Закон традиция в исламе

Закон традиция в исламе

В Исламе существует множество традиций и обычаев, которые тесно переплетены с семейно-бытовой сферой. Поэтому мусульманские обряды , касающиеся похорон, свадеб и других событий, играют большую роль.

Намаз и посещение мечети

Намаз (молитва) – это повеление Аллаха поклоняться ему. Намаз является первостепенным обязательством для каждого, кто исповедует Ислам. Каждый мусульманин должен совершать намаз пять раз в день. Молиться лучше всего в мечети, однако ежедневное посещение не обязательно. Единственный день, когда каждый мусульманин обязан совершать намаз в мечети, – это пятница. Обувь снимается на входе. Женщины должны находиться в мечети с покрытой головой и в длинных одеждах, прикрывающих ноги.

По мусульманским традициям , брак действителен только в том случае, если были проведены соответствующие обряды. В Исламе религиозный свадебный обряд носит название «никах». Мулла читает четвертую суру Корана («Женщины»), в которой указываются права мужчины и женщины в браке.

Суннат – это мусульманский обряд обрезания крайней плоти у мальчиков 7-10 лет. Как видно по названию, данный обычай предписан сунной, которая разъясняет и дополняет Коран. Считается, что суннат необходим мужчине. К тому же это важная особенность мусульманской истории, так как этот обряд характеризует национально-религиозную принадлежность.

Джаназа-намаз и похороны

Погребальный обряд в Исламе имеет много общего с доисламскими традициями. Принято хоронить умерших в течение 24 часов после смерти, то есть как можно раньше. Над телом умершего проводят мусульманский обряд омовения и обмывания с использованием благовоний и камфары. Джаназа-намаз (погребальный намаз), как правило, читается несколькими людьми.

Мусульманские истории, традиции и обычаи, конечно же, на этом не ограничиваются. Ведь Ислам – очень богатая религия.

Берегите себя и да хранит Вас Аллах!

© 2018 Информационно-аналитический федеральный портал «Ислам Сегодня»

m.islam-today.ru

Глава 10. Ислам: традиции и современность

Несмотря на наличие разных направлений, течений и сект, ислам в целом являет собой достаточно цельную религиозную систему. Сложившаяся на стыке древних европейской и ближневосточной цивилизаций, впитавшая в себя элементы христианства и иудаизма, греческой философии и римского права, административной структуры древнеперсидских империй и мистико-метафизических спекуляций индуизма и буддизма, эта система оказалась сложным итогом многостороннего синтеза. Основой этого синтеза были арабская культура, арабский этнос, арабская государственность.

Как известно, на обширной территории Ближнего Востока арабы из небольшой и не очень развитой группы семитских племен превратились в многочисленную этнокультурную общность с мощной политической структурой и высокоразвитой цивилизацией. Быстрыми темпами складывавшаяся арабо-исламская религиозно-культурная традиция подчиняла себе завоеванные страны и народы, большая часть которых, включая и древние центры мировой цивилизации, была не только исламизирована, но и ассимилирована арабами. Образно говоря, арабо-исламская волна за короткий срок захлестнула огромное количество соседних с Аравией и отдаленных от нее стран и практически растворила в себе многие обитавшие там этносы, подчас имевшие древние собственные традиции.

Эта мощная ассимиляционная волна породила не менее заметный ответный вал, результатом которого было обогащение арабо-исламской традиции за счет многочисленных инокультурных воздействий на нее — в Египте, Месопотамии, Индии, Иране, Средней Азии, Африке, Испании и т. д.

Все эти влияния придали развивавшейся быстрыми темпами арабо-исламской культуре весьма мощные потенции для дальнейшего развития. Они создали основу для того, чтобы средневековая, арабо-мусульманская культура стала на некоторое время во главе мировой цивилизации. Этому способствовало и еще одно немаловажное обстоятельство. В средние века, начиная с VIII в., европейская культура вступила в полосу заметного упадка, довольно резко разделившего ее на древнюю, античную, и более позднюю, ренессансную. И хотя и в это время христианизированная европейская культура, как в католической Западной Европе, так и в православной Византии продолжала существовать и развиваться, блестящий расцвет арабо-исламской цивилизации затмевал ее.

Успехи и достижения арабской культуры воздействовали на многие страны, в числе которых были и культурные центры средневековой Европы. Это проявилось, в частности, в математике (арабскими называются заимствованные арабами из Индии цифры, которыми мы ныне пользуемся), в химии, в философии. Через мусульманскую Испанию (Кордовский халифат), бывшую в VIII-XII вв. видным центром развития арабо-исламской культуры, европейские университеты знакомились с работами таких крупнейших мыслителей, как Авиценна, Аверроэс, аль-Газали. Например, комментарии Аверроэса в связи с проблемой толкования наследия Аристотеля (Стагирита) вызывали живейшие споры среди видных философов и богословов Европы — таких, как Альберт Великий, Сигерт Брабантский, Фома Аквинский.

Позже, в связи с распадом Кордовского халифата в Испании и общим упадком арабской государственности и цивилизации, уровень развития арабской культуры, ее влияние на другие народы стали падать. Однако то, что вошло в ислам, превратилось со временем в фактически неотъемлемый его элемент, став обязательным религиозно-культурным компонентом во всех, даже самых отдаленных районах, куда проникал ислам, где читали и изучали написанный на арабском языке Коран, где имели хождение хадисы Сунны. И именно в этом смысле следует говорить об огромном влиянии арабо-исламской культуры (богословие, фикх, этика, обычаи, нормы семейной жизни и т. п.) на все те страны и народы, где распространен ислам.

«Мир ислама». Ислам настолько трансформировал социально-культурную структуру этих стран, что при всей их отдаленности от арабов и специфичности их традиционной культуры они восприняли огромное количество элементов арабской культуры. Более того, даже свою специфическую форму ислама некоторые из них, как шиитский Иран, опять-таки восприняли у арабов. К этому необходимо добавить, что Коран долгие века существовал только на арабском — перевод его на другие языки воспрещался. Поэтому арабский язык, как латынь в католической Европе, был широко распространен во всем исламском мире. На этом языке обращались к Аллаху, на нем читались проповеди в мечетях, ему учили учеников в медресе. Любой грамотный и образованный человек в государствах ислама обязательно знал арабский, говорил и писал по-арабски.

Таким образом, арабский язык, арабская культура и государственность сыграли существенную роль в формировании того общего, что связывало между собой все страны ислама. Иными, словами, арабо-исламские традиции цементировали ту общность, которая нередко характеризуется как «мир ислама». Термин этот, в принципе вполне правомочный, адекватно отражает реальную обстановку. Как-никак, а ведь именно ислам со всей его культурной традицией на протяжении многих веков был фактическим рубежрм, разделявшим Европу и Азию, Европу и Африку не только территориально-географически, но также и в религиозно-культурном плане.

Основы религиозно-культурных традиций ислама. Спецификой ислама было слияние духовного и светского начал, политической администрации и религиозной власти. Ни в халифате, ни в каком-либо другом исламском государстве не существовало организованной церкви, которая к тому же противостояла бы государству. Это не значит, что интересы клерикального мусульманского духовенства, особенно наиболее реакционных из мулл или шейхов, никогда не входили в противоречие с политикой административного руководства страны — такое случалось и нередко случается и в наши дни. Но церкви, подобной католической или православной, сплоченной и организованной, отстаивающей религиозно-церковные интересы и интересы обслуживающего ее сословия, резко отделенного от других, в мусульманском мире не существовало. В отличие от христианства, ислам формировался в условиях религиозно-политйческой слитности, а предводителями его были сами политические и одновременно религиозные вожди — пророк, халифы, эмиры и их помощники на местах.

Это слияние светского и духовного начал в единое целое способствовало абсолютизации религиозного авторитета, с одной стороны, и снижению значения административно-бюрократической иерархии — с другой. Любой чиновник всегда и во всем должен был согласовывать свои действия с нормами Корана и шариата, консультироваться с муджтахидами и мутакаллимами, учитывать мнения мулл, кади и других духовных авторитетов, включая даже шейхов суфиев, предводителей сект и орденов. Все это сильно сковывало административно-исполнительную власть, ограничивало ее возможности и тем самым ставило в определенные рамки ее произвол. На разных уровнях эти ограничения проявлялись различно. Никто и никогда не мог помешать разгневанному турецкому султану или иранскому шаху казнить неугодного подданного без всяких причин и объяснений. Однако сатрапы на местах (эмиры, хакймы) обладали несколько меньшей властью, а чиновникам местного масштаба приходилось в наибольшей степени считаться с ролью духовенства, с силой религии и обычного права, хотя автоматически все это отнюдь не гарантировало от злоупотреблений, подчас вопиющих, и от неоправданной жестокости по отношению к простому народу.

Слияние духовного и светского начал при формально высшей значимости религии оказало воздействие на многие стороны религиознокультурной традиции ислама. Так, идея священной войны с неверными (джихад, газават) приобрела в исламе абсолютную ценность, почти божественную святость. Подчас политика целых стран и народов ставилась на службу этой идее. Различного рода шейхи и ишаны часто и умело разжигали национально-религиозную рознь. Но идея джихада использовалась и в справедливых целях национального освобождения, в антиколониальных войнах и т. п. Важным моментом джихада был его фанатично-исступленный характер: под знаменем священной войны правоверные не колеблясь шли вперед и не только с легкостью, но и с готовностью отдавали свои жизни.

Другая важная черта религиозно-культурной традиции ислама, сыгравшая немалую роль в формировании отношения правоверных к жизни,- это идея предопределения и связанная с ней пассивность. Наибольшее внимание этому догмату уделяли суфии, которые откровенно проповедовали уповать на волю Аллаха и не стремиться к активной жизни, а напротив, гасить в себе страсти и тем самым добиваться слияния с божеством. Но идея божественного предопределения и помимо суфиев снискала себе немалую популярность в исламе. Конечно, это не означает, что правоверные, уповая во всем на волю Аллаха, переставали к чему-то стремиться. Они делали свое дело, внимали обращенным к ним призывам, а порой даже поднимались на решительные действия, будь то священная война с неверными или крестьянское восстание под лозунгами той или иной из мятежных сект. Однако индивидуальная энергия, инициатива, предприимчивость, упорство в достижении цели, имевшие немалое значение для быстрого социально-экономического развития, исламом никогда не поощрялись, ибо это не соответствовало размеренной и привычно текущей жизни с ее пятью-шестью ежедневными (и отнимающими немалое время) молитвами и прочими обязанностями правоверного.

