судами.

Да, высший суд периодически восстанавливает справедливость, регулируя сбой других элементов системы. Но суды продолжают ошибаться. Почему? Возможно, дело в том, что любое действие в рамках обороны можно рассматривать как преступление, закрепленное УК РФ. И суды, исходя из сформировавшейся в советское время обвинительной позиции следствия и прокуратуры, изначально занимают жесткую позицию по отношению к фактически защищающемуся, не признавая его действия самообороной. Как в первом примере судебного дела, где лицо осудили сначала по одной статье УК РФ, потом по другой, и только ВС РФ указал, что преступления вообще нет. И лицо каждый раз должно доказывать, что оно оборонялось.

Неудивительно, что систематически появляются законодательные инициативы по вопросам самообороны, в рамках которых с завидной регулярностью предлагается предусмотреть возможность признавать при тех или иных обстоятельствах защиту жизни, здоровья и имуществ априори законной, без применения ограничений по самообороне.

Так, планируется указать в законе конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия и закрепить принцип «мой дом – моя крепость»: если лицо проникает в жилище без законных на то оснований, нанесение ему вреда не будет наказываться в любом случае 1 . Суть этой концепции заключается в том, чтобы предоставить гражданам право любыми способами обороняться от злоумышленников, проникших в жилище, не боясь за последствия.

Как отмечают разработчики этой инициативы, при совершении преступлений, связанных с проникновением в жилище, гражданин не имеет возможности объективно оценить степень опасности посягательства. Такая оценка требует времени. А промедление существенно увеличивает риск, которому подвергается обороняющийся, – посягающий получает возможность понять, кто находится в помещении и где именно, подготовить оружие и т. п.

Авторы идеи указывают, что подобная практика имеет место в США, Великобритании и ряде других стран. При этом человеку, обороняющему свое жилище, предоставляется не только право применить просто насилие в отношении проникшего в его жилище, но и право применить так называемое «смертельное насилие», то есть использовать оружие вплоть до летального исхода. Полагаю, данную практику нужно распространить и в нашей стране. Конечно, есть опасения, что это может стать причиной злоупотребления правом на самооборону в жилище и способом скрыть умышленное преступление (например, преступник может пригласить знакомого к себе домой и затем убить его, сославшись на незаконное проникновение жертвы в жилище). Да, риски есть. Но такие случаи не столь часто происходят, чтобы из-за возможных злоупотреблений препятствовать реализации абсолютного права на самооборону.

Также отмечается, что отсутствует легальная возможность защиты собственности граждан путем установки специальных устройств, способных причинить вред посягающему (капканы, ловушки и т. п.). Действительно, есть логика в том, что привлечение к уголовной ответственности за причинение вреда такими устройствами представляется необоснованным, поскольку само причинение вреда является следствием нарушения неприкосновенности частной собственности, и отсутствие такого нарушения не может повлечь причинение вреда посягающему. Например, лицо не попало бы в капкан, не совершив проникновение в жилище с целью кражи. Должен действовать принцип: сам виноват, сам и отвечай.

Между тем согласно сегодняшней позиции ВС РФ правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства – например, злоумышленник пробрался в дом с целью украсть еду, но попал в медвежий капкан и скончался от кровопотери, – содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны. При срабатывании или приведении в действие таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях (п.17 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19).

Таким образом, у защищающегося лица сегодня есть все основания опасаться привлечения к уголовной ответственности наряду с нападавшим. Оценка ситуации остается на усмотрение суда.

Неоднократно отмечалось, что нет никаких оснований ограничивать необходимую оборону применением только не запрещенных законом средств. В стороне разъяснений Пленума ВС РФ остаются яды, боевые самострелы и другие предметы и вещества. В случае применения таких предметов лицо рискует быть привлеченным к уголовной ответственности на общих основаниях, даже без оценки его действий на предмет превышения пределов самообороны.

Случаи самообороны и их оценки правоохранительными органами, которые время от времени становятся объектом пристального внимания СМИ, свидетельствуют о том, что гражданам нужны более четкие правила в этом вопросе. Пока же, обороняясь, нельзя быть уверенным, что окажешься прав – любой случай защиты может оказаться под угрозой переоценки. Доказывание своей правоты занимает очень долгое время, а это может привести к ухудшению здоровья, душевного состояния, серьезным материальным расходам на свою защиту.