Сильный акцент на обрядовую сторону жизни с ее ежедневными молитвами, обязательным месячным изнурительным постом, паломничеством и т. п.- также одна из характерных для ислама религиозно-культурных традиций. Традиции такого рода воспитывали привычку к повиновению, послушанию, дисциплине, а главное, резко противостояли любой индивидуальности. Ни талант, ни вдохновение мастера, ни взлет мысли гения — ничто не может и не должно служить препятствием обязательной пятикратной молитве в положенный срок, соблюдению поста и других обрядов. Человек искусственно приземлялся, ему по нескольку раз в день на протяжении всей жизни напоминали о том, что он — лишь жалкая песчинка, распростертая ниц перед великим Аллахом.

Разумеется, не следует преувеличивать. Пятикратная молитва, превратившись в привычку, в полуавтоматический ритуал, не слишком-то отягощала правоверного н уж во всяком случае не очень мешала заниматься его делом, как бы далеко от заповедей Аллаха оно ни находилось. К тому же заповеди ислама не препятствовали мусульманину заниматься политикой, предпринимательством, отдаваться обуревающим его страстям.

Ислам, как и христианство, склонен осуждать социальное неравенство. Однако, если христианство ограничивается при этом лишь словесным осуждением и карами для богатых в будущем, то в исламе дело обстоит конкретнее: он предполагает некоторое, хотя и малоощутимое, но все-таки реальное перераспределение имуществ и доходов посредством закята. Христиане тоже занимаются благотворительностью, жертвуют на сирот, богоугодные заведения и т. п. Но для них это — дело сугубо личное; в исламе же это долг, освященный религиозными нормами. Гораздо более последовательно, чем христианство, ислам проповедует, что перед Аллахом все равны. Поэтому, хотя на мусульманском Востоке сословные привилегии и родство всегда высоко ценились, они все же не превратились там в систему замкнутых аристократических привилегий, как то случилось в Европе. Во многом этому способствовала слитность духовного и светского начал, и в частности то, что путь в ряды признанных муджтахидов и мутакалли-мов зависел не от происхождения человека и его социальных связей, а от его успехов в постижении мудрости ислама.

Трансформация ислама. Пережив эпоху внешних вторжений — тюрков, монголов, воинов Тимура,- мир ислама на рубеже XV-XVI вв. далеко отошел от первоначального политического единства времен халифата. В XVI в. большая часть территории халифата оказалась под властью Османской империи. Самостоятельным сильным государством стал сефевидский Иран, центр шиитского ислама. Третьей крупной исламской империей была Индия Великих Моголов. В каждой из этих империй ислам существовал как самостоятельная политическая сила, приспосабливающаяся к обстоятельствам. В Индии это был поиск сосуществования с индуизмом, в Иране — процесс дальнейшего становления шиизма как оппозиционного направления в исламе. В империи Османов, включившей в себя почти все арабские земли и народы, традиции халифата были наиболее прочны — только функции халифа перешли к турецкому султану, ставшему повелителем правоверных.

Неудивительно, что последующая трансформация ислама в каждом из упомянутых регионов (в XVII- XIX вв. к ним прибавился еще один — Голландская Индия, Индонезия) шла своим путем. Кроме того, важно учесть, что после эпохи Великих географических открытий, Ренессанса и начала буржуазного развития и колониальной экспансии европейских держав общая ситуация в мире резко изменилась. Под нажимом поднимавшейся Европы с ее капиталистическими потенциями традиционный Восток начал подвергаться глубокой, коренной ломке, затронувшей также и его религии. И хотя религий эта ломка коснулась в наименьшей степени, этого было вполне достаточно для того, чтобы уже в XIX в. весь мир ислама, в лице, прежде всего его духовных вождей, культурных лидеров, остро ощутил, что необходимы изменения — в противном случае религии и всей связанной с ней культурной традиции грозит катастрофа.

Началась эпоха реформ и трансформации ислама, сложная и противоречивая, с различными поступательными и реверсивными движениями, под знаком которых ислам живет и в наши дни. Первым серьезным реформационным движением в исламе был ваххабизм, направивший свой основной удар на рубеже XVIII- XIX вв. против отклонений от чистоты первоначального ислама. Пуритане ваххабизма сумели удержать свои позиции, хотя и не без потерь, лишь в том небольшом и отсталом районе исламского мира, где это движение появилось. Однако то, что оказалось возможным для населенной бедуинами отсталой периферии арабского мира, не годилось для других, более развитых районов. Здесь нужны были более радикальные преобразования, которые могли бы приспособить традиционный ислам к новым запросам, к новым уровню и ритму жизни. Начало движениям в этом направлении было положено в шиитском Иране.

Речь идет о движении последователей Баба, о ба-бизме и бехаизме. В 1844 г., ровно через тысячу лет после исчезновения легендарного двенадцатого имама, основатель этого движения объявил, что он — Баб, т. е. врата, открывающие путь для истины, для Махди. Число почитателей этого Баба и сторонников ожидаемого Махди стало быстро расти, а проповеди самого Баба, перемежавшиеся призывами к свободе, равенству, равноправию женщин и т. п., пользовались огромным успехом. Вскоре Баб по настоянию ревнителей ислама был арестован и в 1850 г. убит. Жестокие гонения обрушились и на всех его последователей, часть которых бежала в Ирак под защиту турецкого султана. Один из них, Бехаулла, объявил себя тем Махди, прихода которого ожидал Баб. Сторонники Бехауллы, бехаисты, восприняли многое из западных идей, выступали против войн, за всемирную общность людей, за терпимость, любовь, равноправие и даже за передел имуществ. Хотя беха-изм в целом не достиг больших успехов и не получил широкой поддержки, его влияние в кругах интеллигенции дало результаты. Можно сказать, что идеи бабизма и бехаизма создали в исламском обществе ту среду, которая в дальнейшем породила многие новые движения, направленные на реформацию и модернизацию ислама.

Иногда при этом использовалась та же, что и в ба-бизме и бехаизме, идея мессии-Махди. Под знаком этой идеи среди мусульман Восточного Судана в Африке в конце XIX в. прокатилось мощное движение махдизма, направленное своим острием против европейских колониальных захватов, в защиту местных интересов и привычных исламских традиций.

Примерно в то же время, на рубеже XIX-XX вв., аналогичное движение появилось в исламских кругах Индии. Глава одной из сект, Ахмад, испытавший влияние ряда религиозных течений, объявил своим сторонникам, что Иисус, воскреснув, отправился проповедовать слово божие в Индию и что христианский мессия и ожидаемый мусульманами Махди — это одно и то же лицо, а воплощением этого лица в его очередном перерождении является именно он, Ахмад. Движение ахма-дийцев (ахмади, ахмадие, ахмадия) вскоре приобрело немалое влияние среди мусульман Индии, причем это свое влияние секта сохраняет в Пакистане и в наши дни.

Модернизация ислама. Начатые под знаменем махдизма движения за реформы стали всё заметнее приобретать новую окраску во второй половине XIX в. Верхи образованных мусульман в сравнительно развитых исламских странах постепенно перенимали распространившиеся к тому времени в Европе различного рода идеи, теории, концепции, от умеренно либеральных до революционных, включая социализм различного толка.

Не сразу и не везде эти идеи получали распространение, но их влияние в целом становилось все более ощутимым; они явно подстегивали процесс реформации ислама, который давно уже был вызван к жизни потребностями эпохи.

Среди движений за реформу видное место занял в это время панисламизм, у истоков которого стоял знаменитый мыслитель и реформатор Джемаль-ад-дин аль-Афгани (1838-1897). Уроженец Афганистана, он в тридцатилетнем возрасте покинул родину, жил в Каире и Стамбуле, затем в Индии, написал ряд произведений как общефилософского, так и политического характера. Выступая с идеями модернизации ислама, Джемаль аль-Афгани разработал и выдвинул концепцию панисламизма, суть которой состояла в том, что все сыны ислама должны объединиться в борьбе против иноверцев-колонизаторов, за восстановление первоначальной чистоты ислама. Идеи Джемаля поддержали некоторые другие влиятельные деятели и реформаторы, в их числе — муфтий Египта и профессор мусульманского университета аль-Азхар в Каире Мухаммед Абдо (1849- 1905). Высланный из Египта англичанами за участие в национально-освободительном движении, Абдо в начале 80-х годов жил в эмиграции в Париже, где в то время находился и аль-Афгани. Оба реформатора начали издавать первую в истории исламских народов газету, в которой пропагандировали свои взгляды, развивали демократические и освободительные идеи, звали к реформам. Важное место в идеях панисламистов занимали призывы к объединению мусульман вне Зависимости от политических рамок исламских государств, к очищению и модернизации ислама.

Ища реальную силу для осуществления поставленной цели, идеологи панисламизма вынуждены были апеллировать то к турецкому султану, то к иранскому шаху, получая поддержку с их стороны. Но это вело к тому, что демократические и освободительные элементы буржуазного развития постепенно исчезли из лозунгов панисламистов, так что уже в первые десятилетия XX в. их движение превратилось в довольно консервативную силу. Лозунги панисламизма были охотно взяты на вооружение крайней реакцией, которая под их прикрытием нередко держала курс на политическую экспансию (особенно это относится к последнему турецкому султану Абдул-Хамиду II). В Индии идеи панисламизма нашли свое выражение в форме движения сторонников восстановления халифата (халифатистов). Но с 20-х годов XX в. позиции панисламистов были сильно ослаблены. Их попытка восстановить халифат и избрать халифа после ликвидации султаната в Турции в 1924 г. успеха не имела. И хотя панисламизм как течение продолжал существовать, влияние его шло на убыль. На смену ему в различных странах ислама приходили новые модернизаторско-реформаторские концепции, главным образом националистического толка, ставившие своей целью реформы социально-политической и религиозно-культурной жизни в своей стране.

Исламский национализм. В отличие от панисламизма с его ставкой на чистоту ислама исламский национализм, хотя и связанный с панисламизмом, а подчас выраставший на его почве, с самого начала высказывался в пользу последовательной и всесторонней модернизации. Опираясь порой на двусмысленный текст Корана, апостолы националистического модернизма обычно именно в нем находили точку опоры для примирения ислама с современностью, с наукой. Начало такой практике положил еще панисламист Мухаммед Абдо. В этом же направлении действовали и другие авторитеты ислама, например профессор-богослов Ахмад-хан Бахадур в Индии, который в конце XIX в. дал свой перевод Корана, сделанный с неомутазилистских позиций, т. е. с подчеркиванием свободной воли и другими рационалистическими акцентами. Коран и толкование ислама с позиций Бахадура и его последователей призваны были в первую очередь примирить ислам с требованиями современности, с достижениями науки XIX-XX вв.

Движение за модернизацию ислама с рационалистических позиций постепенно распространялось, особенно в первой половине XX в. Несмотря на яростное сопротивление со стороны реакционных клерикалов, защитников незыблемости ислама, реформы с начала XX в. следовали повсюду одна за другой. Коран и ислам примирялись с жизнью: проповеди-хутбы и решения-фетвы начинали транслироваться по радио, причем на языке слушателей. Устаревшие нормы шариата то здесь, то там решительно пересматривались и отходили на задний план под нажимом более современного заимствованного у европейцев судопроизводства.

Пример наиболее радикальных реформ в этом направлении показала Турция, где после кемалистской революции суды шариата потеряли свое былое значение, уступив место санкционированным государством конституционным нормам, основанным на принятых в Европе юридических принципах. Резко изменилось положение женщины, которая освобождалась от затворничества и включалась в активную общественную жизнь. В ряде наиболее передовых стран, как, например, в Турции, в законодательном порядке была введена моногамия. Была резко упрощена обрядность ислама, облегчались условия поста, женщин начали допускать в мечети. Наконец, в отдельных странах (и в той же Турции) мусульманство со всеми его религиозными обрядами и нормами было даже отделено от государства, деятельность которого стала иметь сугубо светский характер.

Кемалистская революция и преобразовательная деятельность Мустафы Кем а ля Ататюрка (1881-1938) в Турции заслуживают с точки зрения реформы и модернизации ислама, кардинальной ломки обветшавших традиций наибольшего внимания. Кемалистская Турция явилась для всех стран ислама если не образцом (в полной мере ни одна другая страна этих реформ не повторила), то во всяком случае ориентиром. В других странах ислама процесс шел значительно медленнее и сопровождался множеством противоборствующих течений. Так, в Индии он осложнялся крайней запутанностью общей религиозной ситуации, резким обострением не только национально-освободительного антиколониального движения, но и индо-мусульманских конфликтов. В Индонезии, в арабских странах процесс модернизации, сталкиваясь с национальным сопротивлением колонизаторам, неизбежно должен был кое в чем уступать опиравшимся в борьбе за национальное освобождение на исламские традиции панисламистским кругам, точнее, наиболее реакционной части этих кругов с их стремлением реставрировать пуританские нормы первое; начального ислама в противовес вестернизаторским тенденциям.

Ислам после второй мировой войны. Ситуация резко изменилась лишь с середины XX в., после второй мировой войны и крушения системы колониализма. Эти события послужили толчком, резко усилившим весь ход общественной жизни, политическую активность масс, культурные и прочие преобразования. Ранее и сильнее всего это сказалось в крупнейших с точки зрения количества населения исламских странах мира — в Индии и Индонезии. Расколотая на две части Индия дала жизнь новому чисто исламскому государству — Пакистану (в начале 70-х годов в свою очередь разделившемуся на Пакистан и Бангладеш), у руководства которого стояла Мусульманская лига с ее планами умеренно-буржуазных преобразований. Сложный, полный внутренних противоречий и кризисов путь развития Пакистана и Бангладеш привел в конечном счете к некоторым преобразованиям. Однако суть их не выходит за рамки буржуазных реформ. Ислам по-прежнему является знаменем этих стран, а борьба группировок внутри исламских течений и сект подчас выливается в буйные конфликты. В дебатах учитывается необходимость обновления традиционных духовных ценностей, делается ставка на возрождение исламской этики с ее культом религиозной формы морали. Исламские теологи много и охотно рассуждают на темы о свободе мысли, равенстве, подчеркивают миролюбие ислама (джихад толкуется лишь как отражение агрессии). Словом, развиваемые духовными лидерами этих стран идеи исламской этики и исламской демократий ставят своей целью, с одной стороны, приспособить ислам к потребностям сегодняшнего дня, дать с его помощью ответ на волнующие вопросы современности, а с другой — подтвердить идею, будто только один ислам способен стать фундаментом новой жизни.

В Индонезии, исламские националисты стали у руля государства сразу после войны. Новые законы молодой республики резко ограничили засилье шариата и тем расчистили путь для модернизаторских теорий не только исламской демократии, но и исламского социализма, точнее, «индонезийского социализма», активно разрабатывавшегося усилиями президента Сукарно и его сторонников. Однако попытки направить развитие страны по псевдосоциалистическому пути при сохранении фактического господства буржуазных и даже добуржуазных сил не привели Индонезию к успеху. Ставка на этику в ее исламском понимании, на эгалитарные традиции ислама с ограничением крупной частной собственности себя не оправдала. Наступил кризис, нашедший свое выражение в активном выступлении против левых сил страны, возглавлявшихся коммунистами, Ныне лозунг исламского социализма в Индонезии фактически снят. Ислам по-прежнему является ведущей духовной силой страны, а его лидеры стремятся к тому, чтобы наилучшим образом приспособить нормы ислама к потребностям современного развития,

С 50-х годов процесс модернизации ислама стал проявлять себя в наиболее развитых арабских Странах — в Египте, Сирии, Ираке. В этих государствах, и прежде всего в Египте времен Насера, социальные преобразования в сочетании с активной националистической реакцией на колониализм привели к резким радикальным переменам. Встал вопрос о реформах, направленных на ограничение собственности, национализацию крупных предприятий, предоставление всем, включая и женщин, широких прав и свобод. Позиции ислама, особенно консервативных его лидеров, были в этих странах ослаблены, но ислам продолжает быть официальной идеологией. Все теории об «исламском социализме» обычно вписываются в нормы ислама, а в некоторых арабских странах — даже в заповеди «чистого» первозданного ислама с его реакционно-шариатскими нормами, будь то система наказаний или положение женщины.

Попытки согласовать нормы ислама с радикальными преобразованиями еще более усилились в 70-е годы XX в., чему способствовал ряд важных обстоятельств, и в первую очередь резкое усиление экономических и политических позиций некоторых ведущих исламских стран в связи с проблемой нефти. Превращение этих стран во влиятельную силу в современном мире по-новому поставило и вопрос об исламе.

Ислам и современность. Итак, если сначала колониальное унижение и остро ощущавшаяся отсталость исламских стран вызвали к жизни энергичное движение модернизации ислама, если после второй мировой войны крушение колониальной системы повлекло за собой эпоху радикальных социальных преобразований и вызвало к жизни лозунги «исламского социализма», то с 70-х годов усиление экономической и политической мощи стран ислама стало вести к росту националистических амбиций правящих слоев многих из этих стран и соответственно увеличению роли ислама в качестве мощной национальной традиции, на которую удобнее всего опереться в борьбе с иноземными влияниями.

Здесь, разумеется, все далеко не однозначно. Под знаменем ислама поднимаются силы, борющиеся за национальную независимость, за освобождение той или иной страны от давления иностранных держав, как то случилось, например, в ходе революции в Иране. Однако нельзя забывать о том, что в ходе этой справедливой борьбы порой — как в том же Иране — проявляются едва ли не самые консервативные стороны ислама с его призывами ограничить права женщин, ориентироваться на жесткие нормы шариата. Нельзя забывать и о том, что националистический уклон с опорой на первозданную силу ислама ведет к усилению позиций наиболее реакционных слоев и соответственно к ослаблению позиций слоев прогрессивных. Правда, в ряде современных стран ислама по-прежнему идут прогрессивные преобразования, в том числе и под лозунгами «исламского социализма». Некоторые страны ислама, как известно, избрали даже путь социалистической ориентации. Но, отмечая несомненную позитивность этого, нельзя упускать из виду то существенное, о чем уже говорилось: в наши дни в мире создались определенные объективные условия для оживления ислама в его наиболее жесткой форме.

Ислам как религиозная доктрина и форма социальной организации всегда играл на мусульманском Востоке несколько иную роль, нежели христианство в Европе. Никогда, даже в пору своего полного господства над людьми, в периоды самых жестоких гонений и разгула инквизиции, христианство не вытесняло полностью светской власти. Ислам же заполонил собой все поры мусульманского общества, определил характер экономических отношений и формы политической администрации, социальную структуру, Культуру и быт правоверных. Духовная жизнь в исламских странах не только всегда была под контролем ислама — она просто протекала в рамках ислама, была исламской как по сути, так и по форме. И хотя мусульманские мыслители свободно оперировали философскими категориями, не имевшими ничего общего с ним,- все равно ислам был тем фундаментом, на котором стояли и от которого отталкивались правоверные. Можно было спорить по поводу неясных мест Корана, оспаривать те или иные суры или хадисы, становиться на точку зрения того или иного мазхаба, той или иной секты, но нельзя было выступить против ислама ни прямо, ни даже косвенно (например, в манере Рабле или Вольтера). Нельзя было не потому, что это кем-то категорически воспрещалось, что за это сжигали на кострах — как раз костров-то в исламе никогда не было. Невозможно было потому, что в условиях абсолютного господства ислама, его всеобщности, интегральности выступить против него означало бы выступить против всего того, что есть в жизни и обществе мусульман, т. е. противопоставить себя этому обществу, оказаться как бы вне его, вне закона.