Представляется, что в настоящий момент есть нарушение баланса в законодательстве и правоприменительной практике, когда часто обороняющийся, то есть настоящий потерпевший, находится в худшем состоянии, чем лицо, которое нападает. Уверен, что необходимость изменения регулирования в этой сфере назрела.

Для начала хотелось бы, чтобы в законе – а не в постановлении Пленума ВС РФ – были более детально прописаны конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия.

www.garant.ru

Стой! Или бабушка будет стрелять

Дискуссия о праве свободного ношения оружия является одной из самых жарких в России. Но проблема самообороны в РФ заключается даже не в ношении оружия, а в том, что, в сущности, все кодексы защищают не жертву, а преступника. Так, например, на тебя нападает преступник (непонятно с какими намерениями), а ты должен думать, как бы не причинить ему вред!

Споры о праве человека на гражданское оружие для самообороны, защиты своей жизни и собственности не утихают с 1991 года. К сожалению, 99 процентов полемики сводится к вопросу о праве гражданина ходить с пистолетом по улице.

Почему-то никто не обращает внимание на то, что наше законодательство сурово пресекает любую (!) эффективную попытку самозащиты, самообороны. Предположим, на вас, жену или ребенка напал пьяный хулиган. Вы толкнули его, он упал затылком на асфальт — и вы за решеткой. Я не хочу фантазировать, посмотрите СМИ. Вот на дачный участок в отсутствие хозяев грабительница сделала подкоп и была порвана собаками. Собак усыпили, хозяин в тюрьме.

По мнению наших правоохранителей, собаки не должны защищать своих хозяев и их имущество. Они должны вести себя так, как, например, одна колли, бегавшая вокруг и вилявшая хвостом, пока маньяк насиловал и душил ее хозяйку. Окажись на ее месте среднеазиатская овчарка, серийный убийца был бы взят немедленно за горло, и еще два десятка женщин остались бы живы. Зато хозяйка овчарки пошла бы под суд.

Простой человек не имеет права даже на эффективное ограждение своего дома или дачи. В Москве и области тысячи государственных и частных контор, а также домов «новых русских» имеют на заборах спираль Бруно. А вот простой инженер или врач за спираль Бруно на своих шести сотках отправится за решетку. Я сам был свидетелем, как в подмосковной Купавне к хозяину шести соток пришли пьяные соседи и потребовали снять с забора обычную колючую проволоку: «У нас дети! А вдруг поранятся! Не уберешь — хату спалим!»

В РФ сложилась чудовищная ситуация, когда и правоохранители, и судьи не пытаются разобраться, кто жертва, а кто преступник, а виноватым оказывается тот, кто причинил больший «вред здоровью».

Вот нашумевшее дело о стрельбе из травматического пистолета в московском метро. Почему нашумевшее? Да только потому, что стреляли в метро и в центре Москвы. Виновата ли стрелявшая студентка Александра Лодкова? Я не знаю, потому что суд даже не пытался установить, кто на кого напал. Если Лодкова и ее друзья напали на пострадавших, то их всех надо судить на полную катушку. А в случае нападения пострадавших, Лодковой надо если не почетную грамоту давать, то уж точно отпустить с миром.

А вот типичная ситуация, которую описывали даже советские газеты. Поздний вечер, полупустая электричка. Шпана пристает к одинокой девушке, глумится, а то и публично насилует ее. Сидящие в вагоне мужчины что-то внимательно рассматривают в окнах. Женщины возмущаются: «Рыцари перевелись!» Не менее типичная ситуация: ночь, дача, за окном слышны пьяные крики — кто-то ломает забор, яблони, кусты. Жена и дети жмутся к отцу, а у него холодеют от страха руки, и он лихорадочно ищет валидол.

Наши законы о самообороне разрушают не только семьи, но и экономику, и само государство. Вспомним, что все «цветные революции» происходили исключительно в странах с невооруженным и затерроризированном властями населением. Все «цветные революции» проходят по одинаковой схеме: небольшая группа хорошо организованных и вооруженных людей захватывает власть в стране, при оцепенении 90 процентов населения, осуждающего переворот. Вопрос лишь в том, сколько заплатить или как запугать десяток генералов-силовиков.