Все это стократ усиливало позиции ислама, придавало силу и прочность его культурной традиции, его влиянию на население, причем даже тогда, когда обстановка в мире резко изменялась, жизнь теряла свои привычные устои и новое решительно требовало считаться с собой. Вышесказанное объясняет те формы, в которых протекала трансформация ислама в мусульманском мире. Только в Турции, где антиклерикальные силы возглавили кемалистскую революцию и привели страну к радикальным преобразованиям, оказалось возможным решительным рывком вырваться из объятий ислама — хотя и не полностью. Во всем остальном мусульманском мире, в том числе и в тех странах, где охотно говорят об «исламском социализме» и где действительно осуществляются порой радикальные социальные преобразования, ислам, не будучи решительно отброшен, сумел видоизмениться, трансформироваться, адаптироваться, даже укрепиться — и теперь с ним уже справиться нелегко. Вписавшись в современную структуру, даже в меру признав авторитет науки, ислам продолжает давить на поступательное развитие общества своими тысячелетними традициями, подчас искусственно ныне реставрируемыми, как это можно видеть на примере некоторых стран, справедливо считающихся ныне радикальными и даже осуществляющими революцию.

Конечно, современные мусульманские улемы — нечета мутакаллимам тысячелетней давности. Они хорошо образованны, живут в ногу с современностью, не говоря уже о том, что многие из них пользуются всеми благами современной цивилизации, вплоть до телевизоров и автомобилей. Но они по-прежнему влияют на духовную жизнь страны и играют активную роль в политике. Более того, за последние годы это влияние заметно усилилось, а роль авторитетов ислама в определении политического курса стала еще более активной, как это видно на примере Ирана.

Словом, из всех религиозных систем современного мира ислам остается сегодня одной из наиболее значительных сил. Сила ислама не в количестве его адептов (число христиан или буддистов в мире вполне сопоставимо, с числом мусульман), но прежде всего в той идейно-институциональной структурной слитности, основы которой были заложены еще Мухаммедом. Для ислама в наибольшей степени характерна интегрирующая функция религии, которая предстает здесь в своей наиболее наглядной и действенной форме. Ислам сегодня — в условиях изменившейся политической картины мира с нередко ведущей ролью исламских стран в определении политики и тактики всех развивающихся стран, стран «третьего мира»,- имеет объективные условия не только для сохранения в качестве одной из ведущих религиозных систем мира, но и для некоторого усиления своего значения в качестве идейного знамени национальных движений в значительной части земного шара.

religion.historic.ru

Любовь и секс в Исламе. Часть пятая: Этика отношений между мужчиной и женщиной. [ислам]

Часть первая — здесь, часть вторая — здесь, часть третья — здесь, часть четвертая — здесь.

Скромность – повеление Аллаха

«У каждой религии есть своя особенность, и особенностью Ислама является скромность». Это утверждение, сделанное Пророком Мухаммадом (да благословит его Аллах и приветствует) около 1400 лет назад, сегодня остается не менее актуальным, чем в те дни. Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) жил в трудное время, когда процветали рабство, разврат и пьянство, когда можно было безнаказанно издеваться над бедными женщинами, а богатые – могли жить, удовлетворяя свои прихоти и полностью отбросив мораль. И ничnо из этого не вызывало большого осуждения.

Еще задолго до Откровения Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) и его единомышленников любили за благородство. Ниспосланные же позже аяты Корана призывали Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) и его сподвижников (да будет доволен ими Аллах) своим примером показывать другим людям, что сострадание, щедрость, мужество, скромность и терпение – качества, необходимые для правильного образа жизни.

Скромность – такое незаметное качество, что, возможно, мало кто уделяет ему большое внимание. Каковы скромные люди? Они смиренны и стараются держаться в тени, не желая привлекать слишком много внимания к своей персоне. Когда их хвалят, они смущаются и искренне считают, что не заслуживают похвалы, поскольку всего лишь выполняют свои обязанности и стремятся заслужить довольство Аллаха Всевышнего. Они терпеть не могут, когда их пытаются поставить выше товарищей или сделать центром внимания, выставить напоказ.

Скромность включает также стыдливость и сдержанность. Она не присуща людям, стремящимся подчеркнуть свои физические достоинства. В наше время, когда молодые женщины ходят по улицам в одежде, покрывающей чуть больше, чем их нижнее белье, и это считается нормальным, когда весь образ жизни призывает женщину выглядеть настолько сексуально привлекательной, насколько она способна, когда девушка или женщина испытывает разочарование от того, что не все поворачивают головы в ее сторону, женщины, не принимающие всего этого и не желающие вести себя подобным образом, считаются весьма странными.

Это прискорбный случай дискриминации, потому что на самом деле есть много девушек и женщин, скромных по натуре, вовсе не желающих выставлять себя напоказ и не испытывающих каких-либо неприятных чувств от того, что они не привлекают похотливых взглядов.

Ношение хиджаба – один из тех моментов, которые, как ни странно, общество сделало проблемой для девушек и женщин, принявших Ислам и решившихся изменить свой стиль одежды, а также надеть платок. По иронии судьбы эти скромные и застенчивые женщины вынуждены чувствовать себя весьма неловко, когда, меняя прежние привычки, оказываются предметом пристального внимания публики. Когда вы надеваете хиджаб, то это часто вызывает недоуменные взгляды (особенно со стороны тех людей, которые знали вас раньше), вопросы, почему вы считаете себя «лучше» или «более святыми», чем другие, или же почему вы решили походить на арабку или пакистанку.

Мужчины-мусульмане часто не думают или не хотят думать об этом. Для мужчины не существует аналогичного требования, касающегося одежды и покрытия головы. Я думаю, новообратившийся мужчина испытал бы что-то подобное, если бы от него требовалось ходить на работу в длинной белой одежде, которую носят арабы.

Однако же в Исламе существуют предписания скромности, относящиеся и к мужчинам. Однажды мне пришлось испытать неприятное чувство, когда я летела на самолете из Дамаска. Все мужчины на борту были мусульманами, за исключением пары западных туристов. На этих мужчинах были рубахи, расстегнутые до пояса, и шорты. Они, скорее всего, не осознавали, какую реакцию вызовет у окружающих их внешний вид, или же не беспокоились об этом. На самом же деле мусульмане-мужчины должны одеваться скромно, чтобы их одежда не привлекала внимания к их сексуальности, а также во все чистое.

Одежда мусульманки – это не наказание и не испытание, а возможность выглядеть благородной и женственной, не вызывая при этом желаний плоти. «Покрытые женщины» – это не обязательно невинные девушки. Среди них могут быть и многодетные матери, и женщины, выходившие замуж не один раз.

Хиджаб не является проявлением ложной скромности, но он несет людям определенное послание: во-первых, что женщина приняла решение покориться Божьей воле в каждом аспекте своей жизни, и, во-вторых, что она хочет, чтобы ее ценили за ее характер и добрые дела, а не за то, что она красива, стройна и сексуальна.

Скромность подразумевает также простоту и отсутствие стремления к роскоши. Женщина может быть полностью покрытой, но при этом одетой в ткань с кричащим рисунком или узором, а также сверкать бижутерией, золотом и жемчугами. Аллах Милостивый будет судить женщину не за ее одежду, а за ее намерения (ният) и за тот образ жизни, который она ведет.

Но в любом случае одежда не должна быть облегающей, прозрачной и должна скрывать женские прелести. Главным требованием, предъявляемым к женской одежде, должна быть скромность. Что же касается стиля, цвета или других качеств, то здесь выбор женщины ничем не ограничивается.

Нет необходимости напоминать, что скромность должна проявляться не только в одежде, но и в поведении. Мы должны испытывать искреннее желание делать добро с единственной целью – снискать довольство Аллаха, не стремясь к материальной выгоде или популярности.

Скромность, простота и вера идут рука об руку. Несколько лет тому назад я дружила с мусульманином из Пакистана. Однажды он попросил меня привезти ему из Великобритании джинсы. Когда вместе с джинсами я привезла и рубашку, он почти обиделся. «Зачем ты это сделала? – спросил он, – ведь у меня уже есть две рубашки!» Он незамедлительно отдал одну из своих рубашек человеку более бедному, чем он. Я никогда не забуду этого урока. Это был один из тех моментов, которые способствовали моему обращению в Ислам.

Я получила от этого человека и другой урок. У него отлетела пуговица, и я выразила желание пришить ее. Это вызвало с его стороны легкий упрек, поскольку тем самым я лишила бы средств одного бедного человека, проживающего на той же улице. Он зарабатывал на жизнь мелким ремонтом одежды, в том числе и пришиванием пуговиц. Разве можно сравнивать такой простой и скромный исламский образ жизни с тем, что сейчас происходит среди некоторых богатых мусульман?

Скромность и искреннее смирение – дар от Аллаха, и люди, обладающие этими качествами, благословенны. Они словно свет в темноте и источник надежды на то, что люди станут совершеннее.

Скромный человек, ведущий простой образ жизни, делает бессмысленными высокомерие и помпезность окружающих. Своим примером он показывает, что есть нечто лучшее, чем безудержное стремление к роскоши, сексуальным утехам и желание занять высокое положение в обществе.

Рукайа Варис Максуд

В то время как Ислам не приветствует отказ от дозволенного, он также предупреждает верующих о недопустимости преступать границы, установленные Аллахом. Так, Ислам категорически запрещает прелюбодеяние. В Коране говорится:»И не приближайтесь к прелюбодеянию, ведь это – мерзость и плохая дорога!» (17:32).

Одна из важнейших задач этики сексуальных отношений в Исламе – это помочь мужчине или женщине сохранить целомудрие. С этой целью установлены определенные правила, которых должны придерживаться в одежде каждый мусульманин и мусульманка. В Коране есть аят, имеющий такой смысл: «О сыны Адама! Мы ниспослали вам одеяние, которое прикрывало бы вашу мерзость, и перья. А одеяние богобоязненности – лучше. Это – из знамений Аллаха, может быть, вы вспомните!» (7:26).

Таким образом, самая лучшая защита верующего от мерзости – одеяние богобоязненности. Именно оно в первую очередь позволяет ему или ей хранить целомудрие несмотря на то, что в современном обществе девственники и девственницы считаются чем-то вроде отклонения от нормы, в то время как самые извращенные виды сексуальных отношений становятся все более приемлемыми. Однако не стоит подстраиваться под «стандарты общества» ценой отказа от предписаний своей веры. Ведь в Коране говорится: «Это только сатана, который делает страшными своих близких. Но не бойтесь их, а бойтесь Меня, если вы – верующие!» (3:175).

Любой мусульманин и любая мусульманка должны руководствоваться примерами, приведенными в благородном Коране. Одним из таких примеров является Марйам (мир ей), которой посвящена отдельная сура (сура 19). О Марйам (мир ей) упоминается и в других сурах, например: «И ту, которая сохранила свою скромность. И Мы вдохнули в нее от Нашего духа и сделали ее и ее сына знамением для миров» (21:91).

Коран содержит подобные примеры и для мужчин. В нем приводится рассказ про Йусуфа (мир ему): «И совращала его та, в доме которой он был, и заперла двери и сказала: «Поди сюда». Сказал он: «Упаси Аллах! Ведь Господь мой прекрасным сделал мое пребывание. Поистине, не будут счастливы неправедные!» (12:23).

Коран предписывает «потуплять свои взоры и беречь свои члены» как верующим мужчинам, так и верующим женщинам (24:30–31).

Семья в Исламе должна иметь в том числе и материальную основу: «И пусть будут воздержаны те, которые не находят возможности брака, пока не обогатит их Аллах Своей щедростью» (24:33). Это может привести к возникновению трудностей в половой сфере у юношей, не готовых к женитьбе из-за отсутствия средств. Лучшим средством в таких случаях является пост, о чем говорится в хадисе Пророка (да благословит его Аллах и приветствует): «Сообщается, что Абдулла, да будет доволен им Аллах, сказал: «[Однажды, когда] мы были вместе с Пророком (да благословит его Аллах и приветствует), он сказал: «Пусть женится тот, кто может [жениться], поскольку это в наилучшей степени способствует потуплению взоров и защите половых органов; тому же, кто жениться не может, следует поститься, ибо пост для него [будет подобен] холощению» (Сахих аль-Бухари, 878 (1905)).

Проф. Хасан Хасаут

Одним из предписаний, которым следует руководствоваться при выборе будущей супруги, является девственность. Аиша (да будет доволен ею Аллах) однажды спросила Пророка (мир ему и благословение Аллаха): «О Посланник Аллаха, если бы ты нашел на пастбище место, где до тебя уже кто-то побывал, и место, куда никто не доходил, где бы ты пас своего верблюда?» Он ответил: «Там, где еще никто не был». Тогда Аиша сказала: «Я – та женщина, которую никто не тронул» (аль-Бухари).

Впрочем, это отнюдь не означает, что нельзя вступить в брак с женщиной, которая была ранее замужем. Все жены самого Посланника (да благословит его Аллах), кроме Аишы, состояли в браке до того, как стали его супругами.

Иногда девственность связывают лишь с анатомической особенностью женщины, ни разу не вступавшей в половое сношение (наличием у нее девственной плевы). Вместе с тем девственность имеет в первую очередь нравственное значение.

Девственницы обладают особым достоинством, о чем упоминается в Коране: «Может быть, его Господь, если он даст вам развод, заменит ему женами лучшими, чем вы, – предавшимися, верующими, благочестивыми, обращающимися, поклоняющимися, паломничающими, вдовами и девушками» (66:5).

Рай описывается в Коране так: «Мы ведь создали их творением и сделали их девственницами, мужа любящими, сверстницами, – для владык правой стороны» (56:35–38); «Там скромноокие, которых не коснулся до них ни человек, ни джинн» (55:56).

При этом, как уже говорилось, обязанность хранить свое целомудрие лежит не только на женщинах, но и на мужчинах. В иудейской и христианской традиции существовал несправедливый подход: от девушки или ее родителей требовали непременного предоставления доказательств ее непорочности.

Во Второзаконии говорится: «Если кто возьмет жену, и войдет к ней, и возненавидит ее, и будет возводить на нее порочные дела, и пустит о ней худую молву, и скажет: «Я взял сию жену, и вошел к ней, и не нашел у нее девства», то отец отроковицы и мать ее пусть возьмут и вынесут признаки девства отроковицы к старейшинам города, к воротам; и отец отроковицы скажет старейшинам: дочь мою я отдал в жены сему человеку, и ныне он возненавидел ее, и вот он возводит на нее порочные дела, говоря: «я не нашел у дочери твоей девства»; но вот признаки девства дочери моей. И расстелют одежду пред старейшинами города. Тогда старейшины того города пусть возьмут мужа, и накажут его, и наложат на него сто сиклей серебра пени, и отдадут отцу отроковицы за то, что он пустил худую молву о девице Израильской; она же пусть останется его женою, и он не может развестись с нею во всю жизнь свою. Если же сказанное будет истинно, и не найдется девства у отроковицы, то отроковицу пусть приведут к дверям дома отца ее, и жители города ее побьют ее камнями до смерти; ибо она сделала срамное дело среди Израиля, блудодействовав в доме отца своего; и так истреби зло из среды себя» (Второзаконие, 22:13–21).

Вместе с тем, как показывают медицинские исследования, при дефлорации не всегда выделяется кровь. Это может быть связано с анатомическими особенностями девственной плевы. Кроме того, плева может быть повреждена или растянута в результате некоторых видов спортивных занятий (например, езды на велосипеде или верхом на лошади). Существуют также некоторые, хотя и редкие случаи, когда девочка рождается без девственной плевы.

Некоторые ученые утверждают, что все перечисленное встречается не очень часто. Но даже если это и так, какое унижение может испытать невиновная девушка, обвиненная в совершении прелюбодеяния! В некоторых случаях спор может разрешить медицинский осмотр жены, подтверждающий наличие у нее девственной плевы. Существует также принятая в некоторых странах практика, когда невеста предъявляет жениху своего рода «сертификат» – справку от гинеколога. Однако многие мусульманки считают такую процедуру унизительной. Наилучшим выходом является проявление богобоязненности и доверия друг к другу.

Требования, аналогичного высказанному во Второзаконии, нет ни в Коране, ни в хадисах Пророка (да благословит его Аллах и приветствует). Более того, принятая в некоторых регионах практика вывешивания простыней после первой брачной ночи на всеобщее обозрение осуждается Шариатом. Это является неприемлемым древним пережитком, который должен быть искоренен.

Мужу следует помнить о том, что дефлорация является достаточно болезненной процедурой. После брачной ночи следует сделать перерыв перед последующими половыми сношениями, чтобы эта боль не повторилась снова. В противном случае неудачный сексуальный опыт может создать эмоциональные и физиологические проблемы у женщины в будущем.

Муфтий Ибрагим Десай (Mufti Ebrahim Desai)

Доктор Шахид Асар (Shahid Athar)

Одна из ироний современного мира – отношение к женскому головному убору в разных культурах. В одних случаях головной платок на голове у женщины почитается как знак святости, когда его надевают католические монахини, а в других – подвергается брани, как знак притеснения, когда его надевают мусульманские женщины из соображений скромности и благочестия.

Сегодня некоторые европейские страны прилагают значительные усилия, чтобы законодательно ввести запрет или ограничение на ношение головных платков мусульманками. Такие законодательные акты подрывают основы терпимости и равенства в обществе, которое борется за плюрализм и свободу вероисповедания.

В настоящее время Франция рассматривает возможность полного запрета на ношение платков в школах. В двух землях Германии предложен законопроект, запрещающий ношение платков в общеобразовательных учреждениях.

Данная статья посвящена хиджабу, благочестию покрытия головы мусульманскими женщинами, а также сравнительному изучению иудейско-христианской традиции ношения женских головных уборов.

Некоторые на Западе считают головной платок, который традиционно носят мусульманские женщины из соображений благочестия, величайшим символом притеснения и зависимости. Посмотрим, как же обстоит дело в иудейско-христианской традиции, и попытаемся установить историческую правду.

Как пишет раввин Мэнхэйм М. Брэйер (профессор библейской литературы в университете Иисуса Навина) в своей книге «Еврейские женщины в раввинской литературе», выходя в люди, еврейские женщины по традиции покрывали голову, часто закрывая все лицо и оставляя открытыми только глаза. Он цитирует некоторых знаменитых древних раввинов, говоривших, что «не подобает дочерям израилевым ходить с непокрытой головой», и проклинали тех, «кто позволит жене своей ходить с непокрытой головой. а женщина, которая откроет свою голову для украшения, да будет ввергнута в нищету». Иудейские законы запрещали испрашивание благодати для кого-то или чтение молитв в присутствии замужних женщин без платка, поскольку непокрытие женской головы рассматривалось как нагота. Доктор Брэйер также упоминает о том, что «в эпоху танаим непокрытие головы иудейкой считалось верхом бесстыдства. Если ее голова была непокрыта, она должна была заплатить за этот проступок 400 цузимов».

Доктор Брэйер объясняет, что платки у иудеек не всегда считались только признаком благочестия. Иногда платок в большей степени символизировал особое положение в обществе и богатство, чем благочестие. Платок олицетворял достоинство и превосходство высокородной женщины. Он также олицетворял недоступность женщины как священное владение ее мужа.