Кстати, это было и раньше. Почему в 1991 году в Нарве (90 процентов русских) и Даугавпилсе (русском городе Двинске с 80-процентным русским населением) власть захватили националисты? Да потому что они были прекрасно организованы и вооружены, а русские разобщены и запуганы советскими правоохранительными органами.

То же с экономикой. У моей жены есть подруга Ольга. В 1991 году у нее случилось две трагедии — погиб в ДТП муж и распалось НИИ, где она служила инженером. Но она взяла себя в руки, начала торговать мороженым, цветами, скопила какие-то деньги и стала торговать дорогой косметикой.

Но вот прямо на улице к ее лотку подошел здоровый бугай, взял всю лучшую косметику и спокойно вразвалочку ушел. Ольга попала в психиатрическую больницу, вышла оттуда с инвалидностью. Больше она не работает и вместе с сыном и 80-летней матерью ведет жалкое существование.

Фактически бугай убил целую семью. Кем он сейчас стал? Ученым? Квалифицированным рабочим? Фермером? А, может быть, он продолжил свою «карьеру» и дальше грабит и убивает?

А если бы Ольга применила бы самооборону, достала ржавый наган и выпустила в спину бугаю весь барабан? Вот тогда бы она стала опасным уголовным преступником.

Заглянем в Уголовный кодекс РФ, в статью о самообороне. Новая редакция статьи 37 УК РФ разрешает тому, кто защищается, причинить любой вред нападающему — при условии, что нападение сопряжено с насилием, опасным для жизни. Не искушенный в юриспруденции (а особенно — в судебной практике) человек решит, что в законе все написано предельно четко и ясно. Такие утверждения часто встречаются и в СМИ.

На самом деле это не вовсе так! В статье 37 имеется большая неопределенность именно там, где неспециалист решит, что все как раз в полном порядке, просто и ясно.

«Насилие, опасное для жизни». В статье 37 не говорится о критериях, в соответствии с которыми можно определить (и будет определяться судом), какое именно насилие опасно для жизни, а какое — не опасно. А раз нет четко прописанных положений, не будет и единообразного толкования (и применения судами) этой «буквы закона». И как раньше судья по своему усмотрению устанавливал, было ли превышение пределов необходимой самообороны, так и теперь он будет решать, была ли угроза для жизни жертвы.

Кто написал подобную чушь? Может ли человек, не имеющий юридического образования, да еще в стрессовой обстановке, когда над ним занесен кулак или железный прут, точно определить, опасен ли он для его жизни, или дело ограничиться лишь травмами? Ну, а если на глазах мужа или отца насилуют его жену или дочь? Так ведь если это делается «в неизвращенной форме», то заведомо не опасно для жизни!

А с другой стороны, следуя букве закона, человек с острой сердечной недостаточностью имеет право убивать каждого, кто на него лезет с кулаками. Ведь удар кулаком в лицо даже средней силы реально может его лишить жизни.

Наши ученые мужи уже 20 лет спорят, был ли у России альтернативный бандитскому капитализму путь развития экономики. Господа, поинтересуйтесь ситуацией на Птичьем рынке в центре Москвы в конце 90-х. Там торговцы аквариумными рыбками еще в советское время «отстегивали» рэкетирам. После 1991 года возрос лишь процент «дани».

Но вот в конце 90-х нам с женой пришлось продавать щенков на Птичьем рынке. Я из журналистского любопытства стал спрашивать людей в «собачьем секторе», кому и сколько они платят. Меня никто не понял. Лишь одна дама рассказала, что где-то в 1992 году четверо «крутых» потребовали с собачников «дань». Ну, а рядом со щенками для рекламы стояли и производители — здоровенные кобели «азиаты» и «кавказцы». И их немедленно спустили с поводков. Трое рэкетиров успели махнуть через забор, а в сбитого с ног четвертого вцепилась вся свора. Дама немедленно ретировалась, чтобы не попасть в свидетели.

Несколько упрощая, могу сказать, что наша экономика при свободной продаже оружия и соответствующих законах могла бы пойти по цивилизованному пути «собачьего ряда». Но пошла она по линии «рыбного ряда», и мы имеем то, что имеем.

В романе «Живые и мертвые» комбриг Серпилин говорит: «Я не хочу слышать о диверсантах. Там, где правильно несется караульная служба, никаких диверсантов быть не может».