Платок подчеркивал чувство собственного достоинства женщины и ее социальный статус. Женщины низшего уровня часто надевали платок, чтобы произвести впечатление принадлежности к более высокому классу. То, что платок являлся знаком благородного происхождения, было причиной того, что в древнееврейском обществе его запрещали носить женщинам легкого поведения. Однако публичные женщины часто носили специальный головной шарф, чтобы выглядеть респектабельнее. Еврейские женщины, живущие в Европе, продолжали носить платки до XIX века, когда их жизнь стала более тесно ассоциироваться с окружающим светским окружением. Внешнее давление европейского образа жизни в XIX веке заставляло многих из них выходить на улицу с непокрытой головой. Некоторые еврейские женщины посчитали более удобным для себя заменить традиционный платок на парик как на другую форму головного покрова. Сегодня многие иудейки не покрывают голову, за исключением тех случаев, когда они идут в синагогу. Некоторые же из них, например, принадлежащие к секте хасидов, до сих пор пользуются париками.

Что можно рассказать о христианской традиции? Хорошо известно, что католические монахини покрывают свою голову платком уже на протяжении сотен лет, но это еще не все. Апостол Павел в Новом Завете сделал несколько интересных замечаний о ношении платка женщинами: «Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава – муж, а Христосу глава – Бог. Всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою, постыжает свою голову. И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, ибо это то же, как если бы она была обритая. Ибо если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижется; а если жене стыдно быть остриженной или обритой, пусть покрывается. Итак, муж не должен покрывать голову, потому что он есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа. Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа. Посему жена и должна иметь на голове своей знак власти над нею, для ангелов» (1 Коринф. 11:3–10).

Аргументация христианского апостола Павла в доказательство необходимости ношения платка женщинами заключается в том, что платок символизирует знак власти мужчины, который является образом и славой Бога над женщиной, созданной из и для мужчины. Св. Тертуллиан в своем знаменитом трактате «Об обязательности ношения платков для девственниц» писал: «Молодые девушки, вы носите свои платки на улицах, следовательно, вы должны носить их в церкви, вы носите их перед чужаками, тогда почему бы вам не носить их перед вашими братьями. » Среди канонических законов католической церкви есть закон, который требует от женщин, чтобы они прикрывали свою голову в церкви. Некоторые христианские конфессии, например, меннониты, заставляют своих женщин носить платок и по сей день. Причины, по которым надо носить платки, в соответствии с мнением лидеров их церкви, заключаются в том, что «покрытие головы – это символ подчинения женщин мужчинам и Богу», что соответствует высказыванию апостола Павла в Новом Завете.

Из вышесказанного следует, что ношение головного убора женщиной не является признаком исключительно мусульманского вероисповедания. Однако Ислам вменил это ей в обязанность. Коран предписывает верующим мужчинам и женщинам опускать взоры к земле и хранить скромность. Священный Коран вменяет верующим женщинам в обязанность закрывать голову, шею и грудь: «Скажи верующим, чтобы они потупляли свои взоры; хранили бы себя от чувственных пожеланий: в этом для них наибольшая чистота. Бог ведает их дела. Скажи также и верующим женщинам, чтобы они потупляли свои взоры; хранили бы себя от половых пожеланий; показывали бы только те из своих нарядов, которые наружу, накладывали себе на грудь покрывала. » (24:30, 31).

Священный Коран разъясняет, что платок – это неотъемлемая часть благопристойности: «Пророк! Скажи супругам твоим, дочерям твоим, женам верующих: плотнее опускали бы они на себя покрывала свои: при таком опускании они не будут узнаваемы и потому не будут оскорбляемы. Бог – прощающий, милосерд» (33:59).

В этом вся суть. Благочестие предписывается женщине для ее же защиты от оскорблений, или, проще говоря, благочестие – это защита для женщины.

В отличие от платка в христианской традиции, хиджаб не является знаком власти мужчины над женщиной. Хиджаб – это не знак роскоши или отличия некоторых замужних женщин благородного происхождения, в отличие от платка в иудейской традиции. В Исламе хиджаб – это знак благочестия, который подчеркивает цельность личности женщины. Коран делает упор на защите женской репутации и предписывает жестоко наказывать мужчин, если они ложно обвиняют женщину в греховности: «Тех, которые будут клеветать на замужних женщин и не представят четырех свидетелей, наказывайте восемьюдесятью ударами и никогда не допускайте их к свидетельству как людей негодных, исключая тех, которые после того покаются и исправятся. Бог – прощающий, милосерд» (24:4, 5).

Некоторые люди, особенно на Западе, высмеивают аргумент благочестия ради защиты. Их аргумент заключается в том, что лучшая защита – это распространение образования, цивилизованное поведение и сдержанность. Согласимся с этим. Но этого явно недостаточно. Если «цивилизация» – это достаточная защита, то почему женщины, живущие в Северной Америке, не смеют ходить без сопровождения по темным улицам или даже через пустые автомобильные стоянки? Если образование – это решение проблемы, тогда почему в наших университетах имеется служба «сопровождения до дома», предназначенная главным образом для студенток? Если сдержанность – это ответ на животрепещущий вопрос, тогда почему в газетах ежедневно сообщается о случаях сексуального домогательства на работе?

В списке тех, кого привлекали к судебной ответственности за сексуальные домогательства за последние несколько лет, числятся морские офицеры, менеджеры, университетские профессора, сенаторы, верховные судьи и даже президент США!

Вот лишь некоторая статистика, которая публиковалась в брошюрах отдела по женским вопросам Королевского университета Канады:

qв Канаде женщины подвергаются сексуальным домогательствам каждые 6 минут; каждая 3-я женщина в Канаде подверглась сексуальному домогательству хотя бы раз в жизни;

qкаждая 4-я жительница Канады находится под риском быть изнасилованной или была подвержена неудачной попытке изнасилования хотя бы раз в жизни;

qкаждая 8-я женщина в Канаде подвергнется сексуальному домогательству, посещая колледж или университет.

Исследование установило, что 60 % канадских студентов-юношей обязательно стали бы домогаться сексуальной близости с девушками, если бы знали, что их попытки останутся безнаказанными.

Чтобы пресечь постоянное насилие над женщинами, необходимо произвести радикальные изменения в социальной и культурной жизни людей. Культура благочестия крайне необходима: скромность в одежде, в разговоре, в повадках как мужчин, так и женщин, в других отношениях. Печальная статистика заставляет задуматься. Одинокие женщины являются заложницами этого легкомыслия. В сущности, страдаем мы все. Как сказал Джебран Халиль Джебран: «. получающий удары отличается от того, кто считает их».

Общество, подобно Франции, изгоняющее молодых женщин из школ из-за их стремления носить благочестивую одежду, в конечном итоге, просто вредит самому себе. В этом-то и состоит одна из горьких ироний современного мира – отношение к одному и тому же виду женского головного убора в разных культурах существенно различается. В одних случаях платок на голове у женщины почитается как знак святости, когда его надевают католические монахини, а в других – подвергается брани как знак притеснения, когда его надевают мусульманские женщины из соображений скромности и благочестия.

Шариф Абдель Азим
доктор философии Королевского университета,

Отношения между мужчинами и женщинами в обществе

В исламском обществе царит дух как индивидуальной, так и коллективной ответственности перед Аллахом, очертившим границы для человеческого поведения. Во исполнение этого принципа Ислам принимает строгие меры для соблюдения чистоты и целостности его членов и институтов, особенно семьи. Вспомним, что Ислам защищает честь и достоинство женщины и требует, чтобы к ней относились с уважением. Ее сексуальность никоим образом не должна эксплуатироваться, и к ней нельзя относиться как к «объекту секса»; к ней следует относиться как к личности, чья сексуальность не является предметом ее отношений с кем-либо, кроме ее мужа. Он не только имеет исключительное право на половую доступность своей жены, но также не должен делить ни с каким другим мужчиной ее красоту и женскую привлекательность. Это же правило действует и в обратном направлении как исключительное право жены на сексуальные отношения со своим мужем, за исключением полигамного брака, когда каждая жена имеет равное право на мужа по всем аспектам. Будучи основан на этих общих правилах, Ислам установил некоторые принципы регулирования взаимоотношений полов и контроля полового поведения мусульман.

Первый из этих принципов – это запрет свободного общения мужчин и женщин. Таковое всегда порицается, если только оно не преследует важных и законных целей, а происходит просто ради забавы или удовольствия, получаемого от разнополой компании. По этой причине во многих странах мусульманского мира школы, колледжи, больницы, общественный транспорт имеют специальные отделения для женщин и мужчин.

Дома часто строятся таким образом, что мужчину-посетителя встречает и провожает в гостиную мужчина, а женщина в это время выполняет домашнюю работу в повседневном платье, и посетитель не видит ее и никоим образом не причиняет ей неудобства. Точно так же и у женщины есть круг своих подруг, и они в гостях не встречаются с членами семьи мужского пола.

Разделительной чертой между допустимостью и неправильностью в общении людей противоположных полов является гласность. Иными словами, встречаться и общаться мужчине и женщине, теоретически способным вступить в брак, допускается только прилюдно, если есть на то учебная, профессиональная или рабочая необходимость. Они могут общаться как человек с человеком. Как мужчина с женщиной они могут общаться только в том случае, если имеют намерение познакомиться с целью последующей женитьбы. Если такого намерения и предложения нет, то их общение друг с другом как мужчины с женщиной греховно.

Второй принцип состоит в том, что, если такое общение все же происходит, как мужчины, так и женщины должны соблюдать пристойность в своих речах, взглядах и поведении. Очевидно, что женщина либо может быть деловой и целеустремленной, либо должна всеми явными и неявными способами проявлять в общении с мужчиной свою сексуальность. Последнее мусульманским женщинам не разрешено. Мужчинам следует быть такими же сдержанными, не смотреть целенаправленно и с интересом на женские прелести, не быть с женщиной игривым и «дружески расположенным», не допускать какого-либо физического контакта, а вести общение в прямой и строгой манере.

Третий принцип, регулирующий взаимоотношения полов в Исламе, гласит, что мужчине и женщине, не состоящим в браке или в близком родстве, не разрешается оставаться друг с другом наедине. В известном хадисе Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) утверждает: «Тот, кто верит в Аллаха и в Последний День, не должен быть наедине с женщиной иначе, как в присутствии ее махрама, ибо cатана будет третьим». Как красноречиво здесь сказано о том, что происходит между мужчиной и женщиной, остающимися наедине, когда к ним подкрадывается сознание своей сексуальности, воздействуя на их отношения и заставляя их чувствовать по отношению друг к другу то, чего они не должны чувствовать, возмущая их внутреннее равновесие и чистоту и ведя их к возможному греху. Таким образом, даже когда мусульманин или мусульманка встречается со своим будущим брачным партнером, Ислам запрещает им оставаться наедине, дабы не возник соблазн и возможность для дурных поступков.

Четвертый принцип состоит в том, что мусульманка должна скрывать от мужчины привлекательные формы своего тела при помощи строгого одеяния. В кругу семьи она может свободно одеваться и украшать себя. Более того, Ислам поощряет ее в этом, чтобы она была привлекательной для своего мужа, поскольку ее красота предназначена для него. Она также вольна делать это, находясь среди других женщин-мусульманок в отсутствие мужчин. Но вне своего дома, а также в присутствии мужчин, не являющихся махрамами (даже дома), она обязана носить скрывающее одеяние, чтобы все, кто ее видит, понимали, что она порядочная, скромная и честная женщина и никоим образом не стремится продемонстрировать свою сексуальность.

Добропорядочная мусульманская женщина, носящая скромную одежду, символизирующую ее женственность, но скрывающую ее сексуальность, заслуживает уважения мужчин.

Исламская концепция женственности может быть лучше всего понята именно в таком контексте. Уважение и статус, которыми пользуется мусульманская женщина, определяются не ее физической привлекательностью и участием в социальной жизни наравне с мужчиной, а ее благочестием и стремлением скрыть свою красоту и сексуальность, свое женское очарование и хранить их для того мужчины, с которым она состоит в браке. На самом деле Ислам предписывает хиджаб не только для защиты общества от негативного действия бесконтрольного полового влечения и защиты чести и достоинства женщины, но и для нейтрализации ее сексуальности, чтобы женщина была позитивной, конструктивной, а не вредоносной силой в обществе. Благодаря ее скромному одеянию и добропорядочности мужчины могут относиться к ней как к личности, а не как к сексуальному объекту, то есть ее ценность для общества определяется не ее физической привлекательностью, а исключительно ее человеческими достоинствами. Потому, становясь старше, мусульманка и не теряет своей ценности как в собственных глазах, так и в глазах общества, что для мусульман ценность женщины, равно как и мужчины, увеличивается с возрастом по мере накопления ими мудрости и жизненного опыта, ничуть не уменьшаясь с увяданием юности и красоты. Для мусульманской женщины источником общественного уважения и статуса являются ее характер и личные качества, ее скромность и достоинство, благочестие и образованность и ее роль жены и матери, а не сексуальная привлекательность и непринужденное общение с мужчинами.

Исламское учение, таким образом, внушает как женщинам, так и мужчинам прочный дух застенчивости, сдержанности и скромности в присутствии представителей противоположного пола (и конечно, если говорить о скромности, то и в присутствии лиц того же пола), что является весьма прочной преградой для непристойности. Сознательный мусульманин так же скрупулезно, как и его сестра-мусульманка, воздерживается от всего, что может привести его к запретному, и от того, что может унизить его в собственных глазах или перед его Господом; его одежда и манеры свидетельствуют, что он обладает самоуважением и лишен недостойных намерений и желаний. Короче говоря, целомудрие, скромность и чистота – это не просто внешние ограничения, установленные религией, но скорее внутренние качества, которые лелеет и стремится сохранить в себе как искренний мусульманин, так и искренняя мусульманка.

Отсюда становится понятно, почему мусульманам в общем-то трудно привыкнуть к современным западным обычаям. Сознательных мусульман, приезжающих в страны Запада или живущих там, часто до глубины души поражает полнейшее отсутствие стыда и скромности, поскольку общество никак не осуждает незаконные половые связи. Они расценивают открытую демонстрацию тела и вызывающее сексуальное поведение как проявления, унижающие человеческую личность. Их также весьма огорчает тот факт, что в западном обществе сексуальная подоплека может просматриваться во множестве случаев общения между мужчиной и женщиной, свидетелями чего им так часто приходится быть. Например, она просматривается в общении между преподавателем и студенткой, врачом и пациенткой, начальником и его секретаршей, между соседями, друзьями и даже родственниками, что проявляется в непристойных шутках, комплиментах, похлопываниях по плечу и постоянных намеках сексуального характера.

Среди мусульман, за исключением живущих в «западном» духе и некоторых других, в основном сбившейся с верного пути молодежи, такое поведение поистине редкость. Взаимоотношения мужчины и женщины, боящихся Аллаха и строго соблюдающих Его ограничения, строятся совершенно по-иному. Соблюдение этих ограничений заставляет как мужчину, так и женщину понимать, что в их взаимоотношениях не должно быть даже намека на секс; любые намеки подобного рода воспринимаются как угроза и величайшее оскорбление и делают дальнейшее общение запретным и невозможным. Для сознательных мусульман внимание со стороны представителя противоположного пола (исключая собственного супруга), проявляемое посредством вольной беседы, комплиментов, игривости, двусмысленных замечаний, всякого рода прикосновений (в том числе рукопожатий и похлопываний по плечу) и всего прочего, имеющего сексуальную подоплеку, является оскорбительным, унизительным и весьма порицаемым.

Подводя итог, скажем, что Ислам считает половое влечение весьма влиятельным элементом человеческой природы, который проявляется при малейшем удобном случае. Если отсутствуют принципы и ограничения, подобные рассмотренным выше, нет уверенности в том, что оно не выйдет за пределы дозволенного. Это влечение, естественно, будет искать способы свободного проявления, что мы и наблюдаем в западном обществе. Сознавая его силу и постоянное присутствие в любой ситуации свободного общения мужчины и женщины наедине, Ислам запрещает подобное общение, поскольку гораздо более эффективно, как, впрочем, и реально, предотвратить соблазн, нежели рассчитывать, что люди сами смогут сопротивляться ему, в то время как обстоятельства ему благоприятствуют.

Ислам также настаивает, что у человека есть право иметь супругу, принадлежащую только ему, то есть такую, телом которой не наслаждались глаза или руки других. Он полностью отвергает мнение о том, что в качестве критерия истинного и ложного принимаются чувства людей по отношению друг к другу или удовольствие, получаемое от общения, а также о допустимости преобладания над человеком необузданного стремления к удовлетворению животных желаний. Моральный и духовный ущерб, наносимый людьми себе, а следовательно, и обществу, когда они пренебрегают жизненной необходимостью человека в чистоте и целостности, следуя слепым физическим стремлениям, не может быть оценен никем, кроме Аллаха, который однозначно и полностью запретил подобное и уведомил нас о страшных наказаниях за это в будущей жизни.

— Я еду надолго в Москву. Я молод и не женат. Что же мне делать?

— В любом случае, в любом месте необходимо быть богобоязненным. Если же ты боишься, что можешь попасть в Москве в большой грех, то тебе крайне нежелательно туда ехать. Наш Пророк учил нас так поступать в подобных случаях: «Кто может, пусть женится, а кто не может, пусть соблюдает пост». Поэтому, если ты все-таки вынужден ехать, то постись и проси у Всевышнего Аллаха силы, терпения и защиты от грехов. Пусть сопутствует тебе богобоязненность и крепкий иман.

— Может ли незамужняя женщина встречаться с женатым мужчиной (если они очень любят друг друга), или необходимо собрать все свои силы и отказаться от этих отношений? Не знаю, что делать в этом случае. Все понимаю, знаю, что это неправильно, но сердцу не прикажешь.

— Мусульмане не должны строить свои отношения подобным образом. В том случае, если тяжело отказаться от таких встреч, вы должны заключить никях. Причем то, что мужчина женат, не является препятствием для брака.

— В меня сильно влюблена одна замужняя женщина-христианка. Она постоянно признается мне в своих чувствах, я отвечаю ей, что тоже люблю, дабы не травмировать ее, хотя это и не так. Как правильно поступить в этом случае?

— Во-первых, вы должны перестать лгать ей. Аллах говорит в Священном Коране: «А кто обманет – придет с тем, чем обманул, в День Суда. Потом всякой душе будет воздано сполна, что она приобрела» (3:161). Во-вторых, вам необходимо прекратить с ней вообще какое-либо общение, в противном случае Вы подвергаете себя риску совершить тяжкие грехи.

— Когда мне было 18 лет, я полюбила коллегу по работе. Я просто потеряла покой, несмотря на то, что он был старше меня на 33 года, имеет жену и 7 детей. Вскоре мы поженились. В то время я была помолвлена, но отказала своему бывшему жениху. Его же супруга нам не мешала, так как живет в другой стране.

Мы вместе уже 3,5 года. Наши отношения больше не секрет. Его сын даже работает вместе с нами. Однако возникла новая проблема.

В связи с моей работой мне приходится много общаться. Наша компания собиралась приобрести у одной пакистанской фирмы их продукцию. Я познакомилась с руководителем этой компании. Начав переписываться по интернету, мы стали лучшими друзьями, как брат и сестра. Я рассказала ему все о моей жизни.

Вскоре он начал проявлять ко мне симпатию, из-за чего у нас возник серьезный конфликт. Но он не оставлял меня, даже звонил моему мужу и его сыну. Этот парень не хочет признавать мой брак с взрослым мужчиной, у которого уже есть одна жена. Он утверждает, что я не должна быть второй женой, так как это грех, и хотел приехать, чтобы забрать меня к себе. Он мне тоже очень симпатичен, более того, я думаю, что люблю его. Все это доставляет мне огромные страдания, я чувствую себя виноватой.