Я перефразирую его: «Там, где охрана предприятия вооружена автоматами Калашникова и имеет право стрелять по нападающим, никаких рейдерских захватов предприятий физически быть не может». Пятеро автоматчиков могут пару часов защищать здание даже от сотни людей с легким стрелковым оружием, и без гранатометов и минометов их просто не взять.

Но давайте послушаем противников самообороны и вооруженного сопротивления преступникам. Все их доводы анекдотичны. Мне все не хватает времени написать книгу «Как научиться лгать» — пособие для журналистов, неверных жен и дипломатов. Все содержание книги — аргументы противников оружия и маленькие комментарии.

Коронный аргумент: преступник всегда вооружен лучше вас и лучше владеет оружием. Шансов противоборствовать у жертвы нет. Святая правда! Личное оружие не защитит ни от снайперской винтовки, ни от дистанционной мины. Но кто будет их использовать против простого инженера или врача? Насильник и хулиган предпочитает глумиться над живым человеком. Другой вопрос, что, войдя в раж, они могут его и убить. Так что первые пули очередью — за жертвой, и «Стечкин» или «Беретта» с флажком «на автомат» гарантированно остановят преступника, даже если стрелок плохо видит и стреляет первый раз.

Правоохранители и депутаты Думы обожают ссылаться на Станиславского: «Если ружье висит на сцене в первом акте, то в третьем оно выстрелит». Но это театр. Если ружье не выстрелит с антракта третьего акта, публика повалит домой, не ожидая четвертого акта. А в дом, где висит ружье, и живет хозяин, готовый в любой момент пустить его в ход, вряд ли когда-нибудь кто-нибудь полезет.

Удивительно, что знания по физике судейских, руководства МВД и наших депутатов застыли где-то на уровне конца XVIII века. Почему до них не доходит, что помимо биометрических замков и кредитных карточек можно сделать биометрический предохранитель на гражданском пистолете. Таким образом, пользоваться им сможет только хозяин. А все остальные, от деток до преступников, смогут им лишь колоть орехи. Зато и владелец не сможет отбрехиваться, что у него украли пистолет и стреляли из него.

А почему на пистолет, травматический или обычный, не поставить видеорегистратор? Он должен работать не несколько часов, как в автомобиле, а лишь несколько секунд до выстрела и после. Это качество дает возможность предельно уменьшить его весогабаритные характеристики, зато резко усилить разрешение и поставить вспышку на несколько секунд на случай действия в темноте.

К травматическому пистолету «Оса» принят светошумовой патрон. Но его действие так слабо (сам стрелял неоднократно), что может напугать лишь пенсионерку, да и то не всякую. Почему не увеличить его мощность хотя бы на порядок? Преступник не получит даже царапины и сможет до конца жизни работать на «стройках антикоммунизма».

По тому же принципу можно сделать и всевозможные защитные светошумовые устройства в домах и автомобилях. Ну, получит грабитель «производственную травму» и до конца жизни будет заикаться — сам виноват! Нужно было нервы подлечить, прежде чем идти «на дело».

Почему нельзя в домах и в других местах оборудовать баллончики, разбрызгивающие нестираемую краску. А, может, наоборот, брызгающие жидкость без цвета и запаха. Однако благодаря ей и специальным датчикам у турникетов преступник будет задержан в метро, на вокзалах, в аэропортах и т. д. Да и просто участковый может пройтись по домам с датчиком и проверить подозреваемых.

На дворе XXI век. Ученые могут создать для борьбы с преступниками самые фантастические устройства. Увы, ничего этого не делается.

webcache.googleusercontent.com

Стой! Или бабушка будет стрелять

Дискуссия о праве свободного ношения оружия является одной из самых жарких в России. Но проблема самообороны в РФ заключается даже не в ношении оружия, а в том, что, в сущности, все кодексы защищают не жертву, а преступника. Так, например, на тебя нападает преступник (непонятно с какими намерениями), а ты должен думать, как бы не причинить ему вред!

Споры о праве человека на гражданское оружие для самообороны, защиты своей жизни и собственности не утихают с 1991 года. К сожалению, 99 процентов полемики сводится к вопросу о праве гражданина ходить с пистолетом по улице.