С одной стороны, с мужем мы живем в соответствии с Шариатом. Я очень восхищаюсь им и считаю, что не вправе нанести ему обиду. Ведь я даже не вправе желать каких-либо отношений с другим мужчиной. Я также уважаю его жену, которая обладает большим сердцем, смирившись с тем, что он состоит в браке со мной.

С другой стороны – неженатый молодой парень, который меня очень любит и беспокоится обо мне, готовый все вытерпеть. Он даже начал учить русский язык ради меня. Это он посоветовал мне обратиться с моей проблемой к алиму. Я считаю, что совершаю грех, даже общаясь с этим парнем.

На сегодняшний день я не знаю, что делать. Однако я уверена, что не смогу оставить своего мужа. Наверное, я сойду с ума.

— Молодого человека, который предлагает вам оставить законного супруга, запутал шайтан. Этот человек не имел права даже намеками предлагать выйти за него замуж. Таких людей Шариат называет смутьянами.

В хадисе сказано, что человек, разлучавший супругов, будет одним из тех, кто дальше всех сядет от Пророка (мир ему и благословение) в Судный день.

Мы искренне советуем вам проявлять максимум терпения и покорности своему мужу и прекратить какие-либо контакты с этим молодым человеком. В противном случае вы ввергнете себя в тяжкий грех.

— Я очень любил и люблю одну мусульманку, хотел на ней жениться. Она тоже меня очень любила. К сожалению, дело у нас дошло до орального секса до заключения бракосочетания по Шариату.

Однако недавно она уехала, и мы не виделись полтора месяца. После приезда девушка объявила, что выходит замуж за другого мусульманина. В то же время она сказала, что не любит его и что если бы он знал о наших с ней отношениях, то не женился бы на ней. Должен ли я рассказать ему о том, что было между нами, дабы он не обманулся?

— О ваших отношениях с этой девушкой вы не должны кому-либо рассказывать. Напротив, вам необходимо скрыть то, что было, ибо Аллах скроет недостатки того, кто скрывает ошибки другого.

В то же время, если речь идет о порочной девушке, которая не сожалеет о содеянном и ведет распутный образ жизни, то в случае, если о ее недостатках у вас спрашивает человек, намеренный на ней жениться, вы можете рассказать ему о случившемся. При этом необходимо преследовать цель уберечь юношу от ошибки, то есть чтобы он не пострадал от подобной женщины.

-Будет ли действительным брак, если интимные отношения имели место до свадьбы по невежеству?

— Такой брак будет действительным. Кроме того, людям, виновным в подобном грехе, необходимо покаяться перед Всевышним и просить Его о прощении.

-Разрешает ли Шариат гименопластику (восстановление девственности)?

— Согласно нормам Ислама, совершать операцию по восстановлению девственной плевы недопустимо. В подавляющем большинстве случаев это делается с целью ввести будущего мужа в заблуждение. В хадисе сказано: «Кто лжет нам – тот не из нас».

Девственность не является обязательным условием шариатского брака (никях). Наличие сексуальных отношений девушки до принятия Ислама не может служить поводом для упреков в ее адрес. Она имеет право не рассказывать о причине и обстоятельствах произошедшего. По воле Аллаха, если мусульманка, некогда оступившаяся, искренне раскаялась, то она найдет свое счастье, не прибегая к недозволенному.

— Допустимо ли общение с представителями противоположного пола по интернету?

— Допустимость общения такого рода зависит от обсуждаемых тем. Является дозволенным вести разговор об Исламе, о религиозных обязанностях и правилах (даже с женщинами, состоящими в браке). Кроме того, разрешено обсуждать необходимые вопросы быта и т. п.

Запрещенными для обсуждения с представителями противоположного пола, не являющимися близкими родственниками (махрам), являются все темы, которые могут привести собеседников к греху.

?Я мусульманка, татарка. Мне 18 лет, я учусь на первом курсе университета. Недавно я познакомилась с молодым человеком, мусульманином, ему 28 лет. Он никогда не был женат.

В наших отношениях нет даже разговоров о запретном. Мы просто встречаемся, ходим в кино. Но получилось так, что мои родители против наших с ним отношений. Причин для этого много, в первую очередь его возраст, а также моя юность.

Благодаря этому молодому человеку я начала совершать намаз, хотя и не пять раз в день. Тем не менее, когда есть возможность, стараюсь не пропускать молитву, особенно по утрам. Помогите, пожалуйста, мне советом. Как я должна поступить в этой ситуации?

!То обстоятельство, что этот человек научил Вас совершать намаз, не может служить основанием для поступков, запрещенных Аллахом. Молодым людям, не состоящим в браке, запрещено общаться и тем более ходить в кино. Если вы любите друг друга, серьезно смотрите на отношения с этим человеком и хотите выйти за него замуж, то должны помнить, что все происходит согласно предопределению Аллаха. Поэтому, если Всевышним Вам нечто предписано, то этому никто не сможет воспрепятствовать. Может быть, Ваши родители сегодня выступают против Ваших отношений, но потом передумают и придут к другому решению.

В священном хадисе сказано: «Тот, кто полюбит кого-либо и, утаив свое чувство, сохранит целомудрие, проявив терпение, будет прощен Всевышним за свои грехи и войдет в Рай».

Для всего свое время, не переставайте надеяться на милость Всевышнего и просите у Него помощи в этом деле.

— Может ли незамужняя девушка знакомить сестер с братьями по вере только для вступления в брак?

— Может, тем более в условиях России, где очень сложно найти верующего спутника или спутницу жизни. Общение между мужчинами и женщинами, юношами и девушками возможно «в необходимых и вынужденных ситуациях просто как между людьми».

Каноническое предостережение вступает в силу, когда общение становится «общением между противоположными полами». Желающие вступить в брак могут общаться и смотреть друг на друга как представители разных полов, но как только они понимают, что в данном знакомстве нет перспектив брачного союза, им необходимо намекнуть об этом друг другу и прекратить общение, чтобы не попасть за границы греха и в то же время дать другим возможность познакомиться с намерением женитьбы или замужества.

— Можно ли женщине здороваться с мужчинами за руку? Если да, то кто первым должен протягивать руку?

— Женщине можно здороваться за руку с близкими родственниками, с которыми запрещен брак (отец, сын, брат и т. д.), но с чужими мужчинами это запрещено. Первым же руку протягивает младший.

— Когда мы едем в городском транспорте, в особенности – в часы пик, мужчины и женщины вынуждены плотно прижиматься друг к другу – настолько плотно, что между ними не остается свободного пространства. Будет ли человек нести ответственность за то, что оказался в такой ситуации?

— Шейх Ахмед Кутти, старший лектор и специалист из Исламского института Торонто (Онтарио, Канада) пишет по этому поводу следующее:

«В таких ситуациях прежде всего стоит поискать альтернативные возможности, которые позволили бы вам избегать тесного физического контакта с представителями противоположного пола. Подумайте, например, нельзя ли изменить часы работы, маршрут или время поездок (избегая часа пик). Если вы можете позволить себе что-либо из этого, то поступите именно так.

Однако если вы не располагаете подобными возможностями, то допустимо пользоваться транспортом, но при этом вам следует стараться не фокусировать внимание на представителях противоположного пола. Для этого подумайте о чем-то отвлеченном, прибегните к зикру (поминанию Аллаха). Постарайтесь добиться такого состояния, в котором вы не будете чувствовать разницу между стоящей рядом с вами соседкой (соседом) и предметом мебели.

Если вы сделали все, что от вас зависит, то тем самым выполнили свой религиозный долг, а остальное оставьте на суд Всевышнего. В Коране содержится аят с таким смыслом: «Не возлагает Аллах на душу ничего, кроме возможного для нее» (2:286). Наша задача – во всем проявлять богобоязненность.

Просите помощи у Аллаха, чтобы избежать искушений. Помните: «А кто полагается на Аллаха, для того Он достаточен» (65:3).

Любовь и секс в Исламе: Сборник статей и фетв. – М.: Издательский дом «Ансар», 2004. – 304 стр.

www.portal-credo.ru

Популярное:

  • Правила поведения со старшими для детей Правила этикета для детей: как вести себя в кафе? Сегодня все чаще мы отмечаем детские праздники в специализированных заведениях , где можно воспользоваться услугами аниматоров и не переживать из-за подготовки праздничного […]
  • Получить пенсионные накопления по наследству Как унаследовать средства пенсионных накоплений наследодателя? Наследодатель при жизни вправе в любое время подать заявление в территориальный орган ПФР и определить конкретных лиц (правопреемников) и доли средств, которые […]
  • Кадастровая оплата госпошлины Для исчисления госпошлины при получении наследства используется рыночная или кадастровая стоимость имущества Минфин России разъяснил, что с 1 января 2013 года на территории РФ не осуществляется государственный учет жилищного […]
  • Статья трудового кодекса увольнение по инициативе работодателя Правильное увольнение (памятка работодателю) Памятка адресована всем работодателям. Возможно, она поможет Вам сэкономить деньги, время, а самое главное — нервы. Ныне действующий Трудовой кодекс РФ содержит 18 оснований для […]
  • Приказ для массажистов Организация работы массажиста Для обеспечения правильной методики массажа необходимо знание анатомии, патогенеза и клинического течения заболевания, владение методиками массажа, а также умение применять элементы лечебной […]
  • Бланк заявления иностранного гражданина по месту жительства Как составляется заявление иностранного гражданина или лица без гражданства о регистрации по месту жительства Житель другого государства, прибывший в РФ, должен подать в миграционную службу заявление иностранного гражданина или […]
  • Налог на капитальный ремонт кто не платит Что говорит закон об оплате за капитальный ремонт, есть ли льготы пенсионерам? Компенсация взносов - сколько должны платить пенсионеры? С начала 2016 года вступил в силу Федеральный Закон № 271 «О капитальном ремонте в […]
  • Заявление в садик электронное Запись в детский сад: как пойти в садик через электронную запись? Запись в детский сад — процедура хлопотная и малоприятная. По крайней мере, так было до недавнего времени. Современные технологии призваны облегчить жизнь простым […]