Почему-то никто не обращает внимание на то, что наше законодательство сурово пресекает любую (!) эффективную попытку самозащиты, самообороны. Предположим, на вас, жену или ребенка напал пьяный хулиган. Вы толкнули его, он упал затылком на асфальт — и вы за решеткой. Я не хочу фантазировать, посмотрите СМИ. Вот на дачный участок в отсутствие хозяев грабительница сделала подкоп и была порвана собаками. Собак усыпили, хозяин в тюрьме.

По мнению наших правоохранителей, собаки не должны защищать своих хозяев и их имущество. Они должны вести себя так, как, например, одна колли, бегавшая вокруг и вилявшая хвостом, пока маньяк насиловал и душил ее хозяйку. Окажись на ее месте среднеазиатская овчарка, серийный убийца был бы взят немедленно за горло, и еще два десятка женщин остались бы живы. Зато хозяйка овчарки пошла бы под суд.

Простой человек не имеет права даже на эффективное ограждение своего дома или дачи. В Москве и области тысячи государственных и частных контор, а также домов «новых русских» имеют на заборах спираль Бруно. А вот простой инженер или врач за спираль Бруно на своих шести сотках отправится за решетку. Я сам был свидетелем, как в подмосковной Купавне к хозяину шести соток пришли пьяные соседи и потребовали снять с забора обычную колючую проволоку: «У нас дети! А вдруг поранятся! Не уберешь — хату спалим!»

В РФ сложилась чудовищная ситуация, когда и правоохранители, и судьи не пытаются разобраться, кто жертва, а кто преступник, а виноватым оказывается тот, кто причинил больший «вред здоровью».

Вот нашумевшее дело о стрельбе из травматического пистолета в московском метро. Почему нашумевшее? Да только потому, что стреляли в метро и в центре Москвы. Виновата ли стрелявшая студентка Александра Лодкова? Я не знаю, потому что суд даже не пытался установить, кто на кого напал. Если Лодкова и ее друзья напали на пострадавших, то их всех надо судить на полную катушку. А в случае нападения пострадавших, Лодковой надо если не почетную грамоту давать, то уж точно отпустить с миром.

А вот типичная ситуация, которую описывали даже советские газеты. Поздний вечер, полупустая электричка. Шпана пристает к одинокой девушке, глумится, а то и публично насилует ее. Сидящие в вагоне мужчины что-то внимательно рассматривают в окнах. Женщины возмущаются: «Рыцари перевелись!» Не менее типичная ситуация: ночь, дача, за окном слышны пьяные крики — кто-то ломает забор, яблони, кусты. Жена и дети жмутся к отцу, а у него холодеют от страха руки, и он лихорадочно ищет валидол.

Наши законы о самообороне разрушают не только семьи, но и экономику, и само государство. Вспомним, что все «цветные революции» происходили исключительно в странах с невооруженным и затерроризированном властями населением. Все «цветные революции» проходят по одинаковой схеме: небольшая группа хорошо организованных и вооруженных людей захватывает власть в стране, при оцепенении 90 процентов населения, осуждающего переворот. Вопрос лишь в том, сколько заплатить или как запугать десяток генералов-силовиков.

Кстати, это было и раньше. Почему в 1991 году в Нарве (90 процентов русских) и Даугавпилсе (русском городе Двинске с 80-процентным русским населением) власть захватили националисты? Да потому что они были прекрасно организованы и вооружены, а русские разобщены и запуганы советскими правоохранительными органами.

То же с экономикой. У моей жены есть подруга Ольга. В 1991 году у нее случилось две трагедии — погиб в ДТП муж и распалось НИИ, где она служила инженером. Но она взяла себя в руки, начала торговать мороженым, цветами, скопила какие-то деньги и стала торговать дорогой косметикой.

Но вот прямо на улице к ее лотку подошел здоровый бугай, взял всю лучшую косметику и спокойно вразвалочку ушел. Ольга попала в психиатрическую больницу, вышла оттуда с инвалидностью. Больше она не работает и вместе с сыном и 80-летней матерью ведет жалкое существование.

Фактически бугай убил целую семью. Кем он сейчас стал? Ученым? Квалифицированным рабочим? Фермером? А, может быть, он продолжил свою «карьеру» и дальше грабит и убивает?

А если бы Ольга применила бы самооборону, достала ржавый наган и выпустила в спину бугаю весь барабан? Вот тогда бы она стала опасным уголовным преступником.

Заглянем в Уголовный кодекс РФ, в статью о самообороне. Новая редакция статьи 37 УК РФ разрешает тому, кто защищается, причинить любой вред нападающему — при условии, что нападение сопряжено с насилием, опасным для жизни. Не искушенный в юриспруденции (а особенно — в судебной практике) человек решит, что в законе все написано предельно четко и ясно. Такие утверждения часто встречаются и в СМИ.

На самом деле это не вовсе так! В статье 37 имеется большая неопределенность именно там, где неспециалист решит, что все как раз в полном порядке, просто и ясно.

«Насилие, опасное для жизни». В статье 37 не говорится о критериях, в соответствии с которыми можно определить (и будет определяться судом), какое именно насилие опасно для жизни, а какое — не опасно. А раз нет четко прописанных положений, не будет и единообразного толкования (и применения судами) этой «буквы закона». И как раньше судья по своему усмотрению устанавливал, было ли превышение пределов необходимой самообороны, так и теперь он будет решать, была ли угроза для жизни жертвы.

Кто написал подобную чушь? Может ли человек, не имеющий юридического образования, да еще в стрессовой обстановке, когда над ним занесен кулак или железный прут, точно определить, опасен ли он для его жизни, или дело ограничиться лишь травмами? Ну, а если на глазах мужа или отца насилуют его жену или дочь? Так ведь если это делается «в неизвращенной форме», то заведомо не опасно для жизни!

А с другой стороны, следуя букве закона, человек с острой сердечной недостаточностью имеет право убивать каждого, кто на него лезет с кулаками. Ведь удар кулаком в лицо даже средней силы реально может его лишить жизни.

Наши ученые мужи уже 20 лет спорят, был ли у России альтернативный бандитскому капитализму путь развития экономики. Господа, поинтересуйтесь ситуацией на Птичьем рынке в центре Москвы в конце 90-х. Там торговцы аквариумными рыбками еще в советское время «отстегивали» рэкетирам. После 1991 года возрос лишь процент «дани».

Но вот в конце 90-х нам с женой пришлось продавать щенков на Птичьем рынке. Я из журналистского любопытства стал спрашивать людей в «собачьем секторе», кому и сколько они платят. Меня никто не понял. Лишь одна дама рассказала, что где-то в 1992 году четверо «крутых» потребовали с собачников «дань». Ну, а рядом со щенками для рекламы стояли и производители — здоровенные кобели «азиаты» и «кавказцы». И их немедленно спустили с поводков. Трое рэкетиров успели махнуть через забор, а в сбитого с ног четвертого вцепилась вся свора. Дама немедленно ретировалась, чтобы не попасть в свидетели.

Несколько упрощая, могу сказать, что наша экономика при свободной продаже оружия и соответствующих законах могла бы пойти по цивилизованному пути «собачьего ряда». Но пошла она по линии «рыбного ряда», и мы имеем то, что имеем.

В романе «Живые и мертвые» комбриг Серпилин говорит: «Я не хочу слышать о диверсантах. Там, где правильно несется караульная служба, никаких диверсантов быть не может».

Я перефразирую его: «Там, где охрана предприятия вооружена автоматами Калашникова и имеет право стрелять по нападающим, никаких рейдерских захватов предприятий физически быть не может». Пятеро автоматчиков могут пару часов защищать здание даже от сотни людей с легким стрелковым оружием, и без гранатометов и минометов их просто не взять.

Но давайте послушаем противников самообороны и вооруженного сопротивления преступникам. Все их доводы анекдотичны. Мне все не хватает времени написать книгу «Как научиться лгать» — пособие для журналистов, неверных жен и дипломатов. Все содержание книги — аргументы противников оружия и маленькие комментарии.

Коронный аргумент: преступник всегда вооружен лучше вас и лучше владеет оружием. Шансов противоборствовать у жертвы нет. Святая правда! Личное оружие не защитит ни от снайперской винтовки, ни от дистанционной мины. Но кто будет их использовать против простого инженера или врача? Насильник и хулиган предпочитает глумиться над живым человеком. Другой вопрос, что, войдя в раж, они могут его и убить. Так что первые пули очередью — за жертвой, и «Стечкин» или «Беретта» с флажком «на автомат» гарантированно остановят преступника, даже если стрелок плохо видит и стреляет первый раз.

Правоохранители и депутаты Думы обожают ссылаться на Станиславского: «Если ружье висит на сцене в первом акте, то в третьем оно выстрелит». Но это театр. Если ружье не выстрелит с антракта третьего акта, публика повалит домой, не ожидая четвертого акта. А в дом, где висит ружье, и живет хозяин, готовый в любой момент пустить его в ход, вряд ли когда-нибудь кто-нибудь полезет.

Удивительно, что знания по физике судейских, руководства МВД и наших депутатов застыли где-то на уровне конца XVIII века. Почему до них не доходит, что помимо биометрических замков и кредитных карточек можно сделать биометрический предохранитель на гражданском пистолете. Таким образом, пользоваться им сможет только хозяин. А все остальные, от деток до преступников, смогут им лишь колоть орехи. Зато и владелец не сможет отбрехиваться, что у него украли пистолет и стреляли из него.

А почему на пистолет, травматический или обычный, не поставить видеорегистратор? Он должен работать не несколько часов, как в автомобиле, а лишь несколько секунд до выстрела и после. Это качество дает возможность предельно уменьшить его весогабаритные характеристики, зато резко усилить разрешение и поставить вспышку на несколько секунд на случай действия в темноте.

К травматическому пистолету «Оса» принят светошумовой патрон. Но его действие так слабо (сам стрелял неоднократно), что может напугать лишь пенсионерку, да и то не всякую. Почему не увеличить его мощность хотя бы на порядок? Преступник не получит даже царапины и сможет до конца жизни работать на «стройках антикоммунизма».

По тому же принципу можно сделать и всевозможные защитные светошумовые устройства в домах и автомобилях. Ну, получит грабитель «производственную травму» и до конца жизни будет заикаться — сам виноват! Нужно было нервы подлечить, прежде чем идти «на дело».

Почему нельзя в домах и в других местах оборудовать баллончики, разбрызгивающие нестираемую краску. А, может, наоборот, брызгающие жидкость без цвета и запаха. Однако благодаря ей и специальным датчикам у турникетов преступник будет задержан в метро, на вокзалах, в аэропортах и т. д. Да и просто участковый может пройтись по домам с датчиком и проверить подозреваемых.

На дворе XXI век. Ученые могут создать для борьбы с преступниками самые фантастические устройства. Увы, ничего этого не делается.

www.pravda.ru

Популярное:

  • Федеральный закон от 27 декабря 2002 г N 184-фз Федеральный закон "О техническом регулировании" Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ"О техническом регулировании" С изменениями и дополнениями от: 9 мая 2005 г., 1 мая, 1 декабря 2007 г., 23 июля 2008 г., 18 июля, 23 […]
  • Льготы на детей по подоходному налогу 2014 Стандартный вычет на ребенка внешнему совместителю Работник вправе обратиться с заявлением на получение стандартного вычета по НДФЛ на детей к любому работодателю - источнику выплаты дохода независимо от вида заключенного […]
  • Закон об особо экономической зоне Федеральный закон от 22 июля 2005 г. N 116-ФЗ "Об особых экономических зонах в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 22 июля 2005 г. N 116-ФЗ"Об особых экономических зонах в Российской […]
  • Патент для ип аренда недвижимости Все о патенте для ИП: виды деятельности, примеры расчета стоимости и пошаговая схема получения Патентная — самая понятная и удобная форма налогообложения. Оплатить фиксированную сумму проще и выгоднее, чем вести сложные […]
  • Приказ мо рф 20 от 2003 года Приказ Министра обороны РФ от 20 октября 2014 г. N 769 "О признании утратившими силу некоторых нормативных правовых актов Министерства обороны Российской Федерации" Приказ Министра обороны РФ от 20 октября 2014 г. N 769"О […]
  • Экономические преступления киров Экономические преступления киров Статистические данные о состоянии безнадзорности, правонарушений и преступлений несовершеннолетних и против них в муниципальном образовании «Город Киров» по итогам 1 квартала 2014 года За 3 […]
  • Федеральный закон no 183-фз Федеральный закон от 18 июля 1999 г. N 183-ФЗ "Об экспортном контроле" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 18 июля 1999 г. N 183-ФЗ"Об экспортном контроле" С изменениями и дополнениями от: 30 декабря 2001 г., 29 […]
  • Федеральный закон 261-фз от 08112007 Федеральный закон от 8 ноября 2007 г. N 257-ФЗ "Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (с изменениями и […]